Скачать книгу лопатин медвежья хватка


Георгий Лопатин | Медвежья хватка [FB2] скачать через торрент

Размер: 1 MB | Добавлен: 23 д. назад | Торрент скачан:16 раз
Реклама Дарим 3000 рублей за регистрацию, не упусти свой шанс получить шикарный бонус!!!

03-10-2017 10:04 Георгий Лопатин | Медвежья хватка Скачать торрент  

Георгий Лопатин | Медвежья хватка (2017) [FB2]

Год выпуска: 2017Автор: Георгий ЛопатинЖанр: Боевое фэнтези, Героическое фэнтези, ПопаданцыИздательство: АСТISBN: 978-5-17-982458-9Формат: fb2Качество: eBook (изначально компьютерное)

Описание:

Второй роман цикла «Миссия спасения».

Искомый человек найден. Да вот беда, спасаемый спасаться не хочет, его здесь все устраивает, более того, у него очень, ОЧЕНЬ далеко идущие планы, по сравнению с которыми всё, чего он может достичь дома, – меньше чем ничто. И что же в таком случае делать подневольному спасателю? Ведь если он не вернет объект домой к заказчику, то может пострадать его семья. Силой вопрос тоже не решить.Но спасать все равно нужно, если не объект, то как минимум себя, а как максимум…

Скачать Георгий Лопатин | Медвежья хватка через торрент http://s001.radikal.ru/i193/1710/4b/e96c55fda188.jpg Скачать фильм Георгий Лопатин | Медвежья хватка через торрент бесплантно в хорошем качестве Описание: ... 2017-10-03 10:04 8 10 1

Loading...

Loading...

Рекламный пират

Дорогой пользователь! Огромная просьба, поблагодарите релизера, оцените раздачу и оставьте свои комментарий, если Вы скачали Георгий Лопатин | Медвежья хватка через торрент бесплатно! Внесите свою лепту в развитие PiratBit!

Комментировать посты могут только пользователи прошедшие не сложную регистрацию

Георгий Лопатин | Медвежья хватка через торрент Скачать бесплатно Георгий Лопатин | Медвежья хватка Георгий Лопатин | Медвежья хватка скачать торрент Георгий Лопатин | Медвежья хватка смотреть онлайн Cкачать фильм Георгий Лопатин | Медвежья хватка бесплатно Георгий Лопатин | Медвежья хватка скачать торрент в хорошем качестве Георгий Лопатин | Медвежья хватка смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве

Вы не можете начинать темыВы не можете отвечать на сообщенияВы не можете редактировать свои сообщенияВы не можете удалять свои сообщенияВы не можете голосовать в опросахВы не можете прикреплять файлы к сообщениямВы можете скачивать файлы

piratbit.ru

скачать бесплатно fb2, txt, epub, pdf, rtf и без регистрации

  • Просмотров: 2484

    Отдай мое сердце

    Макс Фрай

    Когда тебя просят отдать чье-то сердце, предполагается, что ты его перед этим похитил. Похитить…

  • Просмотров: 2315

    Садовые чары

    Сара Аллен

    В саду за высокой оградой стоит фамильный дом Уэверли. Среди прочих чудесных растений в этом саду…

  • Просмотров: 2181

    Тайны Апокалипсиса

    Игорь Прокопенко

    Известный телеведущий Игорь Прокопенко в своей новой книге обращается к анализу тех угроз, которые…

  • Просмотров: 2064

    Земля лишних. Побег

    Андрей Круз

    Новый мир – неважно, как ты сюда попадешь, по доброй воле или вот, как Александр Баринов, бежав из…

  • Просмотров: 1657

    Ведьма в шоколаде

    Ольга Пашнина

    Добро пожаловать в лавку «Ведьма в шоколаде»! Желаете чего-нибудь к чаю? Вы пришли по адресу! В…

  • Просмотров: 1654

    Чистильщик

    Евгений Щепетнов

    Никто не знает, кто он такой. Ни приемная мать, ни всемогущая ФСБ. Да и сам он тоже не знает. Его…

  • Просмотров: 1477

    Искупление вины

    Евгений Сухов

    В Вологодскую область заброшена немецкая диверсионная группа. Ее командир, бывший сержант РККА…

  • Просмотров: 1384

    Мертвое море

    Юрий Иванович

    Страшно, когда тебя пытаются убить. Но совсем обидно, когда тебя убивают случайно, с кем-то…

  • Просмотров: 1309

    Тамплиер. На Святой Руси

    Юрий Корчевский

    Продолжение бестселлера «Тамплиер. На святой земле». С боем вырвавшись из осажденного мамелюками…

  • Просмотров: 1132

    Группа крови

    Александр Афанасьев

    30-е годы XXI века. Сбылась мечта патриотов – США больше нет. Еще недавно всесильная сверхдержава…

  • Просмотров: 847

    365 салатов и закусок на каждый день

    Юлия Высоцкая

    Салаты и закуски, приготовленные по рецептам из телепрограмм «Едим Дома!» и «Завтрак с Юлией…

  • Просмотров: 767

    Королевская кровь. Медвежье солнце

    Ирина Котова

    Свадьба – самый счастливый день в жизни каждой девушки. Но станет ли он счастливым для принцессы…

  • Просмотров: 764

    Заклинатель драконов

    Анастасия Вернер

    Они оба живут двойной жизнью. Днем она – Марита Хорвин, дочь разорившегося графа. Ночью – Джон Рут,…

  • Просмотров: 742

    Око разума

    Дуглас Ричардс

    Он пришел в себя в мусорном баке, ничего не помня о том, как попал сюда. Чуть позже он обнаружил,…

  • Просмотров: 729

    Секретарь палача

    Валентина Савенко

    Когда Арлину, осужденную за покушение на жизнь мага, навещает незнакомец и предлагает стать своим…

  • Просмотров: 718

    Демон никогда не спит

    Наталья Александрова

    Долгие века древнее арийское племя таится от людей, ведь ему доверено великое сокровище – кинжал…

  • Просмотров: 693

    S-T-I-K-S. Внешник

    Юрий Уленгов

    Наемник Айвэн летел на очередное задание, а оказался в мире Улья – странном, жутком и смертельно…

  • Просмотров: 683

    Расходный материал

    Олег Орлов

    Две сверхцивилизации ведут между собой непримиримую войну. Но силы равны, и тогда одна из них…

  • Просмотров: 674

    Подземный город Содома

    Гай Орловский

    Настоящая победа, когда противник признает себя побежденным. Но этот не признал, а победитель…

  • Просмотров: 667

    Темное дело

    Лариса Соболева

    Никита Кораблев обожает свою красавицу-невесту Алику и ждет не дождется свадьбы. До счастливого…

  • Просмотров: 656

    Одержимость

    Нора Робертс

    Детство Наоми Боуз закончилось в тот момент, когда однажды ночью она решила узнать, куда отправился…

  • Просмотров: 631

    Волшебные стрелы Робин Гуда

    Наталья Александрова

    Все не то, чем кажется, даже в книгах, любимых с детства, – таких, например, как баллады о Робин…

  • Просмотров: 626

    Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)

    Одри Карлан

    Все очень просто. Мне нужен миллион долларов. Именно столько я должна заплатить за жизнь своего…

  • Просмотров: 586

    Ответ перед высшим судом

    Ольга Володарская

    Старика-ювелира Абрама Лившица называли Кощеем. Всю жизнь он имел дело с золотом и антиквариатом,…

  • iknigi.net

    Георгий Лопатин (Лев) - Медвежья хватка

    ЛОПАТИН ГЕОРГИЙ.

    «МИССИЯ СПАСЕНИЯ»

    Книга вторая. МЕДВЕЖЬЯ ХВАТКА

    © Георгий Лопатин, 2017

    © ООО «Издательство АСТ», 2017

    Оформление обложки Сергея Курганова.

    ® Все права защищены.

    Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

    * * *

    Глава 1.

    — Ты-ы-ы?!!, — изумленно, не веря своим глазам, выдохнул Юрий Медведев, увидев вошедшего в зал мага.

    Юрий, позабыв, где находится, хотел шагнуть навстречу, но магический круг из желтого камня, испещренный рунами, в центре которого он стоял, ярко вспыхнул, и Медведева ударило словно электрическим током.

    Юрий, чертыхаясь и корежась от острой боли, поспешно отступил в центр, выравнивая сбившееся дыхание.

    Явившийся маг, озадаченный таким возгласом на свое появление, нахмурился и остановился. Пристально посмотрев на пришедшего в себя, но все еще болезненно морщившегося гостя и не узнав его, спросил:

    — Мы знакомы?

    — Нет… точнее, ты меня не знаешь…

    Маг, нахмурившись, тем временем сделал еще несколько шагов вперед, вплотную приблизившись к гостю, и на мгновение на его лице отразилось смешанное чувство удивления и понимания.

    — Ты пришел из…

    — Да, из смежной параллели, — уже по-русски сказал Юрий, осознав, что по привычке общается с соотечественником на местном языке. — С Земли, страна Россия, город…

    — Но откуда ты меня знаешь?, — также по-русски спросил маг. — Я не звезда не то что всероссийского, но даже регионального масштаба, чтобы меня там знал каждый встречный.

    — Твой отец послал меня сюда, чтобы я нашел тебя… или твои останки и вернул домой.

    — Отец?!

    — Он.

    — Хм-м… не ожидал…

    Слегка ошарашенный маг, опомнившись, взял себя в руки, вспомнив, где они находятся, и что подобная информация не для посторонних ушей, повел рукой ладонью вниз слева направо, что-то произнес невнятно, и до этого чуть светящийся желтый круг на полу погас.

    — Пойдем в мой кабинет, поговорим по-людски за кубком доброго вина.

    — А-а…

    — Не беспокойся, я деактивировал этот круг, так что выходи.

    — Хорошо.

    Юрий с опаской перешагнул контур своеобразной защитной системы, но с ним никаких неприятностей больше не произошло.

    Выйдя из странного зала, они прошли по коридору, освещенному магическими светильниками в виде заключенных в ажурные клетки, точно птички, светящихся шаров под потолком, поднялись на пару этажей выше и вскоре оказались перед одной из многочисленных дверей.

    — Моя скромная обитель… Заходи.

    Маг провел рукой перед камнем в центре двери, и она сама открылась. Стоило только магу переступить порог, как комнату залил мягкий свет, излучаемый все теми же подвешенными под потолком дюжиной шарами-лампочками.

    Юрий, шагнув следом за магом, оказался в просторном кабинете, заставленном шкафами, под завязку забитыми книгами разной толщины и сохранности.

    — Магия, блин… — несколько запоздало отреагировал Юрий, кивнув на «лампочки». Со столь бытовым применением магии он еще не встречался. Больше с боевой, защитной и целебной. А также противомагическими ошейниками, будь они неладны. Ну и магические договора, нарушать которые не рекомендуется, себе дороже выйдет.

    — И ты, я смотрю, в этом вопросе хорошо продвинулся…

    — Что есть, то есть.

    — Прямо как в книжонках…

    Маг Андр, он же Андрей, согласно засмеялся, понимая, о чем речь.

    — Да, попаданец становится супер-пупермагом. Это про меня! Разве что принцесс не спасал, империй не завоевывал, ни с кем из могущественных мира сего смертельно не конфликтовал и не дружил, добреньких наставников тоже не имел и прочее по списку. Все тихо и мирно.

    — Чего не сказать обо мне… Уж чего-чего, а тишины и мира мне явно не хватает. Все гоняются да скальп мой содрать хотят…

    Андрей, сев за свой широкий массивный стол, также заваленный книгами, свитками и какими-то прибамбасами, видимо магическими инструментами, достал из внутреннего ящика бутылку вина и пару серебряных кубков, после чего наполнил их красным вином.

    — Держи…, — протянул он гостю соотечественнику один из сосудов.

    Из другого ящика достал тарелку с колбасой, а также краюху хлеба. Потом вынул еще одну тарелку с фруктами и ягодами.

    — Иногда оторваться от экспериментов трудно, вот и приходится питаться, не отходя от рабочего места…, — пояснил маг, словно извиняясь.

    Юрий понимающе кивнул.

    — Я так понимаю, что все невиданные доселе штучки вроде а-ля планшетника, ксерокса и прочее твоих рук дело?

    — Моих, — со смехом кивнул Андрей. — Экспериментировал, зарабатывал на диковинках капитал, переводя некоторые наши технологии на магическую основу. Жить на что-то надо, да и обучение магии дело недешевое. Я еще много чего сделал, но оно широкого применения не получило. А то, что ты назвал, это последние удачные нововведения.

    — А чего чистую технологию не стал развивать?, — удивленно спросил Юрий.

    — Это ты об огнестреле и прочей чистой механике с химией?

    — В том числе, — кивнул Медведев. — Как мне сказал твой отец, ты — вундеркинд, практически во всех областях дока, память как у компа, так что для тебя все это не проблема.

    — А зачем?, — пожал плечами Андрей. — Я — маг, а огнестрел и порох может обернуться против меня же. Достаточно заложить фугас под карету, хорошенько замаскировать, и почти никакая защитная магия не спасет. Ее ведь никто не может держать постоянно, слишком энергетически затратная штука. Так зачем рыть себе яму?

    — Резонно…, — кивнул Юрий, вспомнив, что против свинцовой пули не спасает практически никакая защитная магия. Собственно, так он и прибил одного шустрого эльфийского мага.

    — Вообще не думал, что дома поймут, что со мной случилось, — немного грустно произнес маг, отпив вина из кубка.

    — Поняли, не сразу, но поняли. Твой отец оказался очень настойчив в поисках единственного сына. Поставил на уши бандитов и ментов, экстрасенсов и прочих шаманов… Очень уж он на тебя рассчитывал, как на наследника своего бизнеса, надеялся, что ты превратишь его дело в настоящую бизнес-империю, а то и того больше. Ты ведь вундеркинд…

    Андрей лишь улыбнулся.

    — М-да…

    — Теперь мне кажется, что все вундеркинды нашего мира это такие нереализованные маги.

    — Вполне возможно, что ты прав, — подумав, кивнул Андрей. — Для них в нашем энергетически скудном мире слишком мало областей применения своих возможностей.

    — И вот я нашел тебя в самом неожиданном месте, и в еще более неожиданном качестве — одного из сильнейших магов.

    Андрей снова улыбнулся, теперь уже как-то снисходительно.

    — Хотя не чаял этого… по крайней мере найти тебя живым. Я ведь эти гоблинские земли в районе межмирового прокола частой гребенкой прочесал, чтобы твои останки найти.

    — Да уж эти гоблины…, — фыркнул Андрей, возвращаясь к воспоминаниям первых дней своего пребывания в этом мире в землях серолицых лопоухих дикарей.

    — Как ты вообще сумел выжить и не стать их обедом?, — спросил Юрий набитым колбасой ртом. — Я, относительно хорошо подготовленный, оснащенный и вооруженный, едва унес ноги. А уж ты попал сюда в лучшем случае с сотовым телефоном.

    — Да… тогда мне пришлось несладко… Я даже ничего не понял… туман — и я неизвестно где. Пометался туда-сюда и никого… сотовый тоже не работает.

    — Представляю, — сочувственно кивнул Юрий. — Даже мне, морально подготовившемуся к подобному путешествию, стало не по себе, что уж говорить о неожиданном переходе.

    — Да… Но там же, в самый опасный момент, когда смерть уже была практически неизбежна, во мне раскрылся магический дар, — с этими словами Андрей протянул руку, раскрыл ладонь, и над ней образовался небольшой файербол.

    — Как это произошло?, — невольно заинтересовался Медведев, припоминая свое далеко не полное раскрытие силы при встрече с гоблинами. Как он понял, вундеркинду в этом плане повезло намного больше. Или не повезло, тут с какой стороны посмотреть.

    — Они зажали меня в расщелине, в которой я по глупости хотел спрятаться от погони. Понятное дело, что меня с легкостью выследили… И вот, понимая, что этот маленький кривоногий серомордый лопоухий уродец сейчас разобьет мне башку своей каменной тыкводробилкой и выжрет мозг, со мной что-то произошло… Паника, страх, ненависть, ярость… все это сплавилось в нечто… В общем, по-научному это называется переходом в измененное сознание на фоне стрессовой ситуации. Хлипкие в физическом плане люди в такие моменты могут поднять и перевернуть машину, которую в обычном состоянии едва качнут из стороны в сторону. Так и со мной… меня вдруг переполнила сила… энергия, и я, действуя на инстинктах, пожелал, чтобы этих ублюдков засыпало камнями, то есть, дав очень грубое направление своей энергии, со всей силы ударил кулаком в стену, выплеснув сырую силу. Скала, к моему немалому изумлению, дрогнула, и начался сильный камнепад. Расселину завалило доверху. Как я сам при этом выжил, до сих пор не пойму, — невесело засмеялся Андрей. — Уворачивался от булыжников, падавших на меня, в самый последний момент, заяц бы позавидовал моей прыти. Забрался под какой-то козырек, и там меня уже прихватило, свалился точно мертвый. Это был откат от использования сырой силы.

    Юрий понятливо кивнул. Сам с подобным столкнулся после обращения.

    — Не знаю, сколько я провалялся… сутки, двое, трое… но когда очнулся, от меня остались только кожа да кости. Слишком много силы потратил на выброс магической энергии. Но это меня по-своему спасло.

    — То есть?, — поинтересовался Медведев. — Как это тебя могло спасти?

    — Дикие звери, а они более чувствительны к энергетическим эманациям, примеров тому и в нашем мире много, предпочитают не соваться в места с мощным магическим фоном. Приучили их гоблинские шаманы себя бояться. Так и от меня фонило магией, точно от воронки ядерного взрыва радиацией.

    — Ясно… А дальше как спасся? В таком состоянии далеко не уйти.

    — Что верно, то верно. Чуть не сдох от физического и магического истощения. Это я уже потом понял, что мне просто невероятно повезло, что не загнулся. Быстро восстанавливаюсь в магическом плане… Что касается физического восстановления, то хорошо, что когда я в этот мир попал, весна началась…

    — Чего же хорошего?!, — удивился Юрий. — Жрать нечего!

    — Есть, и много чего, — возразил Андрей. — Я лично хорошо подкрепился сырыми яйцами каких-то птиц. Полазить по деревьям, правда, пришлось… Кое-как отошел и вышел в земли людей. К счастью, гоблинов больше не видел.

    — Повезло… правильное направление выбрал, — вздохнул Юрий. — А я вот к полукровкам угодил и год в камере просидел, язык изучая.

    — И как же ты сбежал?, — в свою очередь заинтересовался Андрей. — Ты ведь, как я вижу, тоже непростым оказался… Оборотень?

    — Да, — признал Медведев.

    — Кто же тебя инициировал?

    — Никто…

    — Так не бывает. Тебя должен был кто-то инициировать. Нанести наколку и провести соответствующий обряд…

    — Значит, татуировщик этот и инициировал.

    — Здесь, или еще дома делал?

    — Дома… в память о службе во внутренних войсках.

    — Забавно, — хохотнул Андрей. — В кого перекидываешься?

    — В белого медведя.

    — Ну да, ВВ же… Но как же ты сбежал от полукровок? Тебе ведь должны были…

    — Да, ошейник надели сволочи остроухие, чтоб им пусто было. Тут еще маг приехал, чтобы меня расколоть… сразу после поимки со мной сделать ничего не могли, даже с помощью магии.

    Андрей понятливо кивнул, сказав:

    — Они просто ничего не поняли. Языка аборигенов ты не знал, а мысли читать можно только в привычном… языковом формате. А так нет никаких понятийных зацепок, чтобы потянуть ниточку знаний. Магия разума имеет свои ограничения. Продолжай…

    — В самый последний момент, когда стало ясно, что за меня могут вот-вот взяться и расколоть как орех, я как раз увидел прибытие того мага, что со мной в первый раз возился. Мои товарищи, помогавшие освоить местный язык, помогли мне снять ошейник.

    — Как?!

    — Что, тоже не знаешь, как можно снять противомагический ошейник?, — хмыкнул Юрий.

    — Нет. Не магу снять его невозможно. Да и магу тоже, если на нем этот ошейник.

    — Припрет — снимет. Я же снял!

    — И как?

    — Удавили меня, — буркнул Медведев. — Очень неприятное, я тебе скажу, ощущение…

    — Да уж наверное!

    — А когда ошейник опал, оживили, проведя стандартные реанимационные мероприятия. Ну ты знаешь, непрямой массаж сердца и так далее…

    — Вот оно что… Сам придумал?

    Юрий кивнул.

    — Смело… Не каждый бы согласился на такой эксперимент, не зная, как все пройдет.

    — Да уж… А так у меня просто не было выбора. Так и так смерть. Но как известно, ее можно выбрать. Я выбрал. Но во второй раз я вряд ли решусь на подобный шаг.

    — А что так?

    — Меня какой-то бестелесный демон чуть не убил, пока я духом болтался, и мое тело не загреб. Еле отбился…

    — Да, есть такая опасность…, — кивнул маг. — Так что дальше было?

    — Эльфийский маг ничего не заметил, ошейник-то я обратно приладил, но так, чтобы он снова не затянулся, и имея возможность задействовать свою силу, вырвал крючья из пола, к коим был прицеплен кандалами, и грохнул этого чертова ушастика его же кинжалом прямо в сердце. Правда, подыхать он сразу не хотел, пришлось еще и голову свернуть.

    Андрей посмеялся.

    — Сбежал… Но, как я быстро понял, бежать одному глупо — быстро найдут. Сам по лесу в свое время бегал, так что знаю этот вопрос не понаслышке. Один раз за зеками бежавшими гонялись… всех отловили. И потом я уже знал по собственному опыту, что даже полукровки превосходные следопыты, а уж если маги на хвост сядут, то пиши пропало… Чтобы реально сделать ноги, требовался какой-то хороший отвлекающий фактор. И тут надо мной в стрессовой ситуации взяла верх моя вторая сущность, принявшаяся выполнять безумный план, несмотря ни на какую опасность, ведь сам-то я в здравом уме на подобное вряд ли бы решился. В итоге я в одиночку напал на острог при шахте, где содержались рабы, и освободил их.

    — Они и стали отвлекающим фактором, разбежавшись во все стороны…, — понял Андрей, посмеиваясь. — Да, я слышал про этот побег.

    — Ну, вот так я и добрался до территории людей, спустя год после появления в этом мире, и на все про все, то есть твои поиски, мне оставалось меньше трех месяцев. Правда, во время отхода впервые пришлось обернуться в медведя, чтобы перебить группу преследовавших нас полукровок и мага-охотника. Провалялся потом почти трое суток. Я тебе скажу, это то еще удовольствие.

    — Да, тебе тоже пришлось несладко, — посочувствовал маг. — Я-то просто обессилел, а тебе пришлось с болью бороться. Магико-физическая трансформация — дело такое…

    — Ну да, непростое. Ну вот, чтобы нанять наемников для поисков твоих останков, пришлось продать гномам секрет пороха. Не нашли. Пришлось идти сюда, в надежде что местные маги помогут тебя отыскать. И вот я нахожу тебя…

    — Да уж…

    — Ну а ты как дальше жил без знания языка?, — поинтересовался Юрий. — Я-то в неволе выучил…

    — Я ведь, как ты сам заметил, вундеркинд, — фыркнул Андрей. — Полиглот. Язык не стал для меня большой проблемой. Я и дома-то знал больше десятка языков… а местный освоил всего за месяц. Устроился в придорожный трактир разнорабочим за кров и стол, прикинувшись немым и слегка сдвинутым по фазе, а выучив, пошел дальше… заниматься магией.

    — Магия — форевер.

    — Типа того…

    — Сколько ты уже тут обитаешь?, — спросил Юрий. — А то ты сильно изменился…

    — Что, сильно постарел?, — грустно усмехнулся Андрей.

    — Для пяти лет, что прошло с момента твоего исчезновения, да года с лишним, что я тут барахтаюсь — изрядно, — кивнул Медведев.

    — Дома, может, и прошло всего пять лет, а здесь прошли все двадцать пять.

    — Ого!, — изумился Юрий.

    — Да, и это еще мягко сказано.

    — Значит, один год дома, точнее пятнадцать месяцев — пять здешних лет?

    — Да, примерно так.

    — Это получается, что портал открывается раз в пять лет?

    — Нет. Портал в этом мире открывается раз в шесть лет и один месяц.

    — То есть до следующего открытия…

    — Четыре с половиной года.

    — Ёп…, — в совершенном потрясении выдохнул Медведев. — Еще четыре с половиной года тут телепаться… А если быть точнее, то… Ой-ё!, — схватился за голову Юрий.

    «Ведь в портал может пройти только один человек, и он схлопывается. Уж неизвестно, по какому принципу он работает, по отбору массы, объема или количества… Но как бы там не было, второму, то есть мне, чтобы попасть домой, в этом случае придется ждать еще шесть лет с хвостиком, до очередного прокола меж мирами!, — ужаснулся Юрий. — То есть по всему выходит, что я застрял здесь на все двенадцать лет! Твою мать!!!»

    От избытка чувств Юрий опрокинул в себя весь кубок. Но не помогло.

    «Это ж как и каким я дома появлюсь?, — снова подумал он. — Меня же банально никто не узнает!!! Ушел тридцатилетним, а вернулся сорокадвухлетним?! Потеряю целых двенадцать лет жизни, в то время как дома пройдет всего два с половиной года».

    Юрий осушил еще один кубок.

    — Эх-х… Впрочем, делать нечего, — произнес он своим мыслям. — Послушай, но если ты все знаешь, то чего до сих пор тут околачиваешься?! Почему не вернешься, ведь у тебя было как минимум четыре возможности!

    — Допустим, не четыре, а всего две. Ведь чтобы разобраться, что к чему, вычислить периодичность возникновения проколов, у меня тоже куча времени ушло.

    — Ну, две…, — пьяно кивнул головой Медведев. — Почему ты не воспользовался ими? Гоблины не проблема. Тем более для мага…

    — Не проблема, — согласился Андрей. — А зачем мне возвращаться?

    — Как это зачем?, — не понял Юрий.

    — А вот так. Что я дома забыл?

    — Э-э… ну я не знаю… тебе должно быть виднее, что именно ты забыл, чего лишился. Тебе, наверное, дома грех было на жизнь жаловаться? Твой отец состоятельный человек, вряд ли он в чем-то тебе отказывал. Весьма неплохая перспектива на будущее опять же…

    — Это точно, — согласился Андрей. — Отец не отказывал мне ни в чем, и я получал от жизни все, что хотел: красивых девушек, дорогие модные машины, путешествия в любую точку планеты и прочие побрякушки и прихоти… И перспективы прекрасные. Вот только когда все получаешь за так, не прилагая к этому никаких собственных усилий, уже ничего особо не хочется. Все становится пресным. Именно потому многие, очень многие сынки и дочки богатеньких родителей становятся наркоманами, садятся на кокс и прочие экстези, им требуется дополнительный допинг, чтобы вновь начать радоваться жизни. Я сам едва избежал подобной участи, и неизвестно, избежал бы в дальнейшем, если бы меня не забросило сюда. Так что дома нет ничего такого, о чем я жалею. Не о бесконечной же одебиливающей телевизионной жвачке скучать?

    — Тем более что здесь ты получил дар, который интереснее всего прочего, вместе взятого, — глухо произнес Медведев, начав чувствовать, что с возвращением этого вундеркинда-мага возникли большие проблемы.

    — В точку! Магия, вот чудо из чудес! В нашем мире ее нет… точнее, она не то в зачаточном состоянии, из которого так и не вылупилась, не то в глубочайшем упадке. Есть мнение, что и в нашем мире в свое время была широко распространена магия. В частности, в Индии, Центральной Америке… Впрочем, это не суть важно. Я здесь познаю это мастерство, и чем больше я узнаю, чем больше получаю силы, тем больше передо мной открывается неизведанных захватывающих горизонтов, за которые хочется заглянуть и познать.

    — Ясно…, — выдавил Юрий, уже отчетливо понимая, что дело дрянь, и весь план возвращения вундеркинда домой на Землю накрылся большущим медным тазом.

    «Похоже, на моей миссии спасения можно ставить огромный жирный крест, — подумал Медведев. — Как спасать того, кто в спасении не нуждается и наверняка будет этому всячески сопротивляться? Вопросик, однако…»

    Об этом свидетельствовал полный восторга голос мага и лихорадочный блеск в его глазах. Настоящий маньяк от магии. Но Медведев все же не мог не попробовать попытаться уговорить Андрея вернуться в родной мир. Ведь там у Юрия есть сестра, что находится в опасности, только она об этом не знает. Ее ждет смерть, если Юрий не сможет выполнить задание и вернуть сына нанимателя домой.

    Самому тогда лучше тоже не возвращаться, чтобы наниматель думал, что засланец просто погиб. В этом случае риск для сестры Юрия сводился к минимуму. Нанимателю тогда просто нет смысла мстить.

    А о том, чтобы заставить мага силой вернуться домой, не могло быть и речи. Этот Андрей его просто испепелит.

    «Но я не хочу здесь оставаться навсегда!, — мысленно воскликнул Медведев. — Я хочу домой! К черту этот мир!»

    — Послушай, Андрей, — глухо произнес Юрий, с трудом взяв себя в руки, ненависть ведь оборачиваемости способствует, а оборачиваться он не хотел, — а как насчет того, чтобы взять небольшой отпуск и погостить в родном измерении? Пообщаешься с отцом, а потом снова вернешься. Портал работает как часы…

    «В этом случае я здесь застряну вообще на восемнадцать лет, — тут же произвел нехитрый подсчет Юрий и совсем упал духом, потому как возвращаться пятидесятилетним…, — Ну да лучше так, чем если погибнет сестра».

    — Не могу…

    — Почему?!

    — Тебе-то что?

    Юрий, немного подумав, честно рассказал об условии своей отправки и возвращения.

    — Круто папаша узелки завязал, — хмыкнул Андрей. — Мне жаль, но я не могу тебе помочь.

    — Почему, черт тебя подери?! Всего год и три месяца!

    — Там — год и три месяца, а здесь — шесть лет. Я не могу отлучиться отсюда на целых шесть лет. Даже на пресловутый год исчезнуть не могу.

    — Почему?!, — в который раз уже в отчаянии взвыл Юрий. — Что тебя тут так сильно держит? Семья?

    — Нет… семьи я здесь не завел. Мне этого не нужно. Отвлекает…

    — Тогда что? Почему?!

    — Что? Почему?… Ты действительно хочешь знать ответы на эти вопросы?, — каким-то напряженным голосом поинтересовался Андрей, еще более странно взглянув на Юрия.

    — Да!, — ударил кулаком по массивному столу Медведев, из-за своего состояния не заметив никаких странностей.

    — Что ж… я отвечу, — сказал Андрей, как-то враз расслабившись и откинувшись на спинку своего кресла. — Дело в том, что я начал здесь очень серьезный магический проект… я веду его уже больше десяти лет… и отлучка даже на год, не говоря уже о шести годах, все разрушит. Придется начинать все сначала, а на это времени у меня нет. Хватило бы времени на первую попытку.

    — О чем ты говоришь?!

    — О чем я говорю?… — с кривой улыбкой хмыкнул Андрей, и глаза его блеснули сталью. — О том, о чем так или иначе мечтают все. И я, в отличие от многих, могу претворить эту мечту в жизнь.

    — Да о чем ты говоришь наконец?!

    — Я говорю о бессмертии.

    Юрий даже протрезвел от этих слов.

    — О бессмертии?…

    — Да-да, ты не ослышался. Я иду к бессмертию… и путь этот долог, труден и мучителен… мне нужно еще сорок-пятьдесят лет, чтобы стать бессмертным. Как ты понимаешь, если я прерву свой проект сейчас ради путешествия домой, то придется начать все сначала, и времени может не хватить — я умру от старости во время очередной попытки. Но даже бессмертие лишь первый, самый простой этап моего проекта. Так сказать, план-минимум.

    — А план-максимум в чем заключается?, — хриплым голосом спросил Медведев, даже не зная о чем думать, если бессмертие — минимум, то что может быть максимумом?!

    — Божественность.

    — Чего?!

    — Того… Через тысячу лет, накопив достаточно силы, я смогу перейти на иной план бытия, то есть по сути стать богом!

    — Ого…

    «Да, у парня неслабые запросы, — подумал Юрий, находясь от услышанного в полной прострации. — И похоже, на этой почве он заработал еще и манию величия…»

    По крайней мере, теперь ему становилось ясно, почему этот вундеркинд, ставший одним из лучших магов Империи, ни за что не прервет свой эксперимент. Ради достижения такой цели — шутка ли, стать богом!, — идут по головам тысяч, десятков и сотен тысяч людей, так что одной головой больше, одной меньше, нет никакой разницы.

    — Но разве можно накопить столько силы?, — спросил Юрий, кое-как взяв себя в руки. — Я слышал, что у магов есть некий предел насыщения маной. Они вроде как аккумуляторы, накопить заряд больше технически допустимого предела не могут. Как ни заряжай, а потенциал больше не станет, только энергию зря тратить будешь.

    — Могут… Только для этого нужно выкладываться даже не на сто, а на двести процентов, доходя до полного магического истощения, буквально приближаясь к границе смерти, а потом очень быстро, буквально за минуту, восполнить растраченную энергию, и даже больше. После каждого такого процесса слива-накачки энергоемкость, если говорить техническим языком, растет на несколько процентов, и процесс этот останавливать нельзя, он должен быть регулярным, как супружеский секс. Вот почему я не могу тебе помочь и вернуться домой даже на год. Если я прерву процесс, то это не просто остановит мое развитие, но скорее всего даже может убить меня. Так что рисковать я не могу.

    — Ясно…, — еще больше помрачнел Юрий. — Вопрос только в том, откуда ты берешь столько энергии, чтобы так быстро восстановиться? Я слышал, что магам вроде нужно несколько дней, а то и недель, чтобы восполнить энергию.

    — Это так… А насчет того, откуда я беру энергию, то могу сказать, что своей помощью имперским войскам во взятии столицы Варолда ты мне сильно помешал… хорошо что у меня есть неприкосновенный запас на черный день.

    — Это каким же образом я помешал?, — возмутился Медведев.

    — Камни силы…, — пояснил Андрей.

    — И что? При чем тут я со своей помощью во взятии и города и камни силы?

    — То, что бой не был столь кровопролитным, оставило меня без большого количества заряженных камней силы.

    — Не понял…

    — Зачарованное оружие, — с еще большей готовностью пояснил Андрей. — В каждый меч вставлен камень силы. В каждом человеке есть частичка Силы, иногда сущий мизер, но есть. Из нее состоит аура… ну да не будем лезть в эти дебри. Я лишь хочу сказать, что обычным способом, как у людей с переизбытком Силы, ее изъять нельзя, человек тут же умрет. Но почему бы не забирать эту силу в момент смерти человека от физического воздействия? Все равно ведь рассеивается в пустоту… Ну не совсем в пустоту, за счет такого высвобождения и накапливается энергия в эфире или астрале и за счет которой маги подзаряжаются естественным путем. Но мы опять полезли в дебри…

    — Кажется, я понял… Убив мечом, в котором есть камень силы, этот камень заряжается жизненной Силой убитого…

    — Верно. Так что я получаю эту Силу как от убитых врагов Империи, так и от погибших имперских солдат, державших этот меч в своей руке. В любом случае все идет мне.

    — И никто не знает об этом?

    — Не-а… ну, кроме тех, кого я так или иначе взял в долю. Все остальные думают, что я пусть сильный, но посредственный в умении маг и занимаюсь лишь зачарованием оружия и доспехов. Зачем мне лишняя популярность?

    — Понятно…

    Юрию вдруг стало плохо, и он с трудом сглотнул ставшую вязкой слюну. Но причина ухудшившегося состояния заключалась не в выпитом спиртном. До него наконец в полной мере дошло, что он стал носителем невероятно опасной информации, о которой знать никто не должен.

    «Я труп», — отчетливо понял Медведев, посмотрев в холодные глаза мага, в которых и прочитал свой смертный приговор.

    И эта легкая насмешливая улыбка…

    Юрий, призвав всю свою силу, а точнее ненависть, и начав трансформацию в медведя, что сейчас получилась на удивление легко и без задержки, с рыком рванул на ненавистного вундеркинда.

    Но добраться до будущего бога ему не удалось. Неведомая сила сковала тело Юрия, и он плюхнулся обратно в кресло.

    — Хорошая попытка, — улыбнулся Андрей, но лишь губами, глаза же лишь хищно сверкнули.

    — А по мне так не очень…, — нечленораздельно, из-за видоизменившихся лицевых костей и мышц прохрипел Юрий, испытывая ощущение, словно его скрутили веревкой, и всей его силы оборотня не хватало, чтобы сбросить невидимые путы.

    К тому же процесс трансформации пошел вспять, и он совершенно обессилел.

    Давление чуть ослабло, но Юрий по-прежнему не мог пошевелить даже пальцем. Он лишь зачем-то спросил:

    — Я так понимаю, что начавшиеся здесь войны за создание Летийской империи твоих рук дело?

    — Моих, — легко признал Андрей.

    — Как же тебе удалось? Ты околдовал самого императора?

    — Зачем мне этот больной маразматик император, — небрежно отмахнулся маг, — когда все решают его жадные до денег и власти советники? Вот их-то я и захомутал. Это и проще и эффективнее.

    — А не боишься, что другие маги прознают о твоих делишках и нанесут ответный удар?

    — Не-а!, — дурашливо засмеялся Андрей.

    — Почему? Архимаг может…

    — Да ни хрена он не может!, — вдруг взорвался Андрей и засмеялся. — Я уже на порядок сильнее этого так называемого великого архимага! Живи он в древности, ему бы даже статус магистра не присвоили бы! Был бы в лучшем случае мастером, и то не самой высокой ступени! Даже мне еще расти и расти, чтобы лишь сравняться с магистрами прошлого, я уже молчу об архимагах! Мне смерти всех людей, эльфов и гномов этого мира не хватит, чтобы стать подлинным Повелителем Силы! Разве что драконов раздраконить… Каламбур, однако, — засмеялся маг. — Но от них действительно можно много энергии взять.

    — Однако…, — невольно хмыкнул Юрий. — Оказывается, это не тебя надо спасать из этого мира, а этот мир от тебя…

    Маг только фыркнул.

    — Что же ты в этом случае будешь делать? Как добьешься поставленной цели?

    — Для начала, конечно, возьму все, что можно взять здесь, а потом перейду в другую параллель.

    — В какую?

    — Да в любую… их много. Взять хотя бы нашу. Миллиарды жизней! Вот где действительно можно развернуться!

    — Кх-м… так у нас вроде магии нет… Что-то там с форматом энергий нашего мира не то.

    — «Нет» и «почти нет» — разные вещи, — усмехнулся маг. — Что до так называемого формата энергии, так его всегда можно отформатировать нужным образом. Думаю, мне это уже будет подвластно, когда я закончу здесь… по крайней мере для собственного, хм-м… питания.

    — Однако жестокий из тебя получится божок. Боги индейцев отдыхают.

    — Это точно!, — откровенно захохотал Андрей. — Одной жертвой в день не обойдешься! Мне потребуются тысячи!

    — Ты действительно собираешься питаться жертвоприношениями?

    — Это самый лучший и полный вариант получения энергии. Богам тоже надо ее как-то получать. Молитвами сыт не будешь. По крайней мере, от небольшой паствы.

    — Вот только что случилось с этими кровавыми богами?

    — Откуда мне знать?, — пожал плечами маг.

    — Может, умерли, когда им перестали приносить жертвы?

    — Да какая мне разница? Может, умерли, а может, нашли другие миры, где их стали почитать сильнее. Наш мир ведь находится на окраине… глухомань, как и этот. Даже самые мелкие боги сюда не заглядывают. Только здесь еще есть магическая энергия, а наш окончательно ее утратил и пошел по техническому пути развития.

    — А что случилось с магами живших в этом мире раньше, пока он не пошел вразнос? И почему он собственно пошел вразнос?, — продолжал интересоваться отвлеченными вопросами Юрий, в надежде найти лазейку из магического захвата, усыпить внимание противника и ударить, но, увы, у него ничего не получалось. Маг крепко держал свою жертву.

    — Точно не знаю… но как я понял, когда последний истинный архимаг стал божественной сущностью, его место стало вакантным. Ну а свято место пусто не бывает. Дюжина сильнейших магистров со свитой мастеров и магов начали между собой борьбу за Башню. В какой-то момент из честного противостояния, бодания лбами, демонстрации силы, она переросла в открытую схватку не на жизнь, а на смерть. Кто-то из них пошел на отчаянный шаг и решил с помощью мощного артефакта зачерпнуть энергию прямо из тонкой сферы этого мира. И этот кто-то что-то напутал, не рассчитал сил, артефакт сработал не штатно, и это, как ты понимаешь, запустило процесс стагнации… Как результат если раньше маги свободно получали энергию из мира, то сейчас магам приходится прилагать усилия, чтобы ее впитать. Остальные магистры, кто выжил на тот момент, на время объединившись, обрушили всю свою мощь на своего удачливого собрата-соперника. В результате большинство из них погибли, как и основной претендент на звание нового архимага. После битвы остались лишь недоучки-мастера да пара не очень сильных магистров, у коих хватило ума вовремя унести ноги. В итоге после Битвы за Башню не осталось никого сколько-нибудь по-настоящему могущественного. Опять же мир откровенно пошел вразнос, и магия стала постепенно хиреть. Появляется все меньше одаренных. Утратили значительную часть знаний. Школы с их секретами, как ты понимаешь, горели как спички.

    — Почему в битву не вмешались боги? Почему позволили загубить мир? Тот же перешедший на новый уровень существования архимаг? Разве не мог он присмотреть за тем, что происходит после его перевоплощения?

    — Богов не было в этом мире уже давно… Этот мир слишком мал и никому не интересен. Слишком мало маны можно получить от верующих. Это мир драконов, а они ни в кого не верят, ибо просто тупые животные. Разумные обитают лишь в небольшом анклаве. И потом, смог бы этот архимаг стать божественной сущностью, контролируйся этот мир даже очень слабым божком?! Ха, держи карман шире! А архимаг, ставший богом, поспешил в более насыщенный энергией мир. Это легче, чем создавать здесь культ в свою честь, слишком это долго и муторно, можно подохнуть от истощения. Вообще, как я понимаю, далеко не у всех миров есть боги, несмотря на то что новые боги появляются довольно регулярно. Но так же регулярно они гибнут в стычках между собой за миры, если не могут разделить особо лакомые куски… Самих миров все равно больше. В конце концов, есть наивысшие божественные существа — демиурги, боги-творцы, создающие все новые и новые миры. Неизвестно, какова их производительность, вряд ли один мир в день, — хмыкнул маг, — но в год точно. А сколько их всего демиургов этих? Этот мир, кстати, один из самых молодых, потому такой скудный и неразвитый… я бы даже сказал, неудачный, видимо, одна из первых попыток какого-нибудь начинающего демиурга…

    Все время, пока маг болтал, Юрий пытался высвободиться, но так ничего и не вышло. Ну не понимал он ничего в магии. Не наручниками ведь сковали, не веревкой связали…

    — Ладно, заболтался я что-то с тобой, — сменив тон с доброжелательного на устало-нейтральный, произнес маг Андр. — Видимо, ностальгия все же сказалась, все-таки двадцать пять лет без вестей из родного мира, а тут сразу посланец, да еще от отца. Вставай…

    Даже если бы Юрий попытался саботировать, маг одним движением пальца все равно поставил бы его на ноги.

    — Не играй со мной — бесполезно.

    Выйдя из кабинета мага, они пошли по пустому коридору, подсвеченному магическими светильниками. Все-таки уже наступила ночь, а маги тоже, как все люди, предпочитают ночью спать. Впрочем, Юрий сразу понял, что позвать на помощь он бы все равно не смог. Маг полностью контролировал его тело и не позволил бы открыть Медведеву даже рот. Даже попытка идти, излишне громко топая, и та провалилась из-за мягкого толстого ковра, глушащего любой звук.

    — Куда ты меня ведешь?

    — А тебе не все равно?, — хмыкнул маг.

    — Ну… вообще-то да… Просто удивляюсь тому, почему не убьешь прямо здесь и сейчас?

    — Зачем привлекать лишнее внимание? Смерть внутри комплекса быстро почувствуют. А заблокировать этот «шум» я не могу, все-таки я еще не достиг мастерства великих архимагов прошлого. Начнут разбираться… а мне шумиха не нужна. Так что я тебя по-тихому пристукну в какой-нибудь темной подворотне, дескать, воры постарались.

    Глава 2.

    На КПП лишних вопросов выходящему со спутником магу не задали и просто открыли дверь. Если магу с посетителем куда-то понадобилось выйти на ночь глядя, значит, так нужно. Юрий даже выражением лица, какой-нибудь гримасой или диким вращением глаз не смог поддать вида, что с ним не все в порядке. Маг полностью завладел всеми функциями организма своего пленника. Медведев ощущал себя деревянной куклой, которую дергают за ниточки.

    Только лишь отойдя на порядочное расстояние, маг чуть ослабил контроль, видимо, ему все же не так просто управлять чужим телом.

    Юрий предпринял еще пару попыток вырваться, но безуспешно, только лишь получив болезненные ощущения в наказание, и практически смирился со своей судьбой. Надежда вспыхнула, лишь когда на пути мага встала пятерка ночных разбойников. Но надежда оказалась ложной, они умерли раньше, чем главарь успел открыть рот, чтобы произнести традиционное: «Кошелек или жизнь». При этом не было никаких громыхающих файерболов, молний, воздушных молотов, они просто взяли и упали. Это обстоятельство лишний раз говорило о могуществе мага-иномирца-вундеркинда.

    — Ну вот, пожалуй, мы пришли, — произнес Андрей, остановившись и заставив замереть на месте Юрия. — Местечко самое то…

    Вокруг стояли какие-то нищенские хибары. Сами они зашли в какую-то совсем уж темную подворотню, скрывшись от случайных взглядов.

    Юрий почувствовал, как на него накатывает сильная слабость. Задрожали руки, ноги, зашумело в голове…

    Маг достал нож, что позаимствовал у только что прибитых им разбойников, и занес его для удара.

    «Вот и всё…, — как-то отрешенно подумал Медведев. — Сейчас меня убьет человек, ради спасения которого меня сюда отправили…»

    Вдруг раздался знакомый гром магического боевого плетения, и Юрий зажмурился, ослепленный яркой вспышкой разрыва сработавшего огненного файербола. В глазах плясали зайчики.

    Нападение оказалось настолько неожиданным, что Юрий даже не сумел воспользоваться подвернувшейся возможностью сбежать, потому как в момент нападения маг полностью сосредоточился на своей защите и утратил контроль над пленником. Юрий, подчиняясь инстинктам, просто упал на землю.

    А магическое нападение набирало обороты. Продолжали трещать молнии, рваться файерболы… Когда до Медведева наконец дошло, что он мог бы под шумок слинять, было уже поздно. Маг не только успешно отбивался от нападения, но и восстановил контроль над пленником. Юрий это понял по тому, как его словно придавило к земле бетонной плитой, того и гляди раздавит. Более того, маг спустя всего десять ударов сердца смог контратаковать своих противников, и его удары были страшны. Его воздушные кулаки и файерболы сносили целые углы домов, сдували крышу, а небесные копья, эти магические молнии, проделывали в стенах сквозные оплавленные отверстия.

    В первый момент Юрий подумал, что это его друзья пришли к нему на выручку, дескать, кто-то остался сторожить, а увидев, что Юрия уводит куда-то маг, направился следом, прихватив остальных.

    Но магическая схватка затягивалась, столько магических амулетов у товарищей точно не было, да и револьверных выстрелов не слышно, а уж ими-то товарищи точно бы воспользовались против мага, так как свинцовые пули лучшее средство против магической защиты.

    «Но если не они, то кто?» — изумился Юрий.

    И тут в свете очередной вспышки Медведев заметил знакомое лицо.

    «Эльфы?!» — поразился он, так как это действительно была старая знакомая эльфа по имени Элеонтаэль.

    Тоже тот еще враг, страстно желающий его смерти. Но с ними хоть какой-то шанс есть если не договориться, то вырваться, а соотечественник его точно кинжалом как свинью зарежет.

    Но даже несмотря на все желание как-то помочь эльфе, Юрий не мог даже пошевелиться.

    Тут маг вздрогнул и почти пропустил один из магических ударов. Присмотревшись, Юрий увидел, что в бок вундеркинду впился арбалетный болт и, видимо, непростой, а зачарованный, раз смог пробить истончившуюся во время магического поединка защиту.

    Удары продолжали следовать один за другим, и маг вскоре перестал контратаковать, сосредоточившись только на защите. Он вытащил болт, скривившись от боли, и отбросил в сторону. Но тут ему в грудь вонзился еще один.

    Стало ясно, что маг проигрывает поединок. Противник неплохо подготовился к схватке.

    Тут его взгляд упал на пленника, все еще живого и много знающего.

    «Ч-черт…» — только и смог мысленно ругнуться Юрий, когда что-то едва различимое сорвалось с руки мага и ударило в него, пронизывая каждую клетку организма чудовищной болью.

    * * *

    Юрий очнулся внезапно и рывком сел. О своих действиях он тут же горько пожалел. В голове зашумело, в глазах помутилось, и он со стоном без сил рухнул обратно на койку. Вернулась боль, почти такая же сильная, как после превращения.

    Полежав с минуту, а может больше, он вновь набрался сил для очередной попытки. Но на этот раз не спешил. Открыл глаза, но ничего не увидел.

    Проверил, действительно ли он открыл глаза. Да, так и есть, просто в помещении, в котором он находится, абсолютно темно.

    «Как в погребе», — подумал Юрий.

    И буквально в следующее мгновение Медведев понял, что так и есть. Он действительно находится в погребе. Об этом свидетельствовала не только абсолютная тьма, но и холодный влажный воздух, а также привкус плесени, что обязательно развивается в погребах.

    — Ничего не помню…

    Но стоило только захотеть вспомнить, и разум получил доступ к файлам памяти. Юрий вспомнил, что шел с магом по улице, тот остановился и начал его… осушать, вычерпывая жизненную силу. Достал нож, чтобы создать видимость криминального нападения.

    — Тогда почему я еще жив? Ведь он собирался меня убить… Передумал? Вряд ли… даже что-то в меня кинул…

    Посидев еще немного, поборов накатившую слабость, Юрий попробовал встать, но тут же стукнулся головой о низко расположенный влажный дощатый потолок.

    — Действительно погреб… не каменная тюрьма, уже хорошо… Вот только где я, точнее у кого?

    Потратив минут пять на обследование своего места заключения, Юрий не обнаружил ничего, кроме лестницы, ведущей наверх. Погреб оказался пуст, никаких запасов еды здесь не держали. А подкрепиться не мешало бы. Голод дал о себе знать тупой резью в животе.

    Он полез к выходу, но, как и ожидалось, дверь оказалась заперта. Ломиться и стучать он не стал, незачем привлекать к себе внимание шумом.

    — А если так?…

    Юрий призвал свою силу и попытался тихо выдавить дверь, но… его ждало разочарование. Сил не было. Вновь стало нехорошо, и Юрий присел, чтобы отдышаться. Тут еще шея чего-то зачесалась. Он поскреб пальцем и замер, ощутив под пальцем нечто чужеродное.

    — Твою ж…

    На шее обнаружился до боли знакомый кожаный ошейник.

    Теперь он вспомнил всё.

    «Значит, я в плену у эльфы, — подумал он. — Что ж, могло быть и хуже».

    Тут Медведев услышал за дверью шаги и поспешил вернуться на свою койку. Лучше казаться слабее, чем ты есть, так можно нанести противнику крайне неприятный сюрприз. Правда, он и так слабее некуда…

    Юрий едва удержался от того, чтобы не закрыть глаза рукой и тем более не поморщиться от пробившегося сквозь веки света.

    Впрочем, это не помогло.

    — Я знаю, что ты пришел в себя, — прозвучал знакомый женский голос. — Можешь не притворяться. Я знаю тебя, на что ты способен, и ближе не подойду, даже не надейся.

    Юрий открыл глаза и тут же прикрыл их рукой. Свет обычной свечи оказался для него слишком ярок, как прожектор.

    — Здравствуйте, леди Элеонтаэль… Полагаю, я должен быть благодарен вам за свое спасение?

    — Да.

    — Впрочем, как я понимаю, это спасение относительно… судя по ошейнику. Поздравляю, вы добились-таки своего, поймали меня. Что теперь? Какие планы?

    — Теперь нам нужно покинуть город. А еще лучше пределы империи.

    — Зачем такой геморрой? Сделайте все дела на месте. Какая вам разница, где меня резать и пытать, здесь или в княжестве полукровок? Или я, как убийца трех эльфийских магов, удостоюсь чести умереть в Великом Лесу?

    — Это было бы действительно удобнее, но в городе уже пятые сутки идут облавы, — сказала эльфа, не обратив на последнее предложение никакого внимания. — Наше убежище рано или поздно обнаружат. Нам и так пришлось с вами хорошо повозиться и пойти на риск, перетаскивая с места на место под носом стражи, магов-ищеек и охотников до вознаграждения. Сейчас мы в доме, который уже проверяли, но стража может пойти по второму кругу, и в следующий раз мы можем не выкрутиться.

    — Значит, я валяюсь бревном уже пять дней?

    — Да.

    — Неслабо…

    — Это еще не долго, учитывая, что ты был почти мертв, когда я добралась до тебе. Мне пришлось изрядно потратиться, чтобы ты ожил.

    — Спасибо. Впрочем, к чему благодарности? Я вам нужен, а значит, старались вы для себя…

    — Почему этот маг хотел убить тебя?, — поинтересовалась эльфа после короткой паузы.

    — Ты убила его?, — с надеждой спросил Юрий.

    — Нет… Этот маг очень силен, — нахмурилась эльфа. — Даже получив три болта, он сумел не только выжить, сохранив щиты, но и…

    — Что?

    — Сбежать… уйдя в портал.

    Юрий присвистнул.

    «А вундеркинд реально силен, — понял он. — Как я понял, уйти порталом могут очень и очень немногие. И то им придется сначала долго готовиться, большинству даже пентаграммы рисовать потребуется, силой их наполнять и прочее, а он вот так, во время схватки, раненый… Силен, ублюдок».

    — Со мной только сплоховал…

    — Не совсем. Третий болт сбил силу и направление удара, что должен был тебя убить.

    — Ясно.

    — Так зачем он хотел убить тебя?

    — На голодный желудок разговор как-то не идет. Слаб я, подкрепиться бы не мешало. Пять дней все-таки прошло.

    Эльфа после пары мгновений бодания взглядами поджала губы и, позвав кого-то из своих сподручных, отдала приказ.

    — Еду сейчас принесут.

    — Может, поедим как люди?, — спросил Юрий, указав глазам вверх.

    — Даже не надейся, — усмехнулась Элеонтаэль. — Тем более что я не человек.

    — Ну, попробовать стоило, — пожал плечами Юрий и нарочито тяжело вздохнул.

    А план вырваться, прыгнув в окно, и впрямь провалился. На улице с ним вряд ли что смогли бы сделать. А там он добрался бы до товарищей, вооружился, и тогда ему никто стал бы не страшен, ни черт, ни сам дьявол, не говоря уже о каких-то там магах. Перебил бы всех к демонам.

    «Что ж, придется придумывать что-то еще, — подумал он. — Может, в момент переправки из города появится возможность?»

    Принесли еды: краюху хлеба, кусок ветчины и грибную похлебку, и Юрий тут же набросился на нее, разве что не рычал от удовольствия. Минута и ничего не осталось.

    — Можно было бы и побольше…, — выразил недовольство малой порцией Юрий, похлопав себя по животу.

    После еды голод, как ни странно, проявился еще сильнее.

    — Позже. Сейчас тебе много нельзя, — сказал эльфа.

    — Нельзя так нельзя…

    Юрий развалился на своем топчане.

    — Так почему этот маг хотел убить тебя?, — снова поинтересовалась Элеонтаэль.

    — А какой мне смысл рассказывать вам? Что я с этого получу?

    — Ты обещал рассказать, как поешь…

    — Ничего я не обещал, — усмехнулся Юрий, глядя на насупившуюся эльфу. — Я сказал, что на голодный желудок разговаривать трудно и все. Никаких обещаний я не давал.

    — Ну и зачем ты…, — начала фразу эльфа, но остановилась, подбирая слово.

    — Выпендриваюсь?

    Элеонтаэль кивнула.

    — Затем, что информация, коей я обладаю, крайне важная и далеко не в последнюю очередь для остроухого племени.

    — Так скажи…

    — Держи карман шире!, — засмеялся Юрий, хотя было совершенно не до смеха, как-никак на кону этих торгов его жизнь. — Если я что и скажу, то уж точно не за миску баланды.

    — Что ты хочешь?

    — Во-первых, я хочу выбраться отсюда и убраться как можно дальше.

    — Так мы в любом случае тебя вытащим.

    — Пленником, — кивнул Медведев. — И то не факт. Получив информацию от меня, прошу заметить, крайне важную, я бы даже сказал, судьбоносную информацию, ты в случае угрозы провала можешь меня убить сразу, скинув лишний груз с плеч, лишь бы информация достигла нужных остро заточенных ушей. Меня такой подход категорически не устраивает. Я хочу уйти и желательно свободным.

    — О какой свободе ты говоришь?!

    — Ну да, меня же ждет смерть от пыток, — горько усмехнулся Юрий. — Но поверьте, та информация, коей я обладаю, стоит не только сохранения мне жизни, но и свободы.

    — Это в любом случае не в моей компетенции…, — сказала эльфа.

    — Значит, будешь вытаскивать, так что не бросишь ни при каких обстоятельствах. Себе дороже будет, причем не конкретно тебе, а всему твоему народу.

    — Откуда мне знать, что ты говоришь правду, а не выдумываешь всякие небылицы, чтобы спасти свою шкуру?

    — Это определят ваши маги… они ведь умеют копаться в мозгах, как твой покойный учитель, вот и узнают, правду я говорю или небылицы выдумываю. Моя же задача сделать так, чтобы я получил гарантии свободы, жизни и непреследования в дальнейшем. Такие вот дела.

    — Для подобных торгов не время и не место. Тем более что, как я уже говорила, это…

    — Не в твоей компетенции. Знаю, — кивнул Юрий. — Вот и давай сначала выберемся из города и вообще из империи, будем торговаться с тем, у кого есть подобные полномочия. Кстати, я бы очень хотел уйти со своими товарищами.

    — Это невозможно. За ними наверняка следят люди того мага. И стоит нам с ними как-то связаться, тем более действовать совместно, как нас всех схватят или уничтожат.

    — Далеко не факт, если к делу подойти с умом. Над этим надо еще немного подумать, согласовать действия.

    — Нечего тут думать, — отрезала эльфа, — мы уйдем одни, тихо, не привлекая ничьего внимания.

    — Ты так в этом уверена?

    — По крайней мере, шансов на это намного больше, чем явственно себя обнаружить, воссоединившись с твоими друзьями.

    — Не буду спорить, резон в твоих словах есть, — примирительно поднял руки Юрий. — Но ведь есть и вероятность того, что нас обнаружат просто случайно, и тогда мы просто ничего не сможем противопоставить противнику. Совсем ведь незаметно уйти не удастся, даже если будем двигаться исключительно по лесу. Там охотники, егеря, прочий люд шастает… а это подозрительно, и стоит об этом кому-то доложить, как нам тут же сядут на хвост. Убийство подобных свидетелей тоже не выход. Умному, а маг этот очень умен, подобные смерти скажут многое. Подумай об этом. А также о том, что в городе у нашего мага, как это ни странно, связаны руки в наших поисках. Он у всех на виду и светиться своими возможностями перед своими коллегами ему не резон. А вот за пределами города у него возможностей намного больше, особенно в плане применения магии.

    — Значит, по-твоему, лучше сразу посадить противника себе на хвост?

    — Не лучше, конечно, — вздохнул Медведев, — но без моих товарищей уйти шансов совсем никаких. Точнее, без моего оружия, что осталось у них. Ты сама могла убедиться в его эффективности против магов. Попка не болит с тех пор?

    Эльфа поджала губы, надулась, хотела что-то сказать обидное, но, видимо не найдя подходящих слов, развернулась и выскочила из погреба.

    Юрий, вновь оставшись в темноте, только улыбнулся.

    Часа через два, а может и меньше, в темноте время течет не так, как при свете, эльфа снова спустилась в погреб к Медведеву.

    — Мы уходим сегодня ночью…

    — Чего такая спешка? Я едва очухался… мне бы еще пару дней.

    — Боги на нашей стороне. Как раз собираются тучи для хорошего ливня. Под покровом дождя мы уйдем незаметно и достаточно далеко.

    — Ясно. А что сейчас? Утро? Вечер?

    — День.

    — Тогда неплохо было бы пообедать, если прошлый прием пищи был завтраком.

    — Тебе принесут.

    — И побольше. Желательно мяса. Мне нужно восстановить силы.

    Эльфа кивнула и продолжила:

    — Я решила, что твои товарищи с твоим оружием действительно могут нам пригодиться для бегства. Вопрос в том, как с ними быть?

    — А какие сложности?, — удивился Юрий. — Пусть они выйдут из города сами, и мы встретимся в каком-нибудь обусловленном месте. Отдайте письмо с мальчишкой-посыльным. Их ведь не задержат на выходе?

    — Вряд ли. Особенно если будут уверены, что они выведут на тебя.

    — Ну, вот и все.

    — Но в таком случае они действительно приведут охотников и этого мага к нам!

    — Ты уверена, что этот маг, что меня чуть не уконтрапупил, будет бегать за нами лично? Бросит все, послав в одно место свое начальство, пусть он и не ставит их ни в грош?

    — Вряд ли, — не очень уверенно ответила Элеонтаэль.

    — Если так, то насчет остальных можно не беспокоиться.

    Эльфа поняла намек и вновь насупилась, но промолчала.

    — Мы прибудем к точке рандеву раньше и просто перебьем охотников за нашими головами, после чего будем уносить ноги в сторону баронств. Как такой план?

    — Рискованный…

    — Есть другой и лучше?

    — Нет.

    — Ну, на нет и суда нет. Несите обед. Кстати… может, все-таки снимете ошейник?

    — Даже и не мечтай.

    — Подумай получше, ведь нам для спасения может понадобиться моя сила оборотня…

    — Нет. В этом случае ты можешь попытаться бежать. А если мы попадем в такую ситуацию, когда понадобится твоя сила, то нам уже ничто не поможет, тем более твоя сила, ведь ты после превращения вырубишься на двое суток. Так какой смысл в превращении, если ты после него станешь беспомощным, как новорожденный ребенок?

    — Пожалуй… Тогда тащите обед. А то у меня кишки уже в узел завязались.

    * * *

    За обильным обедом последовал не менее сытный ужин, а потом Юрия позвали наверх. Он выбрался из погреба и тут же оказался в окружении пяти молодчиков-полукровок. У двоих в руках блеснули кинжалы, у еще троих Юрий заметил боевые магические амулеты.

    — Расслабьтесь, ребята, — поднял руки Медведев, — на мне ошейник, если вы не забыли. А как боец в человеческом обличье я совсем ни к черту. Тем более безоружен.

    Это конвой ничуть не успокоило, и они остались стоять на своих местах во всеоружии.

    Махнув на них рукой, Юрий подошел к эльфе, стоящей у прикрытого занавесью окна.

    — Ты готов?

    — Всегда готов!, — по-пионерски махнув рукой, ответил Юрий.

    Элеонтаэль поморщилась на эту непонятную дурашливость иномирца, но промолчала.

    — Что там с дождем?, — спросил Медведев, посмотрев в стекло плохого качества, мутное и искривлений много. Ничего не разобрать.

    — Уже начался…

    Приглядевшись внимательнее, Медведев в небольшом, приемлемой прозрачности и ровности участке стекла действительно увидел падающие с неба капли дождя.

    — Через пять минут он достигнет необходимой нам плотности, и мы пойдем.

    — Понятно. А куда пойдем?

    — Куда я скажу.

    Юрий только усмехнулся.

    — Что там мои товарищи? Им дали выйти из города?

    — Да… И как я сказала, за ними идет слежка.

    — Разберемся…

    Дождь с каждой минутой действительно усиливался, и вот по улицам потекли полноводные ручьи, смывая с них накопившуюся с прошлого ливня всяческую грязь, нечистоты и просто мусор.

    — Пора…, — чуть отрешенно, словно к чему-то прислушиваясь, сказала эльфа. — У нас будет примерно полчаса, чтобы суметь выбраться из города. Потом плотность дождя упадет вдвое, и мы станем заметнее…

    — Понятно. Что ж, веди.

    Пятерка бойцов, повинуясь приказу эльфы, первыми выскочили наружу и рассредоточились на местности. Один убежал назад, трое унеслись вперед и один остался с эльфой и Юрием, приглядывая за последним, чтобы чего не учудил.

    Как выяснилось, два бойца держали перекресток, а еще один контролировал улицу дальше по ходу движения. Стоило только пройти перекресток, как парочка вновь унеслась вперед к очередному перекрестку, и как подозревал Юрий, тот, что двигался позади, также держал дистанцию, останавливаясь на ключевых точках.

    В общем, работа этих ребят Медведеву понравилась. Они держали периметр, чтобы вовремя сообщить о любой опасности для основной группы. Но пока все шло без проблем. И неудивительно, ведь дождь лил как из ведра, опять же ночь, все добропорядочные люди сидят дома, а тем, кто обычно бодрствует: воры, убийцы и стража, отсиживаются в тепле за кружкой чего-нибудь крепче чая. Такая погода тоже не для них.

    Над самой головой громыхнул гром, и всех ослепила вспыхнувшая ветвистая молния. Она же дала разглядеть все вокруг.

    «А также увидеть нас всем, кому приспичило глянуть в окно», — подумал Юрий.

    Впрочем, он понимал, что обычные люди вряд ли побегут куда-то. Им лучше сделать вид, что они вообще ничего не видели, ибо чем меньше знаешь, тем лучше спишь и дольше живешь.

    Другое дело, если что-то заметили соглядатаи мага, работающие за страх, за совесть и хорошую плату. Юрий был полностью уверен, что вундеркинд создал подобную службу осведомления. Не мог не создать. Тогда хлопот не оберешься. Но пока все шло хорошо. Промокнув до нитки, не помогли даже вощеные плащи, группа добралась до городской стены, спрятавшись за углом окраинного дома, чтобы их во время очередной вспышки молнии не заметила стража, сидящая в башнях. Впрочем, вряд ли стражники такие уж ярые служаки и всматриваются в дождь, а не пьют пивко и не играют в кости. Но тем не менее следовало проявлять осторожность, дабы не погореть на чистой случайности.

    — И что теперь?, — поинтересовался Юрий. — Через стену под носом стражи будем перелазить?

    — Нет…

    — А как?

    — Идем!

    Медведев рванул за эльфой, которая после очередной вспышки молнии бросилась вперед. Пробившись сквозь стену воды, они остановились буквально в десятке метров от башни. Двое из команды Элеонтаэль подняли решетку, в которую бурным потоком стекала вода вместе со всем мусором, что собрала в городе, и эльфа скомандовала:

    — Вниз! И не двигайся там!

    Юрий, не обсуждая, спрыгнул в шахту ливневого стока и погрузился в воду по горло. За ним спустилась эльфа и все ее подручные. Сверху на них лил мусорный водяной поток.

    Снова ударил гром и блеснула молния, осветив залитую и замусоренную шахту, эльфа двинулась впереди. Короткий, всего метров тридцать тоннель, оказывается, перегораживали стальные решетки, целых пять штук, что в общем-то объяснимо, и она с ними разбиралась, пользуясь магией. Собственно из-за мусора, удерживаемого решетками, и стоял такой высокий уровень воды, получались настоящие бобровые запруды.

    Вот пала последняя решетка, и наружу в ров хлынул мощный поток, чуть не смыв беглецов, благо они вцепились в решетку. Уровень воды сразу же понизился по щиколотку.

    Новый гром и молния.

    — Прыгаем!

    — Стой!

    — Что?!

    — А если там, на дне рва, колья вбиты?!, — крикнул Юрий.

    — Нет там кольев!

    — Уверена?!

    — Да!

    Семь тел одно за другим сиганули в ров. Точнее, прыгнуло шесть, а седьмого, то есть Юрия, просто грубо толкнули в спину, и он полетел кубарем. Оставалось только порадоваться, что колья действительно отсутствовали, а вода тут была проточной, а не застаивалась, превращаясь в вонючее болото, и погребли на другую сторону. Новая вспышка ослепила так, что заплясали зайчики. А вслед за ней молния поменьше ударила буквально в грудь.

    — Проклятье!, — вскрикнул Юрий, сведенный судорогой.

    Водичка оказалась весьма холодной. Речка, что наполняла ров, текла откуда-то с гор.

    — Бежим, нас обнаружили!, — крикнула Элеонтаэль, пуская огненный шар в сторону башни. Правда, он не долетел до цели, схлопнувшись на полпути.

    Стражники на башне, подняв тревогу, продолжали разряжать дорогущие боевые амулеты, целя в беглецов, но защитные амулеты пока держали удары. К тому же КПД применения магических амулетов при такой погоде, да еще на таком большом расстоянии, был весьма невысок. Энергия просто рассеивалась в стене дождя, хотя сами амулеты были весьма мощны. Но низкая эффективность не останавливала стражников, и они продолжали бить с башен.

    Семерка бежала со всех ног к ближайшей роще, что росла в ста пятидесяти метрах от стены, а в башне уже открывались малые ворота, выпуская дюжину всадников и два десятка пехотинцев.

    — Скорее!!!

    — А смысл?!

    Но в чем заключался смысл бегства, Юрий уже понял, когда увидел, как навстречу им выскочили два всадника, ведущих за собой нескольких лошадей. Видимо, они видели, что у беглецов возникли проблемы, и поспешили навстречу.

    Они успели. Бойцы эльфы сноровисто вскочили в седла и вместе с парой встречавших устремились навстречу всадникам стражи. Зазвенела сталь, крики, несколько раз сверкнули молнии боевых амулетов, и от погони ничего не осталось. Правда, и из семи защитников уцелело только четверо.

    Пехотинцы безнадежно отставали, а увидев, что случилось со всадниками, и вовсе остановились. Береженых боги берегут, и на рожон лезть не стоит. Беглецы же, пришпорив лошадей, окончательно скрылись в лесу. Вот-вот за ними должны устремиться новые группы конных стражников, их будет намного больше дюжины, и встречаться с ними никому не хотелось.

    Глава 3.

    Лошади скакали во весь опор по лесной тропинке, высоко подбрасывая копытами комья жидкой грязи, летевшие во всадников, скачущих позади. Юрий уже получил несколько таких грязевых комков в грудь, а одна лепешка едва не прилетела в лицо. Но брызг все же хватало, правда, их тут же смывало дождем. К счастью для беглецов, лошади уверенно держались на скользкой земле, ни одна еще не упала и даже не поскользнулась.

    Но вот бешеная скачка прекратилась, и группа беглецов по команде эльфы перешла с галопа на легкую рысь.

    Впереди показалась небольшая речка метров пять шириной, глубиной с метр и густо обросшая по берегам каким-то кустарником, не то тальником, не то ивой, то есть просто широкий ручей, и Элеонтаэль повела всех в воду.

    — Хотите запутать следы, — понял Юрий.

    — Да. И в первую очередь аурные… Ты ведь уже знаешь, что проточная вода нейтрализует слабую магию?

    — В курсе, — кивнул Медведев. — Но, по-моему, ливень все неплохо замыл, и обычные следы и аурные. Чем не проточная вода? Льет как из ведра…

    — Так и есть. Но неплохо бы еще сбить погоню с общего направления нашего бегства… Эта речка течет в сторону города. Много ли беглецов рискнут вернуться?

    — Если за нами пойдут хоть сколько-нибудь нормальные служаки, то они в первую очередь как раз подумают о том, что мы воспользуемся рекой для стряхивания их со своего хвоста и пойдем именно в сторону города. Ведь своим файерболом вы показали, что мы не совсем обычные беглецы, и дерзости нам не занимать.

    — Считаешь, что надо продолжать отрываться по прямой?

    — Не знаю… Ведь с другой стороны, они тоже могут подумать, что мы подумаем, будто они подумают, что…

    Медведев замолчал, сам в какой-то момент потеряв нить своей мысли. Эльфа невольно усмехнулась и кивнула:

    — Я поняла, что ты хотел сказать, так что воспользуемся моим планом, он как минимум ничем не хуже любого другого. В любом случае у нашей погони три пути преследования: вниз по течению к городу, вверх по течению и по дороге. А с одной третью справиться легче, чем со всей командой преследования, особенно если учесть, сколько в отряде окажется магов: один или больше.

    Юрий понятливо кивнул. Элеонтаэль хоть и достаточно сильная для своего уровня, но с большим количеством магов ей не справиться, даже если они будут все, вместе взятые, лишь равны ей по силе. Непрерывными атаками они просто вынудят ее перейти к глухой обороне, а это тоже трата сил, причем гораздо более энергозатратная, чем при атаке. И защитные амулеты тут не помогут.

    Когда до города осталось всего пара километров, и сквозь стену дождя стали видны стены, отряд, выйдя из ручья, остановился в роще, похожей на ту, в которой ждал один из бойцов эльфы с лошадьми.

    Начало светать, а вместе с рассветом сошел на нет и дождь. Лишь легкая морось висела в воздухе.

    — Бр-р… я продрог до костей, — глухо проворчал Юрий, поведя плечами под насквозь вымокшей одеждой. — Еще немного и простуда мне обеспечена. А это значит, что я невольно выдам нас всех простым чихом или кашлем.

    — Не волнуйся, не выдашь, я вылечу, — заверила его эльфа.

    — Не сомневаюсь… Но холодно-то мне сейчас.

    Вспомнив, что на нем противомагический ошейник, Медведев стал его осторожно растягивать, но так чтобы не порвать.

    — Что ты делаешь?!, — вскрикнула Элеонтаэль, увидев действия пленника.

    — Не боись, рвать я его не собираюсь, знаю о последствиях, просто провоцирую его на предупреждение.

    — Зачем?!

    — Согревает. Я еще пока был в плену, так согревался, особенно холодными ночами. Тюрьму нашу отчего-то топить забывали…

    — Не делай этого.

    — Почему?

    — Всплеск магии… его могут засечь.

    — Да ладно!, — отмахнулся Медведев. — Тут всплеск магии всего ничего.

    — Это так, но тем не менее есть, и его могут засечь. Все маги сейчас настороже… особенно тот самый, что хотел тебя убить.

    Юрий только поморщился, но тянуть ошейник перестал. Придется ждать другого случая погреться. А сейчас и впрямь бесполезно, много ли толка от согрева, если одежда мокрая и холодная? Все вернется на круги своя через пару секунд. Опять тянуть? Вот если сначала одежду как-то просушить. А действия ошейника на это вряд и хватит. Магия ошейника зажарит изнутри, оставив одежду такой же мокрой и холодной, какой и была.

    — Раз уж на то пошло, может, тогда вернемся в город, отсидимся, там нас уже точно никто искать не станет.

    — Нет. Во-первых, в город нам уже просто так не попасть, во-вторых, потом снова придется из него как-то выбираться, и в-третьих, я должна доставить тебя в Лес.

    — И что вы такие злые?

    — Мы не злые…

    — Добрые?! Прямо-таки образец доброты и всепрощения…

    — Мы такие, какие есть…

    «А что если сделать ноги прямо сейчас?, — подумал Юрий Медведев. — Я слишком ценен, так что убивать они меня не станут, да и магией воспользоваться поостерегутся. Что касается ошейника, то снял один раз, то сниму и во второй. В крайнем случае воспользуюсь услугами мага где-нибудь за пределами империи. Впрочем, нет, слишком много охотников за моей головой: эльфы, имперские охотники и лично маг может подсуетиться. Надо сбросить хотя бы часть, а потом уже разобраться с неизбежно ослабленной после всех погонь и сражений эльфой…»

    * * *

    В рощице сидеть пришлось долго, очень долго, до следующей ночи, днем, к счастью, их никто не потревожил, и только когда зажглись первые звезды, эльфа послала вперед разведчика, а затем отряд двинулся прочь из столь опасного места. И двинулся он не на юг в сторону эльфийского леса, а на север.

    Впрочем, это выглядело весьма логичным. Какими бы ни были профессионалами поисковики, они, конечно же, озаботятся поисками во всех направлениях, но этот маршрут будет проверяться с наименьшим рвением, спустя рукава. И потом дорог очень много, все всё равно не перекрыть, учитывая, что отряд предпочитал передвигаться по лесистой местности, и следов они практически не оставляли.

    Юрий только завистливо вздыхал, когда смотрел на полянку после ночной стоянки. Если не знать, что искать, а просто выйти сюда, то даже и мысли не возникнет, что здесь всего несколько минут назад находился лагерь. Впрочем, тут еще виновата магия эльфы, как раз та, в которой все эльфы особенно хороши — магия природы, после ее колдовства вся примятая телами трава стояла торчком.

    Так, покрывая достаточно большие расстояния по двадцать-тридцать километров в день (вроде бы немного, но двигаться приходилось по пересеченной местности, даже тропы оставались в стороне), отряд сделал крюк и, зайдя в соседнюю провинцию, много лет назад бывшую независимым королевством, наконец повернул в сторону Великого Леса.

    Медведев же все это время размышлял. Думал о том, как ему быть. Возвратиться с пустыми руками он не мог, но и вундеркинд ему не по зубам — уделает на счет раз. Тявкнуть не успеешь. Нужны союзники. Самыми лучшими и сильными, конечно же, были эльфы.

    «Если бы только они столь страстно не желали спустить с меня шкуру», — думал он.

    Это обстоятельство являлось большой проблемой. Оставалось только надеяться, что информация о маге и его намерениях перевесит их садистское желание. Но не факт.

    «Впрочем, по большому счету меня это не спасет, — продолжал размышлять Юрий. — Ну расскажу я им об Андрее, и они, возможно, даже поверят, что им помешает меня укокошить особо извращенным способом? Ничего. Месть штука священная».

    О других союзниках даже не стоило заикаться. У кого еще в этом мире есть реальная сила? У гномов? Но что-то подсказывало Юрию, что с гномами не все ясно, особенно в плане магической мощи, которая потребуется для борьбы с претендентом в боги. Конечно, они все держат в секрете, параноики, но не значит ли это, что они почти бессильны вне своих гор? Как собственно и эльфы слабеют вне своего Леса, и чем дальше и дольше, тем хуже. Ведь по логике, зачем прятать силу? Наоборот, надо выставлять ее напоказ, чтобы враги видели и трепетали и даже не думали ни о чем плохом в отношении подгорного народа. Можно даже преувеличить реальные возможности. Но нет, не показывают, тем более что подобная показуха, по крайней мере в физическом плане, в характере бородатых коротышек. А про стойкость в деле выпивки и говорить нечего. Хотя, конечно, логика логике рознь, гномы ведь не люди, и кто знает их образ мышления? Но тем не менее факт остается фактом, последнего гномьего мага-универсала, а не типичного мага земли, видели чуть ли не тысячу лет назад…

    Больше вундеркинду-магу никто противостоять не сможет. Ибо если даже начать собирать по всему свету магическую армию из людей, что, прямо скажем, наверняка будет весьма трудным делом, про стоимость подобного найма и заикаться даже не стоит, он при наборе такой армии сидеть сложа руки не станет и пару палок в колеса точно вставит.

    «И даже если допустить такой фантастический вариант, что мне так или иначе с эльфами или без как-то удалось его спеленать, то надолго ли этот плен?!, — подумал Медведев. — Что-то я сомневаюсь, что столь могущественного мага может остановить какой-то противомагический ошейник. По крайней мере, подобный кожаный ширпотреб. Если уж я нашел способ обойти его свойства, пусть и столь опасный, то вундеркинд тем более отыщет. Для него потребуется какой-то эксклюзив. Живой же он слишком опасен… Можно, конечно, его убить и перебросить домой мертвым, но не думаю, что его папаше понравится такой способ возвращения сына. Можно, конечно, вернуть череп… но и это вряд ли поможет. Вундеркинд, обладая такой силой, наверняка залечил свои зубы, вырастив новые взамен изъеденных кариесом, по которым я и должен был его опознать. Так что вариант с черепом отпадает. Конечно, генетическая экспертиза покажет, что этот череп тот самый, что нужен, но целые зубы породят много вопросов. Во-первых: как я его нашел? Значит, нашел живым, а вернул мертвым? Почему же он тогда умер, а я нет? Тут-то мне и моей семье кирдык. Разговорят меня, как пить дай, разговорят, хоть на детекторе лжи, хоть сывороткой правды. Но как же его тогда возвращать?!»

    — Как?!

    Эльфа резко повернулась в сторону находящегося не в себе Медведева, и он понял, что последнюю мысль чуть ли не прокричал. Впрочем, Элеонтаэль ничего не сказала и не спросила.

    Раз уж тишина передвижения была нарушена, Юрий решил поговорить.

    — А есть какой-нибудь способ лишить мага его магических умений навсегда, а не временно, но так чтобы маг остался жив и желательно без дополнительных девайсов вроде ошейников и прочих амулетов?

    — К чему этот вопрос?

    — Просто интересуюсь.

    — Способ такой есть, — после долгой паузы соизволила ответить Элеонтаэль, — но пользуются им очень редко, последний случай был лет триста назад. Очень уж это жестокое наказание для магов.

    — И это говорит мне эльфа?!, — дурашливо изумился Юрий.

    — Да, это говорю я. Даже сложно описать, что испытывает приговоренный к лишению магического дара, и чем могущественнее маг, тем сильнее его страдания. Ведь совсем недавно он поднялся на несколько ступеней по лестнице, ведущей к богам, мог чуть ли не воскрешать мертвых, и вдруг его лишили всего. Это все равно, что обычного разумного лишить всех органов чувств: ослепить, оглушить, лишить обоняния и осязания, лишить рук и ног.

    — Да, пожалуй, действительно жутковато, — согласился Юрий. — Но мы отвлеклись от основного вопроса. Как можно лишить кого-то его магического дара? Как это делают эльфы?

    — У нас есть одно магическое дерево… если мага приковать к нему, а потом провести магический ритуал, то дерево впитает в себя всю магическую составляющую приговоренного, до самой последней капли, лишит его дара, так что он потом не восстановится. В итоге маг превращается в самого обычного обывателя.

    «Что ж, по крайней мере, вопрос с магией вундеркинда решен… точнее, может быть решен, если договориться с эльфами, хотя последнее будет наверняка чуть ли не сложнее, чем поймать уникума. М-да, та еще беда», — вздохнул Юрий, просто не представляя не то что как договориться с эльфами, но даже как поймать мага, сильнее которого в этом мире просто нет.

    Об остальных проблемах даже думать не хотелось. Руки просто опускались. В конце концов, еще надо как-то спасти свою шкуру от лап остроухих, и это вопрос вопросов. Без решения этой проблемы думать про остальное просто нет никакого смысла.

    «В такой ситуации как никогда верна поговорка, что неприятности нужно решать по мере их поступления», — подумал Юрий, пытаясь хоть как-то взбодриться.

    * * *

    Перед группой всадников, остановившихся на возвышенности, раскинулся небольшой имперский городок Халон тысячи на две-три жителей. Сей населенный пункт располагался где-то на полпути между столицей империи и герцогством Рэйстор, куда по легенде не спеша ехали три товарища: Тард, Лолт и Зарлон. Собственно, в этом городке, согласно маршрутному плану, они должны сейчас отдыхать, набираться сил перед очередным отрезком пути на родину.

    Узнать, действительно ли товарищи по несчастью в этом городе, а не где-либо еще, может, они опоздали или, наоборот, уже выехали, что-то напутав, не представлялось возможным. Оставалось только надеяться на дисциплину старого солдата Зарлона и на то, что по дороге с ними ничего не случилось. Разбойников хватало.

    Троица завтра утром должна выехать из городка. Отсюда нехитрый вывод, если они выехали, значит, все в норме, все идет по плану. Ну, а на нет…

    — И все-таки я против воссоединения с твоими товарищами, — сказала эльфа. — Они привлекут к нам лишнее внимание. Мы вполне можем проскочить сквозь заслоны имперцев.

    Юрий и ухом не повел. В принципе, он был согласен, что у эльфы есть все шансы провести небольшой отряд полукровок и своего пленника через границу незамеченными. Но у него был свой резон в дополнительных спутниках. Троица нужна ему как единственная возможность вырваться из плена. В Лесу же его ничего хорошего не ждет, даже несмотря на добровольное сотрудничество. Типа месть священна и все такое прочее.

    — Ты готова рискнуть?, — сохраняя невозмутимость, спросил Медведев. — Зная, что информация, которой я обладаю, жизненно важна для вашего народа, зная, что тот маг об этом знает и носом землю роет, чтобы найти нас и уничтожить. Ты готова отказаться от дополнительной возможности отбиться от посланных за нами магов. Если так, то что ж, давай разворачиваться и едем прямиком в Великий Лес, помешать я тебе не могу. Только потом не рви на себе волосы и прелестные ушки потому, что оказалась такой самонадеянной. Помнится, твоя самонадеянность тебя уже не раз подводила…

    Элеонтаэль мгновенно вспыхнула, ибо удар, что нанес Юрий, был весьма болезненным для самолюбия эльфы, она не могла больше облажаться, допущенных промашек более чем достаточно, чтобы на веки вечные опозорить свое имя, подорвать авторитет своего Дома, это ее последний шанс восстановить свой статус и даже приподняться, а сам Медведев мысленно смеялся.

    «Как же иногда легко управлять людьми… да и нелюдями тоже, которые даже помыслить не могут, что пленник может ими как-то манипулировать», — подумал он.

    — Хорошо, мы будем придерживаться первоначального плана, — буркнула эльфа и резко дернула поводья, разворачивая лошадь.

    Юрий последовал за ней в окружении пары полукровок-конвоиров.

    Остальные полукровки отряда тем временем нашли и обустроили подходящее место для засады в густом кустарнике, всего в трех километрах от города. Теперь осталось только дождаться товарищей, а точнее тех, кто за ними следит, и перебить гадов.

    Конечно, за троицей могли следить более изощренно, не топая по пятам по дороге в некотором отдалении, а следуя параллельно по лесу. Последнее было весьма сомнительно, но и на такой случай подстраховались со всех сторон. Пара бойцов эльфы рассредоточились в лесу по обе стороны от дороги, следя за тропами.

    Остаток вечера и ночь прошли без проблем. Никто в кусты не лез, разве что неглубоко, чтобы справить естественные надобности по-легкому. Единственной неприятностью в этом случае являлась смена направления ветра, и тогда давал о себе знать запашок. Особенно плохо стало, когда один тучный торговец серьезно обдристался, едва успел забежать в кусты и снять портки.

    — Прямо ходячий химический завод по изготовлению сугубо ядовитых отравляющих веществ. Зарин, наверное, и то приятнее пахнет…, — зажимая нос, прогудел Юрий, когда торговец наконец сделал свое черное дело и поехал дальше по своим делам. — Что он такого жрал, что аж глаза щиплет?!

    Оглянувшись на эльфу, Медведев почти забыл об убийственном запахе и едва не расхохотался во весь голос. На Элеонтаэль было жалко смотреть. Она реально позеленела, то и дело ее щеки надувались, словно она едва сдерживала себя от рвотных позывов. Все-таки сдержалась, и то, наверное, только потому, что рядом находился человек, перед которым показывать свою слабость нельзя.

    — Ну как, полегчало?, — почти сочувственно спросил Юрий, когда ветер сменил направление, и запах отнесло в сторону.

    — Люди самые вонючие существа…, — сказала она, скривившись. — Даже огры, жрущие падаль, и то пахнут приятнее…

    Юрий только усмехнулся.

    Вскоре движение окончательно затихло, но огонь, естественно, разводить не стали, мало ли кого еще понесет по дороге, может, курьер какой проскачет, заметит и сюда отряд стражи отправят проверить, что к чему, авось разбойники, так что обошлись заранее заготовленными запасами еды.

    Наступило утро, и движение вновь возобновилось. В город из ближайших деревень на груженных свежей провизией телегах ехали крестьяне. Обратно ехали они же, но уже на пустых возах. Промелькнула пара карет. К счастью для эльфы, да и к большому облегчению Юрия, в кусты больше никто не лез, прошлой химической атаки хватило за глаза.

    — Едут…, — едва слышно сказала Элеонтаэль ближе к полудню.

    Юрий вгляделся сквозь ветви на дорогу, но увидел своих товарищей только через три минуты. Впрочем, это понятно, эльфа — дитя леса, видит сквозь ветки так же хорошо, как орк в голой степи.

    «Поспешают не спеша», — мысленно хмыкнул Юрий, проводив взглядом лениво передвигающихся товарищей.

    Выглядели они, мягко говоря, не радостно. Захотелось даже их как-то приободрить, но Юрий удержал в себе этот порыв. Все должно выглядеть естественно. Неизвестно, как далеко, а точнее близко находятся следаки.

    «Теперь главное слежку не пропустить…» — подумал он.

    Топтуны себя ждать не заставили. Даже если бы эльфа не указала на группу из пяти всадников, Юрий и сам бы понял, что это они. Вроде бы и одеты обычно, и ведут себя как прочие путники, но что-то неуловимое выдавало в них «шпиков». Может, какая-то похожесть друг на друга…

    Юрий вопросительно взглянул на Элеонтаэль, почему, мол, не начинаете работать. И в этот момент из леса вылетели стрелы, и пятерка следаков слетела со своих коней. Впрочем, убитых оказалось всего двое, это те, кому стрелы попали в горло и голову, остальные довольно резво вскочили с земли, броня у них под одеждой оказалась хорошей, даже зачарованные стрелы остановила, и в свою очередь схватились за оружие. Точнее, за боевые амулеты.

    Один из оставшейся троицы решил зафигачить что-то по «зеленке» кустов, в которых прятались Элеонтаэль с Юрием, но эльфа оказалась быстрее, и бойца снесло с дороги воздушным молотом, хорошо приложив о дерево.

    Еще одного сняли лучники, пробив-таки его броню и сделав из него дикобраза.

    Последний оставшийся в живых таки смог воспользоваться амулетом, но без результата. Ветвистая молния с треском разрываемой ткани ушла куда-то в небо, ибо руку пробило стрелой. Потом он стал похож на своего товарища-дикобраза и рухнул в пыль дороги.

    Все заняло едва ли полминуты.

    * * *

    — Ну вот, все-то и делов, а ты боялась, — фыркнул Юрий, выходя из зарослей.

    Следом вышла эльфа с хмурым выражением лица.

    Очередной крестьянин, увидев на дороге трупы, резво развернул лошадку и, громыхая телегой, покрикивая на животное и хлестая плетью, понесся назад. Задерживаться не стоило.

    — В чем дело?, — поинтересовался Медведев у Элеонтаэль, бродившей по полю скоротечной битвы и словно к чему-то принюхивающейся. — Лучше пошлите кого-нибудь за моими товарищами…

    Эльфа махнула рукой, и Юрий мог не сомневаться, что-то кто-то из ее сподручных, так и оставшихся сидеть в лесу, метнулся догонять троицу.

    — Что-то не так…, — наконец произнесла она.

    — Что именно?

    — Не знаю… слишком легко все получилось… Ведь они должны были повязать нас, если бы мы пошли на воссоединение с твоими друзьями. Значит, должны были послать достаточно сильных магов, а это обычные люди. И еще…

    — Что?

    — Сработал какой-то амулет…

    — Ну дык…

    — Помимо того боевого небесного копья, — оборвала Медведева эльфа. — Мне это все сильно не нравится.

    Юрий заразился тревогой от эльфы. Действительно, что-то в этой группе следаков не стыковалось. Можно, конечно, подумать, что их отправили исключительно следить, но… Но не стоило недооценивать вундеркинда. Он намного умнее, значит, здесь есть какой-то подвох.

    — Какая-то ловушка?

    — В любом случае надо отсюда убираться и как можно скорее, — сказала эльфа. — Я очень не люблю, когда что-то непонятно.

    — Как скажешь, тем более что нас ничего не держит, — не стал спорить Юрий, он тоже был склонен согласиться с тем, что надо немедленно уносить ноги.

    В этот момент из-за поворота появилась троица, и Юрий радостно помахал им рукой.

    — Здорово!

    Друзья пришпорили лошадей, и в этот момент за спиной Юрия что-то гулко хлопнуло, будто из бутылки шампанского вылетела пробка, только хлопок был раз в двадцать сильнее. Радостные лица друзей тут же поблекли, а потом на них отразился неописуемый ужас.

    Медведев резко развернулся, он уже понял, кого сейчас увидит, и не ошибся. В метрах тридцати появился маг Андр. Он широко улыбнулся, разведя руки в стороны, словно собирался обнять старого друга, коего давно не видел.

    Элеонтаэль встрепенулась, хотела что-то смагичить, но не успела. Претендент в боги, даже не повернув в сторону эльфы голову, легонько так, даже пренебрежительно махнул рукой, отчего эльфа сломанной куклой улетела в кусты.

    — Как я рад нашей новой встрече!

    — Чего не могу сказать я…

    На мага со всех сторон посыпались стрелы, но он даже не обращал на них внимания. Даже зачарованные стрелы не могли пробить его защиту, увязая в ней, как в густом желе, и опадая ему под ноги. Маг учел ошибки прошлого столкновения и подготовился по максимуму.

    Потом он стал избавляться от стрелков, посылая в лес энергетические разряды, и вскоре обстрел прекратился. Кого-то убило, кто-то оказался умнее и постарался смыться.

    Юрий оцепенел и не мог сдвинуться с места. И уже не важно, воздействие это на него мага или же просто психологический ступор. Он отчетливо понимал, что деваться ему некуда, бежать бесполезно, и даже если бы сейчас на нем не было ошейника, блокирующего его способность к оборачиваемости, это тоже бы не помогло. Если уж в прошлый раз оказалось бесполезно, то сейчас подавно.

    — Капец…

    — Верно, — согласился Андрей со все той же легкой глумливой улыбкой. — Сколько веревочке ни виться, а конец…

    Следующее слово заглушил выстрел. Воздействие мага на Юрия на мгновение ослабло, и он упал на землю, понимая, что загораживает сектор обстрела своим товарищам, и выстрелы зазвучали с пулеметной скоростью.

    Его товарищи не испугались какого-то там мага. Точнее, первый шок от его необычного способа появления прошел, и они стали действовать, тем более что маг на них не обратил никакого внимания, словно они какие-то козявки, ни на что не способные. И потом, они верили в оружие, что дал им Медведев, тем более что являлись свидетелями того, как легко оно разделывается с магами эльфов. Оружие не подвело и на этот раз.

    Первые попадания неприятно поразили претендента в боги. Юрий отчетливо увидел удивление, даже изумление на его лице, быстро переросшее в озабоченность. Свинцовые пули пробивали его мощнейшую защиту, не без труда, но пробивали, и вот первое кровавое пятно расплылось на левом плече мага. Потом пропиталась кровью одежда на животе и правой ноге.

    — Ч-черт…, — по-русски ругнулся маг Андр, полностью сосредоточившись на защите и даже не думая о нападении.

    Козявки, батарейки, это будущее жертвенное мясо, оказались очень опасными. И вновь повторился трюк с порталом, как тогда в городе. Претендент в боги просто исчез в яркой вспышке, чтобы где-то в своей норе залечить полученные раны.

    * * *

    — Он исчез?, — с дрожью в голосе спросил Тард, не в силах опустить револьвер, водя им из стороны в сторону в поиске противника.

    — Да, он исчез, и вряд ли появится скоро, так что можешь опустить оружие, — поднимаясь с земли, подтвердил Юрий. — Спасибо.

    Медведев по очереди крепко обнял своих товарищей.

    — Если бы не вы…

    — На тебе опять ошейник, — с легкой усмешкой заметил Лолт.

    — Да… кстати, надо найти эльфу, — вспомнил о своей пленительнице Медведев, подумав, что она сама сейчас перейдет в разряд пленницы. Уже в который раз…

    — А этот маг…, — пробормотал Тард, все еще озираясь и крупно вздрагивая. Руки его так и вовсе ходили ходуном.

    «Интересно, он хоть раз попал в этого вундеркинда, или это уже послебоевой отходняк», — невольно подумал Юрий.

    — Он нам пока не страшен. Вы его хорошо приложили. Сейчас он появиться не рискнет, чтобы не схлопотать еще свинца. Должен сказать, что не ожидал от вас такой прыти…

    — Да мы и сами не ожидали, — несколько нервно хохотнул Зарлон. — Подумали, что бежать смысла нет, уж больно могуч этот маг, раз порталом смог воспользоваться, это ведь только в легендах маги могли так перемещаться, ну а раз так, значит, надо нападать, чтобы, значит, подороже продать свои жизни, раз уж он на нас пока внимания не обращает, считая безвредными.

    — Правильно. Свидетелей он бы все равно не оставил.

    Наконец они пробились сквозь заросли и обнаружили стонущую и едва шевелящуюся эльфу. Изо рта, носа, ушей и даже глаз у нее текла кровь. Впрочем, кровотечение уже прекратилось, остались только красные дорожки, но она все еще находилась в плачевном состоянии.

    «Может, добить ее наконец?» — в который раз подумал Юрий.

    Но нет, это было бы неразумно.

    «В конце концов, где я еще возьму эльфа для отправки в Лес с предложением о союзе в обмен на важную информацию, — подумал он. — Хотя можно захватить любого в посольстве… Но опять же ее жизнь — жест доброй воли. Уже в который раз…»

    Проверив, не сломано ли у нее чего, Юрий подхватил эльфу на руки, благо она была легка как пушинка, и вышел из кустов. Элеонтаэль стала приходить в себя, глаза стали более осмысленными, она что-то начала шептать, видимо, исцеляющие заклинания или чего похуже… Не желая рисковать, Юрий поспешил сделать необходимое и вытряхнул содержимое ее мешка на землю.

    — Запасливые, — усмехнулся он, выуживая из всего барахла до боли знакомый предмет, а именно антимагический ошейник, близнец того, что красовался у него на собственной шее.

    — Нет…, — попыталась слабо сопротивляться эльфа, но Медведев, не обращая на ее потуги внимания, надел ошейник.

    — Говорил же, что тебе надо запастись более эстетичным экземпляром, с коим не стыдно на людях показаться, а ты не послушала. Вот теперь и ходи с этим убожеством. И нечего на меня так зыркать, я что ли виноват?

    Эльфа сказала что-то явно ругательное, впрочем, на эльфийском это мало чем отличалось от приятной слуху музыки, разве что тональность грубая, а потом с болью в голосе добавила:

    — Я не успела излечиться…

    — Ничего, у тебя тут куча целебных амулетов. Воспользуйся… Зарлон, отбери ей целебные амулеты, ты в этом разбираешься, а то как бы она нас боевыми не оприходовала…

    Старый солдат понятливо кивнул и стал перебирать камушки-амулеты, откладывая в отдельную кучу боевые с их последующей экспроприацией на нужды отряда.

    Эльфу уговаривать не пришлось, и она обратила несколько амулетов на себя. После чего стала более активной.

    — Ну вот, теперь мы вроде как на равных, оба в ошейниках.

    Эльфа ничего не ответила.

    — Зови своих людей… то есть эльфов, в смысле полукровок, что у тебя охрану изображают или мой конвой. Пора отсюда сваливать, — сказал Юрий, заметив очередную повозку, круто развернувшуюся почти на месте и резво припустившую в обратном направлении. — Только не дури.

    Медведев продемонстрировал свой револьвер «гремлин», что ему только что вручил Зарлон.

    Эльфа, чуть повысив голос, что-то сказала на эльфийском, и через минуту на дорогу вышли двое ее сопровождающих, помятого вида, настороженно поглядывающих на людей. В руках они держали луки с наложенными стрелами.

    Эльфа снова что-то сказала, и полукровки неохотно убрали оружие за спину.

    «Завалить их, что ли, что называется, от греха подальше?, — невольно подумал Юрий. — Но да ладно, чувствую, пара луков нам не помешают».

    — А остальные?

    — Это все… кто остались.

    — Печально. Ладно, уходим…

    Товарищи Юрия за это время успели обобрать убитых соглядатаев, поснимав кое-какое оружие, ну и кошели, конечно, а также все амулеты. Поменялись с мертвецами лошадьми, взяв те, что не сбежали слишком далеко, собственные у них оказались теми еще клячами, и были таковы, юркнув в лес.

    — Что теперь?, — спросил Лолт, когда они выехали на какую-то тропинку, где едва могли разъехаться две лошади. Видать, проселочная дорога до ближайшей деревни.

    — Сваливаем в баронства как можно быстрее. Там нас имперцам перехватить будет сложнее.

    — А потом?

    — Суп с котом… в смысле вы поедете домой в свое герцогство, тратить накопленные богатства. Накопилось у вас порядочно.

    — Э-э…

    — Опасно вам со мной…, — перебил Медведев Лолта, хотевшего что-то сказать. — Сами уже, наверное, поняли, что на меня охотится слишком сильный маг. Рано или поздно он снова меня достанет…

    — Думаешь, если мы разделимся, он нас оставит в покое?, — усомнился Зарлон. — Сам ведь сказал, что ему свидетели не нужны, а видели мы достаточно. С нами поодиночке он мигом разделается. Так что шанс у нас если и есть, то только с тобой.

    — Мой косяк, — покаянно кивнул Юрий. — Забыл. Тогда нам всем вместе надо где-то затаиться и не отсвечивать.

    — И где же есть такое место?, — дрогнувшим голосом спросил Тард.

    — Хм… у меня на примете только одно место, где мы сможем отсидеться в относительной безопасности и уединенности.

    — Гномы?, — предположил Лолт.

    — Они самые, — кивнул Юрий. — Тем более нас приглашали, вот и наведаемся в гости.

    — А что потом?, — спросил уже Зарлон. — Вечно сидеть у них вряд ли получится. Даже если гномы против не будут, мы сами волками завоем.

    — Придумаем что-нибудь, тем более что пара мыслишек уже есть, — покосился Медведев на все время молчавшую эльфу. — Так что прорвемся… В первый раз, что ли?!

    Друзья согласно засмеялись.

    Глава 4.

    Имперскую границу с баронствами, несмотря на все страхи, преодолели без проблем, без сражений и погонь, пряток и засад с обеих сторон, как со стороны имперцев, так и самих беглецов.

    Первое время все ожидали внезапного появления мага, чуть ли не за каждым поворотом. Выйдет, скажет с издевкой: «А вот и я!» и всех сожжет. Но пока ожидания не оправдывались.

    Без сомнения, следующая встреча станет последней для Юрия и всей его команды. В следующий раз мага не застанешь врасплох, не подранишь из «гремлинов», и он нанесет убийственный в своей чудовищности силы удар. Пепла не останется. А ему даже противопоставить нечего, кроме дохленьких амулетов и «гремлинов». Магичка и та с ошейником. Хотя она, как показал недавний опыт, совсем не аргумент в магической битве.

    Посему отряд гнал во весь опор, на пределе возможностей лошадей, на юг в сторону вольных баронств. Найти в тех краях кого бы то ни было практически нереально. Проблемы могли возникнуть разве что на границе с Летийской империей.

    Нервозность достигла пика, и Зарлон, на очередной вечерней стоянке после бешеной скачки, когда до границы оставался всего один дневной переход, предложил радикально сменить маршрут чуть ли не на противоположный.

    — А что так?, — спросил Юрий, хотя уже понимал озабоченность старого солдата.

    — Слишком очевидное направление выбрали.

    — Согласен, — поддержал Лолт, подбрасывая в костер очередное полено. — Мало того что империя в состоянии войны практически со всем остальным миром, и на границе стоят усиленные патрули, так еще наверняка маг какую-нибудь каверзу выкинет… Для мага Андра ведь не является секретом направление нашего бегства, и он постарается преподнести сюрприз.

    Все посмотрели на Юрия. Медведев, пожевав губами, со вздохом ответил:

    — Все верно, мужики, но остальные направления еще хуже. Тут у нас хоть какой-то шанс проскочить есть, а если бегать по империи, то это все равно, что по минному полю…

    — Почему?, — не понял Тард, как, впрочем, и все остальные.

    — Ну как по полю с капканами… Один неверный шаг и все — попался. Потому и несемся вскачь, не жалея лошадей, чтобы маг не успел ничего предпринять.

    — И все же…

    — Да, он сильный, но не всемогущий же!, — взорвался уже Юрий. У него с нервами тоже было не ахти, ошейник еще этот раздражал без меры. — Да, он знает, куда мы направляемся, но точно определить наше место даже ему не под силу, учитывая, что мы при малейшей возможности меняем дороги, благо их тут вдоволь, практически к каждому баронству ведет отдельный путь, и они пересекаются между собой… Опять же он не может светиться своим могуществом, сам ведь надел на себя личину заурядного мага. А если начнет показывать что-то запредельное, то у него возникнут изрядные проблемы с официальным архимагом и всей братией обычных магов. Так что самолично отлучаться ему на охоту за нами нельзя, иначе его всем скопом завалят от греха подальше. Никто не любит сильных, особенно если они прячут свою силу…

    Так практически каждый вечер с разными вариациями, успокаивая себя и товарищей, Юрий засыпал тревожным сном с кошмарными сновидениями, от которых просыпался в холодном поту и с гулко бухающим на грани аритмии сердцем. И это, надо понимать, не добавляло ему ни сил, ни хорошего настроения.

    Но обошлось. Будущий божок не появился прямо перед беглецами, ухмыляясь во все тридцать два зуба или хохоча демоническим смехом, да и на границе ничего не произошло. Полукровки провели отряд по едва заметным тропам контрабандистов.

    Собственно, границы между империей и баронствами как таковой и не существовало. Ну о какой границе может идти речь в раннем средневековье? Проходи где хочешь. Это ведь не «железный занавес» СССР во времена холодной войны с контрольными полосами и колючкой по всему периметру.

    Хотя Юрий ожидал увидеть что-то вроде римской стены со сторожевыми башнями. В конце концов, вундеркинд не дурак и мог бы помочь императору в более продвинутом обустройстве границы. Но нет, ни деревянной стены, ни тем более а-ля Адрианова вала не наблюдалось.

    «Да и зачем ему крепкая граница?, — подумал Медведев. — Для чего вбухивать в строительство огромные финансовые и трудовые ресурсы, если эта граница в скором времени станет бесполезной? Империя ведет завоевательную кампанию. Единственное, почему все эти баронства и прочие независимые образования по-прежнему независимы, хотя сломить их было бы легче легкого. Это то, что вундеркинд дает им время перед лицом неизбежного поглощения объединиться в нечто вроде конфедерации, дабы в предстоящей бойне крови пролилось как можно больше, точнее, зарядилось как можно больше камней силы…»

    Отправляться в долгий путь без магической защиты было, пожалуй, глупо. На дорогах баронств полно всякой разбойничьей швали, а уж если сами бароны встали на большую дорогу, то ожидать можно всякого, в том числе магической атаки.

    Гоблины опять же в своих горах толпами бегают. Гномы, может, и зачистили какой-то участок, но где гарантии, что какой-нибудь отряд или охотничья команда не решит попытать счастья получить человеческое мяско, ну и эльфийским до кучи разжиться? Так что Юрий предложил свернуть в знакомое баронство, благо что почти по пути, где в прошлый раз он хорошо затарился всякими магическими амулетами на все случаи жизни и нанял охрану до королевства Варолд, что уже наверняка стало очередной имперской провинцией.

    — Может, еще и охрану наймем?, — предложил Медведев, правда без особого энтузиазма. — Деньги не проблема, экономить на собственной защите — последнее дело, так что хоть целую армию можем подрядить.

    — Да ну, — сразу же отмахнулся Зарлон. — Не спасет нас армия. Да и где ты здесь возьмешь армию? Единственный наш шанс это скорость и скрытность. А о какой скорости и скрытности можно говорить, путешествуя толпой?

    — Верно…

    Эльфа в обсуждении не участвовала. Она вообще в последнее время рот редко открывала, да и то большей частью лишь для того, чтобы поесть. Видимо, то, что она уже в третий раз оказалась в противомагическом ошейнике, ее морально подкосило.

    В город Медведев решил въехать в полдень. Задерживаться надолго, а тем более ночевать, хоть и хотелось нормально отдохнуть, он не собирался. Только лишь снять деньги в банке и быстро пробежаться по лавкам, торгующим магическими амулетами. Ну еще продуктов набрать на рынке, а то жареное мясо, приправленное лесными травками и ягодой, уже изрядно приелось.

    На въезде в город один из стражников, взглянув на въезжающих, отчего-то вдруг нахмурился, потом удивился, а под конец так и вовсе стыдливо отвел глаза.

    Заплатив положенную пошлину, отряд въехал в город. Оставлять кого-то в лесу, тем более эльфу с ее охраной, Юрий не стал. А ну как попытается снять ошейник рисковым способом, что он придумал? Если получится, то он вновь рискует стать пленником, а не получится — умрет. И хрен бы с ней, но не хотелось, чтобы эльфячье племя считало его виновным еще и в ее смерти. К тому же она нужна как посредник.

    Со съемом денег проблем не возникло, только управляющий банком как-то странно посмотрел на Юрия, но ничего не сказал, а сам Медведев спрашивать не стал. Но это ему, естественно, не понравилось, тем более он вспомнил стражника у ворот, поведению которого он тогда не придал значения.

    Выйдя из банка и с подозрением оглядевшись по сторонам, Юрий напряженно сказал товарищам:

    — Так, мужики, у нас мало времени. Не нравится мне атмосфера в городе…

    — Что ты имеешь в виду?, — удивился Тард.

    Зарлон и Лолт промолчали, но судя по их лицам, и они не поняли.

    — Не знаю… может, и паранойя разыгралась. По-хорошему не стоило нам светиться в городе… но и без амулетов далеко не уедешь. Так что послушаемся мою паранойю, как говорится, береженых и боги берегут. Посему нам придется разделиться. Тард, останешься со мной, а вы прихватите одного из этих полукровок. Эльфа и второй ее сопровождающий останутся при мне. Вот деньги, быстренько пройдитесь по рынку и закупите продуктов. Не торгуйтесь, платите, сколько запросят, время дорого.

    Юрий передал Зарлону кожаный кошель с серебром.

    — Сделаем…, — поджав губы, кивнул старый солдат, не став ни о чем спрашивать. Он, как и Лолт, хотел все же немного посидеть в таверне и пропустить по стаканчику-другому винца, а тут такой облом. Но Юрию виднее.

    — Ну а я пробегусь по лавкам магических побрякушек… Всё, разбегаемся. Встречаемся здесь же через… через полчаса.

    Эльфа оспаривать решение о разделении ее охраны не стала, только кивнула своему полукровке, дескать делайте все, как говорит этот человек.

    Продавцы магических «побрякушек» встретили Медведева как родного, точнее, как очень богатого родственника, а то родные теми еще голодранцами могут быть. Правда, предложить они практически ничего не могли. Не успели они еще запастись амулетами с прошлого шопинга Юрия. Так что он смел все остатки подчистую с упором на защитные и целебные амулеты, что не скупил в прошлый раз. Как боевые лучше револьверы.

    Селитры, как и раньше, в свободной продаже не оказалось, только теперь не по незнанию сего вещества, а просто гномы скупали все на корню. Разве что немного серы удалось приобрести, по совсем уж бешеным ценам. Поставки серы также практически прекратились, и все по вине гномов.

    «Похоже, производство пороха бородатые коротышки поставили на широкую ногу, — подумал Юрий. — Скоро у империи возникнут большие проблемы с завоеванием мира. Впрочем, будущему божку это, похоже, будет только на руку…»

    Через полчаса лихорадочных покупок и чувствительного удара по кошелям, все вновь собрались рядом с банком гномов. Судя по раздувшимся седельным сумкам на лошадях, затарились они по полной.

    — И правда, какая-то нездоровая атмосфера в городе…, — выпалил Зарлон, несколько нервно оглядываясь назад.

    — Что-то случилось?, — взволновался Юрий.

    — Нет… но косые взгляды были, и мне это не нравится.

    — Узнать не пробовали, в чем дело?

    — Пробовали, — кивнул уже Лолт. — Но все как языки проглотили или отнекивались, дескать, ведать не ведаю, знать не знаю. Кто-то вообще аж шарахался, точно мы прокаженные… Убираться надо отсюда… и как можно быстрее.

    — Если нас из города вообще выпустят, — буркнул Зарлон.

    — Вот мы и посмотрим, держите амулеты… а теперь по коням, — скомандовал Юрий, когда все обвешались амулетами, точно елки новогодними игрушками.

    Рысью проскакав по улицам, пугая прохожих, заставляя людей с криками и проклятьями отскакивать в сторону и вжиматься в стены, отряд подъехал к воротам.

    Все приготовились к бою, сжались, точно пружины, нервы аж звенели от напряжения, но ничего не произошло. Никто даже не подумал их задерживать. Правда, как особо отметил Юрий, одного из стражников у ворот не хватало, хотя остальные из смены остались на месте.

    «Ой неспроста все, ой неспроста…» — подумал он, оглядываясь.

    Отъехав от города и не увидев погони, все невольно перевели дух и даже заулыбались.

    — Кажись, пронесло, — выдохнул Лолт.

    — Или не захотели в городе побоище устраивать, — обронил Зарлон. — В случае заварухи мы бы ведь там все по камешку раскидали.

    — А посему не теряем бдительности, — подытожил Юрий.

    * * *

    Впрочем, бдительность такая штука, что удерживать ее в постоянном напряжении слишком долго невозможно, ну день, ну два. Рано или поздно чувства притупляются. К тому же кругом тишина, весенняя благодать, птички поют, крестьяне на полях трудятся, заканчивая посевные работы.

    Вот очередное баронство. Четвертое за третий день. Они были разделены между собой речушкой метров шесть-семь в ширину, но судя по темным водам и обрывистым берегам, довольно глубокой. Бароны за проезд по своей территории взимают плату. Вот и здесь с обеих сторон моста стоят посты с бравыми баронскими дружинниками.

    «Провожающим» отряд ничего не должен. Только деревянный жетон отдали, свидетельствующий, что дорожную пошлину заплатили на въезде в баронство. В принципе, можно где-нибудь объехать этих постовых, но пару раз на дорогах встречались патрульные разъезды, требующие с путников показать знак, и не будь его, пришлось бы платить огромный штраф. Опять-таки можно и не платить, а покрошить на месте, магией приголубить, но зачем оставлять такой след, тем более что деньги не шибко большие, по крайней мере для Юрия. Да и людей лишний раз по таким пустякам убивать не хотелось.

    Отдав жетон вышедшему встречать десятнику, отряд въехал на мост. Зацокали копыта по толстым мостовым доскам.

    Юрий невольно нахмурился, что-то тревожно ворохнулось внутри. Так бывает, когда подсознание уже отметило какую-то неправильность, а сознательная часть все тупит, никак не догоняет, в чем собственно заключается неправильность.

    Но вот в голове словно что-то щелкнуло.

    — Стражники…

    — Что — стражники?, — не понял Тард.

    Медведев обернулся на стражников, что остались за спиной отряда.

    Обычно служивые люди на таких удаленных постах быстро опускаются. Во всем их облике так и сквозит уныние, потерянность, как следствие, они страдают типичным пороком — пьянство. Или скорее сразу таких сюда загоняют, с глаз долой. А эти ничего так, держатся бодрячком.

    — И впереди такие же…

    Ну ладно, один пост может быть «правильным», но чтобы сразу два, тем более что при въезде ныне покидаемого баронства их встречали именно такие типичные забулдыги.

    — Что?, — сонно отозвался Зарлон.

    Лошади, несмотря на хороший уход и полноценное питание, изрядно устали, поменять их на свежих просто нереально. Так что двигались больше шагом, а это в сочетании с припекающим солнышком весьма хорошо укачивает и навевает сон, того и гляди вывалишься из седла.

    — К бою!!!, — заорал Медведев, увидев, что стражники, как впереди, так и сзади, словно по команде, а точнее по какому-то незаметному знаку, пришли в движение, вытащили из сумок какие-то амулеты и направили на сгрудившихся на середине моста путников.

    Из избушек, в которых проживали несшие службу бойцы, выскочило еще человек по десять, кто с арбалетами, а кто с метательными дротиками.

    Раздался треск срабатывающих амулетов, и в путников, застрявших на мосту, полетели молнии и огненные шары. К счастью, не слишком мощные, не говоря уже о том, что они не имели функции самонаведения. А вслед за магическими снарядами понеслись вполне материальные, то бишь арбалетные болты и копья.

    Крик Юрия сделал свое дело, и все без исключения в первое же мгновение, несмотря на сонливость, чисто на рефлексах, которые не затупит никакой сон, слетели с коней.

    Часть зарядов прошли мимо цели, но какие-то настигли жертв, и с груди прахом посыпались защитные амулеты, принявшие на себя первые магические удары.

    Заржали лошади с болтами и дротиками в своих телах. Встав на дыбы, они легко проломили своей массой хлипкие перила и свалились в реку. Другие рванули вперед, оставляя своих хозяев, на которых сзади уже наседали разбойники.

    Охранники эльфы успели сделать по два выстрела из лука, сняв четверых, кто бы сомневался, с такой-то короткой дистанции и при довольно хлипких кожаных доспехах нападавших, но потом им все же пришлось оставить луки и браться за мечи. К ним присоединилась их госпожа, выуживая из своего мешка боевые амулеты. Часть их Юрий ей после долгого раздумья вернул. Ведь в случае чего, чем больше рук сможет их использовать, тем лучше.

    Значит, тыл пока под надежной защитой. Сквозь полукровок с магической поддержкой не прорваться.

    Пропустив раненых лошадей, сейчас от боли способных затоптать всех вставших у них на пути, подключились разбойники с противоположного берега. При этом магические атаки не прекращались. Амулеты у нападавших хоть и были слабенькими, но их оказалось на удивление довольно много, и амулеты защиты продолжали осыпаться с неприятно высокой скоростью.

    Зарлон и Лолт схватились за привычное им оружие, то есть за мечи. В данном случае на таких коротких дистанциях они поступили правильно, ибо враг оказался уже слишком близко, и с револьвером особо не повоюешь — зарубят.

    Тард, по молодости несколько растерявшись, не знал, на чем остановить свой выбор, то ли на мече, с которым у него все же было не ахти, ведь он простой ополченец, то ли на показавшем свою мощь и убойность револьвере, и терял драгоценные секунды. Но его пока прикрывали старшие товарищи, вступившие в ожесточенную схватку.

    Зато не сомневался в выборе оружия Юрий, оказавшийся в центре всей этой катавасии, выхватывая свой револьвер-переросток, и, получив еще один разряд молнии, хорошо его тряхнув, несмотря на все еще имеющуюся защиту, открыл огонь по оставшимся в тылу разбойников арбалетчикам, заканчивающим перезаряжать свое тугое оружие.

    Пять быстрых выстрелов, и трое из шести арбалетчиков свалились на землю. Два из них уже без признаков жизни. Третий корчился от боли, зажимая живот, и кричал.

    Не имея времени перезаряжать оружие, Медведев выхватил из кобуры «гремлина» Зарлона, оказавшегося ближе всех.

    Оставшиеся на ногах арбалетчики тем временем снарядили свое стреляющее оружие и сделали залп.

    Юрия сбило с ног касательным попаданием. Второй болт прошел мимо. Видимо, сразу двое целились в него, как в самого опасного противника. Еще один болт впился в спину полукровки, в последний момент прикрывшего от смерти свою госпожу.

    Сипло вдохнув, возвращая в легкие выбитый из них ударом воздух, Юрий открыл стрельбу по оставшимся арбалетчикам. Но те не будь дураками, уже прознав, что от громыхающего амулета никакие защитные средства не помогают, скрылись за избушкой, так что все пули прошли мимо.

    Определился с выбором Тард. Он тоже положился на револьвер и разрядил пять выстрелов в упор, снеся с ног пятерых разбойников. После чего также взялся за меч, ибо на перезарядку времени не оставалось, так как открылась брешь в обороне из-за упавшего с криком Лолта, в последний момент получившего удар по бедру.

    Эльфа, разрядив свои немногочисленные амулеты во врага, зажарив двоих, также взялась за холодное оружие — меч своего погибшего охранника.

    Установилось шаткое равновесие. Но разбойники хоть и понесли чувствительные потери, по сути потеряв половину своих бойцов, не дрогнули, а после выкрика командира, дескать, уцелевшим достанется больше, вновь насели с удвоенной энергией точно обезумевшие.

    Рухнул второй полукровка, получив метательный нож прямо в глаз, и Юрию не осталось ничего другого, как закрыть собой эту брешь, встав плечом к плечу с эльфой. Правда, осознавая, что мечник из него как из… в общем, плохой из него мечник, он больше защищался, то и дело срывая с шеи боевые амулеты и разряжая их во врагов в упор. Правда, такие случаи случались редко, ибо хватит одной заминки, чтобы получить сталь в кишки.

    Как выяснилось, Элеонтаэль хорошо поработала на этом направлении, аннулировав практически все защитные амулеты, и первый же получивший огнешаром разбойник вспыхнул как свечка. Пометавшись пару секунд среди товарищей, сбив их строй и натиск, он рухнул в реку, точнее ему помогли, чтобы не мешался.

    Зарлон и Тард ушли в глухую оборону, видимо, понадеявшись на Юрия с эльфой. Впрочем, это понятно, ведь у них врагов не в пример больше. Правда, им помог Лолт. Обратив на себя несколько целебных амулетов, добившись, чтобы рана на ноге закрылась и не кровоточила, он воспользовался своим револьвером.

    Грохнуло еще пять выстрелов, и еще на трех разбойников оказалось меньше.

    Арбалетчики тем временем не сидели сложа руки, а активно ими работали, натягивая тугие тетивы. И в тот момент, когда Юрий поджарил очередного врага, а эльфа зарубила последнего оставшегося, попытавшегося удрать, так как он вдруг остро почувствовал свое одиночество, в спину больно ударило, а буквально через секунду изо рта вылетели кровавые брызги.

    Второй болт прошил ногу эльфы, и она с криком рухнула рядом с хрипящим и булькающим кровью Юрием.

    Тард, Лолт и Зарлон медленно отступали под натиском противника, благо что со спины больше опасности не было, но долго они так продержаться не могли. Стоит им только отвлечься, чтобы не то что перезарядить револьвер, а даже схватиться за боевой амулет, как их сомнут.

    Эльфа выдернула из ноги болт и зашарила в мешке в поиске целебных амулетов.

    Юрий хрипел пробитым легким, пуская пузырящуюся кровь, и ничем не мог помочь своим товарищам, силы стремительно покидали его, вот глаза уже застил серый туман.

    Вскрикнул Зарлон, получив кинжалом по руке. Впрочем, это не вывело его из игры, наоборот, только еще сильнее обозлило.

    Безмолвно свалился Тард, пропустив удар по голове, благо шлем спас от смерти, но вырубило его качественно.

    Уцелевшие разбойники снизили натиск. Никто не хотел погибать, и они видели хорошую возможность разделаться с противником, не форсируя события, прекрасно понимая, что оставшиеся не смогут им ничего противопоставить. Все, что могли, они уже пустили в ход.

    Рядом с эльфой, обратившей на себя первые целебные амулеты, впилось еще два болта. Расстояние и усталость сделали свое дело, и стрелки чуть промазали. Впрочем, это до следующего выстрела, когда они подойдут гораздо ближе. Чего стрелять издалека, когда им уже ничего не угрожает?

    «Вот и всё…» — подумал Медведев, затуманивающимся взглядом видя, как замедляются движения Зарлона, да и Лолт держится лишь на силе воли, желании прихватить на тот свет побольше напавших на них ублюдков.

    А разбойники, кажется, так и вовсе играются с уцелевшими бойцами. Кричат что-то обидное, но и сдаться не предлагают. А это значит, их всех в любом случае пустят в расход.

    Вдруг послышался рев рожка или трубы типа пионерского горна, до ушей донеслись крики и ржание лошадей, топот копыт.

    Не веря своим глазам, Медведев увидел, как на дорогу из леса выскочили около десятка всадников в легких доспехах, все обнажили мечи и понеслись к мосту, ускоряя бег.

    Разбойники, понятное дело, тоже увидели новых участников драки, и по их поведению стало ясно, что это не подкрепление. Что-то закричав, они в панике рванули вперед, буквально своей массой смяв Зарлона и Лолта. Старому солдату при этом, кажется, даже удалось кого-то насадить на меч. Не обращая на это внимание, остальные бандиты продолжили пробиваться на берег соседнего барона.

    Они так перетрусили, что даже не добили Юрия и эльфу, оказавшихся у них на пути, хотя хватило бы одного удара каждому. Но они спасали свои жизни, и до отнимания чужих им уже не было дела.

    Всадники преследовать разбойников не стали, не столько из-за того, что там уже была чужая территория, сколько для того, чтобы не растоптать спасенных. Но несколько болтов из легких арбалетов вслед им послали. Кого-то даже завалили. На этом Юрий окончательно отрубился.

    * * *

    Очнулся Медведев в какой-то комнате, лежа в мягкой кровати, укрытый воздушным, но очень теплым одеялом. Под головой такая же мягкая подушка. В комнате было довольно прохладно, камень стен еще не успел нагреться от весеннего солнца, а топить считали, по-видимому, пустой тратой дров.

    Как Юрий понял, он находится в замке местного барона. Стрелу ему вытащили, залечили целебными амулетами, но слабость еще дает о себе знать, слишком много крови потерял, как и болезненность при дыхании.

    Судя по яркому свету, пробивающемуся сквозь цветные витражи узкого окна, давно наступило утро, а то и вовсе день.

    «Похоже, меня приняли за немалую шишку, раз поместили в такие шикарные покои, — подумал он. — Будь иначе, бросили бы на голой лавке под поеденным молью суконным одеялом. Интересно, кто постарался, мои приятели или эльфа? Или сам барон решил, что эльфу сопровождать незнатный человек не может. Собственно, как там парни?»

    Юрий осторожно поднялся, но, как опасался, сильной боли он не ощутил и стал надевать обнаруженную на стуле одежду. С чужого плеча, поношенную, но все еще крепкую. Но это понятно, после боя на мосту от его одежды, наверное, мало что осталось.

    Стоило ему застегнуть последнюю пуговицу, как в дверь постучали. Потом осторожно открыли, и в проем просунулась голова Лолта.

    — Проходи…

    Вслед за Лолтом проскочил Тард, а последним вошел Зарлон.

    — Пришли проведать?

    Зарлон кивнул.

    — Как ты?

    — Со мной нормально. Ну и вы, как я вижу, тоже в порядке.

    — Это да, но нам собственно шкурку едва попортили, а вот тебя хорошенько так продырявили, — сказал старый солдат. — Едва вытащили, почти все целебные амулеты на тебя истратили. Дрянные оказались, да и рана непростая…

    — Ладно, не будем об этом, хорошо то, что хорошо кончается. Я так понимаю, мы в гостях у барона?

    — Да.

    — Как меня отрекомендовали?

    — В смысле?, — не понял Лолт.

    — Простолюдина, или эльфа, так сказать, титулом наградила, чтобы я знал, как себя вести, и легенду, если такая есть, не запороть.

    — Как обычного человека, — сказал Зарлон. — Но она особо попросила, чтобы о тебе хорошо позаботились. Да и барон, надо сказать, не из шибко спесивых, уже успели пообщаться. Третье поколение знатности только, еще не успели окончательно испоганиться. Тем более подобная глухомань не способствует излишней спеси. Хотя, конечно, встречаются всякие. Живут в дыре, а ведут себя как короли…

    — Ну и ладно… Долго я лежу?

    — Второй день, — сказал Лолт.

    — Хм-м… немало. А эльфа наша еще ноги не сделала?

    — А зачем их делать?, — удивился Тард.

    — Я говорю: не сбежала?

    — А-а… нет, в замке осталась. Куда ей одной, да еще в ошейнике?

    — Верно, — согласился Юрий. — Ну пойдемте, что ли, на людей посмотрим, да себя покажем… Кстати, случайно не узнали, чего эти разбойники на нас наехали?

    — Не успели, — сказал старый солдат. — Всех раненых баронские дружинники порубили. Остальные смылись.

    — А мысли какие есть?

    — Думается мне, маг тот за наши головы награду серьезную объявил. Переслал наши данные по почтовым камням.

    — Я тоже так думаю, — с тяжким вздохом согласился Юрий. — Остается только радоваться, что камни сии редкость большая и дорогая, а не то…

    — Хм, это да, — кивнул Лолт. — А не то этот барон Шергор, что нас спас, сам бы нам бошки снес.

    Выйдя из комнаты и спустившись вниз на два этажа, товарищи оказались во внутреннем дворике размером с три баскетбольные площадки. Небольшой в общем дворик. Как выяснилось, вышли они из пятиэтажного донжона. Собственно, это оказалось единственное здание крепости.

    На стенах дежурили дружинники барона. Своими делами занималась остальная прислуга, бегая туда-сюда.

    — А где сам барон?

    — Уехал объясняться с соседом, — ответил Зарлон. — Еще вчера гонца послали, дабы встретиться. Они ведь оба потеряли своих людей у того моста, как бы по недоразумению война не началась. Тут и из-за меньшего рубятся… дай только повод, а его и из пальца высосать можно, ежели враги.

    — Понятно. А они враги?

    — Да вроде нет, как я слышал от дружинников. Но и не друзья.

    — Ясно.

    — Если хочешь есть, то пойдем на кухню…, — предложил Лолт.

    — Да, надо заглянуть, — кивнул Юрий, почувствовав, что голоден, как… медведь после спячки. — А откуда барон этот, как его… Шергор так вовремя взялся?

    «Обычно попаданцы всех спасают от засады на дороге, а тут местный выручает попаданца», — невесело подумал он.

    — Охотился он там недалеко, — ответил Тард. — Барон охотник заядлый, ну а заодно с удовлетворением страсти своей и мясо на собственный стол добывает. Услышал наши выстрелы, гром от работы амулетов и помчался узнать, кто там шумит на его землях. Не соседушка ли с нежданным визитом нагрянул.

    — Ясно. Надо бы его отблагодарить как-то… Как думаете, деньги — не моветон? Или еще оскорбится? Они ведь дворяне такие…

    — Да, судя по всему, деньги ему нужны. Деньги они ведь всем нужны, их всегда не хватает, — поморщившись, сказал Зарлон. — Но вот возьмет ли, еще большой вопрос. С этими дворянами никогда не угадаешь.

    — Ладно, разберемся по ходу дела… не «гремлины» же ему дарить.

    — Не отдам!, — тут же заявил Тард.

    Как стало видно, остальные также не горели желанием расставаться с таким эффективным оружием. Как и сам Юрий.

    — Я пошутил!

    После сытного завтрака из куска сыра и краюхи хлеба с кружкой пива, поднявшись на стену, Медведев невдалеке увидел деревушку домов на тридцать, серые приземистые лачуги, огороды и дальше вспаханное поле.

    — Ладно, пойдемте на конюшню…

    — Зачем?, — удивился Лолт. — Лошадей у нас нет. Побили, гады…

    — Кое-что добывать будем… условия там для образования соли идеальные, должно получиться довольно много. А то приедет барон, станет не до копания в дерьме…

    — Копаться в дерьме?!, — поморщился Тард.

    — Ну ты скривился сейчас так, что можно подумать, не крестьянин, а принц какой передо мной стоит, — усмехнулся Юрий.

    Остальные хоть и были и не в восторге от идеи Юрия, но согласно засмеялись.

    Как бы то ни было, троица поплелась за Юрием в конюшню добывать селитру. А то пороха у них осталось только в запасных барабанах заряженных. Какие запасы были, то они либо с лошадьми потопли, либо разбойники попортили, порубив сумки.

    Как потом позже увидел Юрий, досталось его товарищам в битве на мосту изрядно. Доспехи оказались посечены так, будто их какой-то дикий демон в приступе ярости когтями рвал. Медведев, впечатлившись, даже премию пообещал по пятьсот золотых.

    Как выяснилось еще позже, именно во столько и оценивались их головы будущим божком. Мысль, что их заказали, оказалась верна на все сто.

    Головы Юрия и эльфы, конечно, были оценены вдвое больше, но эльфе Медведев премию решил не выписывать. Она ведь вроде еще как бы враг…

    * * *

    К приезду барона Шергора Юрий с сотоварищами успел перекопать всю замковую конюшню, поднимая и расковыривая пласты слежавшегося дерьма. Свежие кучи, конечно же, регулярно вывозили, но пласт сантиметров двадцать толщиной все же присутствовал, вот в нем-то и скопилась необходимая соль.

    Конюх, глядя на это, разве что пальцем у виска не крутил, такой у него был красноречивый взгляд. Селитры набралось довольно много, хватит снарядить десять барабанов, но хотелось большего. Так что в перспективе было лазанье по вывозным кучам. Замковый навоз, как и городской, вывозился в ближайший овраг. Юрий специально узнавал у того же конюха, чем ввел его вообще в состояние полной прострации.

    Барону, по прибытии оного в замок, наверняка доложили обо всех чудачествах гостей, но как-то реагировать на это он не стал. Типа знать не знаю, ведать не ведаю.

    К приезду своего господина замковые слуги накрыли стол в главном зале на третьем этаже, с которого открывался отличный вид на окрестности, и хозяин замка пригласил гостей отобедать, чем боги послали.

    Послали боги немного, чувствовалась провинциальность и бедность баронства, никаких излишеств. Вряд ли барон прибеднялся, ударить в грязь лицом перед эльфой он наверняка не хотел.

    Беседу с бароном Шергором взяла на себя Элеонтаэль, сев по правую руку от хозяина замка. По левую восседала хозяйка, дородная женщина, ну да они здесь именно таких и любят. Дети за столом отсутствовали, все по уважительной причине. Младший сын лежал где-то в своих покоях на четвертом этаже со сломанной ногой после неудачного падения с лошади. Старший внепланово объезжал владения в поиске возможных разбойников. Ну а дочери давно разлетелись по другим замкам в качестве жен.

    Вопрос с подарками в качестве благодарности за спасение жизни сняла Элеонтаэль, пожертвовав одним оружейным набором своего охранника. Еще какой-то амулет всучила. Барон был очень рад получить меч и кинжал полукровки.

    — Благодарю, — рассыпался в благодарностях барон. — Но как жаль, что подлые имперцы ограничили вашу магическую сущность…

    Шергору, естественно, выдали несколько подкорректированную версию событий, дескать, они сбежали от имперцев. Конечно, так оно и есть, за исключением того, что ошейники они нацепили сами друг другу.

    Ну а разбойники это просто разбойники. Мало ли лихих людей в баронствах ошивается? Большего барону знать ни к чему.

    — …А то наши поля уже давно не знали магической подпитки. В последний раз, лет пять назад, побывал у нас один маг-природник, но он оказался весьма посредственным, я бы даже сказал, шарлатаном. Хорошо еще, что не загубил посевы своей магией, простите боги… Проклятые имперцы всех магов к себе переманили… или убили.

    — Увы, господин барон, но как вы сами заметили, тут я вам помочь не могу, — с печалью ответила эльфа, стрельнув глазами в сторону Юрия.

    — Да, жаль, очень жаль… у вас это, как у представительницы народа перворожденных, получилось бы как ни у кого замечательно.

    — А удобрять не пробовали?, — не выдержав всеобщей аграрной безграмотности, вставил свои пять копеек Медведев.

    Барон удивленно приподнял бровь и взглянул на Юрия.

    — Что делать?, — переспросил он.

    — Ну неужели никто никогда не замечал… не к месту, конечно, сказано, что когда корова или лошадь где покакает, то на следующий год в том месте трава растет намного зеленее, гуще и выше?! Чего эту магию к месту и не к месту приплетать?

    — Э-э… То есть ты хочешь сказать…

    — Да, именно это я и хочу сказать. Разбросайте по полю залежи первоклассного навоза, что у вас скопился за многие годы в огромном количестве и лежит без всякой пользы, и я гарантирую, что урожаи вырастут на порядок уже в этом году. Помимо навоза, можно использовать обычную золу. Лучше чередовать, один год сыплем навоз, в другой — золу, в третий год пусть поле отдыхает… Можно еще птичий помет… Но навоз должен быть не свежий, а годовой давности. Разве что развести свежий и поливать, но это в масштабах поля слишком муторно.

    Юрий замолчал, запоздало подумав, что может на удобрение полей навозом есть какое-нибудь табу. Типа не кошерно, грязно и прочее. Ведь мог бы и раньше узнать у своих товарищей.

    «Да нет, — отмахнулся он, после короткого раздумья, пока все сидели, погруженные в тишину, осознавая сказанное. — У нас тоже долгое время удобрениями не пользовались. А тут еще магия пролезла во все сферы жизни, и навоз по сравнению с ней явно не котировался…»

    — Хм-м… я подумаю, — сказал барон, но увидев еще больше скривившееся лицо жены, отложившей вилку с куском мяса, добавил: — Впрочем, эта тема действительно несколько не к месту.

    — Конечно…

    Трапеза пошла своим чередом в ничего не значащих разговорах да поругивании имперцев, нагадивших, где только можно и нельзя.

    После обеда Юрий отправился на прогулку отдохнуть, пригласив с собой товарищей. Но когда они узнали, где и как именно предстоит гулять и отдыхать, то яростно запротестовали. Снова копаться в навозе им не хотелось до чертиков. Впрочем, Юрий не настаивал. Деньги есть, так что можно подрядить местное население, что за бронзовый этал перероет не только давно перепревшие залежи навоза, но и собственные нужники.

    Наняв почти сотню мужиков, ребят и девчат, Медведев провел на навозных кучах, коим вскоре предстоит переместиться на поля, до самого захода солнца. В дюжине местах попались настоящие сокровищницы, где удалось набрать три литровые крынки селитры.

    Теперь осталось все это просушить, растереть в мелкодисперсный порошок да смешать в необходимых пропорциях с серой и угольком. Последнего в печах хоть завались. А вот с серой назревали большие проблемы.

    Хотелось еще обзавестись гранатами, кои очень пригодились бы еще там на мосту. К тому же боевых амулетов-то больше почти нет, после распределения оставшихся на каждого пришлось по три штуки. Да и не эффективны они по большому счету, если у врага есть защитные прибамбасы. А от осколка не уйдешь, не убьет, так поранит.

    Юрий даже зашел в замковую кузню, дабы сделать заказ, но после короткого разговора понял, что квалификация кузнеца оставляет желать лучшего. Он только и мог что-то поправить в доспехах и в лучшем случае выковать подкову. Так что с гранатами пришлось повременить.

    «Разве что отлить из меди, в этом ничего сложного нет, форму только вылепить…, — в отчаянии подумал Юрий, не желая оставаться без убойных хлопушек. — Тогда уж из бронзы. Она хоть потверже будет…»

    Недолго думая, Медведев решил заняться лепкой форм, но и тут его обломали. Во-первых, ночь скоро, никто ночью работать не будет, во-вторых, материал еще подготовить нужно, в-третьих, они завтра вообще-то уже уезжать думали, нечего злоупотреблять гостеприимством, хоть барону и лестно, что у него гостит эльфа, но и враги не спят. Чем быстрее и дальше свалят, тем целее будут.

    * * *

    Утром Юрия разбудил резкий, протяжный звук горна. Кто-то где-то что-то с надрывом заорал, потом криков стало больше. Ничего не понимая, Медведев встал одеваться, и тут к нему в комнату без стука и спроса ворвалась троица его товарищей.

    — Чего это вы?, — удивился Юрий.

    — Тревога!, — выкрикнул Тард.

    — В честь чего?

    — На замок напали!, — выдал Лолт.

    — Кто?!

    — Без понятия, — закончил Зарлон.

    Медведев зашевелился быстрее, оделся, накинул подлатанную кузнецом броню, нацепил оружие и поспешил наружу.

    На стены в полной боевой готовности высыпал весь гарнизон крепости в полсотни человек. Там же уже стоял хозяин замка, напряженно вглядываясь вдаль и изрыгая грязные ругательства.

    Поднявшись на стену, Юрий увидел, как к замку приближается толпа в полторы-две сотни человек, десятка три из них конные. В общем, к замку подошла маленькая армия местного феодала. Даже стяг какой-то желто-красный развевался.

    Прибыла эльфа.

    — Не успели, — удрученно прошептал Юрий. — Второй раз уже попадаем в осаду.

    — И кому на этот раз собираешься помогать?, — усмехнулся Зарлон.

    — Барону… спасителю нашему. Вряд ли нападающие оценят помощь.

    — Тем более что они пришли за нами, — вдруг сказала Элеонтаэль.

    — В смысле?, — опешил Юрий. — С чего ты взяла?

    — Среди них есть один разбойник, что напал на нас у моста. Вон там, связанный…

    Медведев и впрямь увидел какого-то связанного по рукам человека, которого вели за одной из лошадей. Тот явно от усталости иногда спотыкался и падал.

    — Похоже, он проболтался барону о нас, и тот, зная, что мы в гостях, решил поиметь три с половиной тысячи золотых, штурманув замок соседа, — сделал очевидный вывод Зарлон.

    Заметив на стене гостей, хозяин замка поспешил к ним.

    — Приветствую… Не могу назвать это утро добрым… Ничего не понимаю… Вроде вчера все обговорили, никто ни к кому претензий не имел, и вот этот… этот не имеющий чести выро… барон Гонтар пришел сюда с дружиной.

    Барон Шергор едва сдерживался в присутствии эльфы. Впрочем, всем все было ясно.

    — У него есть шанс взять замок приступом?, — спросила Элеонтаэль.

    — С такими силами вряд ли, но… он может нас заблокировать и поискать союзников. Таких же уб… Когда к нему присоединятся два-три владетеля, то…

    — Ясно.

    Юрий нахмурился. Ему это не нравилось все сильнее. Если их заблокируют на сколько-нибудь значительное время и кое-кому станет известно, что они здесь, то от этого замка камня на камне не останется. В буквальном смысле.

    — А ваши союзники, они могут помочь?, — спросил Медведев.

    — Могли бы, если бы узнали, что меня взяли в осаду. А как они узнают? Сейчас любого гонца вмиг перехватят.

    Юрий едва сдержался, чтобы не сплюнуть с досады. Крестьяне, естественно, даже не почешутся, чтобы предупредить союзников своего хозяина об осаде. Не их это забота, если иное не было предусмотрено, что вряд ли, не те это люди, чтобы поручать что-то ответственное крестьянам. А когда союзники барона узнают об осаде естественным путем, станет слишком поздно, замок успеют взять десять раз.

    — Проклятье…

    Но тут Медведева осенило. Появился некоторый шанс выбраться из всей этой передряги, и он решил узнать подробности:

    — Скажите, господин барон, а может ваш сосед напасть на замок самостоятельно?

    — С такими силами вряд ли. Потеряет половину людей под стенами, а потом его самого из собственного замка выбросят. Нет, он не дурак, будет ждать подкрепления.

    — Хм-м… а если его спровоцировать?

    — Как? И потом, я повторяю, он не дурак, не поддастся на провокации.

    — Извините, я неточно выразился. Если убедить его, что замок можно взять своими силами и практически без потерь со своей стороны, пойдет он на штурм?

    — Я не понимаю вас. Что вы задумали?, — насупился барон.

    — Ничего особенного, просто открыть вашему врагу ворота в ваш замок.

    — Что?!!, — потянул меч из ножен разъярившийся барон Шергор.

    — Господин барон, советую вам выслушать моего спутника до конца, — вступилась за Юрия Элеонтаэль. — Думаю, у него появился некий план, как не только снять осаду с вашего замка, но и хорошо побить вашего недруга.

    — Хм-м, прошу прощения за несдержанность… итак, я вас слушаю, хотя давайте пройдемте в более удобное для таких дел место.

    На пятом этаже донжона, с которого хорошо просматривалась вся окружающая местность и было видно, как разбивает лагерь вражеское войско, Юрий поведал барону свой чуток авантюрный, но вполне реализуемый план.

    Крепко задумавшись, барон, после долгих уговоров, дал-таки свое согласие. Тем более что в случае неудачи, по крайней мере первого этапа операции, он практически ничего не терял, разве что слугу. С другой стороны, многие ли слуги переживут падение замка, не говоря уже о его защитниках? То-то и оно…

    * * *

    Наступила ночь, но в замке никто не сомкнул глаз, ожидая развития событий. Вот от замка в сторону призамковой рощи заскользила тень. Молодой слуга с качественно разбитым носом и подбитым глазом (его телесные повреждения Юрий щедро оплатил из своего кармана) направился для выполнения ответственного задания, от успеха которого зависел весь исход операции.

    Вот он вышел из рощицы и появился возле поста охранения, поднял руки. Его окрикнули, немного прессанули под дых для порядка и, заломив руки, повели в центр лагеря.

    — Пока все идет по плану, — пробормотал барон, продолжая смотреть в сторону противника.

    Юрий ничего не ответил, также продолжая вглядываться вдаль.

    Подосланного парня через пять минут, потребовавшихся, чтобы разбудить командующего, и тот привел себя в относительный порядок, завели в разноцветный шатер. Теперь все зависело от актерских качеств баронского слуги. Впрочем, барон Гонтар тоже не Станиславский.

    Легенду ему придумали незамысловатую. Дескать, хочет жестокой мести за унижение, и в качестве доказательства имеются побои, ну и естественно, платы за возможность быстрого проникновения в замок. Слуга обещал открыть ворота, не сам, конечно, а с помощью одного из стражников, который якобы является его братом и во всем ему поможет, ибо тоже жаждет мщения, ну и денег.

    В общем, обычная история, ведь большинство замков брались именно за счет предательства изнутри, а не за счет силы и умения атакующих. На это и сделали ставку. Лишь бы слуга оказался убедительным и действительно не предал хозяина, предупредив врага о готовящейся ловушке, хоть он и не знал, в чем именно она заключается. Но это не важно.

    Но вот прошло десять минут, вход в шатер распахнулся и слуга вышел наружу. Снова скрылся в рощице и кружным путем вернулся к замку, где у него якобы имелся секретный выход, типа подкопа.

    — Как все прошло?, — спросил барон, когда слуга предстал перед ним.

    — Как вы предполагали, господин…

    — Он поверил?

    — Кажется, да, господин.

    — Впрочем, это мы сами скоро узнаем… ступай, приведи себя в порядок.

    Слуга с поклоном исчез, а все заинтересованные лица остались на стене, наблюдая за вражеским лагерем. Согласно плану, псевдоренегат с помощью брата должен открыть ворота по сигналу извне — взлетевшей в небо зажженной стреле.

    Вот по лагерю стали разбредаться люди, заглядывая в многочисленные палатки и останавливаясь возле костров. Нетрудно догадаться, что бойцов предупреждали, дабы они готовились к бою, но так чтобы со стены никто ничего не увидел и не понял.

    Никто бы ничего и не понял, если бы не знал, что именно должно происходить. Разбуженные солдаты не выходили из палаток, оснащаясь внутри. Те, кто сидели у костров, тоже никак себя не проявляли. А чего им, они и так готовы, только и надо, что подтянуть ремешки да шлем надеть. Дело пары десятков секунд, на бегу можно сделать.

    И вот через полчаса в небо взлетела яркая точка, а-ля красная ракета.

    В это время в замке слуга и его брат стражник должны были тихо вырезать прочих стражников у ворот и поднять брус, закрывающий ворота.

    Собственно, после секундного колебания, барон, оглядев гостей и особенно невозмутимую эльфу, еще раз взвесив все «за» и «против», отдал соответствующий приказ, и брус действительно вынули из пазов, но створки не открыли. Это сделают сами атакующие.

    Подали соответствующий сигнал в виде белой тряпки, что ворота открыты.

    — Все, теперь надежда только на вас.

    Юрий кивнул и, удостоверившись, что из лагеря в полной тишине в сторону замка рванули солдаты, расставил своих товарищей на боевые позиции, Тард остался с Юрием, а Зарлон и Лолт отправились на левый фланг. Дружинники барона заблокировали лестницы, ведущие на стены.

    Собственно говоря, всю работу должны были сделать именно гости.

    Вот заревел тревожный рог на донжоне, часовой только сейчас якобы заметил противника, и вражеские солдаты, уже не скрываясь, заорав, ускорили бег.

    Сейчас в замке, по мнению атакующих, должна начаться всеобщая суматоха, но нет, все готовы к встрече.

    Грохнул удар тараном по воротам, и створки приветливо распахнулись. Вражеские солдаты, радостно взревев, размахивая мечами, боевыми топорами, копьями и алебардами, стали врываться во внутренний дворик, ожидая врубиться в деморализованных дружинников, но встретили только пустоту.

    Первые стали замедляться, начиная осознавать, что-то не так, но их подпирали все новые вбегающие. Наконец завязались первые схватки у лестниц, и Юрий, решив, что народу скопилось достаточно, около сотни, а то и вовсе вся армия вбежала, крикнул:

    — Поджигай!

    С внутренней стороны, после пары ударов кресалом и снопа вылетевших искр, зажглись дополнительные факелы, осветив внутренний двор. Стало светло если не как днем, то достаточно, чтобы видеть всё.

    Грохнул первый выстрел, а за ним загрохотали револьверы его товарищей, и внутренний двор накрыло перекрестным огнем. Стали падать убитые и раненые бойцы из дружины Гонтара.

    Быстро отстреляв первый барабан, Юрий сноровисто заменил его на полный и продолжил стрельбу практически не целясь. Промахнуться с такой дистанции практически невозможно. Его товарищи не отставали, продолжая увлеченно палить во врагов. Помогали дружинники, стреляя из арбалетов и метая копья.

    До нападавших, потерявших за считаные секунды убитыми и ранеными треть своего состава, наконец дошло, что они попали в жестокую ловушку, и они рванули назад, но в спины им продолжали лететь пули, стрелы и метательные копья.

    В узких воротах началась давка, что только упростило прицеливание, и спустя еще пяток секунд из замка вырвалось едва ли пятьдесят человек, большинство будучи раненными. Остальные остались внутри, кто уже без дыхания, а кто, крича и корчась от боли серьезных ран.

    — За ними!!!, — гаркнул барон Шергор уже в седле своего боевого коня и бросился в погоню.

    За ним рванули его конные дружинники числом с десяток. Этого более чем достаточно, чтобы покрошить бежавших.

    За стенами замка завязалась драка, а Юрий лихорадочно перезаряжал барабан.

    То, что барон победит, нет никаких сомнений, но это не означает, что сами они останутся в безопасности. Так что нужно подстраховаться.

    Уцелевшие после бойни внутри замка оказались деморализованы и продержались недолго, вскоре запросили пощады, бросая оружие на землю.

    Медведев, снарядив-таки барабан, выглянул наружу.

    — Ч-черт…, — ругнулся он, увидев, что в числе сдавшихся находится напавший на них феодал.

    Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что этот гад, осознав всю печаль своего положения и желая его как-то поправить, выкупить свободу, раскроет причину вероломного нападения на своего соседа, и уже любезный хозяин станет желать получить головы своих гостей.

    — Не успел… Тард, Лолт…

    — Что?

    — Быстро метнитесь в лагерь и грохните того разбойника, что нас может опознать. Он наверняка где-то связанный лежит. И лошадей подберите, в том числе заводных.

    — Ясно, — кивнул старый солдат, и они вдвоем побежали к воротам.

    Пока дружинники вязали простых солдат, барон проконвоировал в замок своего персонального врага, такого же барона.

    Как заполучить голову этого феодала, Юрий придумать не мог, но чувствовалось, что это последние секунды, когда он может добраться до барона, знающего о ценности их собственных голов. Дальше пленника проведут в темницу, и до него уже будет не добраться.

    — Да к черту все эти политесы!

    Юрий вышел навстречу, поднял револьвер и выстрелил.

    Затылок плененного барона Гонтара вынесло напрочь, и он рухнул со вставшего на дыбы перепугавшегося коня.

    — Что ты себе позволяешь, смерд?!!, — взревел ошарашенный выходкой гостя Шергор, едва усидев на своем дернувшемся скакуне.

    — Его жизнь — моя плата за помощь в снятии осады, — заявил Медведев.

    Барон хотел что-то крикнуть, уже открыл рот, наверное, приказать напрягшимся дружинникам схватить наглеца, но он уже успел оценить мощь артефактов-амулетов в руках гостей, против которых не защищают никакие амулеты, и это его остановило, чтобы не повторить судьбу пленника. Ну и еще знание того, что хватать эльфов себе дороже. Ее, конечно, можно отпустить, но она потребует освободить своих спутников, а ссориться с Великим Лесом из-за трех простолюдин как-то не хотелось, просто потому, что ничего кроме проблем это ему не принесет.

    — Вы сейчас же покинете мой замок!, — немного успокоившись, рыкнул барон.

    — Как скажете.

    Через пятнадцать минут четыре человека и эльфа уже скакали прочь на трофейных лошадях, что захватил Зарлон. Свою основную работу он выполнил на пять.

    Глава 5.

    Поездка к гномам в гоблинские горы значительно затянулась. Юрий отчаянно петлял, как заяц, выписывая зигзаги по баронствам, герцогствам и графствам, пару раз действительно сделав изрядные круговые петли. Пути выбирали, естественно, самые неожиданные и трудные, действуя по принципу: «зачем просто, когда можно сложно», в общем делалось все, чтобы не попасться в длинные руки будущего божка, а он-то уж наверняка постарался расставить ловушки.

    Как понимал Медведев, большинство сетей поставлено на границе с княжествами полукровок на пути в Великий Лес, и старался держаться от них подальше, но и к границе империи близко не подходить. В то же время, осознав, что их передвижение от этого становится слишком предсказуемым, то есть точно посередине, а потому стал петлять.

    Так что время, необходимое, чтобы добраться до цели путешествия, из двух недель растянулось до полутора месяцев. Так что когда отряд приблизился к территории гоблинов, наступило жаркое лето.

    Первоначально в герцогстве Рэйстор, в котором проживали родные спутников Юрия: Тарда, Лолта и Зарлона, Медведев задерживаться не хотел, но заставила острая необходимость.

    Дело в том, что человека, называемого вундеркиндом, как минимум трудно назвать дураком. А раз так, то не получив информации о том, что беглецы пересекли границу с княжествами полукровок и не прут прямиком в Великий Лес к эльфам, то нетрудно догадаться, что искать нужно в другом месте.

    Юрий считал, что будущий божок как минимум имеет доступ ко всей разведывательной сети империи и как максимум имеет свою собственную. Из этого выходило, что достаточно выйти на след Юрия с момента его появления в этом мире и проследить весь его путь и знакомства. Значит, маг Андр как минимум догадывается, куда держит путь Медведев — к гномам, обосновавшимся в землях гоблинов.

    И что мешает ему устроить там засаду? Ровным счетом ничего.

    Вот это-то и изводило в последнее время Юрия, и заставило его задержаться в герцогстве для встречи с герцогским личным магом для снятия ошейников. Он очень хотел получить свою силу оборотня — его последний довод. Против будущего божка это, конечно, не аргумент, в чем он уже успел убедиться, к тому же вряд ли сам маг Андр будет сидеть в засаде, пошлет кого-то, а вот против всех остальных очень даже действенное средство.

    Но, как и всегда, герцогский маг — мастер Патир, оказался недоступен для простых смертных, даже денежных. О чем и сообщил Медведеву паренек в длиннополой одежде.

    — Постой, парень… ты ведь ученик мага?, — остановил паренька Юрий, когда тот уже собирался уходить.

    — Ну да…

    — Давно учишься?

    — Третий год…

    — И как успехи в познании магии?

    — А вам-то что?, — нахмурился ученик.

    — Хочешь заработать золотой?

    По загоревшимся глазам паренька Юрий сразу понял, что тот очень даже хочет. Медведев даже показал золотую монетку в качестве доказательства, что деньги у них есть, чем и купил ученика мага с потрохами.

    — Так как успехи?

    — Хорошие… я второй после Таргика.

    — Замечательно! Тогда, может, ты сделаешь маленькую работу?

    — Какую?

    — Снять вот этот ошейник, — показал Юрий, отведя пальцем ворот куртки.

    — Да раз плюнуть!

    Парень, поколдовав над ошейником, вскоре продемонстрировал его Юрию.

    — Спасибо, а теперь…

    Медведев посмотрел на эльфу. С нее тоже не мешало бы снять ошейник. Но она враг. Доверять ей после всего случившегося просто нет возможности. Колданет — и всё, уведет всех в Лес, где они и сгинут.

    — Что?

    — Нет, ничего, держи, заработал.

    Бросив парню монетку, Юрий направился на улицу, торгующую магическими амулетами. Правда, сначала заскочил в банк к мастеру Гармину, которому продал секрет пороха.

    Получив деньги, Юрий хорошо потратился в лавках магических амулетов. Оставив там пять тысяч золотых, купил самые лучшие и дорогие боевые и целебные прибамбасы. В том числе два амулета из знакомых чешуек дракона, со следами когтей. Видать, гномы продали.

    И только закупив все необходимое, снова, к огорчению товарищей, не задерживаясь в городе ни на одну лишнюю минуту, чтобы перекусить в какой-нибудь таверне как нормальным людям и выпить стаканчик вина, отправились в путь, опять дико петляя по дорогам.

    Вот и земли гоблинов, тут уже особо не попетляешь. К тому же за время своего пребывания на новом месте жительства гномы-изгои успели накатать отчетливо заметную дорожку, так что выискивать путь и блуждать не пришлось. Хотя других путей здесь просто нет.

    — Ну и орлы тут летают?!, — изумился Тард, задрав голову к нему.

    Остальные проследили за взглядом самого молодого члена отряда и тоже невольно подивились. Орел действительно поражал своими размерами. Размах крыльев наверняка достигал трех метров, а то и больше. Темный глаз слегка повернутой головы косит на путников.

    — Монстр, а не орел, — прошептал Лолт. — Сколько живу на свете, а таких огромных никогда не видывал.

    — То есть?, — тут же встрепенулся Юрий, почувствовав острый укол беспокойства. — Это из ряда вон выходящее явление?

    — Заумно сказал, я почти не понял, — засмеялся Лолт. — Но да… я даже ни от кого не слышал про таких громадин.

    Медведев повернулся к эльфе.

    — Может, ты чего скажешь?

    — А что я могу сказать с этим ошейником?, — язвительно ответила Элеонтаэль, брезгливо подцепив пальчиком «украшение».

    — Проклятье…

    Гигантский орел, тем временем пронзительно вскрикнув в вышине, сделав крутой вираж, ушел куда-то на восток.

    — У меня такое ощущение…, — неуверенно начал Тард, заразившись беспокойством стальных.

    — Да чего уж теперь, — невесело хмыкнул Юрий. — Полная жопа. Сдается мне, что это не просто орел, а оборотень, и он только что нас срисовал.

    — Точно, — вздохнул Зарлон, кивая. — Старая моя голова. Совершенно вылетело из этого дырявого котелка, что есть среди них и орлы-разведчики.

    — Тогда рвем когти!, — пришпоривая своего коня, крикнул Юрий.

    * * *

    Но далеко в таком темпе на кониках не ускакать, до темноты максимум. Потом им нужен отдых, да и людям тоже. Оставалось только радоваться, что кто бы за ними ни следовал, они в схожем положении. Разве что лошадей гонят на убой, подкармливая алхимической дрянью или зачаровав магией, если среди них есть маг. Тогда дело дрянь.

    Ночью почти не спали, вздрагивая от малейшего шума, но никто не напал. А с утра снова скачка и снова огромный орел над головами.

    — Может, сбить гада?, — предложил горячий Тард.

    — Высоко, — отказался Юрий. — Ни «гремлины», ни амулеты его не достанут. Была бы винтовка, а так бесполезно все.

    — Проклятье…

    Тард все же не вытерпел и попробовал засадить в орла из лука. Определенный шанс у него был, но орел-оборотень ждать, пока в него всадят стрелу, не стал и, мягко скользнув в воздухе, ушел прочь, докладывать о их местонахождении основной группе преследования.

    — Сволочь…

    Юрий остро пожалел, что не стал освобождать эльфу. Сейчас ее магические способности наверняка бы пришлись к месту.

    На очередном лысом взгорке, затылком чувствуя, что погоня уже близка, Медведев приказал всем остановиться.

    — Дальше бежать не будем. Примем бой здесь. Тард, отгони лошадей подальше, вон туда, и привяжи их. Потом лезь за нами вот на эту скалу.

    Юрию понравился этот отдельно стоящий скальный выступ, высотой метров двадцать, вылезший из земли точно зуб или рог, весь испещренный выступами, в которых легко укрыться. Вот к нему Юрий и спешил. На нем можно занять круговую оборону, и никто незаметно к нему не приблизится. Если только погоня не решит напасть ночью. Впрочем, можно будет развести костры. Но эта мера все равно не слишком эффективна при стремительном броске атакующих.

    Тард, отогнав лошадей, привязав их к одиноко стоящему чахлому деревцу, быстро вернулся и стал готовиться к встрече гостей на указанной ему Медведевым позиции.

    Все разложили оружие: луки со стрелами, револьверы с запасными барабанами и боевые амулеты. Осталось только чуток подождать и встретить гостей со всей испепеляющей теплотой и удушающим радушием.

    Не прошло и десяти минут, как на тропе появились десять всадников на взмыленных лошадях. Бедных животных все же чем-то обдолбали для повышенной скорости и выносливости. Впрочем, это понятно, ведь будущим божком наверняка был дан однозначный приказ: любой ценой порвать беглецов, не дав им добраться до гномов-отщепенцев. Вот они рвали жилы… лошадей.

    Один из всадников поднял руку, и группа становилась.

    «Маг… Он что-то заподозрил, мать его», — разочарованно подумал Юрий, ибо рассчитывал, что всадники пронесутся мимо, и у засевших в засаде будет хорошая возможность их хорошо обстрелять из всего арсенала. Но нет, их преследуют не дураки, а весьма опытная группа.

    Маг позыркал по сторонам, а потом уверенно показал на скальный выступ и что-то сказал своим спутникам.

    Всадники спешились с едва стоящих на ногах лошадей. Вперед вышли восемь человек. В тылу остались маг и худощавый парень. Хотя нет, это женщина, она взяла лук. Стало быть, будет прикрывать «огнем» на пару с магом, что будет бросаться огнем уже реальным.

    Восьмерка почти одновременно достала из кармашков на поясах какие-то склянки и употребила их содержимое, морщась и крупно вздрагивая.

    Расстояние было несколько великовато, никто, за исключением эльфы, не мог похвастаться снайперской стрельбой, но поведение этих людей заставило Юрия нервничать, и он, наложив стрелу на трофейный лук, крикнул:

    — Бей!

    В небо ушли пять стрел, а за ними еще и еще — эльфа показала скорострельный класс. Но ни одна из стрел не достигла цели. Маг небрежно махнул рукой, и все стрелы закувыркались в небе, разлетевшись в стороны.

    — Проклятье, силен, сволочь, — пробормотал Зарлон, сплевывая.

    Восьмерка перестала дергаться, и по команде старшего они стали быстро разоблачаться, снимая пояса, куртки, портки…

    — Чего это они тут стриптиз нам устроили?, — немало удивился Медведев. — Лично я предпочел бы женский…

    — Это оборотни!, — крикнул Зарлон.

    — Твою ж…

    Стало резко не до пошлых шуток.

    Оставшись без одежды, восемь человек за считаные секунды обратились в трех медведей и три огромные кошки: льва, тигра и леопарда. Оставшиеся двое преобразовались в волков. И не задерживаясь ни на мгновение, оборотни, издав кто рык, кто вой, рванули вперед.

    — Стреляй!!!, — схватил Юрий револьвер и сам открыл беглый огонь.

    Его поддержали товарищи. Эльфа продолжала садить из лука. Но все это не могло остановить оборотней, тем более что Медведев даже не был уверен в том, попал он хоть раз в одного из своих собратьев по превращению. Да и что им эти пульки? Смех один.

    — Амулеты!!!

    Энергетические разряды: молнии и огненные шары устремились навстречу атакующим, за считаные мгновения подобравшимся к подножию скального зуба.

    Боевые амулеты показали себя лучше. Энергоразряды останавливали оборотней, иногда сбивая с ног, подпаляя шкуры, заставляя их судорожно содрогаться и кататься по земле, но Юрий вообще-то надеялся на несколько более существенный эффект. Мелькнула мысль, что в выживании оборотней виноваты принятые ими ранее эликсиры, ибо защитных амулетов видно не было. В любом случае виновата магия.

    Кстати, о магии. Маг нападавших и лучница не стояли без дела и тоже атаковали обороняющихся. Магические электроразряды и файерболы сотрясали скальный выступ, и разбитый в щебень камень разлетался шрапнелью, барабаня по доспехам. Иногда его подарки попадали в цель, и кто-то из членов отряда с криком прятался в укрытие, а на груди прахом осыпался защитный амулет.

    Как ни странно, самой опасной на данный момент оказалась лучница, садившая стрелы на удивление метко из невероятно мощного лука, так что ее можно было бы заподозрить в полукровности. Но империя, как известно, отрицательно относится к инородцам и полукровкам, считая их всех потенциальными предателями. И ее меткость могла бы наделать дел, если бы не расстояние, позволявшее заметить посланца и быстро увернуться от оперенного подарка. Пусть стрела летит считаные мгновения, но ведь и скорость восприятия событий в столь стрессовых ситуациях изменяется, и мгновения могут растянуться, чтобы заметить угрозу и увернуться.

    Но несмотря на все ускоренное восприятие, один раз Юрий уже схлопотал стрелу, правда в шлем. Удар получился хороший, так что он на секунду даже выпал из реальности.

    Оборотни уже начали карабкаться на скальный выступ. Медведи и волки неуклюже, а вот кошачьи очень даже проворно, словно не по камням скачут, а по деревьям взбираются. Прыг-скок и вот они уже на расстоянии одного броска.

    На них-то и перевели массированный магический огонь, заставив всю троицу рычать от боли и корчиться в судорогах.

    Боевые амулеты быстро закончились, и не оставалось ничего другого, как вновь схватиться за револьверы, лихорадочно меняя барабаны после опустошения предыдущего.

    Вот первым оправился от магических атак лев с чуть подпаленной гривой, грозно рыкнув, он изготовился к прыжку, и тут начал стрелять Медведев. Первая же пуля попала ему в пасть. Лев поперхнулся, подломились передние лапы, он встряхну головой, а вот вторая пуля выбила глаз. И это ранение оказалось смертельным. Мозг есть мозг. Это не измененная магией туша, которой почти все раны нипочем, больно, но не смертельно и только добавляют ярости. А мозг остается мозгом — самой уязвимой частью.

    Лев рухнул и рывками обратился обратно в человека.

    Вторым, на секунду позже льва, отправился тигр, и его буквально изрешетили Зарлон и Тард. Кто-то из них так же поразил оборотня в жизненно важный орган, и еще один нападавший вернулся к своему исходному состоянию.

    Леопард предпочел на рожон не лезть, а подождать подкрепления в мертвой зоне.

    «Проклятый маг!!!» — мысленно взвыл Медведев, получив от него очередной подарок в виде файербола.

    Пламя опалило его, чуть не поджарив его как курицу-гриль, и очередной защитный амулет рассыпался в пепел.

    Выбила каменную крошку очередная стрела, запорошив глаза пылью.

    — Ч-черт бы вас побрал, твари!!!

    А вот и медведи. Матерые. Лазать по этим крутым камням им неудобно, но они лезут, подставляясь под пули, чем и не преминули воспользоваться оборонявшиеся. Раздались частые выстрелы, практически в упор. Но, увы, пули не вызывали у оборотней ничего, кроме рыка боли и ярости.

    Юрий отстрелял второй барабан, но так и не смог попасть ближайшему оборотню в глаз. Попадания в голову не засчитывались. Удивительно, но пули разве что чуть контузили медведей, срывая им клоки кожи, заливая морды кровью, но кость черепа не пробивали, ведь стрельба велась чуть ли не в упор.

    Один медведь все же рухнул и начал трансформироваться. Своего противника завалил Лолт, но был за это жестоко наказан. Сначала он схлопотал в левый бок стрелу от лучницы, потом огнешар от мага, а на десерт на него напал прятавшийся и выбиравший себе жертву леопард. Мощный удар лапы сбил Лолта с ног, и быть бы ему загрызенным, но последнюю кошку свалила эльфа, засадив стрелу в глаз. Так что на Лолта уже рухнул человек.

    Осталось два медведя и два волка. Но последние сильно отстали. Это не кошки, ни по камням, ни по деревьям они скакать не любят.

    Медведев, осторожно отступая, не забывая о маге и лучнице, прикрываясь от них за камнями, ставил последний барабан.

    «Проклятье, если все пули истратить на оборотней, то как быть с магом?!! Другого способа их валить я не знаю. А к себе на расстояние удара он точно никого не подпустит», — в отчаянии размышлял Медведев.

    Но других вариантов не было. Чтобы добраться до мага, надо сначала завалить своих собратьев по оборотничеству.

    — Бей!

    Юрий, Тард и Зарлон открыли бешеную стрельбу по медведям, но попасть по глазам не могли. Оборотни мотали мордами из стороны в сторону. Изранили изрядно, но никого так и не убили, и раны на них затягивались на глазах.

    И тут на спину одному медведю откуда-то сверху упала Элеонтаэль и вонзила длинный кинжал в шею по самую рукоять. Резкий поворот, послышался отчетливо слышимый хруст, и оборотень, рухнув на камни, уже привычно стал возвращаться в исходное состояние.

    Соскочить эльфа уже не успела. Стрела лучницы впилась ей в грудь, буквально пробив тело насквозь, так что наконечник вышел из спины, и она упала рядом с убитым ею оборотнем. Второй медведь рванул в ее сторону, чтобы отомстить за поверженного ею товарища. Считаные мгновения отделяли эльфу от жуткой смерти путем разрыва на куски.

    Навстречу рванул уже Юрий, в свою очередь на ходу превращаясь в белого медведя.

    Жесткий удар телами, и бурый мишка, не ожидавший такого развития событий, отлетает на несколько метров в сторону и катится кувырком. Белый медведь с рыком продолжил атаку, и новый удар едва вставшего на лапы бурого медведя сносит противника уже со скалы. Высота и острые камни внизу сделали свое дело.

    На белого медведя прыгнули как раз подоспевшие к схватке волки. Но это они сделали зря. Не по зубам жертва. Один удар об стену, и голова волка превратилась в кашу. Второй удар, и последний волк с визгом полетел догонять медведя, тоже разбившись о камни.

    В белую шкуру вонзилось две стрелы, и шерсть опалил файербол.

    Вышедшее время и сильная боль обратили процесс оборотничества вспять, выведя Юрия из игры.

    * * *

    — Как вы отбились от мага?, — едва очнувшись, спросил Юрий у ухаживающего за ним Зарлона. — И что с остальными?

    — Нормально все с остальными. Все вылечились. Лолт и Тард охотятся. Эльфа тут неподалеку сидит.

    — Так как отбились-то?

    — Да просто… Когда ты разделался с оборотнями и свалился, маг решил, что остальных можно брать голыми руками, дескать, мы все свои ресурсы исчерпали, и ему нечего опасаться. Тем более Тард тоже стрелу словил, да и меня маг приложил. Последний амулет плохо сработал, почти вырубило.

    — А это было не так? Насколько я помню, мы действительно все были пустые.

    — Так, да не так, — усмехнулся старый солдат, подавая Юрию фляжку с водой. — Нас всех спас Лолт. Рано его списали со счетов… Несмотря на то что ему здорово досталось, он все же сохранил один барабан, просто не успел использовать. Перезарядил свой «гремлин», и когда маг, то и дело швырявшийся боевыми заклинаниями, подошел с лучницей достаточно близко, разрядил весь барабан в этого мага. Правда, заработал еще одну стрелу в руку, но это пустяк. Один целебный амулет и все дела. Правда, их у нас всего пару штук осталась, после излечения всех нас.

    — А что лучница?

    — Сбежала. С гибелью мага она быстро просекла, что ловить ей здесь нечего, одна-одинешенька осталась, обернулась орлом… то бишь понятно, что орлицей, и улетела.

    — Ясно.

    Хорошо пообедав добычей охотников, особенно много как всегда после превращения требовалось Юрию, отряд отправился в дорогу.

    На одном из перевалов их перехватили на замаскированной заставе и в поселение гномов доставили уже под конвоем из дюжины хмурых коротышек, недовольных тем, что им приходится лишний раз куда-то мотаться, несмотря на то что они сразу узнали в госте своего благодетеля.

    Впрочем, как понял Юрий через час езды до поселения, половина из сопровождающих оказались полукровками. Значит, глава клана все-таки прислушался к его словам и взял помощников, если не в качестве работников, то как солдат и обслуживающий персонал.

    Более явственные следы активной жизни стали видны задолго до прибытия на место. Вдали показались столбы черного дыма, а значит, гномы уже вовсю работали в своих кузнях.

    Вряд ли старые кланы в Подгорном царстве так явственно себя демаскировали, наверняка как-то дым утилизировали, может даже магически или еще как. Ну а у этого маленького клана маг всего один, и такой ерундой, как сокрытие дыма, он не занимался. Других более важных дел много.

    Скоро показалась знакомая гора, которую выбрали гномы в качестве дома.

    То ли наличие полукровок, то ли несколько поколений жизни на поверхности, но гора представляла собой нечто вроде многоэтажки с балконами-лоджиями. Видимо, жителям все же больше по душе приходился натуральный солнечный свет, а не от магических светильников или светящегося мха.

    Главу клана предупредили заранее гонцом, ускакавшим вперед, так что князь Дарвл вышел навстречу, широко расставив руки и улыбаясь во все свои зубы, сколько бы там их ни было у гномов.

    — Приветствую, князь Дарвл, — спешившись, поприветствовал гнома Юрий и попал в крепкие объятия главы клана.

    — И тебе здравствовать, Юрий!

    — Примешь гостей на неопределенный срок? Помнится, кто-то нас приглашал…

    — О чем речь?! Я от своих слов не отказываюсь, и, что бы ни произошло, вы для нас самые желанные и дорогие гости.

    — Спасибо, Дарвл… Думаю, мы будем не слишком обременительны, к тому же постараюсь вам подкинуть еще каких-нибудь новинок, так что вам даже будет это выгодно.

    — Тогда тем более оставайтесь!, — засмеялся гном, хоть и понимал, что Медведев прибыл в клан не просто так, а с бедой, но на все воля его. — Пойдем, приведете себя в порядок, а потом поговорим под настоечку…

    — Идем…, — кивнул Юрий. — А что касается настоечки, то это отличная мысль. Могу даже пару рецептов подкинуть и способ изготовления подсказать.

    — Обязательно!

    Сзади прокашлялась эльфа.

    — Ах да, — опомнился Медведев. — Пригласи мастера Морлда. Надо бы кое с кого ошейничек снять. Видишь некрасивый какой, явно к столь красивому личику не подходит.

    — Конечно, я пошлю за мастером Морлдом!, — засмеялся князь.

    Эльфа насупилась еще больше.

    Поскольку гостевых покоев гномы пока не сделали, тут бы для своих жителей успеть квартирки в горе выдолбить, то на первое время гостей решил принять глава клана, благо что его «хата», ясен пень, самая большая, и находилась она на самой вершине этой не то недогоры, не то холма-переростка. Более того, она состояла из трех этажей, двух подземных и одного надземного. В надземной части гостей и поселили.

    — Хм-м, сдается мне, вы неправильные гномы, — заметил Юрий, оглядываясь в предоставленных покоях и глядя в окно на раскинувшийся пейзаж. — Главы кланов, как я понимаю, наоборот, живут на приличной глубине, а ты вон на какую верхотуру взобрались…

    — А, — отмахнулся Дарвл. — Чего уж теперь, как ни подражай старым кланам, а за своих они нас не примут, только смеяться будут. Так что мы решили в конце концов свои правила и традиции ввести. Тем более привыкли уже к наземной жизни. Да и гора, прямо скажем, маловата для обустройства полноценного гномьего города, она только и годится что для закрытых мастерских, да убежища на случай нападения. Опять же порода не та, рыхлая, вода сильно просачивается, затапливать будет…

    — Понятно.

    Мастер Морлд действительно оказался весьма одаренным магом и хорошо постарался для своих соплеменников изгоев. Буучи классическим гномьим магом земли, ему практически не составило труда проложить в грунте путь для воды и поднять ее от источника с помощью различных амулетов, в чем он тоже, по собственному признанию, был весьма хорош. Так что вскоре в каменной купальне плескалась на удивление теплая водичка. Может, амулеты подогрева постарались, а может, просто путь пролегал мимо кузнечных печей, где и она нагревалась. Чего зря добру пропадать, пусть и теплому.

    Эльфа от помывки отказалась, ну да ее право, тем более что существа они не маркие, и, несмотря на блокированные способности к магии, Элеонтаэль как всегда выглядела превосходно.

    А вот людям не мешало помыться, что они и сделали по очереди. Ведь до этогот единственным способом помыться были переправы через речушки или дождь, застающий в пути.

    Потом явился маг, пропадавший в своей лаборатории, корпя над очередным опытом магического свойства, и за пару секунд снял антимагический ошейник с эльфы. Элеонтаэль, несмотря на всю невозмутимость, присущую их народу, не смогла сдержать вздоха радостного облегчения.

    — Помнится, в прошлый раз вы отказались снимать с нее сие украшение, — хохотнул Дарвл.

    — Да я бы и сейчас не решился, если бы не присутствие мастера Морлда. К тому же она надолго не задержится и уже буквально завтра отправится домой с ценной информацией. А отпускать ее одну магически беспомощной через земли гоблинов не дело. Хоть вы и почистили окрестности от лопоухих поганцев, но мелкие разведгруппы и просто охотники могут где-нибудь ошиваться.

    — Ясно.

    — Так что ты хотел нам поведать?, — нетерпеливо спросила эльфа.

    Медведев усмехнулся. Он уже, кажется, начал забывать, как звучит ее голос.

    — Нам уйти?, — поинтересовался глава клана.

    — Ни в коем случае. Вам это тоже полезно узнать, да и не только вам, но и всем гномам, я повторяю: всем гномам. Ибо информация настолько важна, что от того, как ее воспримут, зависит выживание всех разумных этого мира.

    — Даже так?!, — изумился князь.

    — Да. Ни больше, ни меньше.

    — Мы поняли и передадим все, что ты скажешь, старым кланам, хоть они нас и изгнали… Итак, какая опасность нависла над нами?

    — Я начну немного с истории вопроса. Итак… четверть века назад в ваш мир из сопредельной параллели прибыл весьма одаренный человек. Настолько одаренный, что по прошествии лет нет никого более могущественного в магическом плане, чем он. Я не знаю, насколько сильны маги гномов и эльфов, но это не важно, ибо он рано или поздно переплюнет их всех, вместе взятых, ибо его целью является божественность.

    — Тот маг собирается стать богом?!!, — воскликнула обычно спокойная как удав Элеонтаэль. Она даже вскочила на ноги в порыве чувств.

    — Да.

    — Но как?, — удивился глава клана.

    Медведев рассказал о фокусе с камнями силы.

    — Хм-м… очень интересно, — пробормотал мастер Морлд, глубоко задумавшись о своем магическом.

    — Так что как только все человеческие государства сольются в империю, следующей целью станут эльфы. Потом под удар попадут гномы. И не усмехайтесь так, уважаемый Дарвл. Как бы ни были крепки цитадели гномов, но я более чем уверен, что этот маг Андр сумеет вскрыть все гномьи крепости. Да, это дастся ему ценой ужасных потерь среди людей, но как вы поняли, для него это только ресурс, собственно этого он и добивается, и чем больше смертей, тем лучше. Ну а потом, когда будет покончено с эльфами, гномами, гоблинами, орками, ограми, среди людей, если таковые еще останутся в этом мире после стольких сражений, начнется гражданская война, всех против всех, и можно быть уверенным, он получит выгоду, работая сразу на все стороны конфликта. Или пошлет их убивать драконов, он про это тоже заикался, ибо у них магической энергии просто немерено. Так что, как вы понимаете, планы у этого человека весьма масштабные.

    — Да уж, — потрясенно пробормотал глава клана.

    Остальные, как люди, так и гномы, тоже сидели, словно пыльным мешком стукнутые.

    — Единственный способ его остановить, это объединиться всем, кто еще способен ему противостоять, и дать совместный отпор.

    После долгой паузы снова резко вскочила эльфа, так что всполошила даже глубоко ушедшего в себя мастера Морлда.

    — Мне нужно немедленно попасть в Великий Лес!, — сказала она.

    — Ночь уже скоро…, — попытался отговорить ее князь Дарвл.

    — Не имеет значения. Теперь я в силе и никакие гоблины мне не помеха.

    — Что ж, не смею задерживать…

    Элеонтаэль не мешкая выскочила из покоев и унеслась прочь.

    — Ну и новости ты привез, — покачал головой Дарвл. — И я так понимаю, что этот будущий бог тебя ищет?

    — Да… Впрочем, это уже не важно. Я достиг цели, информация распространена, через пару дней информация достигнет верховного остроухого, а еще через денек — гномов, и о персональной охоте на меня с целью утечки информации ему можно забыть. Разве что в качестве мести попробует меня убрать. Но он умен, и я не думаю, что он даст волю чувствам, ибо это нерационально, отнимает много времени и ресурсы. К тому же, поддавшись воле чувств, можно допустить смертельную ошибку, ибо они мешают трезво мыслить. Так что нет, руководствоваться чувствами он не станет.

    — Ну и ладно, — облегченно выдохнул Дарвл.

    — Кстати, где обещанная настойка?, — показательно возмутился Юрий.

    — И правда!, — хлопнул себя по коленям глава клана. — Загрузил ты нас новостями, что о главном напрочь забыли!

    Глава 6.

    Понятно, что наутро, точнее уже где-то ближе к полудню, после вечерней дегустации гномьей огненной настойки, башка трещала немилосердно, причем не только у Юрия с сотоварищами, но и у главы клана, пившего за десятерых. Он-то и предложил подлечиться пивком, что Медведев и сделал с превеликой охотой, выдув не меньше литра этого пенного напитка. Пиво у гномов оказалось отменным, не то что люди варят, не говоря уже про мыльную кислую воду, что гонят на Земле.

    — Полегчало?

    — А то!, — воскликнул Юрий и вновь присосался к кружке.

    — Тогда, может, прогуляемся? Покажу тебе, чего мы достигли за эти месяцы.

    — А как же гномская секретность? Что, уже притча во языцех?

    — Так-то оно так, — согласился глава клана, — но ты ведь по сути все профинансировал, так что тебе можно. Ну, идем?

    Дарвл почти с детской непосредственностью хотел показать и похвастаться успехами клана тому, кому он собственно этими успехами и благополучием обязан.

    — Да погоди ты, торопыга… дай хоть часок отойти, а то в голове все еще шумит. Да и пообедать не мешало бы…

    — И то верно.

    На экскурсию все же отправились не через час, а всего через полчаса после легкого завтрака, совмещенного с обедом. Юрию, откровенно говоря, тоже было интересно посмотреть, что успели сделать за прошедшие полгода гномы. К тому же гномье пивко действительно быстро вправило мозги, и хотелось освежиться.

    — Где железо-то берете?

    — Немного добываем сами, но руда, как и было ясно с самого начала, весьма бедна и железо дрянное, большей частью идет на изготовление гранат, так что большую часть сырья, конечно, приходится закупать втридорога в герцогстве…

    — То-то дорожку накатали… А деньги где берете? Или моими еще пользуетесь?

    — Нет, твои уже давно потрачены. А сырье закупаем за счет поделок нашего мага. Они довольно неплохо расходятся.

    — Ну да…

    Князь Дарвл с гостем наконец достигли кузнечного холма, из вершины которого поднимался столб густого черного дыма.

    При входе непосредственно в кузню в еще слишком чувствительные после пьянки уши сразу же ударил грохот кузнечных молотов, криков-команд кузнецов и лязг чего-то еще.

    — Здесь у нас проходит первичная обработка руды и закупаемой стали… Здесь мы отливаем стволы винтовок… А здесь мы их проковываем… А тут делаем сверла… Тут работают над спусковыми механизмами… А там дальше…

    Каждый отдел даже не кузни, даже можно сказать, фабрики разделял коридор метров десяти с плотно прикрываемыми дверями. Помещения освещались магическими светильниками, солнечного света тут не было, а коридоры освещались колониями светящегося мха. Правда, сие измененное магией растение пока достаточно густо разрастись не успело, потому было темновато. А в рабочих помещениях, как понял Юрий, эта освещающая флора не выживала, слишком сухо, жарко и задымлено.

    В очередном отсеке стало непривычно тихо. Только сквозь говор гномов слышался душераздирающий скрип.

    — А здесь мы собственно сверлим стволы…

    Юрий только кивал. А что еще говорить? Все видно, все понятно. Его разве что окончательные размеры стволов смутили. Были они поменьше, но массивнее, чем изготовил ранее Юрий для себя.

    «Ну да гномам виднее, что и как делать», — решил он.

    Прознав, что в его вотчину заглянул глава клана да еще с гостем, прибыл мастер Кард — главный кузнец клана. Он вчера тоже изрядно принял на грудь, но выглядел весьма работоспособным. Может, маг помог очухаться специальной отрезвляющей настойкой, дабы не срывать производственный процесс.

    — Кстати, не мешало бы и мне винтовочкой обзавестись, — подумал Юрий вслух. — А то прошлую посеял по глупости.

    — Хо! У меня для тебя отличная новость, есть у нас винтовка для тебя!, — радостно объявил мастер Кард. — Как раз одна и получилась. Идем…

    Гном призывно махнул рукой и повел гостей дальше, свернув с основного коридора в боковой.

    — В смысле?, — не понял Медведев.

    — А сломалось сверло. Тонкое уж больно… хрупкое…

    Троица вошла в очередное помещение.

    — Что и сколько?, — по-деловому спросил чей-то глубокий бархатный голос, стоило только открыться двери.

    Войдя в небольшую комнатку, Юрий встал столбом. И неудивительно, за массивным деревянным столом восседала юная гнома, не глядя на посетителей, изготовилась сделать запись в толстой амбарной тетради.

    Учетчица готовой продукции, а заодно завскладом, то бишь арсеналом.

    — Ну?… Ой, простите, — пискнула она и вскочила, когда наконец, не услышав запрошенные данные, подняла глаза, дабы узреть тугодумов, и увидела, кто вошел в ее вотчину. — Отец…

    — Это моя дочь Кардалла, — представил учетчицу мастер Кард.

    Юрий тупо кивнул.

    Вообще-то женщины-гномы Юрия не привлекали. Малый рост не проблема, мало ли низкорослых девушек-людей, но вот то, что они широкие и массивные, как спереди, так и сзади, это, конечно, сказывалось. Ну и на лицо нет, не ужасные, но и писаными красавицами их не назовешь.

    А вот Кардалла в этом плане отличалась от своих сородичей. И не скажешь, что дочь главного кузнеца. Уж она-то должна быть по определению мужиком в юбке. Но нет. Ростом она, конечно, как и прочие, была невелика, может чуть повыше среднего роста гномок, но поуже в талии, и прочие женские достоинства не отличались гигантизмом, как у прочих женщин-гном. Ну и лицо мягкое, очень миловидное, да чего уж там, красивое.

    — Мы на склад, — сказал глава клана и пошел дальше.

    — Конечно, мастер Дарвл.

    — Ну, чего застыл?!, — хлопнул по спине Медведева князь Дарвл. — Проходи.

    — Д-да-да…

    «Проклятье!, — взревел раздраженный на себя Юрий, поворачиваясь на месте и шагая к двери, как деревянная кукла. — Эк меня накрыло! Прям в лепешку… Последний раз такое было лет в семнадцать… Впрочем, оно и неудивительно… Сколько я уже с женщиной не был? К черту! Считать даже не собираюсь!!! Тем более она не человек…»

    Но образ Кардаллы крепко отпечатался в памяти и так и стоял перед глазами.

    «Ну а что не человек, так и что?, — продолжал он размышлять. — Не зоофилия же. К тому же, если уж на то пошло, то у разумных разных видов между собой есть потомство, а раз так, то все нормально… Вот и она скорее результат смешения генома. Причем сказалась не только человеческая кровь, но и особо позорная эльфийская».

    «И потом чего я парюсь?!, — разозлился на себя Медведев, осознав, что уже всерьез рассматривает возможность отношений. — Кто я такой?! Может, я для нее все равно что жуткий урод! К тому же она наверняка давно замужем и у нее куча детей, при такой-то красоте и соответствующего возраста».

    Такая вероятность неприятно резанула по сердцу. Все мы собственники, тем более по отношению к женщинам.

    А потом сердце радостно затрепыхалось, когда вспомнил, что на руке у Кардаллы нет браслета, заменяющего кольца у людей.

    «Да что ж такое-то?!» — встряхнул Юрий головой, с натугой отгоняя прочь мысли о Кардалле. А то и так выпал из реальности.

    Медведев оглядел обширный склад, в который он сам не понял, как попал. Правда, он едва-едва начал заполняться. В специальных нишах стояло едва ли с полсотни барабанных винтовок и столько же револьверов. С другой стороны стояли деревянные ящики.

    — Пустовато…, — заметил Юрий.

    — Так месяц всего как начали делать винтовки, — развел руками глава клана. — По две штуки в день клепаем, по одной винтовке и револьверу. Рабочих рук не хватает, сырья мало, да и процесс непростой, только-только начали отладку.

    — Понятно…

    Юрий с немого разрешения князя Дарвла взял одну из винтовок в руки и присвистнул. Теперь стала ясна причина того, что ему показалось странным в изготавливаемых деталях. Винтовка оказалась чуть меньше размером, едва полтора метра, правда это в рост гномов, но вот масса раза в два больше, чем первый экземпляр изготовленного в этом мире огнебойного оружия. Не пожалели гномы металла. Калибр так вообще просто потрясал. Юрий свободно просунул указательный палец в ствол.

    «Миллиметров двенадцать точно есть, — охнул он мысленно, представляя себе пулю соответствующего калибра. — Это какой-то револьверный дробовик, а не винтовка… хотя дробью стрелять не стоит, нарезку сорвем».

    — Нравится?, — поинтересовался мастер Кард, широко улыбаясь.

    — Нравится, — кивнул Юрий, — но калибр, конечно, великоват…

    — Что поделать? То твое сверло быстро сломалось, и мы, хорошо подумав, решили сделать его потолще, а значит покрепче. И так большая часть работы уходит на производство сверл, и даже такие толстые ломаются с завидной регулярностью, а уж как тупятся быстро! И затачивать их та еще морока. Иной раз на производство одного ствола уходит два, а иной раз, если совсем не везет, и три сверла.

    — Я все понимаю, но вы хоть представляете, какая будет отдача от такого калибра?!

    — Так мы для себя стараемся. А отдача, что она нам? Гномы в этом плане покрепче людей будут, нас просто так с ног не собьешь!

    — Ну, это да, — согласился Юрий, возвращая гномий вариант винтовки на место.

    Компоновка винтовки действительно заточена под гномов. Короткий приклад, огромный курок с малым ходом под толстый короткий палец.

    — Хм, как вы ее назвали-то?

    Князь, понятливо хохотнув, ответил:

    — «Медведем»!

    — Понятно, — тоже посмеялся Юрий.

    — Или у тебя есть предложение?

    — Да нормальное название. Им идет. Действительно серьезные агрегаты получились. А револьверы как обозвали?

    — «Медвежатами».

    — Тоже в принципе ничего, аналогия понятна, но есть другой вариант названия.

    — Какой?

    — «Песец»! Тоже белый зверек, подкрадывается незаметно!

    Юрий, не выдержав, засмеялся, хотя гномы его веселья не понимали. Пришлось пояснить матерщинную подоплеку словообразования на своем родном языке и замещения понятий. На местном такой игры слов не получилось, тем не менее гномы тоже посмеялись. Князь кивнул:

    — Пусть будет «песец».

    — А там что?, — кивнул Медведев в сторону ящиков.

    — Гранаты…, — ответил мастер Кард, ногой вскрывая один из контейнеров и доставая немаленькую гранату на деревянной ручке. — Поскольку размер гранаты также увеличили, то приделали рукоять, а то в руке плохо держать. Да и бросить такую гораздо дальше можно.

    — Нормально. Ваша идея насчет ручки?

    Главный кузнец кивнул.

    — Получается РГК-1…

    — «Хулиган», — добавил мастер Кард, приняв игру с шутливыми названиями.

    — Подходит, особенно если представить, что такая граната натворит при взрыве. Сколько производите?

    — Да хоть ящик в день. Правда, пока не торопимся. Вот сделали с десяток.

    — А в одиннадцатом что?

    — Пули.

    — А как с порохом? Нашли замену?, — поинтересовался Юрий.

    — Увы, — вздохнул князь Дарвл. — С этим по-прежнему не радостно. Сколько обошли алхимиков, что в герцогстве, что в ближайших землях людей, ни у кого не оказалось ничего взрывающегося.

    — Или зажали.

    — Могли…, — согласился уже мастер Кард. — Но что мы в этом случае можем сделать? Ничего… Вот винтовки делаем, а опробовать не опробовали. Даже как-то не по себе… Мы, конечно, уверены в своей продукции на сто процентов, гномы туфту не гонят, но опробовать все равно не мешало бы.

    — Ничего, немного пороха у меня осталось, так что опробуем…

    — Вот это здорово! Прямо сейчас же и опробуем! Идем!!!

    Глава клана тут же взял только что поставленную Юрием винтовку «медведь» в руки. И еще револьвер «песец» с таким же дурным калибром. Вскрыл еще один ящик и, зачерпнув в него рукой, ссыпал себе в карман пули. Медведев даже поежился, представив, как будет лягаться эта дура в руке. Все кости можно переломать. Впрочем, как он подумал, у гномов они крепче, так что выдержат.

    Кард, взяв с одной из полок длинный ящик-пенал, сказал:

    — А это тебе! Подарок! «Гремлина», увы, сделать не успели, начали, да сверло как раз на нем приказало долго жить.

    — Это ничего, револьвер у меня старый есть. Куда мне второй?… С двух рук ими при нынешней конструкции взвода палить затруднительно. Вот сделаем более совершенный механизм прокрутки, чтобы с ходом курка проворачивался барабан и бил боек, тогда можно второй брать.

    Медведев взял тяжелый пенал и открыл. Внутри оказалась почти точная копия его старой винтовки «чупакабра», с четырьмя дополнительными барабанами. Отличие лишь заключалось в более искусно сделанном прикладе, дополнительно украшенном бронзовой вставкой с выбитым умельцем-чеканщиком рисунком, изображавшим сценку из охоты с применением как раз этого оружия.

    Юрий перехватил винтовку в боевое положение. Оружие сидело идеально.

    — Благодарю! Это очень ценный подарок.

    — Пустое! Пойдем лучше постреляем!

    — Пойдем.

    Юрий Медведев с главой клана и главным кузнецом поспешили на стрельбище. Медведев хотел пройти через приемную с независимым видом, но глаза сами стрельнули в сторону Кардаллы, и он встретился с ее глазами. Они одновременно поспешили разорвать связь.

    «Как сопливый мальчишка, в самом деле», — вновь обозлился на себя Юрий.

    Но едва пройдя приемную, он невольно задумался над тем, почему же такая симпатяшка не замужем. Отсутствие браслета на руке подтвердилось, что заставило Юрия снова обругать себя, ведь он все же успел заострить на этом моменте внимание.

    «Уж не больна ли она?» — подумалось ему вдруг.

    И он чуть не рассмеялся. Уж мастер Морлд из кожи бы вон вылез, чтобы вылечить дочь главного кузнеца клана.

    «Тогда в чем дело?, — вертелся назойливый вопрос. — Ну не спрашивать же у самого Карда?!»

    Впрочем, в мире магии имелись болезни, не поддающиеся лечению этой самой пресловутой магией. Магия могла хорошо лечить что-то приобретенное, но в отличие от медицины мира Юрия, патологии, ставшие частью организма, то есть генетические пороки, ей были не под силу. Например, бесплодие. В этом случае все вставало на свои места. Кому нужна бесплодная жена, пусть она хоть трижды красавица? Любовница — трижды да, но не жена. Исключением являлась «пластическая» магия. Тут, как и на Земле, хирурги-маги могли что-то поправить, ту же грудь увеличить, изменить форму носа и так далее…

    Самого Юрия такой момент, как бесплодие, естественно, не остановил бы. В крайнем случае можно усыновить. Детей-сирот хватает.

    Пока шли из кузни, Медведев пытался разобраться в себе. Чего это он так собственно возбудился, в самом-то деле?

    В то, что виновато длительное воздержание, он не верил. Ведь он ощутил не просто банальное желание удовлетворения телесной похоти, а нечто большее, хоть и не хотел в этом себе признаваться.

    «Ну и надо ли мне это?, — спросил он себя. — Ну добьюсь я ее расположения, и что дальше? Здесь с этим не шутят, особенно гномы. Поматросить и бросить не получится. Прибьют. Из-под земли достанут… даром что гномы. А если серьезно? Что я ей могу предложить? Четыре года, пока не откроется портал, и я, возможно, не сбегу обратно в свой мир, ибо сладить с будущим божком, будем говорить прямо, будет очень и очень трудно, если вообще возможно. А он знает о том, что мы знаем о его планах, и подготовится. Подготовится на совесть, не зря же он вундеркинд. Но допустим, мы сладим с Андром, то бишь Андреем, я отправлю его к папаше, предварительно с помощью эльфов лишив силы, и тогда я останусь еще на шесть лет… Десять лет. Да, на этот случай мне придется здесь обустраиваться всерьез, и постоянная женщина не помешает, ибо мимолетные увлечения, тем более с проститутками, не оставляют в душе ничего, кроме саднящей пустоты. Итак, в лучшем случае я могу дать ей десять лет совместной жизни. И что потом? Взять и уйти? После десяти лет… ибо есть ощущение, что с ней десять лет пролетят как мгновение. И как после такого уйти?! Это не просто уничтожить душу другого человека, то есть в данном случае гномы, но и свою. Тогда что? Остаться здесь навсегда?…»

    Юрий даже встал посреди цеха от такой радикальной мысли.

    — Ты чего?, — удивился мастер Кард. — Увидел что-то интересное?

    — Нет… ничего… идем.

    * * *

    Послав кого-то из подмастерьев прихватить пояс Юрия с его оружейной оснасткой, троица отправилась в сторону стрельбища — ровную площадку стометровой длины с деревянными щитовыми мишенями. В общем, гномы давно подготовились к испытаниям производимого оружия, но вот отсутствие пороха все перечеркивало. Теперь порох появился.

    Вместе с подмастерьем явились Тард, Зарлон и Лолт, первоначально отказавшиеся от экскурсии по причине похмелья, которое не поправило даже пиво. А вот сейчас оклемались немного и решили развлечься. С развлечениями тут вообще туго, ни радио, ни телека, ни Интернета… разве что истории из жизни и просто байки травить вечерком под пивко можно.

    Стали заряжать оружие: Юрий снаряжал только что подаренную ему винтовку, а Дарвл сработанный гномий вариант. Пороха в эти гнезда-прорвы уходило в два-три раза больше, а уж когда туда засунули пулю-гигант… Впрочем, гномы не дураки и отказались от свинцового варианта, отлив пули из стали, такие легче.

    «Легче-то они легче, — подумал Юрий, на складе из-за недостатка света не заметив, из чего именно отлили эти пули, — вот только что со стволом станется после сотни выстрелов?»

    Стрелять решили с пятидесяти метров. В качестве Юрий не сомневался.

    — Давай, — кивнул Дарвл, предлагая Юрию отстреляться первым.

    Медведев медлить не стал и, прицелившись в выбранную мишень, разрядил в нее все шесть пуль с двухсекундной задержкой. Все, как он и ожидал, получилось превосходно. Все пули вошли в кружок диаметром в двадцать сантиметров, даже с прицелом возиться не пришлось.

    «Пожалуй, кучность у новой “чупакабры” даже получше прежней будет», — подумал он, оценив результат.

    — А теперь я…, — кровожадно заявил глава клана, выходя на рубеж.

    Медведев поспешил отскочить подальше, а вот закрыть уши уже не успел, и по барабанным перепонкам врезал звуковой удар, как от выстрела из пушки. Ну, полегче, конечно, чем из пушки, но все равно досталось.

    Дарвл, похоже, тоже впал в легкую прострацию от громкого выстрела, даже головой тряхнул. Сильная отдача с непривычки его все же повела, и, чтобы устоять, он сделал шажок назад. А когда плотное облако дыма от выстрела рассеялось, все посмотрели на мишень.

    С точностью попадания у главы клана, конечно, из-за нехватки стрелковой практики получилось не очень, но в мишень он все же попал, и оставленная пулей дыра, размером с гномий кулак, весьма впечатляла. Особенно если экстраполировать повреждение на тело противника. Конечности такой пулей точно оторвет напрочь, а уж про внутренние органы и вовсе говорить нечего. Никакие целебные амулеты не спасут. Да и магам тоже делать нечего будет.

    Прицелившись получше, взяв соответствующие поправки, Дарвл отстрелял оставшиеся в барабане пять пуль. В итоге от щитовой мишени не осталось ничего, кроме жалкого огрызка. Кругом валялись обломки и щепа.

    — Здорово…

    — Что?!

    — Здорово, говорю!, — крикнул Юрий.

    — Не то слово!, — проорал чуть оглохший глава клана. — Но лягается действительно больно, точно лошадь!

    — Это можно исправить.

    — Как?!

    — Установить компенсатор.

    — Что это такое?

    — Это вот такая фигня, — начал рисовать Юрий прутиком на земле простейший компенсатор, какой стоял на ППС. — Устанавливается на конце ствола, чтобы выходящие пороховые газы, ударяясь об эту штучку, компенсировали отдачу.

    — Обязательно установим!

    Право выстрелить из револьвера заработал кузнец. Глава клана упирался, он сам хотел еще пострелять, но потом все же уступил. Настреляются еще. Приблизившись к мишени на двадцать пять метров, кузнец разрядил в нее пять пуль. Потом долго тряс отбитую «песцом» руку.

    Юрий подумал, что и на револьвер тоже придется ставить компенсатор.

    Результат оказался почти таким же, как и от винтовки — щит разнесло напрочь.

    Гномы радовались, как дети.

    — Осталось только с порохом разобраться, — отсмеявшись и отбив себе плечи и спину в обнимашках с кузнецом, больше смахивающих на выбивание пыли из плотного ковра, произнес глава клана.

    Медведев от чести объятий с князем и главным кузнецом сумел увернуться, из опасения многочисленных телесных повреждений вплоть до разрушения костей. Его, конечно, тут же подлечат, но это больно.

    — Что ж, думаю, с этим я вам смогу помочь, — кивнул Медведев.

    Гномам с такими пушками действительно требовался бездымный порох, иначе после первого же выстрела они просто перекрывали себе обзор дымовой завесой, особенно если погода в бою установится такая же безветренная, какая стоит сейчас, а это опасно. Враги быстро сблизятся и порубят ничего не видящих дальше собственного носа стрелков на мелкие кусочки.

    — Отлично! Все это надо отметить! И ты что-то говорил насчет пары рецептов и нового способа изготовления настоек, — напомнил князь Дарвл.

    — А вот с этим, я думаю, торопиться как раз не стоит, — скривился Юрий, вспомнив вчерашнюю попойку. — Сопьетесь еще к демонам с такой неумеренностью потребления спиртного. Кстати, насчет пуль…

    — Что?

    — Все-таки здоровенные они слишком, тяжелые и лететь будут недалеко…

    — Так калибр…

    — Это все понятно, но еще и износ ствола из-за использования стали будет излишне быстрым. Полтысячи выстрелов, и винтовку можно отправлять на переплавку.

    — Хм-м… это не дело, — согласился князь, быстро подсчитав финансовые потери. — И что же делать? Свинец вообще неприемлем из-за массы? Что-то легче делать? Медь?

    — Можно, но это уже слишком легко, да и дороговато будет.

    — Тогда что?

    — Думаю, можно попробовать сделать подкалиберную пулю.

    — Это как?, — изумился мастер Кард.

    — Делаем стальную пулю, меньшего калибра, и обкладываем ее медной оболочкой, состоящей из двух половинок, чтобы, когда пуля вылетит из ствола, эти медные половинки разлетелись в стороны. В итоге и ствол бережем, и массу самой пули уменьшаем, что в свою очередь позволяет ей лететь дальше.

    — Здорово!, — хором выкрикнули главный кузнец клана и князь.

    После того как страсти улеглись, глава клана и главный кузнец предложили продолжить экскурсию по кузнечной фабрике. Оказывается, они еще не все посмотрели.

    — А что с часами?, — поинтересовался Юрий, так как гулять по кузнице ему расхотелось. Разве что в сопровождении Кардаллы.

    В свое время Медведев подарил им командирские часы, взятые в качестве трофея у одного гоблинского шамана, во время поисков останков вундеркинда в их землях.

    Не только цель поисков случайно провалилась в эту параллель мироздания, но и до сыночка богатея сюда довольно регулярно проваливались люди. Вот только, судя по всему, никто не избежал гоблинского котла, или как там они предпочитают готовить человечину…

    Уйти от их каменных и костяных ножей смог только объект поисков за счет своего дара, спонтанно проявившегося здесь во всей силе, да Юрий, потому как имел некоторое оснащение и подготовку, и то едва ноги унес.

    — С этим пока сложно, — вздохнул князь Дарвл. — Очень много деталей, очень сложный механизм. Мы успели сделать несколько штук, но вот с точностью хода пока не очень. Все никак не можем подобрать пружину… Но мы над этим работаем…

    Медведев ничуть в этом не сомневался. Гномы будут работать и сделают все, как надо. Часики будут ходить с точностью швейцарских, а то и лучше. Ведь часы — это будущее основное ремесло клана, что даст им престиж, известность и большой, огромный доход. Ну и зависть других гномьих кланов. Тут уж к бабке не ходи.

    «Если, конечно, нам удастся завалить претендента в боги», — подумал Юрий.

    Вечером Медведев, после долгих уговоров, гномы не хотели показывать не слишком удачные образцы, увидел-таки эти первые «блины комом» и едва сдержался, чтобы не рассмеяться. Часики, как и винтовки, оказались массивными. Не будильники, конечно, но размеры все равно впечатляли. Все дело в том, что такие мелкие детали, как в оригинале, они пока еще все же делать не могли и увеличили их раза в три, теперь вот мучились с тем, что же они там напортачили, и пытались исправить.

    * * *

    Прошло несколько дней и, все это время Юрий мучился несвойственной ему рефлексией. Из головы все никак не шла Кардалла. Это изводило и нервировало.

    А как все было бы проще, спаси он ее из рук грязных разбойников, подлых рыцарей, от лап дракона наконец! Но, увы, эти шаблоны с ним не сработали, да и она не принцесса, а дочка пусть главного в клане, но все же кузнеца.

    Доходило до того, что Медведев несколько раз порывался сбежать от гномов в герцогство и оттянуться там известным способом на всю катушку в надежде, что это избавит его от внутренних терзаний и поможет забыть гному.

    Но что-то останавливало. Точнее, понимание того, что это не поможет. Ну и про возможную месть претендента в боги забывать не стоит, а он непременно отомстит, если увидит такую подвернувшуюся возможность, ведь в таком случае жертва сама идет ему в руки. А достать Юрия магу Андру в герцогстве — раз плюнуть.

    Будь она человеком, Юрий уже давно начал бы подбивать клинья, но в случае неудачи ссориться с гномами не хотелось. Ведь неизвестно, как вообще гномы отнесутся к ухаживанию человека к гноме. У них и так на этой почве бзик — всех этих гномов, точнее их предков, выгнали из Подгорного царства за примесь инородной крови. И связь с человеком в такой ситуации не сулит ничего хорошего.

    И узнать не у кого…

    И потом его останавливала неясность собственного будущего и своих намерений при различных вариантах развития ситуации борьбы с вундеркиндом. Уйдет ли он обратно? А если уйдет, то когда: через четыре года или десять?

    «А стоит ли тогда возвращаться домой через десять лет?, — задался он вопросом. — Да, дома пройдет всего два с половиной, но вот беда, ушел тридцатилетним, а вернулся сорокалетним. Узнают ли меня вообще? Но пусть узнают и примут… Что мне делать дома? Ведь по сути полжизни прошло, остались за спиной самые активные годы. Выкинуть десять лет здесь в никуда ради неясного будущего дома? Конечно, домой я вернусь не с пустыми руками, а хорошенько затарившись золотишком и камушками. Устроиться с такими финансами можно будет по-царски. Но все это пыль… красивая жизнь с шикарными тачками и девками хороша в молодости. С возрастом приходит понимание, что жизнь — не вечная тусовка, не ослепительная роскошь, да и никакого здоровья на такую жизнь не хватит… С возрастом приходит понимание, что жизнь, или, если хотите, счастье, есть внутренняя гармония, и она, как правило, достигается при наличии близкого человека».

    Медведев вдруг осознал, что он останется. Останется, если с Кардаллой все уладится. Если нет, то тогда все равно.

    «Ну а раз так, то надо ковать железо, пока горячо, — решился Юрий. — И плевать на всё… Осталось решить, как бы к ней подкатить.»

    Но, увы, как ухаживают у гномов, Медведев не представлял в принципе. И опять-таки ни у кого не спросить.

    «С другой стороны, я ведь человек? Ну и пойдем по человеческому пути… Начнем, пожалуй, с цветов. Потом какой-нибудь подарок, а там…»

    После разведки по окрестностям выяснилось, что с цветам в землях гоблинов полный швах. Нет, обычных лесных и луговых цветов до черта, но в том-то и беда, что обычных. А они какие-то неказистые. Хотелось чего-то эдакого… Оставалось разве что создать заковыристую икебану…

    Но это самое простое. Сложнее — подкараулить саму Кардаллу. Если не получится, придется ломиться на кузню. Но вообще для начала было бы неплохо провентилировать вопрос о самой возможности таких отношений.

    Как ни думал, а способ «вентиляции» так и не просматривался.

    «Да чего я ерундой страдаю?!, — подумал Юрий. — Сейчас найдем повод поговорить с папашей Кардом, а там будем посмотреть. Как говорил один коротышка генерал, ставший впоследствии императором: главное ввязаться в бой, а там…»

    С поводом долго думать не пришлось. С чем можно обратиться к гному кузнецу? Естественно, с чем-то, что имеет отношение к его профессии, но при этом чем-то достаточно сложным, что обычному человеку не то что изготовить, но даже продумать до конца не по силам.

    — То есть какая-то сложная механика… И в чем можно применить сложную механику при нынешнем уровне технологии?

    Какие-то абстрактые вещи, что не будут пользоваться большим спросом в повседневном хозяйстве, вроде музыкальных шкатулок, Юрий отбросил сразу.

    — Тогда что?, — спросил он у себя и тут же ответил: — Конечно же оружие. Но где можно применить сложную механику в оружии?

    Юрий ненадолго задумался, а потом его осенило:

    — Пулемет! Да, это то, что надо!

    Медведев быстро набросал общие черты простейшего пулемета. За образец он взял первое, что пришло в голову, а именно широко известный американский многоствольный пулемет Гатлинга с ручной прокруткой стволов.

    Правда, пришлось внести значительные изменения в конструкцию, чтобы его можно было построить при нынешнем уровне технологии. Конечно, гномы отличные мастера и многое могут, но только в пределах своего материального обеспечения. А оно в условиях кузни не блещет техническим совершенством.

    Пришлось вернуться к уже опробованной системе барабанного типа. Осталось решить, сколько всего будет стволов. Юрий решил остановиться на двадцати. Если сделать больше, то конструкция будет неподъемной даже для многосильных гномов. И без того тяжеленькая махина получается. Ну а меньше — придется слишком часто менять магазин. А это долго — пять-семь секунд минимум.

    Но как производить подачу боеприпаса?

    Впрочем, чего мудрить? Нужно сделать соответствующего размера барабан, на те же двадцать выстрелов, прикладываемых к стволам точно пробку. Отстрелялись, заменили барабан, скорее уж диск типа бублик, и снова пали по вражинам.

    Но как стрелять быстро без ручного взвода бойка на каждый выстрел? И вот тут подходим к сути вопроса, то есть повода для похода в гости.

    Ручной взвод нужно заменить механическим. Так что нужно присобачить ручку-вертушку. Один оборот — выстрел. Скоростью кручения регулируется скорострельностью. Конечно, стрелку придется хорошо потренироваться, чтобы при достаточной скорострельности еще и попадать в цель.

    Вот с этим-то вопросом и нужно обратиться к мастеру Карду, чтобы он помог собрать механику проворота ротора и удара бойка. Тем более что Юрий действительно слабо представлял себе этот момент, тем более вариантов минимум два. Нарисовав примерный чертеж, Медведев поспешил на кузню.

    Вновь по ушам ударил грохот от молотов, скрип, лязг. К счастью для Юрия, мастер Кард оказался в первом же отделе кузни, и он сразу увидел постороннего.

    — А Юрий!, — заорал он обрадованно.

    — Здравствуйте, мастер.

    — Идем!

    Гном повел гостя в свой закуток при кузне, этакий кабинет мастера.

    — Чего в гости к нам не идешь?, — спросил главный кузнец, разливая по стаканам настойку.

    — Э-э… простите? Я не совсем понял…, — стушевался Юрий.

    — Что тут непонятного? У нас у всех есть глаза. Мы с мастером Дарвлом прекрасно видели, как ты смотрел на мою дочь Кардаллу. Она тебе понравилась, ты ей тоже, так чего тянешь кота за хвост?!

    — Э-э…

    «Приплыли, — невольно покраснев как рак, подумал Юрий. — А я тут накручиваю себе… С одной стороны, нравы строгие, а с другой — простые, что проще некуда».

    — Что мычишь?!

    — Ну, э-э… если вы приглашаете, то тогда, конечно, со всем нашим удовольствием и радостью…

    — Вот так-то же! Приходи!

    — Обязательно…

    — А ты собственно чего приходил-то?, — вернулся к основному вопросу мастер Кард.

    — Да вот… хотел… хочу предложить вам сделать пулемет, только есть одна загвоздка с механизмом проворачивания и удара бойком…

    — Ну, это не беда, — сказал мастер Кард, посмотрев рисунок и возвращая его Юрию. — Приходи сегодня к нам, и мы эту задачку по механике решим. Кстати, с Кардаллой и решите! Она в этом разбирается ничуть не хуже меня.

    Юрий опять смутился, как мальчишка. Аж самому тошно стало.

    — Конечно. Э-э…

    — Ну, чего опять?

    — Если позволите, я задам один личный, не очень простой вопрос…

    — Относительно дочери?

    — Да…

    — Что ж, задавай, — кивнул Кард, чуть нахмурившись. — Думаю, ты имеешь право.

    — Почему она до сих пор не замужем при таких-то великолепных данных?

    — Хм-м…, — еще больше нахмурился гном. — Видишь ли, Юрий, как ты заметил, ее данные весьма отличаются от данных остальных наших женщин, хоть и в лучшую сторону. Догадываешься, почему?

    — Думаю это результат влияния, я бы даже сказал, пикового влияния иной крови.

    — Все верно. Несмотря на ее красоту, желающих взять ее в жены нет. Ведь мы считаем себя гномами, нас изгнали за присутствие в наших жилах иной крови, а в моей дочери она проявилась явственно, как ни в ком другом. Мы тоже хотим избавиться от чужой крови… ну в общем ты понял…

    Юрий кивнул.

    «Значит, она ничем не болеет, и это просто синдром гадкого утенка, хотя насчет гадкости это не к ней», — подумал он.

    — Почему тогда мне позволяете…

    — Ну… она моя дочь, и я как отец хочу ей счастья. И если уж среди гномов не нашлось достойного мужа, так почему бы не отдать ее человеку, тем более что она ему очень по нраву.

    «На безрыбье и рак — рыба», — понял логику гнома Юрий, но не обиделся таким отношением к себе. Его тоже можно понять.

    Чего тут обижаться, тут радоваться надо, что нет никаких преград даже со стороны родителей. Уж от них-то всегда одни проблемы.

    — Что ж, мастер Кард, спасибо за ответы и за приглашение. Я обязательно приду.

    — Будем ждать!

    * * *

    Семья главного кланового кузнеца жила уровнем ниже самого главы клана, так что далеко ходить не пришлось.

    Дом, или все же, правильнее сказать, квартира, имел три выхода на поверхность, то бишь три комнаты имели окна и еще три ушли в глубину жилой горы. Там находились спальни.

    Сейчас они расположились в обеденном зале — самой большой комнате. Еще одна комната представляла собой кабинет мастера Карда, ну а третья — кухня.

    Несмотря на теплую, можно даже сказать, бурную встречу, первая половина ужина прошла несколько скомканно, ни Юрий, ни семья мастера Карда, помимо него и дочери Кардаллы, состоящая еще из двух ее младших братьев и жены главного кузнеца, ничем не отличающейся от прочих женщин гном, не знали, как себя вести. Но потом, по мере повышения градуса от количества выпитого, атмосфера разрядилась и скованность ушла. Все уже откровенно веселились, смеялись, травили шутки да байки. Юрий рассказывал о своих похождениях, бурю смеха вызывало то, как он с эльфой ошейниками менялся.

    — А где ты собираешься жить?, — как бы между прочим спросил мастер Кард.

    Кардалла бросила чуть нахмуренный взгляд на отца, дескать, чего события торопишь, а потом заинтересованно посмотрела на Медведева, все же ей было интересно. Остальные члены семьи также уставились на гостя, желая знать ответ.

    — Э-э…

    Откровенный вопрос кузнеца поставил Юрия в тупик. Понятно, что если он женится на его дочери, то придется где-то поселиться поблизости от клана, не у Дарвла же жить останется, и уж тем более не в доме родителя. Тут и так места едва-едва хватает.

    Собственно говоря, ни о какой свадьбе не могло быть и речи, пока жених не обзаведется собственным домом. Связь вне брака, мягко говоря, не приветствовалась, и как бы ни был мастер Кард расположен к Юрию, в этом он вряд ли отступит от обычаев.

    — Если честно, то еще об этом как-то не думал, — признался он. — Раньше, еще до того как повстречал прекрасную Кардаллу, думал обосноваться где-нибудь на окраине здешней ойкумены, подальше от всех, где-нибудь в Пустошах, построить крепкий замок, предварительно купив какой-нибудь титул, хотя можно и без титула…

    — А теперь?

    — Теперь… Теперь многое зависит от главы клана. Если позволит, то обоснуюсь в соседней долине. Построим хороший дом — виллу.

    — Позволит, куда он денется!, — стукнул по столу кулаком мастер Кард.

    Еще через полчаса неспешной беседы и шуток главный кузнец, хитро усмехнувшись, напомнил об официальной причине приглашения в гости:

    — Так что там у тебя за проблема с проектированием механизма?

    — А? Э-э… да вот, — поспешно достал Юрий чертежи из кармана сюртука.

    — Доченька, помоги нашему гостю разобраться с этим важным делом. Кабинет в вашем полном распоряжении.

    — Да, папа…, — потупив взгляд и чуть покраснев, кивнула девушка.

    С механизмом разобрались быстро. Стоило только поставить задачу, объяснить, что требуется получить на выходе, и тут же появились первые наброски. Кардалла реально рубила фишку в механике. Она умудрилась поместить большую часть механизма внутрь цилиндра из стволов. Чтобы перезарядить пулемет, требовалось только откинуть боек, заменить «бублик» магазина и вновь начать крутить ручку. Все получилось довольно просто.

    Возникла разве что проблема с камнями силы. Точнее, камнем воды. Действующие образцы срабатывали только шесть раз и с каждым выстрелом частично разрушались. Теперь представьте, что надо сделать камень на двадцать выстрелов. Какой у него для этого должен быть размер в длину. Это было неприемлемо.

    Впрочем, Кардалла предложила использовать какие-то полудрагоценные камни. Они лучше держали магический заряд и меньше разрушались при срабатывании. Так что на двадцать выстрелов камня обычного размера, используемого в винтовке или револьвере, должно было хватить с запасом.

    Дороговато, конечно, но жизнь дороже. К тому же они могли себе это позволить.

    Можно было, конечно, наконец, начать производство капсюлей, тогда полностью исчезала зависимость от магии, но это новое производство, а людей, то бишь гномов и полукровок, и так не хватает даже для основных работ, плюс усложнение производства барабана, что непременно скажется на надежности. Так что неизвестно, что в конечном итоге дороже обойдется. Тем более что маг всегда может намагичить новые камни силы, а вот если капсюли испортятся…

    На разработку механики пулемета ушло минут пятнадцать, еще минут десять потратили на разговоры ни о чем, а потом уже пошли поцелуи. Сказалось спиртное и «добро» от главы семьи.

    Кардалла, несмотря на внешнюю кротость, оказалась весьма горячей штучкой, как раз про таких говорят, что в тихом омуте черти водятся, так что неприступную недотрогу из себя строить не стала, а приняла даже очень активное участие.

    Как они при этом они не перешли грань дозволенного, не посрывали друг с друга одежду и далее… учитывая, что Юрий тоже весь кипел от гормонов, для него самого оставалось загадкой. Наверное, все же в сознании сидело понимание того, что дуло ему обломают.

    «Со строительством дома надо поторопиться!» — подумал Медведев, едва сумев остановиться.

    С трудом приведя себя в порядок и чтобы отвлечься, Юрий предложил еще несколько образцов вооружения.

    Начал с обычной дульнозарядной пушки. Тут экспериментировать не стоило.

    — Можно стрелять как взрывающимися снарядами, так и картечью.

    — О!, — моментально оценила последствия выстрела из пушки Кардалла.

    Она тоже поправила на себе одежду. Предложение Медведева сняло неловкость.

    — Выкосит всех в один момент.

    — А это что?

    Девушка указала на нарисованный Юрием еще один чертеж.

    — Миномет.

    — Он как пушка…

    — Да. Ствол похож, но принцип действия несколько иной. Главное отличие данного образца оружия от пушки это возможность стрелять по противнику с закрытых позиций. То есть враг находится в одной долине, а ты садишь по нему минами через гору из соседней долины.

    — Здорово! Это все непременно надо изготовить!, — загорелись глаза у девушки.

    — Конечно.

    Глава 7.

    Строительство дома откладывать не стали. Быстро нашли место, через один холм в паре километров от основной жилой горы гномов, тоже с видом на раскинувшуюся внизу долину, благо площадка позволяла. Холмик выбрали достаточно низкий и пологий, чтобы не умирать, каждый раз поднимаясь наверх. Хотя сто метров это сто метров, не больше и не меньше. Впрочем, ему в любом случае обещали поставить лифт, что-то вроде того, что стоял на горе гномов.

    Холм также оказался достаточно плоским, чтобы ставить дом без долгого выравнивания площадки. Площадь плоской макушки тоже была достаточной, порядка десяти тысяч квадратных метров. В общем, есть, где развернуться и что построить.

    Медведев в воображении уже видел трехэтажное здание с основанием пятнадцать на пятнадцать метров, отделанное белым и красным песчаником в виде кирпичиков.

    Обязательно будет бассейн этак десять на двадцать метров и глубиной три-четыре с одной стороны и полтора с другой. У глубокой части можно невысокую вышку с трамплином поставить. Осталось только уломать мастера Морлда, чтобы он провел достаточно мощный водопроводный канал и установил соответствующие тяговые водные амулеты. Вряд ли это будет просто, ибо работы тут столько же, если не больше, сколько он потратил на обеспечение водой всего клана.

    Конечно же, будет сад с деревьями обычными, декоративными и дегенеративными… Шутка. Юрий заметил, что Кардалла, в отличие от остальных гномов, далеко не безразлична к растениям. Видно, сказывается сильно проявившаяся в ней частичка эльфийской крови. Камни и сталь ее не вдохновляли.

    Ну и баня, конечно. Куда же без нее?!

    Все будет окружено трехметровой стеной. Лучше даже двойной. Без серьезной стены никак, хоть она и не может являться реальной преградой для злодеев гоблинов и тем более орков. Пусть о них давно уже ничего не слышно. От хищников опять же защитит, и не важно, что все давно забыли, как они выглядят.

    Кардалле красочно расписанный проект дома очень понравился.

    Гномы в лице мастера Карда и главы клана, правда, добавили в план пару типично гномских штришков в виде еще пары подземных этажей и секретного хода. Юрий не возражал. Эвакуационный ход лишним не будет. А вот что касается подземных уровней, тут уж чем бы гномы ни тешились…

    Предложение Медведева построить дом внизу у подножия даже не рассматривалось. Дескать, никакой земли, если уж не в горе жить будете, как нормальные гномы, так на горе. Ну холме.

    Поскольку рабочих рук в клане и так жестко не хватало, чтобы отвлекаться еще и на строительство усадьбы для человека, пусть он и берет в жены гному, да и то какую-то не такую, как все, то Юрию пришлось предпринять кратковременный визит в герцогство инкогнито, чтобы снять денег в банке и нанять рабочих. Материала для строительства на месте вполне хватало. Кругом полно камня.

    Мнением Юрия о материале строительства здания снова никто не поинтересовался. Он-то первоначально хотел сделать его из дерева, тем более что быстрее будет. А чем быстрее построится дом, тем быстрее сыграется свадьба, ну и прочие радости жизни… Но гномы уперлись и постановили строить из камня. В общем-то оно, конечно, правильно. Хоть и дольше строится, но надежнее.

    Впрочем, отсутствие собственного жилища не помешало Юрию и Кардалле уединяться в укромных местах во время прогулок по окрестностям. Вряд ли никто ни о чем не догадывался, но как говорится: не пойман — не вор.

    Что касается поездки в герцогство, то у банкира Юрий поинтересовался новостями из Подгорного царства. Ведь им давно уже отправили весть с информацией о маге Андре и его намерении стать богом, а также способе осуществления своего намерения.

    Но мастер Гармин его обломал, сказав:

    — Все не так быстро, молодой человек. Сейчас весть доносится до глав всех кланов.

    — Так долго?!

    — Подгорное царство не маленькое…

    — А этими факсами… то есть этими передающими камнями воспользоваться влом? Не поверю, что у кланов нет хотя бы по одному такому амулету.

    — Есть, конечно, но традиции нужно уважать, тем более в таких серьезных вопросах. Так что лучше использовать живых гонцов, с ними можно что-то передать на словах, не доверяя чужим амулетам.

    — Понятно…

    — Потом соберется Совет Глав, и на нем они решат, что делать и как быть. И еще неизвестно, что они решат. Уж больно вопрос неоднозначен. Могут просто не поверить или решить, что горы их защитят. Тут уж ничего не поделать, горы всегда нас защищали от всех напастей, могут решить, что и в этот раз укроют.

    — Ясно. Но будем надеяться, что они не настолько окаменели мозгами и поймут, что это не так.

    Банкир на «окаменели мозгами» поморщился, но согласно кивнул головой.

    Впрочем, не только гномы тянули с ответом, но и эльфы. Хотя что с долгоживущих возьмешь? Бывает, они какие-то вопросы решают десятилетиями. А чего им? Сотней лет больше, сотней меньше… Но встречаться с ними и как-то поторапливать у Юрия не было никакого желания, ибо слишком опасно.

    В середине лета заработал завод по производству бездымного пороха. Для чего пришлось ездить в земли людей закупать необходимые ингредиенты. Мороки с ним было немерено, ведь надо было поставить лабораторию, изготовить необходимые инструменты и емкости, потом провести химические опыты. Но в конце концов все получилось. И как только вышла первая партия пороха приемлемого качества, так сразу же загрохотали выстрелы на стрельбище, разносящие щиты-мишени в мелкую щепу.

    Забухали взрывы «хулиганов».

    Застучал первый опытный пулемет а-ля ПМК-20 (про Гатлинга Медведев в названии «забыл», а буква «К» понятно, что означает род Кардаллы — Карлб), прозванный Юрием «лешим».

    Этот скорострельный монстр массой в пятьдесят кило такого же двенадцатимиллиметрового калибра, на трехногом основании, на гномов произвел неизгладимое впечатление. Да что там говорить, сам Юрий немало впечатлился результатом работы. Хотя и говорил, что калибр надо все же поменьше сделать. Это в свою очередь увеличит количество стволов.

    Дарвл и Кард обещали подумать.

    С пушкой и минометом пока даже не занимались. Все свободные силы, бросив на пулемет, работая сверхурочно и даже ночью. Тут уж если гномам что-то понравилось, они забывали про сон, еду и отдых. От станка и наковальни не оторвать. Но обещали заняться артиллерией, как только доведут до совершенства пулемет.

    Худо-бедно устроив свою личную жизнь, Юрий испытывал чувство вины перед своими товарищами, вынужденных сидеть рядом с ним среди гномов в своеобразном добровольном изгнании вдали от родных и женщин.

    Правда Тард, Лолт и Зарлон нашли себя в качестве охотников, поставляя в гномий клан свежее мясо. А то охотники из гномов, мягко говоря, никакие, так что живности в округе развелось в избытке.

    Конечно, гномы занимались животноводством. Держали свиней, мелкий и крупный рогатый скот, но этого было недостаточно, ведь недавно только переехали, перед переездом на новое ПМЖ от большей части живности пришлось избавиться: забить или продать, так что приплода нет, а тот, что есть, идет в рост поголовья.

    Пару раз добровольные охотники поцапались с гоблинами, но, как известно, против лома нет приема, и лопоухих коротышек смели частым револьверным огнем. Хотя охотилась троица исключительно луками. Чего живность пальбой распугивать?

    Но перебираться к себе в герцогство они не торопились, хоть опасность мести со стороны претендента в боги практически уже миновала. Что они ему? Все равно что букашки. Правда, вундеркинд мог взять их в заложники, чтобы выманить Медведева, но это опять-таки, если он жаждет мести, в чем Юрий сильно сомневался. Как бы то ни было, друзья остались с ним, впрочем, деньги он им начислял как за продолжающийся поход. Это все, что он мог им дать, и это их вполне устраивало.

    * * *

    Когда обстановка наконец устаканилась, все работало как часы, кроме самих часов: порох производился и накапливался, дом строился, Медведев вспомнил о своем даре. Точнее, о том, что его следовало бы как-то развивать, чтобы в случае превращения держаться не жалкие одну, максимум две минуты, а в пределах часа, как это могут матерые оборотни. Но оборачиваться не хотелось до чертиков, очень уж это больно. А к садомазохизму Юрий никогда склонности не питал.

    — Но надо… надо…, — уговаривал он себя. — Если однажды я не смогу продержаться достаточно долго, то меня просто кокнут.

    Товарищи, кстати, тоже страдали от безделья. Ведь на самом деле от ничегонеделания тоже можно здорово устать. И охотиться постоянно просто невозможно, по причине той же усталости и просто надоедания.

    Юрий Медведев решительно встал и позвал своих товарищей.

    — Пойдем…

    — Куда?, — лениво поинтересовался Лолт, но глаза все же загорелись надеждой на хоть какое-то развлечение, как и у Зарлона с Тардом.

    — На кудыкину гору, воровать помидоры…

    — А если серьезно?, — спросил уже Зарлон.

    — Пойду тренироваться… перекидываться в медведя.

    — А мы зачем?!, — чуть дрогнувшим голосом спросил Тард.

    Превращение Юрия в оборотня его всегда жутко пугало.

    — Подстрахуете. Вдруг на меня кто нападет, пока я овощем валяться буду…

    — Идем, — решительно кивнул Зарлон. — Давно пора тебе развивать оборотничество.

    Юрий во время прогулок по окрестностям с Кардаллой приметил небольшую каменистую полянку недалеко от основного поселения гномов, где никто не появлялся, даже гномьи дети, вот туда он и направился с товарищами.

    Правда, предварительно пришлось наведаться на рабочее место невесты и поговорить с ней о том, что он собирается делать. Кардалла хоть и обеспокоилась, но возражать не стала, тем более что это действительно необходимо, раз уж дар есть, он проявлен, то просто глупо его не развивать.

    Опасности навсегда остаться в медвежьей ипостаси не было. К тому же сейчас день, и власть луны, к тому же убывающей, не так сильна.

    Юрий разоблачился, скинув с себя всю одежду, для приличия опоясавшись полотенцем, если на полянку все же кто-то заглянет, и вышел в центр своеобразного полигона.

    Опять возникло отчаянное нежелание испытывать боль, но отступать поздно. Себе он вряд ли бы признался, но товарищи требовались ему не только как охрана и помощники, когда он окажется в бессознательном состоянии, хотя и это тоже, но и как свидетели, перед которыми он не захочет опозориться, струсить.

    Сев на землю и глубоко вздохнув, Юрий не без труда выгнал из себя этот мерзкий, затмевающий разум страх. Страх в его неконтролируемом состоянии не помощник, он враг.

    — Теперь надо призвать ненависть…

    Именно ненависть, как он считал, помогает спровоцировать превращение. По крайней мере, именно такую зависимость Юрий однажды выявил.

    Но простого желания оказалось мало. По крайней мере, на начальном этапе освоения дара превращения. Вызвать какую-то абстрактную ненависть не получалось. Ненавидеть можно что-то или кого-то конкретно. Раньше он активировался от ненависти к данному миру, но на сей раз это не сработало. Скорее всего, оттого, что особой ненависти уже не испытывал. Ну как можно ненавидеть какой-то мир в целом? Он такой, какой есть, не хороший и не плохой. Это все равно, что ненавидеть кактусы за их колючки. Глупо же…

    Требовался новый объект для приложения ненависти, и он нашелся без труда. Конечно же это вундеркинд Андрей, он же маг Андр, он же потенциальный бог. Его ухмыляющийся образ так и встал перед глазами. Стоило образу врага проявиться, как Медведев почувствовал забурлившую в нем силу и начало трансформации.

    Юрий хотел обернуться контролируемо, считая, что это поможет снять болевые ощущения, так сказать, давать постепенную нагрузку на тело, а не рывком, как во время самого превращения, так и при возвращении в исходное состояние. И поначалу у него это даже получалось. Вот зачесалась рука с наколкой белого медведя и буквами «ВВ», вот она начала опухать… Полезла белая шерсть, начали вытягиваться когти. Такая же трансформация пошла с левой рукой и остальным телом.

    Было больно, очень, но все же терпимо, хоть из глотки и вырывалось глухое рычание.

    И тут контроль удерживать стало невозможно. Словно что-то сломалось, и пошла лавинообразная трансформация. Несколько мгновений, наполненных неописуемой дичайшей болью, и вот на поляне встает на задние лапы белый медведь.

    Грозный рык разносится по округе, отдаваясь эхом среди скал.

    «Странно… Врагов вокруг нет…» — промелькнула какая-то посторонняя мысль, по крайней мере, для сознания Юрия.

    Правда, вон там, на краю поляны замерли три человека. От них волнами исходит страх… Сердечки так и бьются.

    «Боится только пища…» — промелькнула новая мысль.

    Звериная сущность на одних инстинктах потянулась к пище, и вот белый медведь делает несколько шагов к людям.

    Они в свою очередь, переглянувшись между собой, неуверенно тянутся за оружием.

    «Стоять! Нельзя!!!» — попытался перехватить управление несколько деморализованный срывом контролируемого превращения Юрий, точнее, его до предела уменьшившаяся в этом тандеме человеческая сущность.

    Раньше при превращении он не вмешивался в дела своей звериной ипостаси. Она хорошо справлялась и без управляющих команд, рвя противников на британский флаг. Разве что мог акцентировать внимание на более опасном противнике, а не на ближайшем, к которому тянулась звериная сущность. Ну и чего греха таить, он просто боялся быть раздавленным этой высвобождающейся бешеной звериной силой.

    Но сейчас другое дело. Там стоят друзья. Если он сейчас не перехватит нити управления, то сам же, то есть он Юрий-зверь, и порвет их на части, прекрасно это видя и осознавая.

    Собственно, это превращение в спокойной обстановке и задумано с целью не только увеличить время нахождения в измененном состоянии, но и научиться контролировать свою звериную сущность, а не то она в критический момент завладеет им. Потихоньку, помаленьку с каждым новым неконтролируемым превращением от Юрия-человека будет становиться все меньше и меньше…

    «Стоять!, — снова рыкнул Юрий. — Стоять, сволочь косолапая!!!»

    Зверь взбрыкнул, мотнул башкой, словно говоря: вот еще чего, буду я подчиняться букашке в башке… Но все же невольно остановился. Не столько подчинился приказу, сколько опешил от неожиданности и непривычности, ведь все было как-то не так, как раньше. Раньше он вообще не замечал инородного присутствия, был враг — и его требовалось порвать.

    «А теперь сесть! Сесть, я сказал!, — закричал Юрий, следуя поговорке: куй железо, пока горячо. — Сядь, гад! А то шкуру спущу и на стенку над камином повешу!!!»

    Медведь недовольно рыкнул, помотал башкой, словно пытаясь вытряхнуть из своей головы этот непонятный, неизвестно откуда взявшийся визгливый голос. Ведь не было же его никогда! Но все же подчинился и плюхнулся на зад, чтобы этот голос его больше не раздражал. Уж очень неприятно…

    «То-то же!, — возликовал Юрий. — А теперь помаши лапой! А то видишь, друзья как нервничают. Лапой маши давай!!!»

    Но не тут-то было. Момент ошеломления прошел. Звериная сущность начала активно сопротивляться командам какой-то мелочи. Медведь возжелал избавиться от второго голоса, мешающего ему, еще и указывающего, что делать, а потому напал.

    Юрий пропустил первую атаку, но все же смог отбиться, тем более кое-какой опыт такой борьбы у него уже имелся. Это чем-то напомнило борьбу с бестелесным демоном за собственное тело, когда он избавлялся от антимагического ошейника путем временной смерти от удушения товарищами.

    Но неизвестно, какой противник за тело опаснее: бестелесный демон или же его звериная оборотническая сущность медведя. Ведь во втором случае они представляют собой одно энергетическое целое, и звериная часть в данном случае изначально намного больше и сильнее.

    Дикая сила и ярость сдавливала человеческую составляющую Юрия, чем бы он в данный момент ни был, желая превратить в комок, а потом и вовсе спрессовать в точку и растереть в пыль. Юрий отчаянно сопротивлялся, но грубая сила была не на его стороне, и давление продолжалось. И чем слабее и меньше становилась человеческая компонента, тем сильнее и больше делалась звериная.

    «Проклятье!!!, — взревело человеческое «я» Медведева. — Надо было подождать, пока луна не уменьшилась до маленького серпика! Дурак!! Идиота кусок!!!»

    Но как говорится: поздно пить боржоми, когда почки отвалились.

    Юрий чувствовал, что исчезает. Еще немного и его человеческая сущность истает без следа. Стало как-то тесно, не просто физически, но и умственно, что ли. Будто тело поместили в прочную коробку, в которой не развернуться, а часть мозговых ресурсов для обработки информации стали недоступны, то есть, проще говоря, он отупел.

    В дополнение ко всему перестала поступать внешняя информация, он стал почти слепым, глухим, совсем исчезли запахи…

    И вдруг все прекратилось. Миг и человеческая сущность Медведева, сдавленная звериной силой, рывком увеличилась в размерах, как подушка безопасности в машине в момент столкновения.

    Но медведь в нем не сдался, это Юрий понял сразу. Просто кончилась магическая сила, образно говоря, магическая батарейка села.

    Медведев, рывками превращаясь обратно в человека, рухнул на землю.

    — Ч-черт…

    * * *

    Придя в себя через двое суток, Юрий зарекся превращаться в медведя. Вообще! По крайней мере, вот так добровольно, когда в пределах видимости нет врага, которого немедленно нужно порвать, и звериная сущность воспринимает врагом сидящую в нем человеческую сущность. Если и оборачиваться, то только в критических ситуациях, когда вопрос стоит ребром: или тебя сейчас грохнут, или все же рискнуть и обернуться.

    Впрочем, повалявшись еще сутки, обхаживаемый обеспокоенной Кардаллой, он понял, что погорячился, это в нем говорил страх, а его слушаться нельзя, иначе придется вырыть себе глубокую нору и там поселиться, как заяц. Тренироваться все же надо, но действительно, только когда серп луны будет совсем махоньким, чтобы превращение длилось не больше пятнадцати-двадцати секунд, и уже потом по нарастающей, набирая опыта и силы во всех ее проявлениях. А пока — ни-ни.

    Скорость восполнения силы Медведева откровенно порадовала. Еще больше его обрадовало, что он смог ощутить это восполнение силы. Прошло всего три дня, и Юрий почувствовал, что снова может обернуться. Раньше он этого порога восстановления почему-то не ощущал. Но все приходит с опытом, может, последнее обращение, то, что он попытался его контролировать, в нем что-то сдвинуло…

    — Что это такое?, — поинтересовалась Кардалла, беря со стола один из набросков очередного вида вооружения, которое Юрий пытался подвести под местные технологии.

    Физическая слабость активизировала мозговую деятельность в силу скуки.

    — А сама принцип действия понимаешь? Название тебе ничего не скажет.

    Невеста внимательнее всмотрелась в рисунок.

    — В этой странной емкости будет порох…

    Юрий кивнул.

    — Бросить ее сложно…, — продолжала размышлять Кардалла. — Замедлителя не вижу… Запустить чем-то тоже… При срабатывании камней силы врыв будет мгновенным. Не понимаю…

    — Ладно, не мучайся. Это противопехотная мина нажимного действия. Кто-нибудь наступает на эту пластину и… остается без ноги. Ну и посечет поражающими элементами хорошо. Вот видишь сверху небольшая полость, там будет шрапнель.

    — Здорово!

    — Ух, какая ты у меня кровожадная, оказывается!, — обнял невесту Медведев.

    Кардалла только засмеялась.

    — Жить будем на отшибе, врагов вокруг полно, так что засеем этими минами все вокруг, чтобы никто чужой не приближался. Свои будут знать.

    — А как же проход?

    — Оставим, конечно…

    — Им могут воспользоваться враги.

    — Конечно, могут. Но тут нужны мины направленного действия и срабатывающие по команде. По поводу этого вопроса надо будет с мастером Морлдом пообщаться, сможет он такие амулетики сделать или нет. В крайнем случае можно дистанционно веревкой активировать.

    — Думаю, сможет.

    — Мне тоже так кажется, — согласился Юрий. — В итоге враг пойдет по безопасному участку, а мы возьми и активируй минный сектор, и всех снесет к демонам в один момент.

    — Это надо показать отцу!

    — Конечно. Кстати, что там с пушками и минометами?

    — Пушку и трубу к миномету уже сделали. Но если снаряды к пушке довольно просто делать, тем более что решили, что она в основном будет стрелять картечью, то вот с минами к миномету не все так гладко. Тем более что ресурсов не хватает катастрофически.

    Юрий понятливо кивнул. Старая проблема. Нужны рабочие руки и материалы, то бишь железо, медь, бронза. На все не хватает. А тут еще противопехотные мины прибавятся.

    — Эльфы!, — вскричал Тард, как ураган ворвавшись в гостиную.

    — Что — эльфы?, — напрягся Юрий.

    — Сюда идут эльфы!

    — Много?!

    Медведев вскочил на ноги и потянулся к оружию.

    Естественно, он подумал, что пришли по его душу. А как иначе? Эльфы те еще вредины. Если уж вбили себе в голову снять скальп с бедного иномирца за то, что он, спасая свою шкурку, завалил аж трех длинноухих магов, то попытаются этот скальп содрать.

    — С пару десятков.

    Юрий облегченно выдохнул. Два десятка — это немного. Вот если хотя бы пару сотен, вот тогда действительно было бы кисло.

    Впрочем, вздыхать облегченно еще рано, если вдруг все двадцать эльфов являются магами…

    — Магов много?

    — Если верить одеяниям, то только трое. Остальные лучники.

    — Про одеяния это ты правильно заметил… Оболочка не всегда отражает внутреннюю суть. Надо мастера Морлда звать и выезжать им навстречу, проверить, кто есть кто, да и узнать заодно, что это им здесь понадобилось…

    Впрочем, звать мага гномов Медведеву не пришлось, он сам пришел вместе с мастером Кардом и главой клана в окружении полусотни бойцов в полном облачении.

    Гномы в своих супермассивных доспехах, когда толщина в иных местах брони достигала пяти миллиметров, смотрелись грозно. Тем более что мастер Морлд расстарался для дружины и все их заколдовал.

    Система вооружения также претерпела серьезные изменения. Теперь помимо щита и различного колюще-рубящего оружия: мечи, секиры и клевцы, гномы на плече носили винтовки, а к поясам добавили кобуры с револьверами и гранатами. Так что они представляли реальную силу, хотя смотрелось это, конечно, весьма оригинально.

    — Ты остаешься здесь, — безапелляционно заявил князь Дарвл Медведеву.

    «Да я и не собирался!, — подумал Юрий. — Больно мне надо самому башку подставлять?!»

    — Мы сами разузнаем, что к чему и что этим остроухим у нас понадобилось.

    Медведев уже догадывался чего собственно нужно эльфам, помимо его скальпа, но говорить не стал. Только кивнул, дескать, да, остаюсь.

    Гномы ушли, оставив Юрия в обществе несколько напуганной невесты.

    — Все будет хорошо, — попытался успокоить Кардаллу Юрий и достал револьвер.

    Понимая, что в случае схватки ему будут противостоять маги, Юрий заменил барабан с обычными свинцовыми пулями на барабан с пулями из золота. Если свинец еще можно остановить, особенно зная об имеющейся угрозе и хорошо заранее подготовившись, то с золотом вся подготовка просто бесполезна. Не действует на этот металл магия. Дорого, конечно. Но куда деваться, жизнь одна, и она вообще бесценна. От золотой пули мага спасет разве что доспех, но в том-то и дело, что маги, как правило, доспехи не используют, ибо они почему-то очень мешают им магичить. Чем больше на них железа, тем слабее магия. Маги даже в кожу стараются не одеваться.

    — Стоит им дернуться, и я их нашпигую в один момент.

    Кардалла кивнула, слабо улыбнувшись.

    Так они и промаялись до вечера, когда увидели приближающийся к горе отряд гномов, ведущий в центре двух пеших эльфов. Пленниками их назвать было сложно, руки свободны, на шеях нет ошейников, так что никакого сражения и недопонимания не произошло. Это радовало.

    — Чего им нужно?, — спросил Юрий у появившегося первым главы клана.

    — Они хотя поговорить с тобой…

    — Просто поговорить?, — недоверчиво хмыкнул Медведев.

    Дарвл тоже хохотнул.

    — Нет, не просто… Там внизу вместе с одной твоей знакомой находится их главный остроухий маг. Ты тогда рассказал нам очень тревожную информацию о маге-иномирце, который собирается стать богом. Естественно, остроухих это всполошило, но просто так верить на слово они не собираются. Они, прежде чем начать действовать, хотят убедиться в правдивости сказанного…

    — То есть залезть мне в башку и поковыряться в ней…

    — Да. Только так они убедятся в истинности сказанного.

    — Ясненько…, — скривился Юрий. — А что помешает им меня кокнуть?

    — Они не уйдут отсюда, если ты умрешь. А жизнь они свою ценят как никто другой.

    — Во-первых, то, что они тоже сдохнут, меня нисколько не воодушевляет. А во-вторых, что им помешает заложить мне в голову программу на самоуничтожение, которая сработает, когда эти хитрые лисы отсюда уберутся? Типа клиент откинул копыта в наше отсутствие, и мы тут ни при чем?

    — Хм-м… Думаю, мастер Морлд позаботится об этом… Он сильный маг. В конце концов, он возьмет с них магические клятвы, что они ничем не навредят тебе.

    — Ясно… Что ж, они нам нужны… и если клятвы будут даны, то пусть смотрят свое кино.

    * * *

    — Привет, прекрасная леди, надеюсь, на этот раз мы друг другу ошейники цеплять не будем?, — своеобразным образом поздоровался Юрий, когда спустя минут десять в зал вслед за мастером Морлдом вошла Элеонтаэль.

    Эльфа никак внешне не отреагировала на подколку, разве что как-то странно зыркнула в сторону Кардаллы.

    «Ревнует, что ли?!» — мысленно усмехнулся Юрий.

    Конечно, думать так глупо, она ведь охотилась за ним, даже разок удалось поймать, чтобы жестоко отомстить. Правда, большую часть времени сама провела в качестве пленницы.

    «Как бы Стокгольмский синдром не заработала», — снова подумал он с усмешкой.

    Хотя по размышлении он сам признался себе, что за все время он к ней привык и даже сожалеет, что у него с ней ничего не было и уже не будет.

    «К черту такие мысли!» — мысленно отмахнулся Медведев.

    За эльфой вошел представительный эльф в зеленой длиннополой одежде а-ля халат-кимоно с расшитым серебряным травно-листовым орнаментом черным отворотом. Это, насколько понимал Юрий, показатель того, что перед ним один из сильнейших магов эльфийского племени. Один щелчок пальцем, и все, кто здесь стоит, тут же обратятся в прах, несмотря на все защитные амулеты.

    От эльфа действительно за километр несло силой и властью. Организм, сволочь такая, непроизвольно желал выказать этому типу все свое почтение. Лишь разум останавливал все эти лизоблюдские порывы. По человеческим меркам эльфу можно было дать лет пятьдесят, и только он сам и боги знают, сколько на самом деле прожил этот остроухий на белом свете.

    А еще глаза… Встретившись взглядом с этими изумрудными глазами, прошивающими тебя, словно боевой лазер, Медведев против всякой воли напрягся. Зачесалась наколка, начала взбухать рука, полезла шерсть и стали удлиняться ногти, преобразуясь в когти.

    — Остановись, — твердо, но без угрозы в голосе сказал эльф. — У нас нет намерений причинять тебе вред.

    «Пока», — закончил за эльфом Медведев.

    Тем не менее он перехватил процесс обращения и повернул его вспять. На раннем этапе это получалось довольно просто. Тем более что он прекрасно осознавал, что, как и в случае с претендентом в боги, просто не успеет добраться до эльфа.

    — Все нормально?, — обеспокоенно спросил глава клана Дарвл.

    — Да… Прошу прощения…, — попытался улыбнуться Юрий, но из-за чудовищной боли скорее вышла кривая гримаса. — Нервы, знаете ли… в последние время совсем ни к черту стали… все пытаются меня убить.

    Глава клана понимающе кивнул и обратился к эльфам:

    — Итак, вы пришли сюда за подтверждением полученной от Юрия информации, касающейся одного имперского мага. Вы получите его, но с одним условием.

    — Каким?

    — Вы ни действием, ни бездействием не повредите Юрию и не проведете никаких дополнительных магических манипуляций, которые могли бы навредить Юрию. Вы принесете в этом магическую клятву, что засвидетельствует мастер Морлд.

    — Мы согласны, — после короткого раздумья кивнул эльф.

    — Не так просто, ушастые, — вмешался Медведев. — Условий будет два.

    — Какое второе условие?

    — Вы отстанете от меня раз и навсегда. Снимете с меня все эти глупые обвинения, отмените вендетту этой милой леди, — кивнул Юрий в сторону Элеонтаэль, — и ни один эльф больше не попытается меня укокошить.

    Эльф и эльфа переглянулись. Юрий мог поклясться, что они между собой о чем-то переговорили на телепатическом уровне. Хотя чего тут странного? Маги ведь.

    — Ты просишь слишком много, человек, — произнес наконец эльф.

    Юрий только осклабился в нахальной улыбке, сказав:

    — Так и даю еще больше. Ни много ни мало, как предупреждаю о смертельной угрозе, нависшей над всеми разумными этого мира, включая ваше неблагодарное лисье племя. Разве все это не стоит того, что я прошу, учитывая, что я лишь защищался, когда убивал ваших магов?

    — Цена информации подобного рода действительно велика, — не стал спорить эльф. — Но что если мы уйдем сейчас? Поверим так, на слово, но уйдем. Тем более что леди Элеонтаэль подтверждает могущество мага Андра.

    — Ну и валите к демонам, собирайте информацию самостоятельно. Только вот в чем загвоздка, вы можете недооценить могущество претендента в боги, ведь, насколько я знаю сообщество эльфов, вы слишком большие индивидуалисты. Я — центр вселенной, остальные побоку. Может быть, вы лично поверите, поверит кто-то еще, десять, двадцать, но далеко не все. Уверен, что большинство эльфов отнесется к нему с вашим извечным презрением, как к человеку. Дескать, что может этот жалкий человечишко, пусть и иномирец? Да ничего он не может, ибо животное… А значит, и подготовитесь из рук вон плохо. Чтобы организовать серьезное сопротивление претенденту в боги, нужно усилие всех и каждого с максимальной отдачей. И вот чтобы они выложились по максимуму, всем этим вашим спесивцам нужно предъявить доказательство, убойное, неопровержимое доказательство, и вы можете его показать желающим, только посмотрев вот здесь, — Юрий постучал пальцем по своему лбу.

    — Что ж, человек, в этом ты прав, — кивнул эльф после короткой паузы. — Мне действительно нужно неопровержимое доказательство, которому поверят все.

    — И?

    — Я дам необходимые клятвы…

    Элеонтаэль быстро глянула на своего спутника, но тот даже не отреагировал на ее метание. Эльфе не оставалось ничего другого, как принять это решение, она лишь скривилась и зло стрельнула глазами в сторону Юрия.

    А Медведев, наоборот, испытал невероятное облегчение. Наконец можно забыть об опасности со стороны остроухих. Больше они за ним охотиться не будут.

    Правда, остался еще один враг — маг Андр, но тут уже ничего не поделаешь. Да и не верил Юрий, что его соотечественник, столь разумный и рациональный вундеркинд, поддастся на волю чувств и будет мстить во что бы то ни стало. Он умен, и этим все сказано. Он не будет тратить свои силы и ресурсы на пустую месть, она отнимает слишком много времени, которое можно потратить с гораздо большей пользой. Хотя, конечно, откровенно выпендриваться не стоит. Ведь, как известно, береженого и бог бережет. Если появится возможность, то претендент в боги пришибет его чисто мимоходом, как мешающего спать комара.

    — Что ж, приносите клятвы и давайте покончим с этим как можно быстрее.

    Эльф, закрыв глаза и скрестив на груди руки, заговорил, естественно, на эльфийском. Юрий хотел уже остановить принесение клятвы, какой в ней смысл, если он ничего не понимает, может, он там песню о пожухлом листе на засохшей ветке поет, но его остановил мастер Морлд, предупреждающе вскинув руку.

    Эльф произнес-пропел последние слова клятвы, и сверкнула легкая световая вспышка, на мгновение ослепившая всех присутствующих. Сам эльф даже покачнулся, видать, много магических сил потратил на эту клятву-заклинание.

    Мастер Морлд удовлетворенно кивнул.

    — Клятва дана, — сказал он.

    — И что в ней говорилось?, — полюбопытствовал Медведев.

    — Он от всего народа эльфов поклялся, что более никто не причинит тебе вреда. Ты, как говорят люди, амнистирован. Но если данная клятва будет нарушена, и тебя убьет любой эльф или кто-то по поручению эльфа, то мессир Талаоэл умрет, как умрут все, кто будет причастен к твоему убийству. То есть не только заказчик и исполнитель, но и эльфы всего рода заказчика и исполнителя, если они будут из разных родов, а все эльфы клана или кланов будут отлучены от магии жизни. Это в свою очередь подразумевает, что эльфы виновного клана будут жить не дольше обычного человека.

    — Серьезно, — признал Медведев.

    — Да, высшая клятва.

    — Но я так понимаю, есть исключения?

    — Как не быть, — усмехнулся маг гномов.

    — Так я и знал! И что это за исключение?

    — Эльф тебя может убить только в порядке самозащиты или по незнанию, кто ты такой, по собственной воле. Бывает и такое случается, когда эльфы убивают ни в чем неповинных людей. Или в результате бытовой ссоры, опять-таки не зная, кто ты такой и что грозит за твое убийство…

    — Понятно. Но ведь этого эльфа могут натравить…

    — Нет, тогда вступит в действие клятва в отношении натравливающего со всеми вытекающими для его рода.

    — Ладно… Что ж, эти исключения по-своему справедливы… А он имеет право накладывать такие клятвы на всех эльфов?, — кивнул Юрий на эльфа, закрывшего глаза и с напряжением прижимавшего ладони друг к другу.

    Он явно колдовал, ибо там, в ладонях что-то светилось, просвечивая руки эльфа. Это нервировало, хотя ему только что дали клятву. Юрий чуть сильнее надавил пальцем на крючок. Осталось только вскинуть «гремлин» и…

    Как он заметил краем глаза, Кардалла тоже успела вооружиться револьвером и тоже напряженно разглядывала эльфа.

    Мастер Морлд хранил невозмутимость, но это не значит, что он не готов ко всякого рода неожиданностям. Или действительно спокоен, считая, что ничего плохого уже случиться не может. Ведь клятва дана.

    — А то выяснится еще, что превысил свои полномочия и клятва недействительна…

    — Да, я имею право клясться от имени всего народа эльфов, — ровным голосом ответил сам эльф, прекратив магичить, прежде чем успел открыть рот мастер Морлд. — Ибо я Верховный лорд Великого Леса, а по совместительству эльфийский архимаг.

    — Даже так?!

    Маг гномов кивнул, добавив:

    — Подобные клятвы высшего ранга от имени всего народа эльфов могут давать только верховные князья, то бишь лорды. У других просто ничего не получится.

    — Убедили.

    — Возьми, — эльф протянул Медведеву желто-зеленый листок клена. — Во избежание неприятностей, носи этот амулет на видном месте. Он убережет тебя от руки эльфа. А то мало ли какой казус может случиться…

    Юрий принял опознавательный амулет.

    — Теперь я хотел бы получить то, для чего явился сюда.

    — Что ж, смотрите свое кино…

    Давший клятву эльфийский патриарх от магии и власти подошел к севшему в кресло Медведеву и, обхватив голову руками, коснулся лбом.

    Юрий почувствовал легкое, хорошо знакомое давление, не физическое, а какое-то энергетическое. Его разум уже пытались читать, но тогда он не знал местного языка, и у мага ничего не получилось. Не было привязки. Типа сказалась несовместимость программного обеспечения. Но теперь язык он знает, то есть программа совместимости установлена, и давление пропало, сменившись на ощущение падения…

    Миг, и все закончилось.

    — Всё?, — поинтересовался Юрий, слегка дезориентированный.

    — Да. Я узнал, что требовалось…

    — Тогда прощайте.

    Эльфы и не думали задерживаться. Ушли, что называется, по-английски, ну а здесь такое расставание, естественно, называлось эльфийским. Так что эльфы ушли так, как должны уходить эльфы.

    Глава 8.

    Естественно, что не отметить ликвидацию эльфийской угрозы на лишение своего скальпа Юрий не мог. Так что состоялась хорошая попойка. Со всеми вытекающими утренними проблемами на то место, к которому скальп собственно крепится. Так что он в очередной раз зарекся ни в коем случае не делать для гномов перегонный куб.

    Как пришел в себя, решил с Кардаллой проинспектировать строительство их будущего семейного гнезда. То бишь грота, если по-гномски. Гнездо — это скорее эльфийское, учитывая, что живут они на деревьях… Птички.

    Дом строился.

    Около сотни рабочих из людей и разной кровной смеси полукровок, нанятых на деньги Юрия, заплатить пришлось чуть ли не втрое дороже обычного тарифа, как-никак в земли гоблинов пришлось идти, готовили строительный материал. Скальный выступ, выходивший из соседнего холма, был порушен и из его обломков тесались строительные блоки.

    Работа шла довольно споро, ибо Юрий, дабы ускорить строительный процесс, ввел премии для перевыполнивших норматив бригад рабочих. За дополнительный камень сверх нормы — бронзовый этал, а всей бригаде из десяти человек, что произвела больше всего дополнительных блоков, даже если разница составляла один блок — серебряный. Но и халтурить никому не позволялось. За халтуру, наоборот, могли хорошо штрафануть. За всем следил настырный и очень придирчивый прораб-полукровка с тремя четвертями гномьей крови.

    А то строителям только дай поблажку, они руки-то и опустят да косить начнут. Впрочем, так плохо думать о них все же не следовало, ибо это были профессионалы каменщики. Хоть гномы и плюются на них, в переносном смысле, конечно, но все же работу свою они делали споро и достаточно качественно.

    Подростки возили обработанные блоки с соседнего холма на строительную площадку в небольших тележках, запряженных ослами или мулами. Собственно, несовершеннолетние именно для этого и были наняты. Не здоровых же лбов нанимать для такой пустяковой работы.

    Женщины в палаточном городке строителей, кое-как обнесенного забором из «ежей», готовили пищу, стирали, шили и занимались прочей обслуживающей деятельностью.

    Охрану рабочего лагеря несли бойцы старого знакомого, оркского полукровки Варна. Теперь, правда, по нормальной цене — серебряный в день, тем более что работа, что называется, не бей лежачего, только и надо что ночью в дозорах стоять. Но из расчета в тридцать бойцов сумма все равно набегала приличная. Юрий даже подумывал затребовать скидку, что как-то неосмотрительно пообещал наемник, за то, что не бросил в бой прикрывать собственное отступление, но плюнул на это дело. Гроши.

    Собственно, на строительной площадке еще ничего не напоминало о том, что здесь будет стоять здание. Скорее можно было подумать, что строительство дома начали с возведения бассейна, ибо в центре строительной площадки зияла огромная яма десять на десять метров и глубиной в пять. То выкапывались подземные этажи. Здесь работали самые низкоквалифицированные рабочие. Собственно, там ничего уметь и не надо, махай себе киркой, отбивай породу да выбрасывай ее наверх.

    Юрий не очень интересовался, для чего гномы настояли на возведении этих уровней, если и дань традиции, то он решил использовать их как складские помещения, банально как подвал для продуктов, ледника, кладовки для прочего барахла, может быть, установит какую-то мастерскую, да еще для чего-нибудь приспособит. Жизнь покажет.

    Заметив заказчика, подошел тот самый прораб-полукровка.

    — Как продвигается строительство, мастер Радул?, — поинтересовался Медведев.

    — Хорошо, господин Юрий. Котлован копать уже практически закончили, фундамент тоже уже залили. Еще пара дней и все, можно приступать к отделочным работам на подземных этажах и начать возводить стены основного здания.

    — Очень хорошо.

    — Не беспокойтесь, господин, — поспешил успокоить заказчика полукровка, почувствовав в его голосе недовольные нотки. Тем более что картина на площадке действительно не внушала оптимизма. — Самая трудоемкая и муторная часть работы закончена. Сам дом возведем быстро. Работники клепают каменные блоки за дополнительный бронзовый этал с камня и серебряный за победу для бригады, как кирпичи. Не помню такого энтузиазма.

    Радул даже засмеялся. Медведев только улыбнулся. Его банковский счет от подогрева этого энтузиазма хорошо просел. А ведь еще кормить всех надо, и кормить хорошо, мясо каждый день, чтобы сил у работников было в достатке.

    — В какой срок оцениваешь?

    — Если все будет продолжаться в таком же темпе, и не подведут изготовители черепицы, довезя все в целости, не побеспокоят гоблины… то к осени все будет закончено.

    Черепицу пришлось заказывать в герцогстве. Здесь ее делать было просто не из чего, да и некому.

    — Что ж, вам виднее, мастер.

    — Не извольте беспокоиться.

    Мысли о собственном доме неожиданно унесли Юрия в далекое будущее.

    «А чем я тут, собственно, буду заниматься?» — подумал он.

    Ответ на этот вопрос как-то не желал появляться. Конечно, этому не способствовала неясность ближайшего будущего — противостояние с претендентом в боги. Какой смысл думать об отдаленном будущем, если неизвестно, будет ли это будущее. А если будет, то не факт, что светлое. Вундеркинд может победить, у него есть все шансы для этого, и в этом случае вся последующая жизнь не только Юрия, но и всей местной цивилизации будет представлять собой лишь затянувшуюся агонию.

    «Но допустим, что мы его свалим, отправлю его домой к папочке, я останусь здесь с женой и… что?, — снова спросил себя Медведев. — Хреновый из меня пророк…»

    Ну а действительно, чем можно заняться попаданцу, если он не выбился ни в великие маги, ни в короли да императоры, никто на ровном месте не вручил ему бразды правления даже над самым захудалым племенем?

    Собрать свое баронство-графство-герцогство-королевство-империю?

    Теоретически можно где-нибудь на границе с Пустошами. А практически? Вряд ли. Это ж, если подумать как следует, какой геморрой?!! Любое новообразованный домен тут же попробуют на зуб воинственные соседи, от которых и сбежит население под власть нового правителя. Жить все время в осаде, даже если учесть совершенное оружие? К черту.

    Заделаться в рядовые фермеры?

    Да как-то, откровенно говоря, и дома было не в радость горбатиться от рассвета до заката.

    В мастера?

    Здесь любые кузнецы, не говоря уже о гномах, в любом деле дадут сто очков вперед.

    Потихоньку сбагривать технологии своего мира?

    Можно, конечно. Но тут тоже беда. Многого он просто не знает. Есть только общее понимание и всё. Что, как и из чего, это он уже не в курсе. Еще больше здесь просто невозможно воссоздать.

    Тогда что? Накапливать жирок, сидя в своем особняке, пивко попивая?

    — Бр-р…

    Кардалла удивленно взглянула на Юрия.

    — Не обращай внимания, — отмахнулся он.

    Подобное будущее его тоже не грело.

    «И чего многие так хотят попасть в другой мир?, — недоумевал Медведев, вспоминая полки книжных магазинов, сплошь уставленные исключительно попаданческой литературой. — Почему они думают, что если в родном мире ничего не достигли, были хлюпиками-задротами, ничего не умели, не смогли применить дома свои знания, то чего-то достигнут в ином? Конечно, со знаниями родного мира в мире менее развитом, действительно, есть шанс развернуться, но в том-то и дело, многие ли обладают реально глубокими знаниями, чтобы применить их на практике? Очень сомнительно. Так что нужно крутиться и добиваться высот дома, а не мечтать о более благоприятных стартовых условиях».

    От мрачных мыслей его отвлек выкрик чуть запыхавшегося посыльного.

    — Господин Юрий!

    — Что?

    — Князь просит вас как можно быстрее вернуться!

    — А в чем дело?

    — То мне неведомо.

    — Да ладно тебе…

    — Знаю только, что прибыл гонец из герцогства Рэйстор.

    — Ясно.

    * * *

    В княжеских палатах верхнего этажа, где обитали гости клана, Юрия уже ждал князь Дарвл.

    — Как стройка?, — спросил он.

    — Потихоньку. Что-то случилось, князь?

    — Не совсем. Прибыл гонец из герцогства с письмом от банкира.

    — Есть ответ от Подгорного царства?

    — Да…

    — И что они порешили?

    — Они, как и эльфы, не доверяют полученной информации.

    — Что ж, — вздохнул Медведев, — в принципе, понятно и даже закономерно. Глупо ожидать доверчивости в таком вопросе. И как я понимаю, им, как и эльфам, нужно подтверждение, полученное напрямик из моей головы?

    — Да.

    — Ясно…

    Срываться с места и куда-то мчаться не хотелось. Но и ждать, что маг гномов сам прибудет сюда для получения подтверждения, тоже не приходится.

    — Когда они меня ждут?

    — Через два месяца главы кланов Подгорного царства вновь соберутся вместе.

    — Ч-черт…

    Юрий посмотрел на погрустневшую Кардаллу. Как раз на это время назначена свадьба, а вместо этого ему придется шататься по гномьим горам или, скорее всего, под горами, пока они доберутся до главной Горы. Потом тащиться обратно через Пустоши, рискуя быть сожранным оголодавшим драконом. В итоге назад он вернется где-то к началу зимы. Это в лучшем случае. Про худший думать не хотелось совсем.

    Товарищи, наоборот, оживились. Что ж, у гномов они действительно несколько заскучали, и им хотелось развеяться. Хотя их вряд ли пропустят непосредственно в Подгорное царство, оставят где-нибудь на окраине мариноваться.

    «Но делать нечего, если это единственный способ создать союз между эльфами с их полукровками в качестве пушечного мяса и гномами против вундеркинда, то придется тащиться на эту кудыкину гору… точнее под нее», — подумал он тоскливо.

    — Что ж, выбора нет, через пару дней отправимся, — сказал Юрий.

    Глава клана кивнул, соглашаясь, и только он встал, чтобы уйти на нижние ярусы своего «дворца», как ворвался взмыленный и изрядно запыленный гном. Судя по одеяниям, он держал вахту в качестве разведчика или стражника на скрытой заставе.

    — Что случилось?, — нахмурившись, спросил глава клана.

    Гном гонец глубоко вздохнув и на сухую сглотнув, буквально выкрикнул:

    — Орки!!!

    Все застыли на своих местах, как статуи.

    — Проклятье!!!, — прорычал раньше всех «оттаявший» Дарвл.

    — Вот ублюдок…, — покачав головой, легко улыбнулся Медведев.

    — Кто? О ком ты?, — спросил чуть сбитый с толку глава клана.

    — Да все о нем же, о претенденте в боги.

    — Думаешь орки — его работа?

    — Уверен на девяносто девять и девять десятых процента. Все зависит от размеров орочьей армии. Если обычная, собранная из двух-трех, максимум четырех племен, то это простой набег, каких было немало до сегодняшнего дня. А если больше, думаю порядка десятка родов, то это дело рук нашего мага-иномирца.

    — Почему? Зачем ему?

    — Подчищает, что может. С эльфами не успел, они уже получили подтверждение, но вот не дать подтверждение гномам из Подгорного царства вполне может успеть.

    — Эльфы убедят… покажут, что нужно, и наше уничтожение ему ничего не даст.

    — В принципе, могут объединиться, но на это уйдет гораздо больше времени, учитывая непростые отношения гномов и эльфов, а именно время так необходимо магу Андру. Чем больше времени проходит, тем сильнее он становится. Кроме того, есть еще одна причина нанести по нам удар чужими руками?

    — Какая?

    — Оружие.

    — Ну да, конечно, — согласился гном, удивляясь, что сам до этого не допер. Впрочем, оно и понятно, слишком уж сильно его выбила из колеи информация о нашествии орков. — Пусть порох знает клан Гарминов, но вот винтовки, револьверы, гранаты и прочее изготавливается только у нас, и если нас прихлопнуть, то с большой вероятностью секрет изготовления погибнет вместе с нами.

    — Именно так.

    — Придется тебе поторопиться, Юрий, и отбыть в Подгорное царство прямо сейчас.

    — Поздно.

    — Почему?

    — Скорее всего, мы уже в плотном окружении. Никто не выйдет и не войдет.

    Юрий обратился к гонцу, прибывшему скорее всего все же именно из пограничной заставы, что стоят на всех выгодных местах, в дне пути вокруг поселения отверженных гномов.

    — Кого вы увидели? Мелкую группу орков или авангард…

    — Орду! Мы увидели огромную армию свинорылых! Они буквально заполнили собой всю долину!

    — Вот видишь, — развел руками Медведев, повернувшись к главе клана. — Если они засекли саму армию, то летучие отряды уже наводнили все вокруг. Они как раз нужны, чтобы никто отсюда не вышел и не разнес весть об их приближении раньше времени. Удивительно, что этот малый сумел проскочить и добраться.

    — Найти гнома в горах?!, — удивился гонец, приосанившись. — Даже в таких куцых, но все же горах…

    Последняя реплика человека его почти оскорбила и далеко не словом «малый».

    — Ну да…

    — Прорветесь!, — рубанул воздух рукой Дарвл. — У нас отличное оружие! Я дам еще десяток своих дружинников! Возьмешь своих наемников, и вы просто сметете огнем всех на своем пути!

    — Нет. Риск слишком велик. Орки это не гоблины. Тридцать орков и тридцать гоблинов это две совершенно разные вещи. Поверь, я уже как-то имел удовольствие махаться с ними, так что не склонен их недооценивать. Да и шаманы у них посильнее будут, а значит, и амулеты помощнее. А в грамотно подготовленной засаде даже с нашим оружием сильно не порыпаешься. Мне придется остаться и отбивать нашествие вместе с вами.

    * * *

    Через час у главы клана собрался военный совет, состоящий из самого князя, мастера Карда, кланового мага мастера Мордлда и воинского начальника мастера Нардока. Ну и Юрий присутствовал, как лицо, внедрившее в систему вооружения винтовки, пушки, что с претензией прозвали «драконами», и гранаты, а значит, ему советовать, как всем этим эффективнее всего можно воспользоваться. Возражения, типа того, что он не стратег и даже не тактик, не рассматривались.

    На большом столе расстелили подробную карту окрестностей со всеми высотами и речками. Хорошая карта.

    — Как будем обороняться?, — задал вопрос князь Дарвл.

    — А чего тут обороняться?, — удивился кузнец Кард. — Запремся в горе, и иди они все горами и лесами дальше, куда шли.

    — Увы, мой друг, боюсь, эта тактика сейчас не сработает. Есть большая вероятность, что орки попробуют нас из горы выколупать.

    — Вот как?

    Князь только кивнул.

    — Тогда я тут не советчик. Пусть мастер Нардок говорит.

    Все посмотрели на командира гномьего войска. Пусть оно и состоит всего из пары сотен бойцов.

    — Честно говоря, я тоже не знаю, что сказать, — пожевав губами и оглядев собравшихся, ответил тот. — Нет у нас опыта войны с огнебойным оружием. Я так мыслю, что шансы справиться с врагом есть, но вот какие? Как поведут себя орки, столкнувшись с нами в бою? Побегут? Наоборот, рванут в сминающую все атаку? Скажут свое слово шаманы…

    — Да, шаманы — это действительно неизвестная величина, — согласился князь. — Мастер Морлд, ваша епархия, может, скажете что-нибудь?

    — Орочьи шаманы для нас действительно представляют серьезную угрозу, особенно учитывая, что мы даже не знаем, сколько их идет в войске, и их силу, — согласился маг. — Мы готовились к этому, и я успел наделать достаточное количество различных амулетов: защитных, целебных и даже боевых. Последних в меньшей степени, уж больно много сил требуется на их изготовление, да и стратегия защиты у нас строилась не на лобовом столкновении. Что касается моего личного противоборства с шаманами, то… боюсь, я тут ничем помочь не смогу. Максимум смогу уничтожить одного-двух, ну трех. Остальные меня испепелят. Я смогу работать только в обороне, пытаясь деактивировать особенно мощные заклинания, что-то отразить, смягчить удар.

    — Ясно. Юрий?

    — Э-э… что я могу сказать… гражданское население нужно эвакуировать…

    — Ну это понятно, — усмехнулся князь.

    — Ну да… Людей тоже не мешало бы спрятать. Сможете?

    — Сделаем. Я еще полчаса назад послал гонца, чтобы они к нам для эвакуации выдвигались. Место есть. Ты по делу говори.

    — По делу так по делу…

    Юрий попытался собраться, но получалось не очень. Пусть напрямую от него сейчас не зависели жизни сотен гномов, полукровок и людей, последнее слово останется за Дарвлом, но высказанное мнение повлияет на его окончательное решение.

    Все же планировать сражение, которое может привести к большим потерям, тот еще стресс. Вроде бы ну и что такого? Не люди ведь. Гномы. Да еще чужой мир. Но Юрий понял, что он все же уже пусть немного, но вжился в него, доказательством тому скорая свадьба с Кардаллой. К тому же эти бородатые коротышки приняли его почти как своего, и это дорогого стоит. Так что отнестись к планированию военной кампании халтурно он просто не мог. Тем более что от ее итогов зависит и его жизнь.

    Собравшись и упорядочив хаотично мельтешившие мысли, Юрий продолжил:

    — Итак, мастер Кард, что у нас в целом по вооружению? Сколько и чего успели сделать? Винтовки, гранаты, пушки, минометы, боеприпасы к ним, ну и порох.

    Главный кузнец клана, почувствовав себя увереннее, улыбнулся и раскрыл принесенную с собой «амбарную книгу», что вела его дочь Кардалла, учитывавшая приход и расход всего, что связано с оружейной темой.

    — Вот… винтовок изготовлено двести штук, с четырьмя дополнительными барабанами к каждой.

    — Простите, мастер Кард, — остановил доклад кузнеца Юрий и, посмотрев на князя, уточнил: — Я правильно понимаю, что это как раз то количество, чтобы обеспечить все мужское население, способное встать в строй.

    — В общем да, — кивнул князь Дарвл. — Можно было, конечно, набрать еще молодняка да крепких пожилых. Примерно с сотню еще набрать можно. Все так или иначе прошли обучение. Все упирается в нехватку оружия.

    — Понял. Продолжайте, мастер…

    — Ага… Столько же револьверов с двумя дополнительными барабанами. Гранат ручных в наличии пятьдесят ящиков… это тысяча пятьсот гранат. Пушек сделано две. Но вот со снарядами беда, всего полсотни. Мы ведь больше на картечь рассчитывали…

    Медведев кивнул. Пушки он видел. Делали их из бронзы, так что получились они небольшие… дракончики прямо. Причем не только по названию, но и по внешнему виду. Ну не смогли гномы сделать чисто утилитарную вещь, не в их это духе. Дай им поработать над дизайном, вот и сделали вылитого дракона.

    Получился какой-то дракон инвалид на коляске. На колесном лафете же сия скульптурная композиция крепилась.

    Первые «драконы» пока сделали гладкоствольные, для стрельбы ядрами. Калибр у них примерно в сто — сто десять миллиметров. Круглое ядро кидало на километр. Юрий хотел, чтобы позже изготовили привычные остроконечные снаряды (с оперением придется повозиться для стабилизации полета или делать уже нарезные). Но рассчитывали действительно под картечь.

    — Еще хуже дела обстоят с минометами. Сделан только первый опытный образец. Даже не испытывали еще… Как раз успели двадцать мин к испытаниям подготовить. Сложные они… Думали только через недельку пострелять, как прицел доделают.

    — А пулеметы?

    — Три экземпляра, считая первый опытный. Другие два, как ты и говорил, сделали калибром поменьше, но количеством стволов побольше.

    Юрий кивнул. Видел он этот новый пулемет. За счет уменьшения калибра увеличили количество стволов до тридцати. Отдача получилась меньше, кучность лучше, а также дальность за счет меньшей массы пули. Но габариты… Прямо слон какой-то.

    — К каждому сделали по пять барабанов. У крупнокалиберного, как было, так и осталось три магазина.

    — Порох?

    — В достатке! Весь склад забит.

    Порох, естественно, складировали отдельно. Под него выделили отдельный холм подальше. Юрий даже настоял, чтобы и гранаты унесли прочь из склада, где работала его невеста. Спорить никто не стал. Все уже осознали всю опасность пороха, да еще в таких объемах в одном месте.

    — Хорошо. Мастер Нардок, как с бойцами, все ли освоились с новым оружием?

    — В этом можешь не сомневаться! Все стреляют на отлично!

    «Кто бы сомневался, — невольно улыбнулся Юрий, вспоминая посещение стрельбищ. — Гномы любят большие пушки».

    — Хорошо. Что по привычным системам вооружения? Я про луки, арбалеты, катапульты, большие стрелометы.

    — С этим не очень…, — нахмурился гном. — Катапульт нет… Зачем нам? Мы крепостей не штурмуем. Арбалетов штук сто осталось. Поломавшиеся не ремонтировали… Даже странно, что они вообще сохранились, учитывая, что мы практически полностью перешли на огнебойное оружие. Луков нет, да и не было никогда, не наше это оружие… Большой стреломет только один.

    «Я даже догадываюсь какой, — подумал Медведев с усмешкой. — Наверняка тот самый, с которым глава клана шел на драконов охотиться, но не дошел, повстречавшись со мной в Пустоши».

    Но уточнять не стал. Может, потом.

    — Ясно…

    Про противопехотные мины и спрашивать не стоило. Хотя будь они, засеяли бы все подступы к горе и милости просим!

    — Что думаешь?, — спросил князь.

    — Маловато будет… учитывая, что мы даже не знаем, сколько орков идет к нам в гости. В разведку надо сходить.

    — Опасно…

    — Да и бесполезно, — согласился Юрий после короткого раздумья. — Пока разведаем, они уже здесь будут.

    — Верно.

    — В общем, выдумывать в наших условиях особо нечего. Пока орки идут, надо подготовить стрелковые позиции, поставить стены, где это быстро сделать нельзя, мешки с гравием накидаем. Очень неплохо было бы рукотворные обвалы подготовить. Много не убьет, но кого покалечит, помнет, а главное, задержит продвижение. Нам только этого и надо. Колючую проволоку бы натянуть, — совсем уже разошелся Медведев.

    — Это как?, — удивился князь.

    — Да просто, на проволоку, из которой кольчугу делают, наматываются небольшие кусочки остро обрезанной проволоки. Перебраться через такую весьма непросто.

    — Мн-да, хорошая штука, — кивнул Дарвл, — но такой колючки у нас нет…

    — А обычная проволока есть?

    — Нет… даже обычной нет. Да и зачем она нам? Кольчуг мы не делаем.

    — Плохо…

    — А что?

    — Путанки хотя бы сделали… Натянули бы невысоко над землей. Шагу сделать невозможно, чтобы не запнуться…

    — Мн-да, — снова горестно вздохнул князь Дарвл. — Может, из веревок сделаем?

    — Можно… А много веревок?

    — Да не очень…

    — Смысла тогда нет… разве что…

    — Что?!

    — Петель понаставить! Завязываем веревку в узел, подобно тому, как на виселице делают. Конец хорошо крепим в земле, а саму петлю маскируем, такой травяной подушкой, чтобы нога попадала в петлю и при дальнейшем движении она затягивалась.

    — Хм-м, а что, может получиться!, — хохотнул гном, представив, как это будет выглядеть.

    — Да. Если даже сработает одна петля из пяти, это уже хорошо.

    — Что еще?

    — Колючек накидать в небольшие канавки и ямки и тоже так травкой с землицей замаскировать. Я видел недалеко обширные заросли барбариса. Знатные у них шипы растут. Иные в мизинец длиной.

    — Это да! Учитывая, что большинство орков босиком ходит, это их хорошо тормознет!

    — Можно еще дополнительно обычных заостренных колышек в землю вбить.

    — Да, это остановит лучше всего. Ветки-то раскидать можно, а вот с кольями так просто не справиться. Еще что-то?

    — Да пожалуй, всё, — как-то сразу сник Юрий. — Больше в голову ничего не лезет. Все остальное требует слишком много времени и ресурсов. Ничего этого у нас нет.

    — Да и этого много, боюсь, что не успеем. Точно не успеем, — покачал головой резко погрустневший Дарвл, представив объем и сложность работ. — Разве что-то одно…

    — Что-то одно — мало.

    — Да я понимаю…

    — Значит, надо попытаться задержать продвижение орды стремительными уколами. Сколько-то времени всяко-разно выиграем.

    — Тогда не будем медлить, — кивнул глава клана. — Мастер Нардок, готовь воинов. Мастер Кард, сейчас с мастером Юрием пройдитесь и наметьте линии стен, ловушек, а также осыпей и начинайте работать. Рабочих рук будет в достатке, учитывая людей. Выступаем через час.

    * * *

    В поход загрузились по полной. То есть мастер Нардок сгоряча решил взять весь огнестрельный арсенал, за исключением разве что необстрелянного миномета.

    Против участия в рейде Юрия никто возражать не стал. Со стороны самого Медведева большого желания участвовать, кстати, не было, но есть такое слово — надо. Как-никак решил обосноваться рядом с гномами, значит, и участвовать в защите общего дома придется сообща.

    Оббежав по главной горе-дому гномов, указал места возведения стен, осыпей и колючек, Юрий как раз увидел, как из арсенала вытаскивают эти самые пушки.

    — Вы что же, мастер Нардок, тоже собираетесь их с собой взять, — обратился Юрий к заместителю главы клана по боевой части.

    К самому князю Медведев обращаться не стал, чтобы не ронять его авторитет, так как князь Дарвл тоже взглянул на человека непонимающе. Вполне возможно, что пушки вообще идея главы клана.

    — Ну да!, — не разглядев в вопросе подвоха, кивнул Нардок. — Врежем поганым оркам так, что костей не соберут!

    — Это да, — согласился Юрий. — Врезать по оркам из «драконов» да картечью это самое то. Выкосим под сотню-другую, считая раненых.

    — А я о чем говорю!

    — Вопрос в том, стоит ли пара залпов того, чтобы потерять всю артиллерию?

    — О чем ты?

    — Нам, после того как подпакостим, пусть и крупно, скорее всего, придется быстро уносить ноги. Никто ведь не думает, что орки после выстрелов разбегутся в разные стороны, обкакиваясь и теряя оружие?

    Гномы заржали, но быстро успокоились. Князь разве что проронил:

    — А хорошо бы…

    — Кто ж спорит? Хорошо, конечно. Но нереально. Они пойдут в атаку и постараются нас достать. И вы уж меня простите, может, по горам гномы и хорошо бегают, но вот я не уверен, что с пушками скорость будет сохранена.

    До гномов, наконец, дошла цена вопроса. Стоит ли терять пушки ради одного, максимум двух залпов?

    — Хм-м, да, пожалуй, будет несколько тяжеловато с пушками-то…, — согласился мастер Нардок. Посмотрев с сожалением на пушки, он махнул выкатывающим артиллерию гномам: — Заносите обратно.

    Юрий тем временем посмотрел на пулеметы. То же ведь тяжесть немалая.

    — Тоже оставим?, — спросил князь.

    — По-хорошему стоило бы, — поморщившись, кивнул Медведев.

    — Но возьмем.

    — Да, они все же легче, и потом, нам надо создать лавину огня, а с двумястами винтовками этого все же не добиться. Пулеметы нужны. Возьмем правда два, вот эти малокалиберные.

    — А третий?

    — Боюсь, ему работы там просто не найдется. С дальностью у него не ахти. А стрелять придется на максимальную дальность. Да и не так он эффективен. Разве что при отступлении подпустить противника поближе, отстреляться и бросить его где-нибудь там. Пойдете на такой вариант?

    — Ну уж нет! Отдавать оркам такое чудо! Да ни за что!

    — Значит, берем два пулемета.

    Отряд гномов уже подготовился к выходу, ждали только Юрия. Впрочем, недолго. Кардалла, стараясь не показывать своей тревоги, но получалось у нее плохо, помогла ему облачиться в доспех и подала оружие, которое он тут же нацепил на себя.

    — Спасибо.

    — Будь осторожнее…

    — Конечно, дорогая.

    Поцеловав невесту, Медведев присоединился к отряду.

    С выступлением отряда наружу стали высыпать все те, кому под предводительством мастера Карда предстояло начать возводить оборонительные рубежи: гномы, полукровки и люди. Такое впечатление, что высыпали все, за исключением разве что совсем малых. Может, так оно и было, для своего спасения ведь стараться придется.

    Отряду наемников под командой орочьего полукровки также нашлась работенка. Они встали в дозоры, на случай если совсем безбашенная группа свинорылых решит напасть на работающих. От таких отморозков наемники защитить худо-бедно смогут, в крайнем случае предупредят об опасности и все успеют скрыться. Плюс у молодых гномов кроме орудий труда вроде лопат, ломов и кирок, виднелись орудия защиты: мечи, ножи и револьверы, а также арбалеты.

    На Варна поглядывали хоть и косо, но претензий не было. То, что он полукровка, причем с очень малой долей орочьей крови, не означает, что он потенциальный предатель. Скорее, орки будут убивать его с особой жестокостью, если поймают. Любят они это дело.

    Через четыре часа довольно быстрого движения отряд остановился.

    Упасть на землю Юрию не позволила разве что гордость. Так его вымотала эта пробежка по пересеченной местности. Убегать от гоблинов было легче. Но что поделаешь, за прошедшее время он, откровенно говоря, уже отвык передвигаться на своих двоих, все на лошадях да на лошадях. А у гномов в гостях так и вовсе вконец обленился.

    «Надо заняться собой», — подумал он в раскаянии.

    А гномы не смотри, что коротконогие коротышки. Бегают они по пересеченной местности так, что завидки берут. Выносливые, это учитывая, сколько они на себе тащат доспехов и различного оружия. Конечно, горы это их стихия, но все же…

    Все же те, кто тащили пулеметы, выглядели бледно, то есть весьма красно. Тяжеловатые дуры получились, что ни говори. И чувствовал Юрий, что с пулеметами этими многоствольными он упорол жирнющий косяк. Ведь наверняка можно было придумать что-то покомпактнее и легче. Не говоря уже о простоте.

    И тут в голове что-то щелкнуло.

    «Ну конечно, блин!, — мысленно вскрикнул он, вспомнив кассетный (это такая жесткая пластинка-лента с пулями) пулемет из фильма «Легионер» с Ван Даммом в главной роли. — И почему я сразу о нем не подумал?! Почему мозги заклинил этот тяжеленный многоствольный урод? Потому что как раз он большой и внушительный?…»

    Спустя мгновение Медведев признал, что о пулеметах именно как об оружии, его функциональности, ТТХ и прочем он тогда вообще не думал. Пулемет как механизм являлся исключительно предлогом, чтобы подбить клинья к Кардалле, и в проработку пошло то, что первое пришло на ум.

    — Проклятье…

    — Что?, — обернулся на Юрия князь.

    — Ничего. Потом скажу…

    Подошли остановившие отряд рвазведчики.

    — Орки скоро будут, они вон за тем поворотом, — сказал командир разведчиков.

    — Как скоро?, — спросил князь.

    — Через полчаса максимум.

    — Что ж, хорошо.

    — Дозорные отряды идут?, — поинтересовался уже Медведев.

    — Нет. Идут сплошной толпой…

    — Отлично.

    Юрий огляделся. В принципе, местность неплохо подходила для организации засады. Есть хорошие пути отхода, противник не сможет их обогнать по иным тропам из-за отсутствия оных, ему станется только преследовать. То, что надо.

    — Как располагать бойцов?, — спросил князь Дарвл у Юрия.

    — Мудрить особо не будем. Вон там отличная площадка, там и засядем. Правда, один пулемет поднимем повыше, вон на ту скалу.

    — Но там он будет бесполезен…, — отметил Нардок. — Орков просто не достанет.

    — Да, в основном представлении он участвовать не будет…

    — Почему?, — насупился мастер Нардок. — Зря тащили, что ли?

    — Почему зря? Очень даже не зря. Он будет прикрывать отход основного отряда. Когда орки в погоне поднимутся на эту площадку, с которой мы их обстреляем, он их там и посечет. Мастер Дарвл и мастер Нардок, особенно доведите до личного состава, чтобы отстреляли только четыре из пяти барабанов. Один должен остаться на отход.

    — Все сделаем, — кивнул глава клана.

    Военачальники ушли отдавать распоряжения, и гномы стали быстро занимать боевые позиции и маскироваться.

    Юрий же, поглядев на тропу, что вела снизу в холмы, по которой скорее всего и начнут преследование орки, спустился вниз.

    «Хоть мин и нет, но не стоит забывать о простеньких растяжках, — подумал он, быстро готовя свои гранаты. — Жаль, что времени мало, подготовили бы пути отступления получше. Те же колья бы набили, колючек набросали…»

    Установив четыре растяжки, Медведев поспешил занять свое место и прикрылся кустиком. Орки вот-вот должны появиться.

    — Что ты там делал?, — спросил князь.

    — Растяжки…

    — Что это такое?

    Юрий объяснил, добавив:

    — Надо будет потом быстро на пути отступления такие же ставить.

    — Да, оркам это быстро охладит пыл, — согласился глава клана. — А вот и они…

    Юрий увидел появившуюся из-за поворота сплошную серо-буро-зеленую массу, текшую между лесом и холмами. Орки, разодетые кто во что горазд, в грубую холстину и шкуры, доспехов на них видно практически не было, действительно шли сплошной толпой. Правда, тут и там виднелись всадники, только не на лошадях, а на длиннорогих буйволах. То, что это едут военачальники и шаманы, в пояснении не нуждалось. Кибиток не видно, впрочем, они здесь и не проедут.

    Орки двигались довольно быстро, этаким бегом трусцой. Такая манера передвижения позволяла развивать им хорошую среднюю скорость в семь-восемь километров в час, при этом сохраняя физические силы. Так что при такой скорости вечером они уже осадили бы гномью гору, где за такое время сколько-нибудь серьезных укреплений и ловушек возвести не успели бы, а это верная погибель для клана.

    Орки вообще по степи передвигаются больше на своих двоих. Поездка на буйволе это скорее показатель статуса. Так что кавалерии у них нет. И опять же в холмах она бесполезна.

    «Эх-х, по ним бы сейчас из “града” шарахнуть, — сожалеючи-мечтательно подумал Медведев, глядя на огромную массу двигающегося войска орков. — Ну или из “катюш” на худой конец долбануть. Надо, кстати, будет подбросить гномам идейку реактивных систем залпового огня…»

    Орки приблизились уже на расстояние выстрела, и Медведев взвел боек, выцеливая всадника на белом буйволе. На таком редком окрасе животном наверняка едет самый главный свинорыл, вон он какой важный едет. И не устал он еще так важно пыжиться?

    Князь поднял руку, чтобы вскоре дать отмашку к убийственному залпу.

    Глава 9.

    Глынх ор Гнолл, покачиваясь на спине белого буйвола, гордился собой. На совете тринадцати плен, и каких племен — самых что ни на есть больших и сильных во всей степи, его выбрали старшим военным вождем похода. И какого похода?! Такого, что давно не знала степь.

    Редко когда в набег на людей собиралось больше пяти племен. Очень редко, а уж больше десятка так и вовсе невиданное дело. Отцы отцов не помнили такого, даже умудренный великий шаман Логрх ок Кусх, которому недавно исполнилось сто тридцать лет, не мог припомнить на своей памяти такого большого войска, разве что в старых преданиях, в которые уже мало кто верил, воспринимая их больше как сказки. И это еще больше заставляло Глынха гордиться собой, ибо его поход войдет в предания, что отзовутся в веках, его имя будут помнить столетия, как помнят великих воителей степи, таких как Варух ор Дарх, Борг ор Варг и других…

    За ним шло десять тысяч воинов, по нормативам людей это два имперских легиона. Плюс к этому дали по сто воинов пять мелких племен и еще пятьсот голов орда получила от мерзких гоблинов и еще более гадских орко-гоблинских полукровок, обитавших на границе орочьей степи, гоблинских холмов и Пустоши.

    Глынх считал, что оркгоблов надо уничтожить, чтобы не позорили своим существованием великую орочью расу. Но почему бы им напоследок не послужить оркам? Чем больше погибнет этих уродов, тем больше орков сохранит жизней и насладиться плодами победы.

    Но что могут поделать два легиона против такого же количества орков? Только бежать! И бежать как можно быстрее! Ибо орки сильны, быстры и свирепы! Даже три легиона ничего не смогут сделать. Опасна только тяжелая латная конница… А больше люди собрать не успеют. Орда пройдется по землям людей и соберет богатую добычу.

    «И еще опасны маги, — вспомнил военный вождь о серьезной угрозе. — Но и у нас собрались сильные шаманы! А там лишь бы добраться до людей, и никакие маги им уже не помогут! Тем более что мы не собираемся сражаться с легионами!»

    Правда, по пути придется смять какой-то клан гномов, поселившихся в землях гоблинов. Но что смогут эти бородатые коротышки? Только запереться в своих пещерах и трясти от страха своими бородами! Их всего-то чуть больше тысячи, это считая вместе с женщинами, стариками и детьми. Но даже то, что они запрутся в своей пещере, их не спасет. Шаманы выкурят их на раз или просто завалят все их любимые пещеры…

    Глынх даже не стал бы отвлекаться на такую мелочь или на крайний случай оставить для штурма коротышек таких же коротышек, то есть гоблинов и этих недостойных оркгоблов. Но нет, Совет отчего-то принял решение не двигаться дальше в земли людей, пока бородатые коротышки не будут полностью уничтожены.

    Почему и зачем, не объясняли. Ему, главному военному вождю орды, поставили задачу, и он должен ее выполнить.

    «Что ж, я выполню наказ великих племенных вождей, а потом…»

    Глынх не успел додумать очередную сладкую мысль, как до его слуха достиг раскат грома, правда, ударившего не в небесах, да еще к тому же чистых от облаков, не то что от туч, а от ближайшего склона. В тот же миг голова рядом идущего воина разлетелась на части, а самого главного военного вождя обдало брызгами крови, мозгов и костяной крошки.

    В следующий момент загрохотало просто с невероятной скоростью, и Глынх увидел вспышки света и облачка дыма.

    Еще спустя мгновение что-то впилось ему в грудь, пробив отличную грудную пластину из стали. Да не какую-нибудь, а зачарованную самим великим Логрхом! Ничто не могло пробить ее, ни обычная стрела, ни даже зачарованная!

    Глынх свалился со своего белого буйвола, и тот, взревев, поднял на рога какого-то воина, бежавшего с каким-то нечленораздельным криком. Буйвол продолжил яриться, скакать, поднимать на рога всех, кто попадался ему на пути, и топтать раненых своими мощными копытами.

    А воины вокруг продолжали падать, кто беззвучно, а кто с дикими криками боли, с оторванными руками и перебитыми ногами, а до слуха доносилось это несмолкающее частое «бах-бах-бах» сверху.

    — Да что творится, великие духи?!!, — взревел Глынх, приподнимаясь на руках, и харкнул кровью.

    Впрочем, он увидел, что во всем виноваты проклятые гномы, вон они суетятся там наверху и стреляют по ним из своих странных длинных амулетов, изрыгающих пламя и дым.

    — За мной!!!, — вскричал Глынх, поднимаясь с земли, несмотря на острую боль в груди и выступившую кровавую пену изо рта. — Порвем гадских коротышек!

    Воины были рады получить хоть какой-то приказ в таких непривычных обстоятельствах и нарождающейся паники. Призыв сделал свое дело, и из бесцельно мечущихся по полю орков стали собираться отряды, устремляющиеся навстречу врагу. Вот он враг, это не демоны и не духи, а презренные коротышки, и значит, с ними можно справиться, порубив на куски, несмотря на их мощные стреляющие амулеты.

    Во врагов полетели стрелы, впрочем, выстрелы получились не слишком удачные. Всех лучников тут же словно скосил невидимый серп, и во всем виноват вон тот массивный амулет с ручкой и что-то радостно оравший сидевший за ним гном.

    — Вперед!!!

    Воины ринулись в атаку, они обогнали своего быстро теряющего силы раненого военного вождя, и Глынх из роды Гноллов в любой другой ситуации осадил своих воинов, чтобы не лезли поперек вождя, сейчас был этому только рад. Не время ныне идти впереди всех, не время…

    Первых смельчаков снова скосило, их пробивало насквозь и даже ранило позади идущих. Но это не могло остановить храбрых воинов бескрайней степи, тем более что враг, увидев непоколебимую решимость орков, дрогнул и побежал.

    Прекратился этот чудовищный смертоносный обстрел, и это, естественно, придало оркам еще больше храбрости и решимости покончить с пещерными коротышками. Враг бежит, осталось его догнать и растерзать! А кто может убежать от орка? Никто!!! Даже самые быстроногие косули не могут убежать от охотника степи!

    На тропе что-то четырежды бухнуло, и несколько орков, воя от боли, свалились с ранами. Но и это даже не затормозило продвижение воинов вперед. Враг уже близко, вон он…

    Несколько десятков воинов выскочили на площадку, где только что сидели в засаде гномы. До самих гномов было уже рукой подать, они не успели смыться, вон вскарабкиваются чуть ли не на отвесную стену и уже не успеют. Воины торжествующе взревели, но этот рев перебил новый сводящий скулы частый бахающий звук — звук смерти.

    Воины падали. От невидимой смерти невозможно было укрыться, разве что за валуном, за которым и спрятался Глынх. Что-то несколько раз ударило о камень, выбив крошку.

    Один из воинов-оборотней обернулся в гиену и ринулся вперед быстрее ветра. Что-то впивалось в его шкуру, выбивая фонтаны крови, но оборотню это, кажется, не причиняло особого вреда.

    Вот еще обернулось несколько орков в гиен, волков, шакалов…

    — Порвите их!, — хрипло крикнул Глынх вслед оборотням голосом, полным боли, ярости, ненависти и обиды.

    И вот, когда казалось, что врагам не уйти от полудюжины оборотней, гномы преподнесли еще один неприятный сюрприз, вниз со скалы полетели какие-то предметы, понятно что, амулеты, правда странные, ведь обычно амулеты для разряда по цели держат в руке, а не швыряют.

    Оборотни немного замялись на небольшой площадке, все-таки в таком виде, больше приспособленном бегать по ровной местности, не слишком удобно карабкаться по камням, и эта задержка стоила им жизни. Странные амулеты сработали с небольшой разницей по времени мощными взрывами.

    Оборотней рвало буквально на куски, поднимало в воздух, а на землю уже падали изувеченные ошметки орков.

    Глынх взревел смертельно раненным зверем.

    Начало похода явно не задалось.

    Пришла мысль, что с коротышками действительно надо кончать в первую очередь. Они не второстепенная, а основная цель. Племенные вожди знали, о чем говорили. Они действительно мудры…

    — Назад! Отступаем!

    Обычно закусивших удила орков трудно остановить, но сейчас воины подчинились с весьма похвальной… в обычных условиях быстротой.

    — Эти коротышки еще заплатят мне за мой позор… Я их порву собственными руками!

    Эта неудача действительно могла подорвать авторитет Глынха ор Гнолла, но помимо этого, в голове шевельнулась мысль, далекая от мести, а именно возникло желание обладать таким амулетом, что использовали против него гномы.

    * * *

    Орда остановилась. О продвижении вперед после устроенного гномами нападения не могло быть и речи. Ранен вождь, ранены десятки воинов. Им требовалась срочная помощь походных шаманов. Обычные целебные амулеты, способные справиться практически с любой колотой, резаной и даже рубленой раной, перед этими ранениями пасовали. Из ран сначала требовалось извлечь куски стали и свинца, а они засели очень глубоко. Это не наконечники стрел и болтов, что можно выдернуть, потянув за древко, пусть зачастую и с кусками мяса.

    Самостоятельно или с дополнительной помощью амулетов товарищей исцелялись разве что воины, получившие сквозные ранения. Но таких среди выживших было мало, и даже им требовалась дополнительная помощь.

    Но основной причиной остановки огромной армии стали павшие. Разве можно их бросить на растерзание воронью и прочим падальщикам? Они не рабы, чтобы бросить их в степи или отхожем месте и забыть, а воины и духи могут покарать за пренебрежение к павшим.

    Ну и конечно же оставалась возможность напороться на новую засаду или кучу ловушек на пути. Так что требовалось проявить осторожность, обследовать все с помощью разведчиков.

    Здоровые воины рубили деревья для погребального костра, стаскивали тела.

    — Сколько всего?, — спросил Глынх у молодого, но уже старшего походного шамана своего племени, пошедшего в набег.

    — Больше полутора тысяч…, — тихо прошептал шаман. — Еще две сотни стали бесполезными. Им оторвало или пришлось отрезать ноги и руки.

    Глынх потемнел лицом, а глаза налились кровью. Но он не позволил ярости пробиться наружу.

    — А наших?…

    — Пятьсот двадцать девять, в том числе полсотни бесполезных…

    Орк уже не смог сдержать глухой рык.

    Это позор. Потерять столько воинов, да еще преимущественно своих, даже не вступив в битву, не взяв за их смерть ни одного проклятого гнома!!! А сколько тогда вернется после окончания набега, ибо воины из племени, из которого выбран главный военный вождь, должны идти в первых рядах?!!

    «Мое имя действительно отзовется в веках, — с тоской подумал главный военный вождь, — вот только совсем не так, как я этого хочу…»

    Рвать и метать сейчас на глазах у всех было глупо — признак слабости. А потому Глынх заставил себя успокоиться. Сейчас ему предстоит пережить еще одну битву, битву за главенство над ордой с младшими племенными военными вождями, ведь из тысячи воинов, что выставило его племя, он потерял более пяти сотен. Есть много вождей, не потерявших ни одного воина, что пожелают встать во главе великой армии.

    Как только прогорят погребальные костры, начнется грызня. Скорее всего, будут поединки.

    Запылали костры, и к небу потянулись черные столбы дыма, заполняя округу запахом паленого мяса. В небе пронзительно крикнул огромный орел, наматывая круги вокруг вставшей орды.

    Камлали, стуча в барабаны, бубны и завывая разными голосами шаманы, провожая души павших в мир вечной охоты.

    Глынх готовился в своем походном шатре, еще раз проверяя оружие и кое-как заделав отверстие в грудной пластине доспеха. Невольно потрогал грудь напротив этой дырки. Там после лечения остался только шрам, уже не болело, но получить такой же подарочек снова не хотелось.

    Даже проскользнула предательская мыслишка, не настаивать на собственном главенстве, уступить, но Глынх ор Гнолл быстро прогнал эту недостойную великого воина мысль. Он обязан прославиться и прославить свой род, восстановить свое достоинство, а значит, он выйдет и победит претендента на звание старшего военного вождя.

    Костры прогорели, души павших воинов ушли, давно наступила ночь. Глынх вышел из палатки и направился к главному кострищу, возле которого собрались все шаманы и младшие военные вожди с заместителями-оруженосцами.

    Тишина. Глынх удивился ей. Никто не встал и не бросил ему обидных слов, никто не пожелал занять его место. Все были ошарашены потерями, причиненными страшным оружием гномов, и никто не горел желанием встать со своими воинами в голове орды и принять следующий удар на себя.

    Глынх понял это, скривил губы в усмешке, но тоже ничего не сказал. Так же молча сел на свое место — белую баранью шкуру. Раб принес большой кубок, еще один — бурдюк с вином. Глынх наполнил этот кубок, отпил и пустил его по кругу. Любой, кто после этого ритуала выступит против него, будет вне закона. Никто не отказался разделить вино.

    Так прошла ночь.

    Утром орда продолжила движение, но значительно медленнее. Шаманы проверяли впереди лежащий путь на наличие магических ловушек. Мелкие отряды гоблинов и оркгоблов двигались впереди, в том числе и по хребтам холмов, выискивая возможные засады. И словно в насмешку, ничего не случалось. Ни ловушек, ни засад.

    Орда спокойно дошла к вечеру следующего дня до горы гномов, хотя могла достичь ее еще до полудня, и взяли ее в кольцо, встав в двух полетах стрелы от ее подножия.

    Атаковать ночью Глынх посчитал неразумным. Обжегшись один раз, он, что называется, дул на воду. В последних лучах солнца он видел, что гора буквально перекопана. И это неспроста. Гномы что-то приготовили.

    К тому же ночная атака сама по себе ничего не дала бы. Гору опоясали четыре яруса хвороста, политых маслом, и, как только стемнело, гномы поджигали их один за другим, по мере прогорания предыдущего, и этого хватило на всю ночь. Кольца огня давали достаточно света, чтобы разглядеть атакующих, в то время как самим атакующим оборонявшихся было бы не видно.

    Глынх ор Гнолл смотрел на гору и пытался представить, скольких же воинов он недосчитается завтра после штурма, и, вспоминая засаду, осознавал, что много. Очень много.

    «Так много, что поход против людей, возможно, потеряет всякий смысл…, — подумал он под конец. — Просто некому будет пойти».

    Но делать нечего, с гномами придется сразиться, так или иначе.

    * * *

    Пока внизу рефлектировал Глынх, схожей рефлексией страдали гномы наверху. Количество костров впечатляло. Прямо звездное небо раскинулось под ногами.

    — Может, засадим им, а?, — мечтательно спросил князь Дарвл, кося на пушки.

    — А смысл?, — пожал плечами Юрий. — Можно, конечно, возможно, прикончим десяток-другой орков, переполошим лагерь, только этим мы заранее расскажем им о нашем оружии…

    — Верно. Лучше пусть оно сработает в полную силу завтра. Все должно быть в свое время.

    — Да и садить из крупной пушки лучше по крупной цели, а не по мухам.

    — По шаманам?

    Медведев кивнул.

    Задержки в продвижении орды, что они обеспечили нападением из засады, хватило, чтобы построить пусть куцую, но сеть переходов, опоясывающую всю гору. Подготовили четыре осыпи, небольших, объемом порядка семи-десяти кубов каждая. Тут уж не до жиру. Достаточно выдернуть несколько подпорок, чтобы вниз покатились валуны размером с голову.

    Установили растяжки, поставили петли, раскидали ветки с шипами, утыкали один пояс колышками. Пожалуй, последнее было самым лучшим останавливающим средством из мер пассивной обороны. Так что оркам придется изрядно постараться, чтобы взять цитадель гномов штурмом. Но орков много, а гномов очень мало.

    Пушками и пулеметами были прикрыты самые опасные участки — пологие ложбины, по которым можно быстро подняться. Хотя их утыкали кольями и растяжками гуще всего. Склоны соседних с цитаделью холмов также заминировали, в общем, защитились, как смогли, при жесткой нехватке времени и средств. Теперь оставалось только ждать и надеяться на лучшее.

    Вот наступил рассвет. Небо начало светлеть, внизу забили барабаны, взревели рожки, и орочий лагерь пришел в движение. Зеленомордые строились в боевые колонны, скорее кучки.

    Гномы уже все были на местах. В последний момент Юрий все же принял решение, чтобы вместе со стрелками из огнебойного оружия в окопы засели арбалетчики.

    — Зачем?, — удивился князь. — Из арбалета они хорошо, если с десяток раз успеют выстрелить и при том пару раз попасть.

    — И то хлеб… Но вообще я на тот случай, если стрелка все же достанут, так чтобы винтовка без дела не валялась.

    Князь понял и, нахмурившись, кивнул.

    — Ну и, может, еще успеют барабан-другой снарядить. Посмотрим по ситуации.

    Лицо князя чуть разгладилось. Такое назначение арбалетчиков ему понравилось больше.

    Внизу пронзительно крикнул орк, облаченный в богатый чешуйчатый доспех. Медведев узнал его, тот самый орк, что сидел на белом буйволе. Он отчетливо видел, что попал тогда, опознав в нем большого начальника, но похоже, не смертельно.

    Вслед за своим вожаком взревели остальные тысячи орков, потрясая в воздухе своим оружием, и вся эта зеленая масса хлынула в атаку. Впереди, правда, бежали какие-то серые и серо-зеленые морды. В первых Юрий узнал старых знакомых гоблинов, а во вторых — оркгоблов, о последних он только слышал, но вживую пока не видел.

    Хлопнули первые гранаты-растяжки, подрывая тех, кто бежал позади, а не тех, кто их активировал. Передних смерть позади подстегивала бежать еще быстрее.

    Юрий посетовал, что не убрал замедлитель из гранат, но на это просто не было времени. Лучше, когда последующие бегут по трупам впереди шедших, это деморализует гораздо сильнее. Стопорит движение. А тут в итоге некоторые гранаты срабатывали почти без толку. Задние отстали, а те, что бежали впереди, заставили сработать большинство растяжек, сами практически не пострадав. Жаль.

    Правда, добежать даже до середины горы им не дали. Забухали выстрелы и гоблинско-оркгоблский авангард начисто смело. Дальше атаковали чистокровные орки.

    Не стояла без дела и артиллерия. Две пушки сразу начали работать по камлающим шаманам, не давая им сотворить свою злую волшбу. Да, у гномов достаточно сильных защитных амулетов, но лучше, если до их срабатывания даже не дойдет. Амулеты ведь тоже не панацея, от чего-то могут и не спасти.

    Несколько шаманов ранило близкими разрывами снарядов, и больше они камлать, собираясь в кучки для усиления мощи и дальности действия, не рисковали, предпочтя рассеяться и скрыться в подлеске.

    Дальше по ним стрелять стало бессмысленно, да и некогда, другой враг приближался, пришлось заряжать «драконов» картечью.

    Но это не значит, что шаманов совсем оставили в покое. Конечно, нет, иначе опять камлать начнут. Для их беспокойства приспособили большой стреломет, метающий даже не стрелы, а метательные дротики, какими пользуются гоблины.

    На такую, с позволения сказать, стрелу вместо наконечника присобачили гранату и, дернув за шнур активации замедлителя, запуляли получившийся снаряд в неосторожного или близко пошедшего излишне смелого шамана.

    Конечно, практики вначале не хватало, стрелы то недолетали, то взрывались еще высоко в воздухе, но потом пристрелялись, и шаманам пришлось совсем исчезнуть из поля зрения, оставив свою армию без магической поддержки.

    А она атакующим была нужна.

    Орки тем временем под прикрытием своих лучников и метателей дротиков навалились всей массой и, преодолев половину высоты холма, налетели на первые ловушки из разбросанных веток барбариса, шиповника и чего-то еще колючего.

    Большинство атакующих действительно оказались босоногими и, несмотря на то что их ступни изрядно огрубели, острые шипы с легкостью протыкали плоть. Не спасались даже обутые.

    Первая массированная атака захлебнулась. А потом затрещали винтовочные выстрелы. Застрочили пулеметы, выкашивая отчаянных смельчаков, быстро взобравшихся до середины горы по трупам гоблинов и оркгоблов.

    С другой стороны горы врезала пушка, а потом вторая. Картечь сметала все на своем пути. Такого орки уже не выдержали и побежали под смех и оскорбления гномов.

    На склонах горы остались лежать сотни трупов и многие десятки раненых.

    В небесах раздался протяжный, какой-то разочарованный пронзительный вскрик.

    Медведев посмотрел в небо. Там не шибко высоко парил, нарезая круги, огромный орел.

    — Ага, старая знакомая…

    Юрий подошел к подготовленному к выстрелу стреломету и взмахом руки запретил стрелять по отступающим оркам. Заняв место стрелка, он развернул оружие и нацелил его в небеса, насколько позволяли поворотные приспособления. Чуть подождал, пока цель появится в зоне поражения, и кивнул гному, отвечающему за активацию гранаты, сразу же нажав на спусковую скобу.

    Стрела-копье унеслась в небеса, на встречу с крылатой целью.

    Оборотень поздно заметила угрозу и не успела сманеврировать, дернулась. Но этого оказалось недостаточно. Граната взорвалась в считаных метрах от цели. Орел, то бишь орлица, посеченная осколками, кувыркнувшись в воздухе, спикировала вниз, но сумела выровнять полет и убраться прочь, оставив на прежнем месте плавно опускаться несколько перьев, что так и не долетели до земли, растаяв в воздухе.

    — Хм-м… неплохая зенитка получилась…, — усмехнулся Юрий. — По крайней мере, для низколетящих целей. Даже название символичное можно придумать… ПЗРК «Стрела», блин. Самонаведения только не хватает.

    Медведев, обозрев поле боя или, вернее, избиения, удовлетворенно хмыкнув, вернулся в ставку.

    — Как у нас дела? Потери?

    — Двое…, — вздохнул князь. — Под стрелы попали. Раненые уже исцелены.

    Юрий понимающе кивнул. Даже два гнома это серьезная потеря для небольшого клана. И неизвестно, сколько будет еще потерь, ведь орки не уходят, значит, будут штурмовать цитадель снова. И на этот раз они подготовятся получше, что-нибудь придумают. Вот только что?

    * * *

    Старший военный вождь Глынх ор Гнолл рвал и метал, уже никого не стесняясь и не опасаясь падения своего авторитета. Чего уж теперь заботиться о собственном достоинстве? От него и так уже почти ничего не осталось. Такое позорное поражение. Впрочем, его влияния еще хватит на то, чтобы повести воинов еще в одну атаку, и если она окажется неудачной, то лучше ему пасть здесь вместе с другими воинами, иначе придется покончить с собой, чтобы хоть как-то загладить вину перед родом за не оправданные надежды.

    — Готовьте щиты!

    — Зачем?… Они все равно не спасут от их огнебойного оружия!

    — Выполнять!, — рыкнул главный военный вождь.

    Но потом все же пояснил:

    — Там наверняка еще ловушки будут, они помогут нам пройти их!

    Воины неохотно пошли выполнять приказ. Вот она первая ласточка будущих неприятностей. Уже простые воины начинают показывать свой норов. Раньше за подобное промедление их можно было посечь плетью. А сейчас…

    Глынх выбросил из головы все посторонние мысли и подошел к походным шаманам, коих насчитывалось больше сотни. Большинство из них, конечно, молоды, но сильны.

    — Мне потребуется все ваше искусство! В этой атаке вашей поддержки не было совсем!

    — Мы не можем подойти достаточно близко… Они бьют по нам из своего страшного оружия разрывающимися амулетами, многие из нас пострадали. Дюжина и вовсе погибли…

    — Значит, ударьте с дальнего расстояния, недоступного для этих амулетов!

    — Это потребует значительных сил и долгого камлания…

    — Так начинайте камлать сейчас! Умрите, но сделайте хоть что-нибудь! Мне нужно всего несколько мгновений, чтобы воины добрались до этих мерзких коротышек и порубили их на куски!

    — Мы постараемся, вождь, — оглядев своих коллег, кивнул старший походный шаман. — Но нам нужны жертвы, чтобы…

    — Будут вам жертвы…

    Глынх ор Гнолл подозвал своего заместителя из ближних родственников и приказал:

    — Схватить всех уцелевших гоблинов и оркгоблов. Они нужны шаманам.

    Спустя несколько минут в лагере вспыхнула небольшая резня, сработало несколько боевых амулетов, и полсотни гоблинов и полукровок были доставлены к шаманам связанными по рукам и ногам, с кляпами во рту.

    — Этого хватит?

    — Вполне…

    — Тогда действуйте!!!

    Шаманы побрели прочь, искать место для камлания, где гномы не смогут их достать своим страшным оружием. Они не знали его характеристик, дальности стрельбы, а чем дальше приходится колдовать от объекта приложения силы, тем менее эффективно колдовство, потому решили не рисковать и спрятаться от оружия гномов за соседним холмом. И защита отличная и относительно близко к гномьей цитадели, пусть и не видно ее саму. Последнее не так уж и важно.

    Старший вождь все же решил немного подстраховаться и подозвал своего заместителя.

    — Собери всех оборотней в отдельный отряд…

    — Слушаюсь.

    Подступал вечер, шаманы действительно камлали долго. Они чертили странные символы на земле, посыпали их пеплом, еще каким-то порошком, под ритмичный бой барабанов и бубнов, с транс-плясками пели заклинания, резали распластанных в пентаграммах на походных алтарях несчастных гоблинов и оркгоблов, напитывая эти заклинания жизненной силой мучимых.

    — Что они там делают? Демона, что ли, призывают?, — невольно пробормотал Глынх, когда до его ушей даже сквозь столь далекое расстояние и шум рубки деревьев донесся отраженный эхом особенно громкий и пронзительный, полный боли крик.

    Но подобное предположение, конечно, было глупостью. Призвать демона себе дороже, орочье мясо для него ничем не хуже гномьего, к тому же его тут намного больше.

    Наконец прибежал несколько бледный гонец от шаманов.

    — Готово, вождь…

    — Ну наконец-то!

    Глынх отдал приказ трубачам и барабанщикам играть общий сбор. Воины собирались неохотно, никто не хотел столь бесславной гибели, но собирались. Старший вождь хотел их поторопить отборными ругательствами, но не рискнул.

    — Воины!, — обратился к оркам Глынх. — Сейчас шаманы сотворят волшбу, и мы сможем наконец пустить кровь этим паршивым бородатым коротышкам, у которых нет мужества, чтобы сойтись в честном бою лицом к лицу!

    То, что этих презренных коротышек в десять раз меньше, даже с учетом женщин и детей, как-то никто не подумал.

    И как по заказу ударили шаманы. Эту волшбу почувстввали все, не только гномы, на которых она была направлена, но даже сами орки. Гору чувствительно тряхнуло, сверху посыпались камни от частично разрушенных укреплений. Упали многие гномы, выронив свое смертоносное оружие.

    Подул страшный ветер, и над горой закружил мощный смерч, поднимая в воздух все, что было плохо закреплено. Впрочем, гулял он недолго, секунд двадцать, но этого хватило, чтобы большинство ловушек вскрылось и разметало.

    — Вперед!

    И снова орки рванули в атаку.

    * * *

    Удар оказался чудовищной силы. Сотрясение собственно горы явилось побочным действием, били по живым, и как результат сработали защитные амулеты. Мастер Морлд постарался на славу, снабдив всех воинов отличными амулетами. Большая их часть рассыпалась, жизни были сохранены, но, несмотря на это, большинство защитников упали, лишившись сознания.

    Князь Дарвл с Юрием пошатнулись от дезориентации, а вот мастер Нардок свалился без чувств.

    Потом был этот ураган.

    Орки ринулись на штурм, таща щиты-мостки.

    — Мастер Морлд, сделайте что-нибудь!, — крикнул Медведев, указывая на оказавшихся в беспамятстве гномов.

    — Здесь я бессилен.

    Впрочем, гномы крепкие ребята и приходить в себя начали довольно быстро. Некоторые уже начали стрелять. Заработал пулемет, второй, третий. Ухнула пушка, вторая. Щиты оркам не помогали, хоть и мешали точной стрельбе.

    Орки продолжали лезть, и их требовалось задержать еще хоть на чуть-чуть, чтобы все обороняющиеся смогли прийти в себя и начать защищаться. Для этого по команде князя выбили подпорки, и вниз покатились, набирая скорость, валуны. Камнепад удался на славу. Булыжники буквально сносили орков, разбивая им головы, переламывая кости рук и ног, отбивая внутренности.

    Эта осыпь хорошо задержала противника. Гномы наконец смогли оправиться в полной мере, и когда орки вновь пошли на приступ, их встретил уже действительно плотный огонь.

    Но орков это не останавливало. Они продолжали карабкаться наверх, пользуясь всеми доступными естественными укрытиями, а также стреляя в ответ из своих коротких луков, метали дротики и били магией из боевых амулетов, и вскоре на острые колышки, стали падать подготовленные щиты. Но на очередную массированную атаку они пока не решались. Чего-то ждали…

    — Проклятье…, — прошептал мастер Морлд, но его все услышали.

    — В чем дело?!, — встревоженно спросил князь.

    Когда ругается маг, это серьезно.

    — Шаманы… они готовятся повторить удар. Сейчас я это чувствую… Следующий удар будет слабее, но многие его не переживут. Защита просто не выдержит…

    — Сможешь им помешать?

    — Нет… даже отсрочить не могу…

    — Где они?!, — спросил Юрий, осматривая окрестности в поиске врага.

    — Там…, — махнул маг в сторону южного холма.

    На холме, естественно, никого не было.

    — За холмом…

    — Ч-черт… Как далеко?

    — В следующей седловине.

    Гномы переглянулись, явно не зная, что можно в такой ситуации предпринять. Идти на прорыв? Глупо и бесполезно… Орки непременно воспользуются таким подарком.

    — Где миномет?, — спросил Юрий, оглядываясь.

    — Миномет сюда!!!, — заорал князь.

    С десяток гномов метнулись в пещеру и буквально через минуту вытащили несколько ящиков разной конфигурации. Длинный, метра полтора, квадратного сечения, для ствола, плоский квадратный, для «тарелки», и всего четыре небольших прямоугольных под мины по пять штук в каждой.

    Ящики поставили на землю и быстро вскрыли. Минометчиков у гномов еще не было, пришлось Юрию руководить сборкой.

    — Эту хрень круглую бросай сюда…, — указал на легкое углубление в земле Юрий. — На нее ставьте ствол… сошки распушите… Вот так… Мастер Морлд, долго еще до удара?!

    — Считаные минуты… Они напитывают пентаграмму энергией жертв и заканчивают плести заклинание…

    — Ясно…

    Миномет подготовили к стрельбе, нацелили в сторону противника, осталось только закинуть в жерло ствола первую мину.

    — Проклятье… как же мне стрелять-то без корректировщика?!!, — опомнился Медведев, беря в руки первую мину. — Я же буду пулять в белый свет как в копеечку!!!

    — Я подскажу…, — сказал побледневший от напряжения маг.

    — Вы что, их видите?

    — Чувствую… после первого удара в пространстве разлито столько маны, что я их чувствую… вам не понять…

    — Да плевать… Засекайте и соотносите!

    Медведев бросил первую мину в ствол миномета. С шуршанием упав вниз, миномет дрогнул и со звонким «пум» мина вылетела обратно, уйдя по баллистической траектории.

    — Лишь бы дальности хватило…

    Цветок огненного взрыва расцвел прямо в центре соседнего холма, за которым камлали шаманы.

    Отпор гномов тем временем заставил орков остановиться, но бежать на этот раз они не торопились. Действительно ждали второго удара шаманов.

    Подкрутив настройки, уменьшив угол наклона, Юрий бросил вторую мину.

    Второй взрыв раздался уже где-то за холмом, но совершенно неясно, как близко или далеко от цели, а также отклонение.

    Юрий повернулся к магу, по лицу которого обильно струился пот.

    — Ну?!

    — Дальше…

    — На сколько?!

    — Шагов двести…

    Чертыхнувшись, Юрий покрутил настройки еще немного.

    Полетела третья мина. Новый отзвук взрыва.

    Снова взгляд на побледневшего как мел мастера Морлда.

    — Перелет… шагов на пятьдесят.

    Медведев, глухо рыкнув, внес новые поправки. Четвертая мина отправилась в полет.

    — Отклонение вправо… шагов на тридцать и легкий недолет шагов в десять…

    Новые поправки. Все делалось на чистой интуиции. Ничего ведь не пристреляно.

    Пятая мина вылетела из ствола.

    Гномы поднесли и вскрыли второй ящик.

    — Ну?!!

    — Отклонение влево…, — прошептал маг, уже откровенно качаясь на ногах, так что князю пришлось его поддерживать. — Легкий перелет… шагов пятнадцать…

    — Да что за хрень?!, — взвыл Юрий. — Может, они их отклоняют?! Они ведь стальные, а не свинцовые!

    Маг задумался, еще сильнее побледнел, хотя, казалось бы, куда уж больше. Пот струился ручьем с его лица.

    — Пустите еще одну мину… я посмотрю точнее, — наконец попросил он.

    Юрий матернулся, но выполнил просьбу и без дополнительных корректировок закинул очередную мину.

    Шестая мина ушла в небо.

    — Да… так и есть… отклоняют…, — подтвердил маг. Через пару секунд после взрыва.

    — Чтоб им пусто было!!! И что теперь делать?!!

    Конечно, будь время и силы у мага, мины можно было бы зачаровать против отклонения, по крайней мере сделать так, чтобы это было очень трудно, но ни того, ни другого ресурса в распоряжении не было.

    — А-а, все равно нет выбора!!! Готовьтесь подавать мины и очень быстро, — сказал Медведев гномам.

    Те взяли по одной мине в руки, выстроившись в очередь к Медведеву.

    — Давай!!!

    Юрий стал забрасывать одну мину за другой, едва дожидаясь вылета предыдущей. Одновременно в воздухе находилось до четырех, а то и пяти штук. На той стороне захлопали частые взрывы.

    На последнем выстреле миномет повело, и мина улетела куда-то не туда.

    Медведев с надеждой посмотрел на совершенно обессилевшего мага. В обморок тот не падал лишь на силе воли.

    — Ну?!! Что они?! Неужели все отклонили, твари?!

    — Тихо…, — с улыбкой ответил мастер Морлд и свалился без чувств.

    Орки, похоже, поняли, что больше обещанной магической поддержки не будет, и предприняли еще одну попытку добраться до гномов. На их позиции обрушилась волна магических зарядов, дротиков, стрел, и орки рванули в атаку. На этот раз удачную, хоть и кровавую.

    Но главную роль в атаке сыграла стая оборотней в тридцать голов, двигаясь рваными прыжками и зигзагами, добралась до полуразрушенных стен и навалилась на стрелков. С два десятка гномов были порваны в один момент. Гномы побежали прочь, бросая гранаты и отстреливаясь из револьверов, но это лишь немного задерживало огромных волков, гиен и шакалов.

    Кто-то подорвал себя вместе с прыгнувшим на него оборотнем. Погибло еще несколько гиен от удачных выстрелов в голову, но и смельчаков, их заваливших, рвали шакалы и волки.

    Обычные орки, увидев, что враг смят, с утроенной энергией ринулись вверх по подготовленным мосткам. Их хорошо косили пулеметы, пушки проделывали бреши картечью, но натиск многотысячной лавины не ослабевал.

    Юрия при виде оборотней, рвущих гномов, в один момент переполнила ярость, и вот он, уже ничего не соображая, полностью отдавшись бешенству, несется навстречу врагу в своей второй ипостаси белого медведя.

    Сшибка. Шакал с разорванной глоткой летит с горы, кувыркаясь и сметая несколько орков.

    Песчаный волк кидается медведю на спину, кусая за загривок и вырывая клок мяса. Это все, что он смог, когда его сбрасывают на землю, а потом ударом лапы сминают череп.

    Новые и новые оборотни, оставив в покое мелких гномов, бросались на своего истинного врага, кусая, рвя, умирая сами…

    Гномы тем временем, что сумели уцелеть и отступить, собрались вместе на самой вершине у входа в пещеру и дали дружный залп по рано обрадовавшимся оркам, после чего в зеленомордых полетели гранаты. В них самих летели стрелы, дротики и магия.

    Близкие взрывы секли самих гномов, но их спасала броня, амулеты, а вот орков, не имевших хорошей защиты, буквально рвало в клочья.

    Оркам оставалось преодолеть считаные шаги до своей цели, чтобы смять ненавистных коротышек и ворваться в пещеру. Опьяненные кровью, не обращая внимания на смерть товарищей и собственные раны, они рвались вперед, но эти считаные шаги оказались непреодолимыми, несмотря на потери гномов от стрел копий и прочего метательного оружия, что находили своих жертв.

    Гномий строй ужимался, вот они уже вжались в пещеру, в ход снова пошли револьверы, так как закончился винтовочный боеприпас, а также остатки гранат. Вот-вот придется взяться за мечи… Времени на то, чтобы быстро отступить и завалить за собой проход, просто не оставалось.

    Но тут поверх голов гномов заработал крупнокалиберный пулемет. Это Зарлон с Лолтом и Тардом сумели оттащить его в пещеру, перезарядили и теперь стреляли с верхней позиции. Сам пулемет лежал на плечах Зарлона, а ручку крутил Лолт. Тард же готовился быстро сменить магазин…

    Шквальный огонь, пронесшийся по оркам, срезая их как косой траву, когда одной пулей практически в упор пробивало сразу несколько тел насквозь, стал последней каплей. Орки отхлынули от входа в пещеру, у них у всех словно вынули стержень, и бросились бежать.

    Глава 10.

    — Сколько на этот раз?, — спросил Андрей, больше известный как магистр Андр, входя в одну из лабораторий, находящихся в сети подвалов под Башней.

    — Три тысячи восемьсот семьдесят два камня, мессир, — с поклоном ответил молодой маг, слабый, но достаточно жадный до денег.

    «Маловато…» — подумал Андрей.

    Тройственный союз королевств Орэй, Стрейдж и Итакия вместе с вольными баронствами, графствами и герцогствами оказался неожиданно крепким орешком для имперских легионов. Больших сражений после первого столкновения больше не было.

    «Придется подтолкнуть императора к более активным действиям, — снова подумал Андрей. — Иначе мне придется туго».

    Впрочем, удивляться нерешительности командующих имперскими легионами, а значит, и малому количеству жертв, не приходилось. Гномы, получившие от соотечественника-иномирца технологию производства пороха, щедро снабжали им врагов империи. Так что победное шествие откровенно встало, что в свою очередь серьезно уменьшило поступление камней силы, заряжаемых смертями.

    — Возьми себе десяток сверх обычной доли, — все же расщедрился Андрей.

    — Благодарю!

    Андрей только улыбнулся. Для этого мага даже десять камней силы большая ценность. Для него же они погоды не делали. Так что можно дополнительно поощрить подельника, подпитать его верность.

    Конечно, такая махинация с камнями силы, заряжаемых от смерти врагов и солдат империи, вкладываемых в оружие, в принципе не могла долго сохраниться в тайне. Довольно много магов имеют доступ к получаемому для зачаровывания оружию и доспехов, и было бы глупо полагать, что никто ничего не заметит.

    Ну а раз так, значит, нужно на нужные в цепочке получения и распределения оружия и доспехов места посадить своих магов. Но не слишком сильных, бросить им крошки с барского стола, и они будут довольны. А уж что они с этими камнями силы будут делать: продадут или употребят по прямому назначению, восполняя потери энергии после колдовства, не так важно. Конечно, Андрей подстраховался, наложив на подельников соответствующие заклятья, чтобы не болтали.

    Зачем в таком случае платить, если они в принципе не смогут ничего рассказать? А чтобы даже не искали пути освобождения. А то всякое может быть, если как следует хорошенько подумать. Взять хотя бы того же земляка-оборотня, пришедшего в этот мир по желанию отца, спасать его. Считалось, что обойти заклятье противомагического ошейника невозможно. Но разве можно быть в чем-то уверенным, когда за дело берется русский человек, да еще в условиях смертельной опасности? Для него в этом случае нет безвыходных ситуаций, пробьется даже в щель, где не всякий таракан проползет. Так что рисковать не стоит. Пусть получают долю малую и не дергаются.

    Конечно, эти подельники не знали истинного предназначения скапливаемой силы. Для них это была просто не слишком законная махинация по сбору магической энергии.

    Андрей в который раз недовольно поморщился, вспомнив о земляке. О том, как много от него хлопот уже сейчас и, возможно, еще больше будет в будущем. Ведь он начал развивать технологии, а еще хуже — ввел огнестрел.

    Андрей уже успел прочувствовать на своей шкуре, насколько это может быть опасно. В прошлый раз он чуть не дал дуба. Ранение оказалось очень серьезным, и если бы не резервы силы, запасенные в особо емких камнях силы, то еще неизвестно, чем бы все могло кончиться.

    В прямой ликвидации оборотня уже не было никакого смысла, вместе с ним требовалось уничтожить все знания, что он уже привнес в этот мир. Но порох уже разошелся. Гномы просто так не дадутся, а вот производство самого огнестрельного оружия можно и нужно было прекратить. А заодно ликвидировать земляка, наверняка уже растрепавшего о целях мага Андра.

    И снова землянин скривился.

    «Надо ж было так растрепать?!, — с горечью подумал он. — И что на меня нашло? Нет бы просто грохнуть его без разговоров, так нет же, начал мести языком…»

    Андрей заставил себя замолчать даже в мыслях, краем сознания понимая, что всякому человеку хочется известности, чтобы его оценили, восхитились. Мелочные желания на пути к великой цели, но до тех пор, пока цель не достигнута, человеческие чувства периодически будут давать о себе знать, пробиваясь сквозь щит эмоционального контроля. Так что контроль и еще раз контроль.

    Что касается ликвидации угрозы распространения огнестрельного оружия, то, увы, куча золота, через посредников потраченная на подкуп, то бишь подарки орочьим вождям да шаманам сильнейших племен, ушла впустую.

    Андрей наблюдал за битвой, что называется, в прямом эфире через специальный амулет, висевший на шее последней из оставшихся в живых из личной команды оборотней.

    Орлицу этот паразит, правда, чуть не подбил гранатой, выпущенной стрелометом, но она все же смогла продолжить наблюдение, правда, с гораздо большей высоты, но и этого хватило, чтобы увидеть, как орки, почти добившись победы — бежали.

    Осталась неясна судьба земляка, бросившегося медведем против стаи орочьих оборотней. Он их хорошо помял, передавив больше половины, но и сам получил такие повреждения, что живого места не осталось, ни клочка белой шкуры не видно, все в кровище, своей и чужой…

    Досмотреть «эпическое кино» не удалось. Орлица-оборотень хоть и многоопытная, но и она не может находиться в измененном состоянии больше положенного, потому полетела прочь, оборачиваться обратно в человека.

    «Но даже если он скопытится, не пережив ран, это ничего не изменит, — подумал Андрей. — Клан устоял, и значит, технологии расползутся по миру. Бросить на коротышек кого-то еще просто нет возможности, ибо просто некого».

    Вспомнив о своей официальной работе, магистр Андр подошел к уже подготовленным к применению камням силы. Впитывать их сейчас невозможно, но и таскать несколько сотню килограммов с собой нет никакого желания, к тому же это слишком приметно, потому он изготовил специальный аккумулятор, перекачивавший в себя накопленную силу.

    Заполнив аккумулятор едва ли наполовину, Андрей приступил к работе по зачаровыванию оружия и доспехов. Уже давно для этой работы ему не требовалось выкладываться на полную катушку. Он тратил едва ли треть объема своей силы. А больше тратить нельзя, иначе им заинтересуются вышестоящие инстанции. Бороться с ними сейчас было бы несвоевременно, слишком рано. Нужно стать еще сильнее, получить дополнительные знания, что хранятся в закрытых архивах Башни.

    «Но рано или поздно они мной все равно заинтересуются, если уже не заинтересовались с подачи эльфов, и придется схлестнуться ни на жизнь, а на смерть», — отметил он.

    Но пока вокруг его персоны не чувствовалось никакой возни, и Андрей вел себя, как обычно, делал свою работу, читал лекции, экспериментировал. И конечно же готовился к самым разным форс-мажорам.

    Закончив работу и прислушавшись к своим ощущениям, Андрей подумал, что, пожалуй пора провести очередной сеанс прокачки и прибавить еще пару процентов мощи. Благо что после такой работы на имперскую армию он был свободен от своих обязанностей в Башне, как ветер.

    Для пресловутой прокачки у него за городом имелась собственная небольшая усадьба, в экранированном подвале которой он и проводил свои опыты по увеличению собственного магического потенциала, а также различные эксперименты.

    Осталось только до нее добраться, и это было проблемой. Дело в том, что мага Андра просто раздражало добираться до своего логова привычными способами, на своих двоих да в экипаже, когда он мог телепортироваться в одну секунду.

    Через полтора часа тряски в легкой карете на дорожной брусчатке он наконец-то оказался у себя дома. Усадьба как усадьба, но это внешне, после переделки ее стоимость повысилась в сто раз. А как иначе, если немаленький подвал, в котором когда-то хранили вино, пришлось оковать золотом.

    — Приветствую, хозяин, — возник на пороге уродливый карлик.

    Этот карлик был полностью во власти мага, полноценный раб душой и телом. Он не мог заговорить ни с кем, кроме собственного хозяина, а если кто-то попытался бы просканировать его разум, то карлик тут же бы умер. Как умрет в том случае, если кто-то попытается проникнуть в дом, вместе с домом, от которого останется одна воронка, как от ядерного взрыва.

    Андрей подобрал этого карлика на улице, когда он умирал от раны, мимоходом нанесенной стилетом каким-то перепившим разбойником, предложив выбор в виде сытной жизни, будучи личным рабом, оставить все как есть и умереть. Выбор ясен.

    Андрей вошел в дом, не ответив. Карлик неуклюже засеменил за ним на своих кривых, да еще разной длины ногах.

    — Как поживают мои гости?

    — Хорошо, хозяин! Никто не жалуется!

    Андрей только усмехнулся.

    Его подвал являлся еще и тюрьмой для двух десятков магов. А сколько их побывало здесь за все эти годы, с тех пор как он начал восхождение к бессмертию и божественности, сам давно уже сбился со счета. Оставалось только жалеть, что с каждым годом заполучить очередного «гостя» становилось все сложней. Карлик следил за здоровьем пленников, кормил и убирал нечистоты.

    — Меня ни для кого нет.

    Иногда к нему в гости приезжали коллеги (кто-то из них мог оказаться в гостях навсегда, но с этим не следовало злоупотреблять) или частные заказчики, желающие заплатить втридорога, но получить желаемое.

    — Да, хозяин.

    Поскольку ни с кем заговорить он не мог, то просто давал листок с соответствующей записью: «Господина мага нет дома», «Господин маг отдыхает после тяжелой работы» и так далее.

    * * *

    Андрей спустился в подвал и плотно прикрыл за собой дверь. Стоит возникнуть даже небольшой щели, и наружу прорвутся мощнейшие эманации его колдовства, что могут засечь в Башне. И с каждым годом эти эманации становились все сильнее, а значит, и риск обнаружения возрастал.

    «Впрочем, очень скоро мне не придется ни от кого прятаться…» — подумал он, мельком отметив, а не стоит ли ему заказать золотые стенки подвала потолще.

    Андрей вскрыл стоящий в углу золотой сейф. В этом драгоценном ящике хранилась еще большая драгоценность — Сила. Магическая энергия, заключенная в четыре больших, специально выращенных магом аккумуляторах.

    Выложив буквально сияющие в магическом зрении камни на стол, поставил рядом только что запитанный в Башне.

    Обошел пленников и вынул из обручей, стягивающих их головы, заполненные камни силы, вставив взамен пустые. Сложил эти запитанные камни к большим кристаллам.

    Все равно этого было мало.

    — Кому-то из вас сегодня не повезет…

    Пленники никак не отреагировали на заявление пленителя. Не раз и не два они становились свидетелями того, как маг Андр высушивал их товарища по несчастью до дна, как вампир, только энергетический. И они знали, что рано или поздно станут очередной жертвой.

    Андрей тем временем достал пустые аккумуляторы. Прокачка тонкого тела включала в себя весьма рискованный элемент полной отдачи энергии, буквально на грани гибели.

    — Что ж, приступим, — сказало он вслух, получше устраиваясь в удобном кресле.

    Пару раз глубоко вздохнув и настроившись, Андрей начал процедуру отдачи собственной энергии в аккумуляторе.

    Один камень запитался под завязку, второй, третий, четвертый, пятый…

    Оставалось только дико сожалеть, что буквально пятьдесят процентов отдаваемой энергии при процедуре отдаче-впитывании потеряется безвозвратно. Андрей пытался создать аккумуляторы с более высоким КПД, экспериментируя с тысячами материалов и их комбинаций, но многого достичь не удалось. Тут местные маги добились вершины, удалось улучшить показатели на десяток процентов и все. Магическая энергия не электричество.

    Шестой аккумулятор заполнился на треть, и смертельно побледневший Андрей с ввалившимися глазами, иссушенной кожей, безвольно повалился на спинку кресла. Сейчас его мог убить любой человек самым простеньким заклинанием или просто ткнув ножичком в живот.

    Но отдыхать некогда, иначе можно умереть от истощения. Кое-как оторвавшись от спинки кресла и с трудом подняв руки, Андрей жадно схватил только что запитанный им магической энергией кристалл. И вот он начал обратный процесс впитывания, оживая буквально на глазах.

    Впитал энергию из аккумуляторов, что только что зарядил, потом перешел на сделанные запасы, впитал камешки силы запитанных пленными магами, но как он и предполагал, этого не хватило. Легко встав, он прошелся вдоль пленников, оценивая потенциал каждого из них. Глупо исчерпать излишне много, лишившись отличной батарейки, но и убивать двух, «выпив» первого же попавшегося с излишне малым «зарядом», тоже не дело.

    «Вот этот подойдет…» — отметил одного из пожилых магов Андрей и, приложив к его голове руки, потянул жизненную силу несчастного в себя.

    Обреченный маг усыхал на глазах и вскоре безвольно повис в кандалах.

    Андрей вновь вернулся в кресло и закрыл глаза. Сейчас он походил на наркомана, только что получившего дозу, он точно так же ловил приход. Он сейчас чувствовал себя богом.

    Именно после первой такой процедуры прокачки своего магического потенциала он и решил стать богом.

    «Но я не бог…, — проскользнула все же в затуманенный Силой разум мысль. — Пока не бог, только пока… Но я стану им! И никто не сможет мне помешать!!!»

    Вскоре острый отходняк закончился, и маг Андр смог достаточно трезво оценить результат очередной прокачки.

    — Что ж, неплохо, еще три процента. Но как же это муторно и… долго.

    Убрав камни в сейф, Андрей вышел из золотой тюрьмы.

    — Приберись там, — приказал он ожидавшему его карлику.

    — Да, хозяин.

    Поднявшись к себе в комнату, Андрей разлегся на огромной кровати, ловить второй приход, что его вот-вот накроет. Раньше, когда он только начинал, она служила местом для бурных оргий, потребленная энергия требовала выхода, и тогда даже десяти девушек было мало.

    Правда, так бестолково он сбрасывал пар недолго. Очень быстро магу Андру это наскучило, кроме того, появились более рациональные способы сброса энергии, которые к тому же приносили доход — создание дорогих и мощных амулетов. Но и этот способ быстро канул в Лету, так как появился новый — ощущение пространства. Или эффект божественного присутствия, как ему нравилось думать. Хорошая тренировка для будущего бога, которому придется ощущать весь мир целиком. Ведь время от времени придется отвечать на молитвы, являть чудеса, дабы увеличивать число адептов. Конечно, можно делать это огнем и мечом, но это слишком расточительно и ненадежно в долговременном плане, лучше получать добровольных верующих, от них энергии больше.

    Разлегшись на кровати и отрешившись от всего, Андрей словно растекался своей аурой по близлежащим окрестностям, стараясь почувствовать даже самое маленькое живое существо всяких там птичек, мышек, кошек… Сейчас он мог уже охватить площадь в радиусе километра. Невероятно много для любого, даже самого сильного мага из ныне живущих, и практически ничто по сравнению с желаемым.

    Через какое-то время эффект божественного всеведения или даже всеприсутствия стал быстро спадать, и вскоре маг Андр не смог бы раскинуть сеть восприятия больше чем на сто метров в округе. И неважно, что это вдвое больше того, что мог так называемый великий архимаг Олатон — главный маг империи.

    * * *

    На законных основаниях провалявшись с неделю, именно столько ему якобы необходимо для восстановления после зачаровывания оружия и доспехов для имперской армии, слив излишек Силы в один из аккумуляторов, чтобы легче было замаскировать свою энергетическую составляющую тонкого тела от чужих взглядов, маг Андр направился обратно в столицу.

    Но для начала требовалось заехать в придорожный трактир. Там его должен ждать связной, подавший условный знак, тем самым давая понять, что у него есть какая-то информация, и требуется личная встреча для ее передачи.

    В общем, обычное дело. У Андрея в полном распоряжении имелось целых три группы охотников на магов, по три-четыре человека. Работали они под прикрытием официальных имперских вербовщиков, переманивавших на сторону империи магов из окружавших империю королевств, княжеств, герцогств, графств и баронств и просто искали одаренных людей.

    Именно эти охотники и снабжали Андрея невольными гостями золотой комнаты.

    Похоже, одна из групп в очередной раз нашла что-то ценное. Сильных магов они самостоятельно повязать не могли, потому как среди охотников не было обладателей Силы, а амулетами много не навоюешь. Так что где-то на полпути жертвы к Башне Андрею приходилось подключаться и лично участвовать в захвате очередной «батарейки».

    Подъезжая к трактиру, Андрей на грани восприятия почувствовал какую-то неправильность. Стало как-то вдруг неуютно. Будто что-то колыхнулось в пространстве.

    В первое мгновение он решил, что ему просто почудилось, дескать, случился очередной приступ резкого ухудшения настроения, причиной которого являлся его земляк-оборотень, спустивший лавину знания о его целях. Скоро события начнут развиваться стремительно, но слишком рано, и это его злило. Да, он готов к ним, он мог хоть сейчас вознестись на вершину власти, хоть в магическом плане свалив архимага и употребить его, как прочих своих пленников, хоть в чисто политическом свергнув императора-маразматика. Но на данный момент ему это просто не требовалось.

    Во власти своего заблуждения маг Андр пробыл всего одно мгновение, в следующий миг осознав, что попал в пока неизвестно кем расставленную ловушку. Впрочем, это не так важно, ловушка она и есть ловушка, так что из нее надо выбираться, желательно даже не принимая боя.

    — Стой!, — крикнул он кучеру и вышел.

    Несколько мгновений на активацию портала, но тут его ждала большая неожиданность — портал отказывался срабатывать. Маг Андр наконец понял, что именно его насторожило, что именно показалось неправильным и из-за чего он почувствовал неуютность. Что-то не так было с тонкой тканью мироздания, он попал словно в какой-то пространственный пузырь. Выйти из него можно только своим ходом, но не порталом.

    — Чертовы остроухие!, — ругнулся Андрей, догадавшись, что сейчас против него применили один из легендарных артефактов прошлого, блокирующего телепортацию. И он, по слухам, остался только у эльфов.

    По общему мнению, именно применение таких мощных артефактов, напрямую взаимодействующих с энергетикой мира во время последней магической войны, и произошел разнос системы, отдачей ударив по самим магам, делая последующие их поколения все слабее и слабее.

    Бежать, используя транспорт, смысла не было. Его уже окружили около полусотни магов остроухого племени. Андрей отчетливо их ощущал. Среди них он обнаружил особенно опасную четверку. Даже по отдельности они были немногим слабее самого Андрея, а уж вчетвером…

    — Все великие архимаги эльфов… За исключением разве что самого Великого князя. Что ж, наверное, я могу гордиться оказанной мне честью…

    Андрей все же несколько растерялся. Против той мощи, что двинули против него остроухие, он практически ничего не мог противопоставить и в полной мере осознавал это. Бороться с этой четверкой, дополнительно поддерживаемой полусотней неслабых магов, все равно, что тягаться с катком — размажет в блин на раз.

    — Проклятье… сейчас бы мне не помешал пулеметик с золотыми патронами…

    Эльфийские маги приближались на расстояние удара медленно, не желая рисковать, внимательно отслеживая все тело— и магодвижения своего противника. Они понимали, что у них есть только одна попытка ликвидировать претендента в боги и провалить ее нельзя. Единственная ошибка станет для них фатальной.

    — Попробуйте для начала достать меня из-под земли, твари…

    Выбор направления, замер дистанции до цели, и маг Андр буквально провалился под землю, словно упал в волчью яму.

    Эльфы остановили движение, сосредоточив все свое внимание в попытке обнаружить человека. Но получалось плохо, работающий артефакт сейчас работал против них же самих, да и с землей они взаимодействовать практически не умели — не гномы с их природным чутьем.

    Один из величайших эльфийских магов что-то почувствовал, какое-то движение совсем рядом, но было уже поздно. Земля буквально взорвалась в двух метрах у него за спиной, а в следующий миг запущенная со сверхзвуковой скоростью золотая монета разнесла ему голову.

    На само золото магией влиять, конечно, сложно, но на землю, ее облепившую — вполне.

    — Один ноль в мою пользу…

    Маг Андр снова исчез в земле, за миг до того как пятачок его скоротечной схватки с эльфом накрыли десятки мощнейших энергетических ударов, буквально испаривших труп эльфа, и даже более того, запекшие поверхность земли до состояния стеклянной корки. Не пожалели энергии эльфы.

    Эльфы снова застыли на месте, обострив свои чувства до предела. Только на этот раз они не тупо стояли и ждали, а дополнительно проращивали под землей тысячи корней-щупалец от взятых под контроль растений, исполнявших своеобразную роль датчиков движения. Но движения все не было. Противник затаился.

    Андрей действительно замер под золотым куполом, на который он истратил всю оставшуюся наличность. Он не дышал, и даже его сердце молчало, застыв между «тик» и «так». В конце концов, передвижение под землей отнимает слишком много сил, истрачено уже больше половины, а врагов еще тьма-тьмущая. И Андрею приходилось играть на неожиданность, каждый раз поражая врага в прямом и переносном смысле новым трюком. Оставалось только сожалеть, что много трюков в таком состоянии не придумаешь, потому бить, действовать наверняка. Вот он сидел и ждал, пока противник допустит оплошность, чтобы нанести наказующий удар.

    Но вот один из эльфийских архимагов подошел слишком близко. Андрей вычислил его по особо насыщенной силе, проходившей через им же пророщенные корни.

    «Еще немного…» — подумал Андрей, уже находясь буквально на грани.

    Еще чуть-чуть и сердце стукнет в груди, выдав его с потрохами. Потребуется вздох, придется выйти и стать мишенью…

    Но эльф сделал свой роковой шаг.

    Удар, новый взрыв земли буквально под самыми ногами эльфа, и архимаг проваливается под землю в объятия человека. А в плотном контакте со своеобразным энергетическим вампиром уже ничего не сделать, ауры переплелись. Тут побеждает нанесший удар первым.

    Андрей впитал в себя всю энергию архимага, восстановив свои ресурсы до восьмидесяти процентов от нормы.

    «Два ноль», — подсчитал он мысленно.

    И снова над головой пронесся ураган магических энергий, пожирающий все на своем пути.

    Но землю, не обладая соответствующим направлением магии, пробить сложно. А он обладал, хоть и приходилось трудно, и энергия уходила точно песок сквозь пальцы. Затратно это с землей работать.

    После того как истеричные удары по площадям впустую закончились, Андрей больше не чувствовал эльфов. Земля перестала передавать ему их энергетические сигнатуры.

    «Это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой, — подумал он о возможном бегстве остроухих. — Скорее всего, они залезли на деревья. Не зря же их зовут древолюбами — деревья их не выдадут, потому и не чувствую».

    Установился своеобразный пат, никто ничего не мог поделать без того, чтобы не подвергнуться смертельно опасной массированной атаке. Все одинаково сильно дорожили своими жизнями, почти бессмертные эльфы и стремящийся к той или иной форме абсолютного бессмертия человек.

    Но как бы то ни было, затягивание конфликта было в целом выгоднее Андрею. В Башне не могли не заметить таких сильнейших всплесков Силы, есть там соответствующие амулеты, сделанные специально, чтобы враг ничего не смог подобраться к столице империи и нанести по городу удар. И тем более там не могли пропустить работу древнего артефакта, всколыхнувшего ткань пространства.

    Собственно, там даже регистрировался каждый пробой меж мирами в землях гоблинов. Только он больше никого не интересовал, после того как никто не вернулся, из более чем двух десятков добровольцев, ушедших на Землю через этот портал.

    Но сидеть сложа руки тоже как-то не фонтан, это значит добровольно передать инициативу в руки врага. Он может придумать новый ход, а ждать магический ОМОН из Башни еще довольно долго. Так что нужно действовать самому. Действовать нужно нагло, решительно, заставляя врага трепетать.

    И маг Андр решил начать действовать на грани фола.

    Взмыв в воздух, как баллистическая ракета шахтного базирования, взлетев выше крон деревьев, при этом приняв на себя несколько сильных ударов боевых заклинаний, большая часть, к счастью, для него пролетела мимо, Андрей, вложив максимум своих сил в заклинание, обрушил его на эльфийского архимага, управляющего древним артефактом, искажающем тонкую энергетику пространства, а потом обрушился на него сам, сбивая с дерева.

    Эльф хорошо защитился и не погиб, даже не потерял сознания, лишь чуток был деморализован, хотя десяток из его свиты попадали с соседних деревьев без чувств.

    Андрей сбил эльфа с артефактом с дерева, просто инерцией своего тела. Удар получился жестким, хоть он и использовал тело противника как подушку, тем самым переломав ему все кости, но, как известно, многие смертельные ранения для магов такого уровня не страшны.

    В этот момент Андрей почувствовал, что артефакт отключился. Может, энергия вышла, может, прервалась управляющая связь с магом, но факт оставался фактом. Артефакт больше не искажал пространство. А поскольку область искажения держалась небольшой, то она пришла в норму в считанные мгновения. Этим он и воспользовался, вложив остатки сил в активацию телепорта, и исчез, предварительно сорвав с шеи эльфа сей редкий предмет старины.

    — Не на того напали, остроухие ублюдки…, — прохрипел Андрей, очутившись возле своего особняка.

    В дом он уже буквально вползал.

    — Хозяин!, — подскочил к магу карлик.

    — Помоги добраться до подвала…

    При помощи своего раба Андрей добрался до «золотой комнаты» и буквально набросился на первого же попавшегося пленника. Потом на второго, третьего, четвертого и так до тех пор, пока в кандалах не остались висеть одни только иссушенные мумии. Это кое-как восстановило энергетический баланс претендента в боги.

    — Уф-ф… Приберись здесь.

    — Д-да, хоз-зяин…, — чуть заикаясь от испытанного ужаса, кивнул карлик.

    * * *

    События понеслись вскачь, и Андрей хорошо видел, какой следующий шаг предпримут его противники после неудавшегося покушения. Для этого не нужно быть семи пядей во лбу, вундеркиндом или интуитом, достаточно среднего уровня аналитических способностей, с чем у него проблем, естественно, не было. Так что следовало серьезно подготовиться.

    Вообще, лучшая защита — это нападение. Истина, проверенная практикой множество раз. Нанести противнику урон до того, как он сконцентрировал свои силы, разбить его по частям, внести в организацию разлад и смятение, одним выверенным ударом обезглавить руководство наконец, и нижние уровни, оставшись без командования, побарахтаются недолго и без всякого толка.

    Вопрос только в том, не опоздает ли он напасть первым именно внезапно? Эльфы, когда их припечет, вопреки расхожему мнению, тоже умеют действовать быстро и четко. Ну а раз такой уверенности нет, то нужно исходить из того, что придется играть от обороны. Тоже неплохая стратегия, если поле выбираешь ты. Но и тут неприятность, выбор поля в любом случае останется за противником.

    Отказаться от битвы?

    Этот вариант Андреем даже не рассматривался, и вовсе не из-за самоуверенности. Отказ от битвы означал отказ от мечты получить бессмертие, стать богом наконец. Это слишком лакомый кусок, чтобы остановиться в шаге от заветной цели, и закончить свои дни, загнувшись от старости беспомощным, почти глухим и слепым, страдая от простаты, что под конец уже перестанет лечиться даже магически. Лучше сразу смерть.

    — К черту! Это не для меня.

    «Но что делать в таких невыгодных условиях?, — задумался Андрей и сам же себе ответил: — Только удивлять, смертельно удивлять».

    — А как?

    «Пойти от обратного…, — ответил уже мысленно. — Все привыкли, что маги уже не пользуются ничем, кроме магии. Среди них не найти бойцов, хороших лучников и тем более мечников. Хотя нет, есть, конечно, но как исключения, а они, как известно, лишь подтверждают правило. Все свои силы маги отдают для познания магии, и сама магия весьма смертельное оружие».

    — Значит, нужно что-то не магическое, при этом не привлекающее особое внимание.

    Андрей задумался уже всерьез. Он, как и прочие среднестатистические маги, также не являлся ни лучником, ни мечником, и, откровенно говоря, он так же, как и остальные маги, привык полагаться на свой дар, тем более что он так силен, что никто с ним не может сравниться. В этом он увидел свою ошибку, что всего несколько часов назад чуть не сыграла с ним дурную шутку. Так что кое-что он все же решил перенять от своего земляка, ставшего здесь оборотнем и оснастившего себя привычным вооружением.

    Усмехнувшись, маг Андр, запасшись материалами, засел за работу в своей лаборатории, уже очищенной карликом от мумий.

    На следующий день как ни в чем не бывало Андрей прошел через КПП Академии магии, что находилась при Башне, и оказался на территории, где царствовала магия: учили магии, проводили магические эксперименты, познавали глубины магии в новых или хорошо забытых направлениях и так далее.

    Не успел Андрей дойти до здания, где находился его кабинет, как его перехватил один из младших магов — мальчик на побегушках, и передал послание:

    — Мессир Андр, вас просит зайти к нему великий архимаг.

    Андрей не смог скрыть легкой, чуть ироничной улыбки.

    «Быстро», — подумал он.

    — Конечно. Я пойду к великому архимагу немедленно.

    — Тогда следуйте за мной.

    — Веди…

    Проводник направился к Башне. Там Андрея провели в большой янтарный зал. Великолепное творение, ничем не уступающее легендарной янтарной комнате русских императоров, может даже превосходящее. Правда, нужно учитывать, что кроме эстетического назначения янтарь в этом мире несет еще и магические свойства.

    И едва переступив порог зала, Андрей почувствовал, на что именно его «запрограммировали», и едва не рассмеялся, только на этот раз не позволил себе даже улыбнуться и вообще показать, что заметил «программу». Ему, по легенде, это умение недоступно.

    — Приветствую вас, великий архимаг, — поклонился Андрей, выйдя на середину зала.

    Ближе бы его просто не пустили верные архимагу церберы, в количестве двух десятков, та самая небольшая прослойка магов, что как раз великолепно владела колюще-рубящим оружием, в силу не слишком великих магических способностей, направляя магию на ускорение скорости, реакции, лучшего зрения и слуха. Чистая магия в данный момент им и не требовалась. Потому собственно отсутствовали обычные маги-телохранители. Они здесь бесполезны.

    — Вы меня звали?

    — Да, Андр, я звал тебя…, — кивнул архимаг. — Ты, как я вижу, все еще не оправился от выполнения предыдущего императорского заказа?

    Сил на изготовление своего нового пояса, на который никто не обратил внимания, Андрей действительно потратил немало, и восполнить их просто было нечем. Не осталось никаких заначек. А естественный насос маны просто не успевал.

    — Увы, великий, это так…

    — Что ты знаешь о вчерашних событиях неподалеку от трактира «Кривое колесо»?

    — Не имею ни малейшего понятия, великий, — пожал плечами Андрей. — Мой загородный дом достаточно далеко от этого места… Хотя что-то такое я ощущал… А что там произошло?

    «Если ты думал, что я сейчас начну дергаться, то глубоко ошибся, — подумал он, глядя преданными глазами в глаза архимага Олатона, что-то надеявшегося прочитать в лице Андрея. — Да и к чему эти вопросы? Заманили в ловушку — бейте. Или просто хочется удостовериться в правдивости инфы от эльфов?»

    — Ясно…

    На мгновению Андрею даже стало интересно, какое решение примет архимаг: прикажет его уничтожить, поверив эльфам; прикажет сделать то же самое просто из предосторожности, дескать, нет человека — нет проблемы, или все же произойдет невероятное и отпустит?

    «Ага, щас, держи карман шире!»

    Впрочем, Андрей в любом случае уже не собирался выходить из зала без драки. Лучшего момента не придумать.

    «Как я люблю этот мир, где власть имущие еще снисходят до личного разговора, что так все упрощает!» — подумал Андрей.

    Архимаг шевельнул пальцем, и на казалось бы беспомощного Андрея, стремительно выхватывая мечи, бросились церберы.

    «Чего луками или арбалетами не воспользовались?» — невольно подумал Андрей, давно ожидавший этого момента.

    А дождавшись, начал быстро отцеплять от своего пояса красивые на вид золотые диски толщиной в два, диаметром в десять сантиметров и разбрасывать их по залу, кинув пару дисков персонально архимагу, крайне удивленному действиями приговоренного.

    В зале раздались частые, бьющие по ушам звонкие хлопки. Потом зал заполнили крики боли, большая часть церберов валялись на полу, корчась от боли. Пара бойцов все же осталась на ногах и постаралась после заминки, длившейся всего мгновение, доделать свою работу и ликвидировать цель, но Андрей поднял руки, и казалось, что из его ладоней вырвались снопы огня, и бойцов отбросило назад с навылет пробитыми телами.

    Магия? Да нет, конечно, тем более что зал зачаровали на подавление абсолютно всякой магии — работа одного из древних артефактов, что находились во владении Башни. Его даже на наличие амулетов на входе не проверили и тем более не обыскивали. Маги, отвечавшие за охрану, прятавшиеся в специальных нишах коридора, ведущего в янтарный зал, просканировали его не хуже рентгена и не нашли ничего опасного, никакого оружия. Даже если что-то им не понравилось, то все равно ничего не могли поделать, ибо попросить что-то сдать, значит, насторожить возможную жертву. А ну как взбрыкнет и начнет сопротивляться?

    Хотя Андрей, конечно, рисковал, и очень сильно, ведь осколок от гранаты мог задеть и его, но он пошел на этот риск, ибо другого выхода просто не существовало.

    Подняв один из мечей, Андрей методично обошел всех раненых и добил милостивыми ударами в сердце. Кто был слишком активным или, возможно, притворялся — застрелил. Стволов хватало.

    Архимаг, получивший дюжину ранений от золотых осколков двух гранат, был все еще жив. Он что-то хрипел, пуская кровавые пузыри, и тянулся дрожащей рукой под край трона. Видимо, там находился артефакт, блокирующий магию, и он хотел его деактивировать, чтобы быстро восстановиться и попытаться разделаться с врагом.

    Но у архимага ничего не получилось. Один взмах мечом, и недоработка гранат была Андреем исправлена. Хотя претендент в боги изначально желал воспользоваться энергией архимага, чтобы восстановить свои силы, но это было слишком рискованно. Вообще удивительно, что еще никто не ворвался в зал. Так что требовалось торопиться.

    Андрей пошарил под троном и нашел амулет в золотой коробочке. Чтобы его «выключить», достаточно закрыть коробочку. Что он и сделал.

    Что касается Силы, то в Башне бродит еще много «батареек», пусть не таких мощных, но можно взять количеством.

    — Вот и все. И никакой тебе эпической битвы с вырванной на последнем издыхании при жутких ранах победой…

    Глава 11.

    Кто я? Что я?

    Всплывшие откуда-то по неизвестной причине вопросы остались без ответа.

    Не было ни чувств, ни желаний, ничего… Хотя нет, вот на грани восприятия…

    Восприятия чем? Восприятия чего?

    Воспринимается что-то раздражающее… отвлекающее… заставляющие…

    Отвлекающее от чего? Заставляющие что?

    Вопросы… вопросы…

    Прочь…

    Кто я? Что я?

    Это уже было…

    Снова какое-то внешнее давление, раздражение…

    Появился страх… страх, происходящий от непонимания.

    Почему я не помню, кто или что я?

    А должен помнить?…

    Должен? Почему должен? Что должен помнить? Кому должен? Себе? Разве можно быть должным себе?

    Кто я? Что я? Где я?

    Опять это… это… раздражение… воздействие… заставляющее…

    Заставляющее что?

    Просыпаться?

    Нет, не так… я не сплю… Или сплю?

    Всё не то…

    Осознавать себя?

    Да… так вернее… осознавать.

    А кто я? Что я? Где я?

    Снова воздействие… болезненное…

    Кто ты? Что тебе нужно от меня? Зачем тревожишь меня?

    Меня кого?

    — Юрий…, — прозвучало откуда-то и отовсюду одновременно, даже откуда-то изнутри.

    Что-то дрогнуло от этого звука, заставило сжаться, проявить тень каких-то чувств.

    Юрий?

    Что это? Имя? Чье?

    — Услышь меня, Юрий… Юрий…

    Юрий… Так, может, это я? Меня зовут Юрий? И что с того, что меня зовут Юрием?

    Нечто пронзил яркий свет. От него стало больно. И свет повсюду, некуда спрятаться от него и закрыть глаза нельзя.

    Глаза? Что это?

    — Юрий!

    Опять этот нудный зов…

    Зовут меня? Да, зовут меня? А кто я? Зачем меня зовут? Кто зовет?

    — Ты должен прийти в себя, Юрий!

    В себя? Это как? Куда?

    — Очнись, Юрий! Соберись!

    Собраться? Это как? Разве я не целое? Разве я разделен на части, чтобы собраться в целое?

    Он попытался осознать, увидеть свою форму, но не получалось. Не было ничего.

    Да… что-то не так…

    Но что? Что не так? Где я? Что нужно изменить? Как это сделать? Зачем?

    Действительно, зачем? Что это изменит? Зачем что-то менять? Мне что, плохо? Нет… мне не есть плохо. Хорошо? Тоже нет? Да и какая разница? Мне не нехорошо и не неплохо…

    — Юрий!, — прозвучало уже достаточно отчетливо и громко.

    Опять ты… Кто ты? Что тебе нужно от меня?

    — Ты должен сконцентрироваться и вспомнить, кто ты есть такой.

    А кто я?

    — Ты человек…

    Человек?

    И он увидел себя. Человека, болтающегося посреди не пойми чего.

    Ну человек я. И что?

    — Вспомни о своей миссии…

    Миссии? Какой еще миссии? Что такое миссия? И почему я должен вспомнить непременно о ней?

    — О своих родных…

    Родных?…

    — Твой дух почти исчез… если ты не будешь сопротивляться, то погибнешь совсем.

    Смерть — это плохо?

    Да уж, наверное, ничего хорошего…

    А жизнь — это хорошо?

    Наверное, лучше смерти…

    — Вспоминай… сконцентрируйся… борись… возвращайся…

    Сконцентрироваться? Как?

    Стоило подумать, и концентрация сознания произошла сама сбой.

    Возвращаться? Куда? Зачем? Как?

    Ведь если нужно вернуться, то хотя бы для начала надо знать, где я…

    Он увидел, что уже не болтается неизвестно посреди чего, а стоит на поляне посреди различных цветов, в воздухе порхают бабочки…

    Он нагнулся и сорвал цветок… И его словно током пронзило, вспыхнул образ, как он маленький играет в песке… строит песочный замок.

    Цветок в руке завял и рассыпался прахом. Образ играющего в песочнице мальчика остался, хоть и потускнел.

    Еще один цветок оказался в руке… и новый образ вспыхнул в сознании. Купание в море…

    Цветок, еще один, еще и еще, одни большие, красивые и яркие, другие однотонные, иногда блеклые и маленькие.

    Тем не менее все новые кусочки воспоминаний разного объема и эмоциональной насыщенности ложились в раздробленную мозаичную картину памяти.

    А вот какие-то камни, большие и малые, твердые и хрупкие, острые и гладкие и опять-таки разной раскраски. Что означают они? И означают ли они вообще что-то?

    Он взял один из таких, в меру гладкий, средней твердости и размерности.

    Камни, оказывается, тоже возвращают кусочки памяти, рассыпаясь в песок. То ли это неприятные воспоминания. Вот драка…

    Вот этот маленький камешек с ноготь размером — двойка по контрольной…

    Чтобы отвлечься от неприятных воспоминаний, он поймал маленькую белую бабочку. Ведь не зря же они здесь порхают. Здесь, похоже, вообще нет ничего лишнего, все так или иначе связано с возвращением памяти, вплоть до коряг…

    Пойманная бабочка, так же истлев, вернула в память первый поцелуй.

    Хм-м… А что тогда таит в себе вон та большая яркая и разноцветная?

    Узнать ответ на довольно интригующий вопрос Юрий не успел. На поляну из ниоткуда выскочил огромный белый зверь и грозно рыкнул, обнажив большущие желтые клыки, с которых капала тягучая слюна.

    «Медведь, — вспомнил Юрий. — Моя звериная ипостась в оборотничестве… И ему что-то не нравится».

    Медведь, еще раз рыкнув, бросился в атаку. Юрий прыгнул в сторону, падая, тем самым сминая травяной ковер и ушибаясь о камни. Оказывается, так тоже можно получать кусочки памяти. В одном из таким образом собранных лоскутков памяти он обнаружил способ борьбы с подобными хищниками. В тот же миг у него в руке оказалась специальная рогатина.

    Но такое оружие слишком архаично, с ним еще надо уметь обращаться, а память об этом молчала. Есть и более действенные способы завалить медведя, и он умеет им пользоваться.

    Рогатина тотчас исчезла, и руки уже оттягивала крупнокалиберная винтовка. Один выстрел с попаданием в голову или сердце, и зверь падет.

    «И я убью часть себя, — понял Юрий, уже прицелившись и положив палец на крючок. — Другое дело, нужна ли мне такая часть?»

    Юрий снова бросился в сторону, и медведь, словно какой-то бык на арене в битве с тореадором, опять проскочил мимо.

    «Какая ни есть, но она часть меня… Это все рано что отрезать себя руку. К тому же с убийством медведя здесь я, скорее всего, потеряю возможность оборачиваться…»

    Опять возник вопрос о надобности ему такого дара, тем более что он сопровождается дикой болью.

    «По крайней мере, лучше пусть будет, чем не будет. В жизни может понадобиться всё…»

    Медведь предпринял третью атаку, и Юрий, сменив ружье на сеть, ловко набросил ее на зверя, будто только тем и занимался.

    Медведь попал в раскинутую ловушку, запутался и с громким рыком упал. Правда, сил у него много, и сеть начала с треском рваться.

    Юрий подскочил к своей звериной ипостаси и со всего маху огрел ее дубиной по голове. Зверь обиженно рыкнул и чуть затих. Это дало возможность Юрию заскочить на него верхом, ухватиться за шею и провести удушающий прием. Медведь рычал, бился, но поделать ничего не мог.

    — Тихо… А то еще получишь. Дубин я тут сколько угодно могу достать… А можем еще и электрическим током побаловаться. Хочешь?

    Юрий показал медведю возникший у него в руке электрошокер и нажал на кнопку, инициируя электрическую дугу между контактами.

    Медведь затих окончательно. Обладая общей памятью, он знал, как это больно.

    — То-то же… А теперь исчезни и не появляйся, пока я этого не захочу.

    Медведь послушно испарился, а Юрий продолжил собирать цветы, камни и ловить бабочек, восстанавливая память.

    * * *

    — Пить…, — непослушными губами прошептал Юрий, едва очнувшись.

    Сушняк во рту стоял адский. Все тело жестоко саднило, как всегда после превращения в белого медведя. Юрий хотел мазнуть рукой по лицу, но неожиданно услышал звон цепей, а потом выяснилось, что он скован по рукам и ногам с очень малой долей свободы. Почти никакой.

    «Я в плену?, — отстраненно подумал Медведев. — У кого? Зачем вообще кому-то меня захватывать в плен? Кто победил?…»

    Открыв глаза и сосредоточившись, сморгнув муть, застелившую глаза, он благодаря висящему под потолком тусклому свету от магомутантного светящегося мха разобрал, что находится в пещере, дополнительно обработанной зубилом и молотом. Обстановка не отличалась богатством. В помещении вообще ничего не было, кроме пары крепких табуретов да тахты, на которой он возлежал.

    «Значит, я у гномов…, — продолжил он анализировать ситуацию. — Но почему я на цепях? Или своих рвал для ровного счета, вот меня и сковали от греха подальше?»

    Но напрягшись, он не мог вспомнить, чтобы нападал на гномов. Память после превращения как всегда подводила, выдавая только какие-то куски. Вот он рвет, вот его рвут…

    Юрий невольно содрогнулся от таких кровавых воспоминаний. Тем не менее он не мог вспомнить окончания схватки с орочьими оборотнями.

    «Но раз жив, значит победил».

    Память также отказывала в выдаче информации касательно гномов. Повредил он им или нет?

    «Вряд ли… их вообще поблизости не наблюдалось. Тогда почему я в цепях, черт возьми?!!»

    В довершение ко всему он почувствовал на своей шее до боли знакомое ощущение присутствия антимагического ошейника, что так настойчиво цепляли ему эльфы.

    Это обстоятельство его разозлило всерьез. Изнутри поднялась волна всепожирающей, затопляющей разум звериной злобы, он напрягся, задергался… а потом силой воли, испугавшись невероятного накала разрушительного чувства, заставил себя успокоиться.

    Во-первых, он осознал, что возлежит на мягкой постели, а это значит… Что это может значить? Почетный пленник? У гномов? Почему?

    «Что за чертовщина?…»

    Прошло довольно много времени, по крайней мере по субъективным ощущениям, пока наконец дверь в камеру не открылась и внутрь не вошел мастер Морлд, внимательно взглянув на пленника-гостя. Юрий едва узнал в этом гноме мага, так сильно тот изменился: осунулся, под глазами залегли тени…

    Маг зажег принесенный с собой магический светильник и что-то сказал, обернувшись назад. Вслед за ним в комнату вошел князь Дарвл, мастер Кард и Кардалла.

    — Юрий?, — осторожно спросил маг.

    — А кого вы здесь ожидали увидеть?

    — Он пришел в себя!, — крикнула Кардалла и пыталась прорваться к Медведеву, чтобы его обнять, но была удержана отцом и князем.

    — Тише, девочка, еще не все ясно, — сказал ей главный кузнец клана. — Сначала пусть свое слово скажет мастер Морлд.

    — Что — не все ясно?, — снова начал заводиться Юрий, дернувшись из стороны в сторону. — Что происходит? Почему я на цепях?! И что, черт возьми, делает на мне этот проклятый ошейник?!!

    — Успокойся, Юрий, — сказал глава клана. — Сейчас мы тебе все объясним…

    — Я спокоен.

    — Мастер, приступайте…, — вместо объяснений сказал магу князь.

    Мастер Морлд подошел к Медведеву и присел рядом с ним. Поводил над ним рукой с зажатым в ладони серебряным амулетом, после чего встал и сказал:

    — Вроде все в порядке, он вернулся…

    — Что значит вернулся?

    — То и значит… Ты думаешь, сколько прошло времени?

    — Да как обычно, наверное, — пожал плечами Юрий. — Пара суток…

    — А пару месяцев не хочешь?

    — Что?!

    Медведев как-то враз сник.

    — Да, ты провел без сознания два месяца. Точнее, без своего человеческого сознания, — многозначительно добавил маг, кивнув на цепи.

    — А поподробнее?

    — После того как ты свалился, вновь обратившись в человека, от тебя мало что осталось… Выглядело это очень жутко. Тебе оторвали ступню на левой ноге, правую руку по локоть, переломали множество костей, вспороли живот… Половина внутренностей вывалилась и не сразу разобрать, где твои, а где кишки твоих врагов…

    Медведева перекосило от ужаса, живо представив себе эту картину.

    Мастер Кард тем временем где-то достал инструмент и с разрешающего кивка мага сбил с Юрия оковы. Освобожденный тут же поспешил провести инвентаризацию своему телу, и действительно, на нем не было живого места. Все в огромных, рваных, косых шрамах.

    Маг тем временем снял ошейник, продолжив после короткой заминки:

    — Обычный человек от таких ран умирает очень быстро, но ты необычный, ты — оборотень. Именно сила оборотня заставляла тебя жить, сопротивляться смерти. Это не могло не сказаться, после того как я исцелил твое тело…

    — Как?, — спросил Юрий, уже догадываясь об ответе, что сейчас услышит. — Как сказаться?

    — Сознание медведя стало доминирующим, причем не только в состоянии оборотня, но и даже в человеческом облике. Потому нам и пришлось надеть на тебя ошейник, чтобы ты не оборачивался каждые три-четыре дня, как только набиралось достаточно энергии, и сковать цепями, чтобы не бросался на всех, кто тебя окружает.

    — Понятно… Надеюсь, никто не пострадал?, — спросил Юрий, взглянув в первую очередь на Кардаллу. Она наверняка была рядом, когда проявилось это его свойство.

    — Все обошлось, — сказала она. — Ты после физического исцеления был еще слишком слаб, и тебя быстро скрутили.

    — Хорошо… А как тогда я… в смысле мое человеческое «я» сумело…

    — Мастер Морлд боролся за твою душу каждый день, — сказал князь Дарвл.

    — Да… Хоть магия разума не мой конек, настолько, что мы даже обратились к эльфам…

    — И что они?

    — Отказались…

    — Кто бы мог подумать?!, — усмехнулся Юрий.

    — Но я сделал все, что было в моих силах, чтобы докричаться до тебя.

    — Благодарю…

    Юрию помогли встать. Два месяца без движения его несколько ослабили. Ноги дрожали, даже подкосились, в голове зашумело.

    — Спасибо… Два месяца… А как закончилась битва? Какие потери?

    Лица гномов потемнели.

    — Большие, — наконец сказал князь. — Восемьдесят три гнома погибли в том сражении с орками, и если бы не мастер Морлд, то и того больше вышло бы. Многие были сильно изранены.

    «Почти треть мужского населения…, — мысленно охнул Медведев. — Лучшего населения, бое— и работоспособного».

    — Простите меня, — сказал он. — Это я во всем виноват… Сагитировал вас пойти сюда, своим противостоянием с магом спровоцировал небывалое по масштабу нападение орков…

    — Хватит!, — рявкнул глава клана, остановившись. — Ты ни в чем не виноват. Запомни это! Мы сами пошли сюда, здесь мы нашли свой дом, и ты дал нам призвание. Тебе не понять, что такое призвание для гномов… В конце концов, я принял решение идти, прекрасно зная об опасностях жизни на землях гоблинов, так что на мне и вся ответственность за последствия. Бесплатно ничего не дается, за все нужно платить. И мы заплатили. Да, мы понесли большие потери, но теперь у нас появилась надежда, цель в жизни и эти потери того стоят. Скажу больше… ты можешь мне верить или не верить, но если бы тогда я знал, что нам придется заплатить такую дорогую цену, я не раздумывал бы ни минуты и все равно повел клан сюда. Почему? Потому что та безопасность, в которой мы жили на прежнем месте, была мнимой и разлагающей. Гномы, добывающие серу… Позор! Там мы постепенно… Нет, я даже не хочу говорить об этом, — скривился Дарвл, как от прикосновения к какой-то мерзости. — Это было давно и уже не вернется к нам. Так что больше я не хочу слышать от тебя оправданий. Ты понял?!

    — Да…

    — Так-то лучше. Идем, приведем тебя в порядок.

    * * *

    После помывки, бритья и стрижки Юрий предстал перед гномами уже в нормальном виде. К его приходу успели подготовить если не пир, то весьма плотный, как оказалось, обед.

    — А где Тард, Лолт и Зарлон?, — поинтересовался Медведев, не увидев своих товарищей и даже следов их присутствия.

    Думать, что они все погибли в битве с орками, не хотелось.

    — Уехали в герцогство, помочь своим родичам со сбором урожая, — ответил мастер Кард. — Осень ведь… Но обещали сразу же вернуться.

    — Хорошо. Что слышно от Подгорного царства?, — спросил Юрий, присаживаясь за стол. — Я уже давно должен был «давать показания». Как бы теперь они не плюнули на всё…

    — Не плюнут, — хохотнул глава клана. — Более того, очень даже охотно поддержат.

    — Почему?

    — Буквально через неделю после нашей битвы с орками в столице империи произошел переворот. Прежнего императора сменил, как ты думаешь кто?

    — Маг Андр?

    — Он самый.

    — Но зачем?!, — изумился Юрий. — Зачем ему так светиться?!

    — Никто толком ничего не знает, но мы так думаем, что ему просто не оставили выбора. Перед самым переворотом случилась грандиозная по своему размаху и разрушающим действиям драка в Башне. Говорят, она наполовину разрушена. Множество магов погибло в бойне, что они там устроили между собой.

    — Причина?

    — Тоже неясно, но думаю, во всем виноваты эльфы, они сдали подноготную на Андра великому архимагу. Кроме того, какая-то неясная история магического характера была на полпути от загородного дома претендента в боги до столицы.

    — Мн-да…

    — Вот, — кивнул князь Дарвл. — Маг Андр объявил себя диктатором, перебил всех, у кого не хватило мозгов хотя бы промолчать, не говоря уже о том, чтобы не протестовать, взывая к древним законам, запрещающим магам брать в руки государственную власть. И в Подгорном царстве зашевелились без нашего участия.

    — Понятно. Одно хорошо, не придется тащиться к ним через Пустошь, рискуя быть скушанным очень голодным, молодым и глупым драконом. Теперь можно домом заняться вплотную, — добавил он, посмотрев на чуть зардевшуюся Кардаллу. — А то небось рабочие после набега орков сбежали все, только их и видели…

    — Кто ж их отпустит?!, — засмеялся мастер Кард, больше всех заинтересованный в скорейшей постройке дома для жениха его дочери.

    — В смысле?

    — В прямом! Контракт подписан? Подписан! Стройте! Вот они и строили, а наемники этого Варна теперь уже не охраняли рабочих от внешних угроз, а сторожили их, чтобы не утекли. Так что дом построили в срок, даже с опережением графика, так они старались!

    Гномы засмеялись.

    — Так что можешь уже сегодня осмотреть свою виллу. Хорошо получилось.

    — Обязательно!

    — А раз дом построен, то думаю, можно и дату свадьбы назначать!

    — Кхм-м…, — поперхнулся от скорости развития событий Медведев. Не успел он, что называется, из могилы вылезти, а его уже за свадебный стол тащат. — Конечно, мастер… я от своих слов не отказываюсь. Думаю, вы уже присмотрели дату?

    — А чего тянуть? Сколько нужно времени для того, чтобы подготовиться как следует? Две недели? Ну вот прибавим еще недельку на всякие непредвиденные обстоятельства, ты успеешь поправиться, и можно проводить обряд!

    Медведеву осталось только согласиться. А чего собственно отказываться, тем более что он действительно собирался взять Кардаллу в жены, и желание никуда не пропало.

    Веселье по случаю выздоровления Юрия продолжилось. Тут он заметил, что у мастера Карда и главы клана на животах из-под жилеток то и дело выглядывают толстые серебряные цепочки. Раньше он такого элемента в одеянии гномов не видел.

    — Это то, что я думаю?, — указал на цепочку главного кузнеца Юрий.

    — Это?! Ах да! Довели мы таки эти часы до ума!, — вскрикнул мастер Кард, вытаскивая из внутреннего кармашка, пришитого специально под агрегат, внушительных размеров часовой механизм с угловатым корпусом.

    — Тебе тоже сделали экземпляр.

    С этим словами глава клана ненадолго вышел из зала, а потом вернулся с деревянной полированной и покрытой лаком шкатулкой.

    — Вот, держи…

    — Благодарю.

    В шкатулке Медведев обнаружил такой же часовой механизм, только чуть меньших размеров, круглой формы и с крышечкой с выбитым на ней гербом-клеймом клана в виде конечно же молота и… часовых стрелок. Собственно герб у клана и он же клеймо появляется только с обретением какого-то основного вида деятельности. А вот оружейную тематику на гербе не отобразили. Поняли, что удержать монополию на этот вид деятельности долго не удастся.

    Счетчик дней и дней недель отсутствовал. Но это понятно, слишком сложно еще, да и неэффективно с маркетинговой точки зрения. Часы со счетчиками пойдут, когда рынок, по крайней мере, для состоятельных покупателей насытится простыми отсчитывающими только суточное время механизмами. Сначала просто дни, потом дни и название конкретного дня в местной неделе и так далее, насколько мастерства гномов хватит, хоть до лет.

    В отличие от тех, что таскали гномы, этот экземпляр часов предназначался для ношения на руке, как и прототип.

    Кардалла помогла справиться с застежкой.

    — Спасибо, дорогая…

    — Помнится, ты особо просил сделать их именно для руки, — сказал мастер Кард.

    — Да… еще раз спасибо. На продажу уже делаете?

    — Да, — кивнул глава клана. — Через неделю отправим первую партию в сто экземпляров. Думаем выручить не менее двести тысяч золотых.

    Юрий невольно подсчитал причитающуюся ему долю. Получалось нехило — штука золотом.

    — Как же вы успели столько сделать, учитывая, что…

    — Женщины и подростки, — чуть посмурнев, ответил Дарвл. — Обычно женщин в нормальных кланах Подгорного царства до работы в мастерских не допускают, но мы ведь неправильный клан и тем более не в Подгорном царстве живем! К тому же у них на это особенный талант.

    — А что с оружием на продажу?, — поинтересовался Юрий. — Те упрощенного вида винтовки затворно-патронного типа.

    Этот вопрос в свете того, что противостояние с претендентом в боги стало намного ближе, приобретал особую остроту.

    — Тоже начали делать, — кивнул глава клана, понимая, чем вызван вопрос. — Для ускорения производства привлекли полукровок.

    — Это правильно…

    — Хочешь опробовать?

    — Конечно. Но позже.

    — Мины твои, кстати, тоже наклепали порядочно, — продолжил князь. — Хорошие штуки! Заминировали все подступы. Ни одна свинорылая и лопоухая сволочь не пройдет!

    Юрий только усмехнулся, подумав, что можно гномам еще мины-лягушки предложить. Вот уж где восторгу будет.

    — Также еще двадцать пушек сделали и десяток минометов. Хорошее оружие…

    Обед за разговорами изрядно затянулся, потому с осмотром дома пришлось подождать до завтра. К тому же сказывалась слабость Юрия, опять же из-за этой слабости опьянел от пива быстро, до настойки даже не добрались, так что даже два километра пройти стало проблемой.

    * * *

    Осматривать дом пошли только на следующий день. Свой особняк Юрий увидел еще издали. Получился он именно таким, каким его представлял и рисовал в проекте.

    Большое трехэтажное здание казалось воздушным за счет того, что серый камень укрыли белым известняком, из которого нарезали плиточки-кирпичики. Половину первого этажа закрыли красным камнем неровными плитами, и этот красный камень, уменьшаясь в размерах, поднимался по углам почти до самой крыши.

    Окна также оформили в красный камень.

    На третьем этаже имелись чуть выступающие полукруглые балконы.

    Крышу покрыли красной черепицей, ею же укрыли и трубу, чтобы внутрь вода не текла во время дождей, да снег зимой не валился.

    — Красиво…, — сказала Кардалла, во все глаза разглядывая дом.

    — Да, — согласился Юрий. — Постой, а ты что не видела его раньше?

    — Когда?, — недоуменно ответил за дочь мастер Кард. — Почти все время с тобой сидела. Мне даже пришлось нового учетчика на склад искать. Никогда ее там не было…

    — Хм-м…

    Юрий признательно покрепче прижал к себе девушку.

    Дом обнесли каменной стеной высотой в три и шириной в полтора метра. Ее также оформили декоративными элементами из белого и красного песчаника. Поставили массивные деревянные, обитые железом ворота с калиткой.

    За домом, относительно ворот, зияла яма бассейна. Также отделанная плиткой. Воды только не было. Во-первых, зачем нужна вода в бассейне осенью? Кто на зиму глядя купаться будет?

    «Белые медведи, конечно, любят холодную воду, но я все-таки не медведь, а только оборотень, — усмехаясь, подумал Юрий. — Да и в будущем моржевать не собираюсь».

    А во-вторых, мастеру Морлду было как-то не до проведения водоносного канала к дому. Он вплотную занимался ранеными гномами и самим Медведевым.

    О том, что между домом и воротам раскинется сад, тоже пока ничего не напоминало. Из долин по обеим сторонам холмов еще только предстояло натаскать земли.

    «За этим дело не встанет, — подумал Юрий. — Были бы деньги, а они есть и будут…»

    К воротам прошли по замощенной серым камнем дорожке. Края ее, и это уже было чистой воды инициативой прораба, Юрий насчет дороги никаких указаний не давал, как-то упустил этот момент из виду, также обложили белым известняком. Получилось красиво.

    — Здорово. Осталось только заминировать подступы. Кстати, зачем эти колючие ветки по краям от тропинки стоят? Да и периметр дома на двадцать метров от стены окружен ими же?

    — Уже заминировали, — хмыкнул глава клана. — А палочки эти колючие затем и стоят, что отмечают место, через которое ходить не надо. Ну а кто пойдет — сам виноват.

    — Потом мы тут полноценные кусты из барбариса и шиповника посадим, — сказала Кардалла. — И красиво будет, и дополнительная защита.

    — Хорошо, так и сделаем…

    Пройдя пока еще унылый пустырь от ворот до дома, вошли в здание. Внутри оказалось пусто. Только пол да голые стены.

    — Ну а тут уже сами, будете жить да добра наживать, — хохотнул главный кузнец клана, заметив немного скисшее выражение лица Медведева, ожидавшего увидеть несколько иную картину.

    — Без проблем!

    Обойдя все комнаты, которые в зимнее время предполагалось обогревать за счет дыма от печи, по проведенным по специальным трубам к керамическим батареям с широкой площадью нагрева, имелись еще и камины, они вышли наружу.

    — Что ж, думаю, тут и сыграем свадьбу. Места полно.

    Времени, выделенного для подготовки к церемонии, оказалось вполне достаточно, чтобы собственно подготовиться…

    Юрий закупил в герцогстве Рэйстор все необходимое, начиная от ковров и заканчивая самой различной мебелью, кухонную утварь и всевозможные сервизы и так далее и тому подобное. Получилось не очень дорого. Много дворян после войны с княжеством эльфийских полукровок обеднели, просто некому было платить подати из-за больших потерь, бегства крестьян, и распродавали имущество, чтобы хоть как-то сводить концы с концами… на дворянский манер, конечно.

    В круговерти свадебных дел Медведев все же вспомнил о том, что хотел провести модернизацию пулеметного вооружения.

    Гномы были обеими руками «за». Хоть они и крепкие ребята, но намучились таскать такие дуры. Хотели что-то полегче и практичнее.

    Посидев опять с Кардаллой, превосходно разбиравшейся в механике, он разработал новый проект пулемета, на основе того самого, что видел в фильме «Легионер», но только со все той же вращающейся ручкой, которой предстояло с помощью шестерни проталкивать кассету с двадцатью зарядами, ну и тюкать бойком с камнем силы.

    С механизмом взвода за счет отвода пороховых газов он решил не мучиться. Зачем телепаться с новой технологией, когда отработана старая? Тем более что это запредельно сложно для нынешних технологий производства.

    На производство первого экземпляра ушла всего неделя. Гномы над чем-то новым всегда работают ударными темпами. Азартные ребята. И из кузни вынесли агрегат втрое легче, чем многоствольный пулемет.

    Пошли испытания. За один оборот ручкой получалось десять выстрелов. Выросла и общая скорострельность за счет более быстрой смены магазина. По сути, заряжающему оставалось только впихнуть в гнездо кассету, и стрельба продолжилась, и никаких тебе мучений с крепежами.

    — Ну чисто дятел!, — прокомментировал стрельбу нового пулемета Медведев.

    Так и закрепилось за ним это название.

    Правда, быстро выяснился один сильный недостаток такого пулемета перед многоствольным. А именно быстрый перегрев ствола. Уже на пятой очереди пошел сильный разброс кучности, а на десятой так и вовсе заклинило пулю и чуть не дошло до разрыва ствола.

    Гномы выглядели недовольными.

    — Ничего страшного, — сказал Юрий, мысленно чертыхнувшись, что не догадался с самого начала о возможности возникновения подобной ситуации, ведь все просто как дважды два. — Нужно установить на ствол цилиндр и залить туда воду.

    Окончательным вариантом пулемета гномы не могли нарадоваться. Вода кипит, стрельба идет. Хотя, конечно, чрезмерно увлекаться все равно не стоило. По крайней мере, по длительности использования он сравнялся с многоствольным и даже опережал его.

    Медведеву только не нравился кассетный способ заряжания. Все-таки не очень удобно.

    «Хотя в принципе можно сделать и эластичную ленту соединения по принципу велосипедной цепи, зарядов на пятьдесят, а то и сразу сто…, — подумал Юрий. — Причем даже переделывать в конструкции пулемета ничего не придется».

    За неделю до свадьбы приехали товарищи. Да не одни, а с семьями. Тард нашел себе новую, еще более красивую, чем прежде, невесту, как и Лолт — жену. Зарлон также подцепил себе где-то вдовушку с двумя почти взрослыми сыновьями.

    Горячо поприветствовав друзей, Медведев поинтересовался:

    — А семьи зачем привезли?

    — Мы решили поступить к тебе на службу, — сказал Лолт.

    — Какую еще службу?

    — Да любую. Дом у тебя большой. За ним пригляд нужен. Коней содержать, дрова возить и прочее…

    — Я лично рассчитываю на должность начальника стражи, если такая появится, — сказал Зарлон.

    — Какая еще стража?!, — совсем опешил Медведев от напора товарищей.

    — Ну не стража, так охрана. Земли-то неспокойные… А в охрану помимо нас троих можно моих приемышей записать. Через пару лет хорошими бойцами стать могут.

    — Да что вы из меня какого-то барона делаете?! Слуги, стража…

    — Может, и не барон, а без дополнительных рук тебе всяко-разно не обойтись, — заметил хозяйственный Лолт. — Или ты думаешь, сам всем на пару с Кардаллой управишься? А ведь ей наверняка уже очень скоро будет не до домашних забот.

    — Э-э…

    — То-то и оно, — усмехнулся Лолт. — Работники тебе нужны.

    — Не прогонишь?, — несколько тревожно спросил Тард. Ему особо предложить было нечего. С одной невестой приехал.

    — Куда я вас погоню?!, — вздохнул Юрий. — Да и правы вы тут во всем… вдвоем мы с Кардаллой не управимся. Меня одно интересует, пришел в себя я всего две недели назад, знать вы об этом не могли, но все же приехали с семьями.

    — Дык не верили мы, что ты просто так оставишь этот бренный мир, — с улыбкой сказал старый солдат. — И не из таких передряг выпутывался, а уж из этой сами боги велели выбраться. Тем более маг тебя по кусочкам собрал, грех такой работе пропадать.

    — Ну и логика у вас…, — растрогался Медведев. — Что ж, спасибо за добрые слова и веру. Располагайтесь пока на первом этаже. Потом вам дома неподалеку поставим справные.

    Потом была свадьба. Народу на внутриусадебном пустыре собралось немерено. Казалось, все члены клана от мала до велика собрались на халяву погулять на свадьбе. Хотя не совсем на халяву, подарки дарили богатые, красивые и в хозяйстве нужные.

    Как на этой пьянке только никто не погиб, не подорвавшись на мине, хоть минное поле и за оградой, но разве она кого-то может остановить, если очень захочется погулять? Но даже не покалечился, не свалившись в яму для бассейна, хоть ее тоже огородили, но ведь для пьяных преград нет, оставалось загадкой.

    И длился праздник три дня и три ночи.

    Ночью устраивали салюты. За пару дней до торжеств Юрий сварганил простые бумажные ракеты, благо знал, как делать ракетное топливо — тот же порох, просто в иной пропорции составных веществ. Тоже, кстати, хороший источник заработка может получиться.

    А чтобы взрывы получались разноцветные, в основной заряд нужно «пыль» разных металлов добавить: медь дает синий цвет, натрий — желто-оранжевый, стронций — красный, магний — белый, барий — зеленый.

    Правда, пришлось хорошо порыться в закромах у гномов, переворошить все образцы руд и металлов и провести чертову кучу испытаний, чтобы определить это. Ведь кроме меди Юрий больше ничего не знал, до всего доходил опытным путем.

    А к вечеру четвертого явился князь Дарвл, ушедший к себе домой только этим утром.

    — И есть у меня такое чувство, что это незаметно так песец очередной подкрался, — сказал насквозь непонятную местным фразу Юрий, увидев хмурого главу клана.

    — Что случилось?

    — То, что и должно было случиться — война.

    — Она уже давно идет, — не то ступил, не то изрек мудрую мысль Юрий.

    — Ну да, — так же глубокомысленно кивнул князь. — А теперь в нее должны вступить мы… точнее, уже вступили. Только что прибыл гонец от банкира… точнее, от гномов из Подгорного царства, они объединились с эльфами. Нам намекнули, что и от нас неплохо бы выставить отряд.

    — Понятно… Выставишь?

    — А куда я денусь? Пятьдесят бойцов всяко-разно придется дать в общую армию. От этой битвы зависит и наша судьба.

    — Ну, эти пятьдесят бойцов иной тысячи стоят, — заметил Юрий.

    — Это — да, — довольно усмехнулся князь.

    — Раз такое дело, то и я пойду, — сказал Медведев, впрочем, без всякой охоты. — Это и моя война не в последнюю, если не в первую очередь.

    Кардалла заметно напряглась.

    — Ничего не поделаешь, дорогая, такова жизнь… Труба зовет.

    Глава 12.

    В поход выступили через неделю. Могли бы и раньше, но пришлось перевооружать гномов аналогами винтовок, приготовленных для продажи, то есть затворно-патронным типом.

    — Прямо кикимора какая-то…, — сказал Юрий, когда еще испытывал этот тип винтовки.

    И сейчас прекрасно понимал нежелание гномов отказываться от барабанных образцов, ибо тоже не хотел, а надо. Скорострельность упала на порядок. Если из «медведя» можно выпустить шесть пуль за семь-десять секунд, то для того чтобы сделать те же шесть выстрелов из затворно-патронной «кикиморы», уходили все полминуты, это при хорошей тренировке. А уж сколько возни с перезаряжанием на каждый выстрел затвор-патрона!

    Гномы ругались, плевались, просили оставить им «медведей», но князь был непреклонен, понимая, что если показать миру сейчас револьверные винтовки, то они потеряют всю прибыль, ибо затвор-патронную модель очень быстро начнут копировать все кому не лень. Даже более того, предполагалось, что клану придется за чисто символическую цену продать лицензию на производство этих более примитивных винтовок подгорным гномам. Да и людям тоже. Хотя все понимали, что люди точно ничего не купят, а будут гнать кустарный контрафакт. Так что пусть гонят примитив.

    Юрию также пришлось перевооружиться новым образцом, как и оснастить винтовками своих товарищей Зарлона и Тарда. Они тоже отправились в поход, хотя могли этого не делать, но с таким оружием и в таком мощном отряде они чувствовали себя в безопасности. Только Лолт остался на хозяйстве.

    Если Зарлон — бывший солдат и, несмотря на возраст, приучен к походам, остался подтянут и жилист, все еще был достаточно вынослив, то Лолт уже не тянул. Рыхловат. Прошлые приключения его изрядно измотали. Так что этот бывший ополченец остался на хозяйстве. Там тоже нужна крепкая мужская рука, для пригляда. Ну а Тарду, понятно, дома, несмотря на молодую невесту, не сиделось. Шило в одном месте кололо…

    Также, по логике вещей, следовало отказаться от револьверов. Принцип-то работы тот же. Но тут уже сам Медведев, хорошо подумав, решил, что делать этого не стоит. Своя шкура дороже всяких там секретов. Если враг все же каким-то образом подберется к ним достаточно близко, то лучше наплевать на тайну технологии и выкосить его частым огнем. Тем более что револьверы спрятаны в глухих кобурах, их там не видно, если не светить почем зря, в то время как винтовки носятся открыто за спиной.

    Но самой большой бедой перевооружения оказались боеприпасы. Если к «медведям» можно взять четыре (и больше) дополнительных барабана, и они свободно помещались в четырех (или сколько нужно) кармашках на поясе, то с «кикиморами» вышла та еще канитель.

    Во-первых, те же шесть затвор-патронов весили, как три барабана, то есть по массе они явно проигрывали.

    Во-вторых, затвор-патроны занимали много места, и простого пояса, для того чтобы носить с собой достаточное количество «выстрелов», уже не хватало. В итоге отряд гномов, да и люди тоже, выглядели как какие-то революционные матросы с крест-накрест переброшенными ремнями с затвор-патронами. Разве что бескозырок да тельняшек не хватало.

    Юрию было бы смешно смотреть на это, если бы самому не было так неудобно и тяжело.

    В-третьих, на практике выяснилось, что если отстрелянные барабаны еще можно аккуратно вложить в пустой кармашек без большой потери скорости перезаряжания, то с отработавшими затвор-патронами приходилось действовать более грубо, то есть просто бросать под ноги и собирать уже потом, после боя, а это весьма неудобно. Мало ли как бой повернется? Ладно, если будет победа, можно будет спокойно вернуться на стрелковые позиции и все собрать. А если придется спешно отступать? Тут уже станет не до сбора ценных элементов оружия. А их запасных не так чтобы много взяли.

    — Что по пушкам и пулеметам?, — спрашивал совета перед выходом глава клана.

    — Да уж, вопрос…, — призадумался Юрий. — Пушки надо брать однозначно. Хороший выстрел картечью, да еще залпом сразу из двух-трех, никогда не помешает, да и снарядами ворота можно выламывать. А вот пулемет…

    Князь Дарвл тоже хорошо задумался. Как иногда выражался человек, «светить» таким оружием не хотелось ни перед людьми, ни тем более перед гномами с эльфами. Само это оружие может стать причиной нападения на их клан, если не сразу, то после войны с империей точно. Ибо такое оружие это сила, а сильных никто не любит, их стараются задавить, тем более что как-либо передавать секрет пулемета никто не собирался — это тайна клана.

    — В бою все может понадобиться, — все же сказал князь.

    — Верно, — кивая, согласился Медведев. — Не хотелось бы, когда прижмет, оказаться без такого убедительного аргумента. Но я все же рекомендую пользоваться им только в самом крайнем случае.

    — Естественно!

    — Тогда берем.

    — Сколько?

    — Не больше двух, — сказал Юрий. — Как и пушек.

    — Хорошо…

    — Спрячем их в крытых фургонах… Да, именно в крытых фургонах… тачанки, блин, — усмехнулся Медведев. — Если и придется ими работать, то никто ничего не увидит и не поймет. Решат, что магия какая…

    — Минометы?

    — Смысл?, — пожал плечами Юрий. — Ту же функцию по забросу навесом снарядов выполняют обычные катапульты. Зачем нам лишнюю тяжесть таскать?

    — И то верно. Мы и так слишком много всего нового везем.

    — Вот именно.

    * * *

    Маленький отряд, состоящий из пяти десятков гномов, трех человек и пяти крытых фургонов, приблизился к большому военному лагерю, разбитому в центре герцогства Рэйстор, что выбрали местом сосредоточения союзных войск.

    С невысокого холма, у которого стоял лагерь, его было хорошо видно. Осенняя распутица превратила место стоянки в месиво грязи, в котором между линий палаток по своим делам перемещались сотни человек, кто на своих двоих, рискуя потерять сапоги в особенного густой и липкой луже, кто верхом на лошадях. Служивые люди старались как можно быстрее убраться с пути всадника, чтобы щедро летящая из-под копыт грязь не забрызгала их с головой. Получалось далеко не у всех. Кто-то под хохот вовсе поскользнулся и измазался как свинья. Иные разъезжали на небольших повозках, развозя по отрядам провиант, пиво и вино.

    Понятное дело, что не обошлось без маркитантов всех мастей. Тут и там кучковались публичные дома на колесах с женщинами легчайшего поведения. Судя по характерной качке некоторых из них, без клиентов они не обходились.

    Чуть в стороне от лагеря бывалые десятники гоняли кое-как оснащенное и вооруженное ополчение. Сотни крестьян отрабатывали основные стойки и удары. Научить их за короткое время чему-то вряд ли было возможно. Это понимали все, от командования до самих ополченцев, потому учеба шла ни шатко ни валко, несмотря на грозные крики инструкторов, подзатыльники и пинки.

    «Мн-да, толку от них, — невольно подумал Юрий. — Мясо. Массовка она и есть массовка. А вот если дать им винтовочки! Тогда совсем другой коленкор бы получился!»

    — Бр-р, — скривился князь Дарвл, узрев лагерь. — Я туда не поеду. Утонем с головой…

    — В сторонке встанем, — предложил Медведев. — Вон там вроде неплохое место. Возвышенность. Даже странно, что никто не занял.

    — Действительно. Двинулись…

    Но чтобы добраться до приглянувшейся возвышенности, предложенной Юрием, пришлось пройти через натуральное вонючее болото. Тяжелые повозки, везущие пушки, пулеметы, порох и сто винтовок на продажу, намертво застряли в грязи. Даже гномам пришлось изрядно постараться, чтобы с руганью вытащить их и продолжить путь.

    — Как они вообще воевать собираются?!, — удивился молодой Тард.

    Причину его недоумения поняли все. В такие времена года поздней осенью, зимой и ранней весной старались не воевать. Мало того что грязь, так еще и болезни всякие, связанные с сыростью и холодом, цепляются. И хоть лечить их легко, магия все же, но кто ж захочет целебные амулеты, что могут понадобиться для исцеления от тяжелой раны, тратить на лечение обычной простуды? Да и магов мало, все в империю сбежали за лучшей долей.

    — Союзники торопятся разделаться с претендентом в боги, пока он не обрел еще больше силы и не захватил оставшиеся человеческие государства, — решил ответить Юрий после долгой паузы, когда Тард уже решил, что его вопрос останется без ответа. — Сейчас еще независимые королевства и прочие домены могут выступить на стороне инородцев, а не против них. Они торопятся, чтобы в конечном счете не случилось войны людей против инородцев: эльфов и гномов. Если люди будут и по другую сторону, то свести войну в такую плоскость чисто расового противостояния уже не получится, и это ослабит мага Андра. Ведь одно дело война людей с людьми при участии инородцев, и другое дело война рас. Тут уже, каким бы плохим ни был диктатор, люди объединятся под его началом против инородцев, особенно если власть проведет соответствующую информационную кампанию. Такова психология.

    Маленький отряд гномов провожали с кривыми ухмылками. Оно и понятно, всего пять десятков бойцов с какой-то ерундой за спиной. Разве могут они представлять реальную силу? Конечно же нет. То ли дело три полка по тысяче человек герцога Рэя (ну и пусть половина состоит из ополченцев) и пять сотен тяжелой латной кавалерии. Или вон три сотни лучников из эльфийских полукровок под командованием самого настоящего эльфа. Вот это действительно сила!

    Привели свои дружины и ополчение бароны, как вассалы герцога Рэя, так и независимые. Даже самое захудалое баронство, как выяснилось позже, привело людей больше, чем насчитывал отряд гномов. Но тут уже скорее сказалось нежелание людей сидеть у нищих хозяйств и возможность поправить свое благосостояние за счет военных трофеев. Люди такие существа, что всегда надеются на халяву. Ну а то, что их могут убить в первые же минуты боя, они старались не думать — на все воля богов.

    Неожиданно много оказалось наемников. Где-то под тысячу. Юрий с легкостью узнал зелено-черный штандарт старого знакомца Варна. Похоже, они сюда стеклись со всей округи. Большинство выглядело чистыми разбойниками. Может, они ими и являлись, а служба стала единственным шансом избежать каторги в рудниках.

    Поначалу удивляло то, за счет чего они здесь кучкуются. Герцог вряд ли мог позволить себе такие траты, наемники стоят недешево, а ему еще свою армию содержать надо. Но после пары минут раздумий пришел очевидный ответ: деньги на наемников, да и на прочие накладные расходы, дали гномы и эльфы. Слишком уж они напуганы появлением претендента в боги, да еще такого, так что не пожалеют золота, чтобы его свалить, иначе свалят их для подзарядки камней силы.

    В итоге армия, сосредоточившаяся в герцогстве, насчитывала почти десять тысяч разумных. Половина по своему оснащению, вооружению и умению обращаться с оружием, конечно, никуда не годится, но все же это сила, на которую противнику придется обратить внимание.

    «И сколько сейчас таких армий собирается на границах с империей?» — подумал Медведев.

    Что касается снисходительных, презрительных и прочих взглядов, то гномы плевать хотели на все взгляды в их сторону и шли с гордо поднятыми головами. Они знали себе цену.

    Поставив фургоны и распряжа лошадей, они неспешно поставили палатки и запалили костры, чтобы приготовить горячую жидкую пищу, а то от сухомятки уже животы крутило, до запора недалеко.

    — Ну что, пойдем, доложимся командующему, — сказал князь, призывно махнув Юрию.

    — А я там зачем?

    — Советником будешь. Куда уж мы теперь без тебя?!

    Делать нечего, пришлось идти в эту лагерную грязь, через поле из нечистот (сортиры никто делать и не думал даже, видимо, долго задерживаться на одном месте не предполагалось. Но боги рассудили чуть иначе, хотя Андрей утверждал, что их в этом мире нет, и пришлось подзадержаться, видимо, как раз в наказание за нечистоплотность), где в самом центре стоял большой пестрый шатер с герцогским знаменем.

    — Приветствую, князь Дарвл, приветствую, — вышел навстречу гному герцог Рэй.

    — И я вас приветствую, ваша светлость…

    — Проходите… присаживайтесь.

    Гости зашли в шатер и устроились на предложенных раскладных стульчиках перед круглым столом, заставленным всяческими яствами. Слуги подали кубки с вином.

    — И сколько же вы привели воинов, князь?

    — Пять десятков…

    — Хм-м…, — не дал продолжить герцог. — Не много…

    — Что поделать, ваша светлость, — пожал Дарвл плечами. — Наш клан невелик. И потом недавно на нас совершили нападение орки. Погибло очень много воинов…

    — Да-да, наслышан… Сочувствую… Проклятые зеленомордые твари… Как бы они не повторили нападение, пока мы будем воевать с империей. Земли останутся практически без защиты.

    — Не думаю, что они рискнут на повторный набег, — усмехнулся князь.

    — Вот как? Почему? Странно, что они не прошли к нам, через ваш анклав…

    — Потому что они потеряли слишком много своих воинов. Наш клан оказался им не по клыкам. Мы им эти клыки здорово пообломали!

    — И сколько же они потеряли?, — заинтересовался герцог.

    — Порядка пяти-шести тысяч из десяти. Это только убитыми. Мы замучились их хоронить. Чуть весь лес целой долины не спалили. Неделю дышать невозможно было.

    — Из десяти тысяч?!, — изумился герцог.

    — Из десяти, — кивком подтвердил князь. — Я не преувеличиваю. Это был очень серьезный набег сильнейших племен.

    — А скольких при этом потерял ваш клан?

    — Больше восьми десятков.

    — Хм-м, — усомнился герцог Рэй. — Я ни в коей мере не хочу обижать вас своим сомнением в силе и умении воинов вашего клана, но соотношение все-таки слишком велико… Хорошо, если размен идет один к одному — это считается отменным результатом. Хотя обычно на одного орка приходится до трех человек. А уж чтобы так!

    — Это так. Но у нас есть оружие, что весьма хорошо не то что равняет, но весьма увеличивает шансы. Так что не смотрите, что нас пришло всего пять десятков, мы стоим пяти сотен, а то и тысяч, — не сдержался князь от хвастовства.

    — Даже так?

    — Истинно так.

    — Что ж, я очень рад, князь…

    — Я вижу, что вы не до конца поверили мне, ваша светлость, это может плохо сказаться на общем планировании сражения. Но думаю, небольшая демонстрация все покажет.

    — Было бы неплохо, князь, а то я и вправду не знаю ваших возможностей.

    — Тем более что мы привезли сотню образцов нашего чудо-оружия для продажи по очень умеренным ценам, как для наших союзников в тяжелый период для всех нас. Сотня ваших воинов, что сейчас месит грязь за лагерем в тщетной попытке научиться хоть чему-нибудь, чтобы не столько сразить врага, сколько самим выжить на поле боя, станут очень серьезным противником для имперских легионеров.

    — Хм-м… И сколько стоит это чудо-оружие?, — поинтересовался герцог, все же впечатлившись описанием перспектив превратить расходный материал в реальную силу.

    — Давайте пока не будем о ценах, — ушел от ответа князь Дарвл. — Давайте для начала устроим демонстрацию, а уже потом поговорим о цене.

    — Что ж, это справедливо.

    — Когда вы будете готовы посмотреть на наши возможности?

    — Да хоть сейчас!

    — Тогда не будем терять время, ваша светлость!, — встал Дарвл, ставя кубок с вином на стол.

    — Идемте, князь, — согласился герцог Рэй. — Вы меня весьма заинтриговали, так что я уже ни о чем другом думать не смогу!

    «И на кой фиг меня было тащить сюда?!» — закатил глаза Юрий, представляя, что ему сейчас придется снова тащиться через месиво.

    * * *

    Маленький отряд гномов, пока князь ходил к герцогу, успел поужинать и потому построился по первому приказу.

    Князь, взяв свою винтовку затворно-патронного типа, показал ее герцогу.

    — Вот то оружие, о котором я говорил, ваша светлость. Этим оружием сможет научиться владеть самый тупой крестьянин всего за пару дней и стать грозой имперских легионеров.

    — Хм-м…, — повертел в руках оружие герцог Рэй. — И как же оно действует?

    — Сейчас покажем.

    Гномы оказались проворными ребятами, они еще загодя подготовили дощатые щиты-мишени для демонстрации, и пока герцог с умным видом тупой обезьяны рассматривал винтовку, расставили мишени на треногах в полусотне метров от позиции.

    Князю Дарвлу осталось только скомандовать:

    — В две шеренги становись! Первая на колено! Целься! Первая, пли!!!

    Залп из двадцати пяти винтовок прогремел на всю округу. Лошади взбрыкнули от испуга даже в лагере и посбрасывали седоков, если оные сидели на их спинах, в грязь.

    Сопровождающие, да и сам герцог отскочили в сторону, едва сохраняя лицо, хотя было видно, что они в ужасе.

    В мишенях зияли первые внушительных размеров пробоины.

    — Вторая — пли!

    Новый залп стоящих на ногах гномов уже стал отламывать от щитов целые куски.

    Первая шеренга тем временем спешно перезаряжалась, и после очередного приказа князя строй разразился третьим слитным залпом. Потом бабахнул четвертый, пятый, шестой…

    На десятом залпе от щитов-мишеней не осталось ничего, кроме щепы.

    — Ну как, ваша светлость, вам понравилось?!, — прокричал князь Дарвл.

    — Что?!, — заорал в ответ несколько оглохший герцог Рэй.

    — Понравилось, спрашиваю?! Впечатляет?!

    — О да! Впечатляет! Очень впечатляет! Теперь понятно, как вы расправились с этими мерзкими отродьями!

    — И как, стоят они двухсот золотых?!

    — Стоят!, — интенсивно затряс в согласии головой герцог.

    — У нас как раз сто винтовок, сработанных для людских рук!

    По знаку князя Тард подал свою винтовку десятого калибра. Меньше пока не получалось. В том смысле, что производить массово. Сверла по-прежнему ломались слишком часто.

    Гномы пользовались все тем же двенадцатым-тринадцатым калибром, правда, использовали подкалиберный боеприпас. Такая пуля пусть сложнее и дороже в производстве, но за счет большего количества снаряжаемого пороха, да еще уменьшаясь до девяти миллиметров после сброса медной оболочки, летела быстрее и дальше.

    Ну, должно же быть хоть какое-то преимущество у гномов перед продаваемым на сторону оружием. Правильная тактика в общем-то. Мало ли как там в дальнейшем повернется и против кого сможет обернуться это оружие…

    Что касается цены, то князь завысил ее вдвое. Изначально предполагалось продавать винтовки по сотне золотых, цена очень мощного боевого одноразового амулета с самонаведением на цель. (Хотя реальная продажная стоимость даже таких «кикимор» в любое другое время была бы как минимум в десять раз выше. Но сейчас идет война, и надо заинтересовать союзников в новом оружии в том числе и низкой ценой.) Но видя восторг герцога, князь не смог сдержать свою гномью сущность и загнул цену вдвое. Тем более что винтовки «многоразовые». А ведь еще пули чего-то стоят, не говоря уже про порох. Не бесплатно же его раздавать. Но тут цена божеская, один выстрел оценили в бронзовый этал. Так что двести золотых эталов это еще дешево.

    — Желаете опробовать?

    — Н-нет, пожалуй…, — отказался герцог, опасаясь опозориться, хотя по глазам видно, что пострелять он очень хочет.

    К месту стрельбища тем временем подтянулось дворянство, наемники, с интересом высматривая и выспрашивая у свидетелей, что тут собственно только что происходило, тоже заинтересованно поглядывали на вооружение гномов.

    Герцог этот интерес тоже заметил и поспешил заключить сделку:

    — Что ж, я покупаю у вас все винтовки… но думаю, можно организовать скидку за приобретение столь крупной партии?

    — Конечно, ваша светлость, — легко согласился князь. — Сто пятьдесят за винтовку и они ваши! Еще по десять за ящик пороха с ящиком пуль на каждую, а инструктора, что научат ваших солдат обращаться с этим оружием, — указал глава клана на Зарлона и Тарда, — бесплатно.

    Герцог, чуть подумав, цена вырисовывалась довольно внушительная, согласился. Все равно деньги приходилось тратить не свои, а покупал для себя.

    — Куда везти товар?

    — Пока никуда. Я сейчас пришлю к вам сотню будущих стрелков, они разместятся вместе с вами, и уже тут им отдадите оружие и заодно научите обращению.

    — Как скажете, ваша светлость, — согласился князь, довольный удачно проведенной сделкой, ну а то, что придется чуть помучиться от постоянных выстрелов, так оно того стоит.

    Снова пришлось тащиться в основной лагерь, правда, уже на повозке и не вдвоем, а под охраной из пяти гномов. В шатре герцог расплатился за винтовки и боеприпас к ним.

    — У вас только сотня винтовок?, — поинтересовался герцог, следя за тем, как казначей с недовольным лицом… явно гномий полукровка, не иначе как еще контролер-соглядатай подгорных гномов, вынимает и передает князю кошели с золотом из обитого железом сундука, явно еще и зачарованного.

    Князь пересчитывать деньги не стал, даже не столько из-за того, чтобы не обидеть герцога, сколько потому, что он как гном прекрасно чувствовал вес и мог определить количество лежащего в кошелях золота вплоть до монетки.

    — Пока да. Производство винтовок только начато, и мы делаем их по десятку в день.

    — Вот как… И когда можно ждать следующей партии?

    — Следующая партия придет через неделю, ваша светлость…

    — Хм-м, жаль…

    — Почему, ваша светлость?

    — Мы выступим явно раньше.

    — А из-за чего собственно задержка, позволено ли мне будет узнать?

    — Ждем семьсот лучников из княжества Далион. Но думаю, с вашим оружием в них уже нет особой надобности…

    — Ну, лучники лишними тоже не будут, — заметил князь Дарвл.

    — Верно.

    — А какова собственно наша цель, ваша светлость?, — поинтересовался стратегическими планами князь.

    — Первоначальной целью будет бывшее королевство Ромонгар. Захватив его, произведя соединение с Тройственным союзом на севере, мы тем самым отсечем от империи еще четыре западных провинции… то есть бывших королевств. Они как раз вытянутся одно за другим до самой Пустоши. А потом совместными усилиями очистим их от имперских войск.

    «В свое время Андрей наверняка инициировал их захват как раз в надежде на соседей, что попытаются вмешаться, и рассекающим ударом отделить такой с виду беззащитный и лакомый кусок. Это в свою очередь спровоцировало бы кровопролитную рубку…, — подумал Юрий, вспоминая карту империи и сопредельных государств. — И вот, похоже, его планы сбываются. Правда, вряд ли он рассчитывал на то, что в дело так быстро вступят гномы и эльфы. Но своего, так или иначе, он все равно добился…»

    — …Думается, что больших проблем не будет. Подкрепления имперским легионам получать станет неоткуда…, — засмеялся герцог. — А потом ударим по основному телу империи!

    — Ясно, — кивнул князь, получив последний мешочек с золотом и взвесив его в руке. Все оказалось в порядке, и он перекочевал в сундук походной казны. — Что ж, ваша светлость, жду ваших солдат для обучения стрельбе из огнебойного оружия. И уверяю вас, первый, кому мы предложим следующую партию винтовок, где бы она нас ни настигла, будете вы. И да, чуть не забыл, это небольшой подарок вашей светлости…

    Гном протянул небольшую, уже знакомую Юрию коробочку герцогу.

    — Что это?

    — А вы посмотрите.

    Герцог так и сделал, после чего его глаза сильно округлились?

    — Часы?! Такие маленькие?!!

    Герцог осторожно вытянул из коробки за золотую цепочку золотые же часы.

    — Да, ваша светлость. Это продукция основного нашего ремесла. А не оружейное дело, как многие могли подумать… Часы механические. Магии в них нет, разве что против тех, кто пожелает узнать устройство… ну, вы понимаете, о ком я говорю. Так что, для того чтобы они шли, надо каждый день подкручивать вот этот ключик до упора. Если все же забудете, и они встанут, оттяните ключик до легкого щелчка, подведите стрелки времени, верните ключик в исходное состояние и заведите.

    — О! Благодарю, князь! А бойцы будут не позже чем через полчаса.

    Через час, когда подошло сто человек из ополченцев (герцог оказался достаточно умен, чтобы не переводить в стрелки своих гвардейцев профи в рубке на мечах), после тщательного, многократно повторенного инструктажа и демонстрации снаряжения затвор-патронов, рядом с лагерем гномов забухали первые выстрелы.

    * * *

    Лучники из княжества эльфийских полукровок Далион подошли на следующий день к обеду, и по лагерю объявили распоряжение герцога, чтобы все были готовы к утреннему выступлению.

    Во время похода объявились маги, до этого практически безвылазно сидевшие в своих палатках и чего-то там колдовавшие. Всего двадцать человек. Более-менее внушительными выглядели маги герцога, мастер Патир и пять его учеников, присоединившихся к армии, когда она проходила мимо столицы герцогства.

    Остальные четырнадцать магов, кормившихся со стола мелких владетелей, то есть графов и баронов, впечатления не производили. Владетели держали этих хануриков, наверное, только для понта, дескать, есть у меня личный маг, завидуйте. Все в какой-то непритязательного вида одежде, тусклыми лицами… Сразу видно, они не способны ни на что, кроме балаганных фокусов. Знахари, одним словом.

    Собственно больших надежд на них никто не возлагал. Если уж даже имперские вербовщики на них не позарились, это о чем-то да говорит. Смогут помочь раненым хотя бы зельями, не то что магией, при этом не отравив, уже хорошо.

    И это на десять тысяч человек! В то время как в имперском легионе двадцать магов обслуживали когорту из пятисот воинов. Что называется, почувствуйте разницу.

    Гномов вообще маги не сопровождали. У клана он только один и остался в цитадели. Рисковать мастером Морлдом никто не собирался. Хватит и того, что он, работая как проклятый, оснастил всех мощными защитными и целебными амулетами. Для боевых его сил уже не хватило. Да и не нужны они.

    Имелось, правда, еще двадцать магов-эльфов, двигавшихся с полукровками. Но и они ни большой силой, ни умениями не отличались, о чем свидетельствовали белые и серые воротники на их зеленых халатах-кимоно.

    Во время движения к гномам то и дело подъезжали дворяне, командиры наемников, в том числе и Варн, очень интересуясь новым оружием, видя, что его можно приобрести. В прошлый раз-то он обломался. Винтовки да еще «медведи» в принципе не продавались. К тому же с него и его людей взяли клятву о новом оружии гномов не болтать. А эти хоть и проще, но тоже вещь.

    — Я бы и рад, приятель, продать, — кивал Варну Юрий, — да объемы производства подводят. Герцог опять же все ближайшие партии для себя зарезервировал. А у тебя что, деньги есть? Двести золотых стоит. Потом, еще порох и пули.

    Большого желания продавать винтовки этим наемникам-разбойникам у Медведева не было.

    — Ну-у… дороговато, конечно, — замялся наемник. — Но для себя всяко найду. В том твоем походе в земли гоблинов, когда черепки искали, да и недавний заказ тоже хорош был, так что я хорошо приподнялся.

    — Обещаю, как только герцог оснастит свою армию винтовками, сразу же дам тебе знать, что есть ствол на продажу.

    — Вот спасибо!

    И так постоянно. Отъезжал один, сразу же подкатывал другой. Многих, конечно, отпугивала цена, но иные готовы были платить, понимая, что за таким оружием будущее, и оно позволяет хорошо сократить дружину из полутора-двух сотен до трех-пяти десятков, на которую тоже немалые деньги уходят.

    Когда проезжали мимо столицы герцогства, к отряду гномов подъехал старый знакомый Юрия — банкир, мастер Гармин.

    — Приветствую, уважаемый Юрий…

    — И вам здравствуйте.

    — До меня дошли слухи, что…, — видимо, гном хотел и дальше выражаться витиевато, намеками и двусмысленностями, но потом увидел легкую ухмылку Медведева и князя Дарвла, плюнул на это дело и заявил прямо, как настоящий гном: — Вы нарушили договор.

    — Это который?

    — У нас только один договор о передаче технологии производства пороха, без права передачи ее иным лицам. И что я узнаю?! Оказывается, вы продаете порох герцогу и этим… гномам. Это ли не нарушение?!!

    — Хм-м… а ничего, что я жив?

    — Хм-м, — смутился банкир, поняв, куда клонит человек.

    — То-то и оно. Как видите, я жив, а значит, формально ничего не нарушал. Магическая клятва не сработала.

    Это несколько сбило банкира с толку, и он потерянно произнес:

    — Но как же так…

    — А вот так. Эти… гномы производят другой порох — бездымный, и его формула, как и технология производства, значительно отличается от той, что дал вам я.

    — Но это же!…

    — Договором никак не оговаривается и никак его не нарушает, — закончил за гнома Медведев.

    Гнома можно было понять. Его клан лишился монополии на производство пороха, и теперь цены придется серьезно сбросить. Но хуже всего было то, что их обвел вокруг пальца какой-то человек! И неизвестно, сколько еще рецептов пороха он знает… ведь если есть второй, то и третий может быть, а там и четвертый с пятым!

    — Действительно…

    — Но думаю, то, что у нас с вами всего один договор, это как-то мелко. Надо наращивать объем, расширять сотрудничество…

    — Что вы имеете в виду?, — осторожно спросил банкир.

    — Слышали, наверное, уже о новом оружии? Вон у нас за спинами болтается.

    — Слышал и вижу…

    — Предлагаю вам лицензию на производство таких винтовок.

    Гармин сощурился, видимо, история с порохом не прошла даром, и он всерьез задумался: а нет ли и здесь подвоха.

    Подвох, конечно же, был, потому Юрий не стал тянуть кота за причинное место и честно сказал:

    — Да, эта модель простая, я знаю лучше, но ведь и производить это оружие надо не столько для получения прибыли, сколько для общей пользы. Нам ведь главное свалить претендента в боги, мага и диктатора Андра. Потому и лицензия божеская: всего один золотой с экземпляра.

    — Э-э… думаете, что без этого оружия мы не справимся?

    — Уверен.

    — Почему?

    — Да я не понимаю даже, что вы рассчитывали с этой армией сделать!, — воскликнул Медведев.

    — Как что?!, — удивился банкир, еще раз показывая, что банковское дело для него лишь прикрытие, и знает он куда больше. — Нам будет противостоять лишь один Восемнадцатый Логроский легион! Да и то он хорошо помят в боях с Тройственным союзом и сейчас на пополнении. Эта армия его сомнет, как молот букашку на наковальне!

    — Хм-м… честно говоря, я в этом сильно сомневаюсь. Очень сильно.

    — Почему?!

    — Империя воюет уже давно. В легионах полно ветеранов, прошедших сквозь огонь и воду, они закалены в боях. Их выучка намного превосходит ту, что есть у наших солдат, половина из которых никакие не солдаты даже, вчера с вилами по полю ходили, да и сейчас с теми же вилами шагают, только с двумя обломанными зубьями, то бишь копьями. У отдельных подразделений легиона отличное взаимодействие между собой на поле боя. А что у нас? Сброд! Соединения набраны с бору по сосенке, ни о какой слаженности передвижений и исполнения маневров даже речи быть не может. Эта армия способна только на тупую сшибку лоб в лоб без всяких тактических изысков. Так на что вы рассчитывали? На что вы продолжаете надеяться? Да один имперский легион сожрет армию, превосходящую ее в два раза, в один присест. И это без учета таланта генерала. А если вдобавок к этому командующий еще и далеко не дурак, а очень даже грамотный, да подберет хорошее поле, то он может разбить и в три-четыре раза превосходящего врага.

    — Ну, это вы уже преувеличиваете…

    — Думаете?

    Гном крепко задумался, уж больно уверенным был тон человека. А мастер Гармин уже давно научился определять, когда ему говорят правду, а когда врут в глаза. Этот не врал.

    Юрий действительно не врал и мог бы привести пример, когда один римский шеститысячный легион разгромил армию бриттов, по разным данным насчитывавшую от шестидесяти до восемьдесят тысяч человек под предводительством слетевшей с резьбы от бесчинств легионеров Брундики. И все благодаря грамотно выбранному полю боя.

    Варвары-то думали, что загнали легион в ущелье и сейчас размажут его. Как бы не так. Командир легиона сам завел своих людей в ложбину, окруженную крутыми склонами и лесом за спиной, тем самым не дал противнику себя окружить, а уж в лобовой-то рубке превосходно оснащенные легионеры-профи порубили чуть ли не половину бриттов, а остальных разогнали чуть ли не пинками, да так что они потом собраться снова уже не смогли. А потом уже и собираться стало некому, после тотальной зачистки всей Южной Англии.

    Побили так много, потому что самонадеянные варвары сами отрезали себе путь к отступлению, расставив у себя в тылу сотни повозок, на которых с комфортом расположились зрители, состоящие из жен и детей воинов, приготовившихся смотреть «ток-шоу» под названием «Истребление римлян» с участием своих мужей, братьев и отцов в главных ролях. Это-то их всех и погубило, образовался затор, и римляне хорошенько порезвились во всех смыслах, сначала покромсав мужиков, а потом оприходовав баб.

    — Думаю. Это не учитывая еще магическую составляющую, коей мы откровенно не блещем. Так что единственный способ одолеть противника это применение против него нового оружия. Вот такого, как у нас.

    — А там что?, — указал глазастый банкир, по совместительству резидент гномьей разведки (вопрос только в том, чисто клановой или общей), на кобуру.

    — Секрет.

    — Что ж… я передам ваши соображения и предложение о лицензионном производстве этого оружия…

    — С нетерпением буду ждать ответ, — кивнул Медведев.

    Гном кивнул в ответ и повернул обратно в столицу, слать факсы в Подгорное царство.

    Глава 13.

    На третий день пересечения границы с империей армия встала на очередную ночевку, а вестовые стали собирать командиров отрядов на совет к герцогу Рэю.

    Пошел и князь Дарвл, не забыв прихватить с собой Юрия Медведева. На этот раз он не сопротивлялся. Бесполезно.

    «Хм-м, неправильный я какой-то попаданец, — подумал Юрий с усмешкой, вместе с главой клана направляясь к шатру, к которому подтягивались прочие приглашенные герцогом люди и нелюди. — Все попаданцы командуют армиями, за короткий срок выбиваясь в генералы или формируя свои собственные наемные армии, становясь дворянами и прочими влиятельными лицами, Андрей вон тоже императором-диктатором заделался, один я оказался жалким советником у мини-клана гномов…»

    Впрочем, командовать армиями и чего-то там завоевывать, тем более обороняться не особо-то и хотелось, то есть совсем не хотелось. Хватило массированного нападения орков, чтобы понять, что война то еще дерьмо.

    В герцогский шатер набилась такая куча народа, что яблоку негде было упасть. За стол, тесня друг друга, помимо самого герцога, а также его мага, присели только особо родовитые приближенные, приведшие самые большие отряды, человек десять и эльф — командир лучников-полукровок.

    Исключение разве что составлял князь Дарвл. Его отряд хоть и мал да удал, с таким-то оружием. Это еще никто не в курсе про пушки. Тем более про пулеметы. Вот сюрприз-то для всех будет, для кого приятный, а для кого не очень.

    Юрий пристроился за его спиной, так что мог рассмотреть расстеленную на столе карту какой-то местности, от руки рисованную на плотной серой бумаге, площадью метр на метр.

    С топографией картографы особо не заморачивались и просто рисовали, где есть что, условными значками.

    Холм? Значит, можно нарисовать бугорок. Цепь холмов — цепь бугорков. Возвышенность — бугорок в корявом круге или овале, и так далее, в зависимости от формы этой возвышенности. Высоты, понятное дело, не отмечались не то что на таких вот сделанных под случай карт, но даже на общих.

    Лес обозначался несколькими елочками и палочками с «шапками», в зависимости от типа леса, хвойного или лиственного, в соответствующей форме периметра.

    Река, ну тут просто линия без всяких волн и прочих рыбок. А вот море или озера, там да, с рыбками и корабликами.

    Итак, карта на столе герцога показывала местность в виде поля по центру неизвестной площади, ибо масштаб не приведен. Может, километр, а может, и все десять.

    По правую сторону от поля, с какой именно стороны света не понять, ибо тоже не обозначено, раскинулся хвойный лес, если верить «елочкам». За ним горы.

    Слева протекала река, за ней снова лес.

    Спереди какие-то холмы. На них непонятные значки. Какие-то квадратики, треугольники, кружочки, заштрихованные ромбики.

    Лишь минуту спустя Юрий понял, что так обозначен военный лагерь противника. Но что есть что, он ни в зуб ногой. Он даже гадать не стал. Все равно сейчас все скажут.

    Глупо было бы надеяться, что имперская разведка прозевает формирование на ее границах более чем десятка армий. Они и не прозевали, а потому легионы ждали армии вторжения, можно сказать, с распростертыми объятиями. Объятия, конечно, специфические, то есть способные удушить, раздавить и разорвать на части «дорогого гостя».

    Вот и так называемую освободительную армию под командованием герцога Рэя ожидал теплый прием в лице Восемнадцатого Логроского легиона.

    Герцог подтвердил догадки Медведева, сказав:

    — Господа, я собрал вас, чтобы донести до всех сведения разведки. На нашем пути встал Восемнадцатый легион. Обойти его, как вы видите, нет никакой возможности. Но разве мы шли сюда, чтобы обходить врага или сражаться с ним?!

    — Сражаться!, — вскричали собравшиеся дворяне, потрясая в воздухе кулаками.

    — Вот именно. Но надо отметить, что враг занял выгодную позицию и, как я полагаю, будет играть от обороны.

    — Плевать! Мы размажем их!, — рыкнул кто-то в толпе «стоячих».

    — Непременно, барон Генкер. Мы заставим их перейти в наступление, или они все погибнут, не сходя с места, — сказал герцог, глянув на гнома.

    — Сколько их, ваша светлость?, — спросил еще кто-то из дворян.

    — Правильный вопрос, граф де Жакс. По данным разведки, легион насчитывает около шести тысяч человек…

    В толпе пронесся пренебрежительный гул. Армия «освобождения» насчитывала уже двенадцать тысяч разумных.

    Герцог, дождавшись тишины, продолжил:

    — Легион успел восстановить свою численность. Сейчас он насчитывает четыре тысячи пехоты, пять сотен лучников, пять сотен кавалерии и даже усилен тысячей ополчения. И надо отметить, что, в отличие от нашего ополчения, имперские ополченцы облачены в хорошие кольчужные рубахи на толстой коже, шлемы, пусть и облегченные, и вооружены стандартным мечом и щитом.

    «Так что если поставить их против ополченцев-освободителей, то имперские разметают их вмиг», — понял мысль герцога Юрий и был с ним согласен, как и большинство собравшихся.

    На этот раз в палатке повисла тишина.

    — Все равно нас больше и мы их раздавим!, — снова крикнул горячий барон Генкер.

    — Да, для того мы сюда и пришли, и даже переоснащаем свою армию новыми образцами оружия, — кивнул герцог, снова глянув на князя Дарвла. Его люди пару дней назад получили еще сто экземпляров винтовок.

    — А сколько у них магов, ваша светлость?

    — Стандарт для имперских легионов. Надо еще отметить четыре катапульты, что стоят в лагере, — указал командующий на четыре треугольничка с палочкой на вершине.

    «Так это катапульты…, — понял Медведев. — А ромбики что? Кавалерия или лучники? Их тут по пять сотен, это если счет ведется сотнями. Ну да, вон квадратиков как раз сорок штук… А кружочки? А…»

    — И они могут доставить нам весьма большие неприятности. Горшки с маслом расстроят наши порядки и как пить дай обратят в бегство ополченцев, и уже никакое огнебойное оружие не поможет выиграть битву. А магов у нас слишком мало, чтобы отразить такую угрозу, это не считая того, что им придется как-то сражаться с магами имперцев…

    Магистр Патир не стал ничего говорить, только кивнул головой.

    Юрий отвлекся от сопоставления условных обозначений и тронул гнома за плечо. Тот глянул на своего советника и кивнул, поняв, о чем намекнул ему человек.

    — Думаю, ваша светлость, мы сможем справиться с этой угрозой, — сказал князь.

    — Как?

    — У нас есть пушки…

    — Что?

    — Ну… это что-то вроде больших винтовок. Мы сможем разбить катапульты противника. И прошу прощения, что раньше не рассказал вам об этом оружии… оно пока не на продажу, потому как на данный момент не производится. Есть только два экземпляра, что мы на всякий случай взяли с собой.

    — Хм-м…, — чуть скривился герцог от того, что не обладает всей полнотой информации об вооружении армии, но потом все же оттаял лицом и кивнул. В конце концов, чего от гномов еще ожидать. Вечно все в секрете держат. Не могут они иначе. — Хорошо, князь. Я очень надеюсь на ваши… пушки. Даже, наверное, хорошо, что вы о них ничего не говорили, значит, и имперцы будут не в курсе, а то подготовили что-нибудь еще.

    «Сомнительно, что не в курсе, — подумал Юрий. — Диктатор наверняка поведал своим генералам все, что можно ожидать от нас. Разве что они конкретно сейчас этот момент не учли, ибо просто не сталкивались и просто не знают, чего ожидать, слова — одно, а опыт — совсем другое. Ну да посмотрим. Не стоит все же недооценивать противника».

    — Утром выступаем.

    Приглашенные стали расходиться.

    * * *

    Несмотря на ускоренный марш, точнее тщетную попытку его ускорить по осенней слякоти, несмотря на безоблачную погоду и солнышко, дороги сохнуть отказывались, армия вышла к выбранному имперцами полю предстоящего боя только к позднему ужину. Еще немного, час-полтора, и солнце сядет.

    Имперцы встретили появление противника в полной боевой готовности. Там на возвышении, где суше, ровными коробочками выстроились легионеры, выстроив стену из однообразных синих щитов. Через равные промежутки колыхались флажки, в центре болтался штандарт легиона. Позади стояли четыре катапульты. На флангах скопилась кавалерия.

    Что делать? Конечно, битву, если ее начать прямо сейчас, можно закончить до темноты, рукопашка без заумных маневров долго не продлится. Но это значит, что в бой нужно идти, что называется, с марша. Люди устали, им нужен отдых. Если его не обеспечить и повести в атаку на полных сил легионеров, то это заведомый проигрыш.

    Но и имперцы вряд ли будут сидеть и смотреть на противника, готовящегося ко сну на другой стороне поля. Напасть на ночной лагерь, это ли не искушение для хорошего командира, умеющего воевать? Это учитывая, что у имперцев отличное взаимодействие между подразделениями. Маги опять же. Так что им такая операция весьма по силам. Армия освобождения в таком случае точно долго не протянет. Дисциплины почти никакой.

    Как бы то ни было, прежде чем армия начала располагаться на своем пятачке земли, по нему полазили маги, выискивая различные магические ловушки, что могли и должны были оставить их имперские коллеги. На это ушло полчаса. Ловушек они никаких не нашли.

    Ну в принципе это понятно. Какой смысл их ставить, если они будут обнаружены. Все-таки магия слишком фонит. Это не мины.

    — Мины…, — пробормотал Юрий. — Интересно, Андрей все же ввел хоть какие-то нововведения в систему вооружения имперской армии или нет? Он знает, что я скидываю здесь технологии, делает ли он ответные шаги, чтобы как-то компенсировать мое вмешательство?

    Ответ могла дать только жизнь.

    Как бы там ни было, но никто ничего не обнаружил и никакие мины не сработали, взрывами вознося магов к небесам.

    Заиграл рожок. Забили барабаны, призывая армию к готовности.

    Герцог все же решил начать сражение прямо сейчас, не желая рисковать и отражать ночные атаки. Очень больно могли ударить имперские маги, учитывая слабость в этом отношении «освободительной» армии.

    Армия через пень-колоду стала выстраиваться. Казалось, если бы сейчас имперцы ударили, то вполне могли бы и опрокинуть эту разномастную толпу. Но они не спешили пользоваться случаем. Да и расстояние приличное, пока подойдут, противник успеет-таки выстроиться.

    Через полчаса мучений, ругани, метаний вестовых, перемещений отдельных групп солдат и ополченцев армия таки построилась. В центре выстроилась пехота. Позади — кавалерия.

    Но впереди пехоты в две шеренги встали две сотни герцогских стрелков а-ля мушкетеров и пятьдесят гномов. Их от стрел закрывали щитоносцы.

    Чуть позади построились полукровки-лучники.

    Дальше шли латники, а в последних рядах — кое-как оснащенные ополченцы.

    Солнце уже практически касалось горизонта.

    Вдруг дважды бухнуло, и спустя пару секунд рядом с катапультами, также готовившимися метнуть в противника зажигательные снаряды, расцвели небольшие взрывы.

    — Недолет, — недовольно проворчал князь. — Маз-зилы…

    — Бывает, — вступился за артиллеристов Юрий. — Первые выстрелы всегда пристрелочные. И потом, может, маги отвели?

    — Может…

    Артиллеристы быстро перезарядили пушки, и снова с секундной задержкой прозвучали два взрыва. На этот раз оба снаряда поразили свои цели. Один снаряд угодил прямо в катапульту, и от нее полетели одни обломки, а второй снаряд ушел с небольшим перелетом и попал в кувшины с маслом. Масло, естественно, разлетелось во все стороны, облив катапульту и ее обслугу, и загорелось.

    Солдаты «освободительной» армии восторженно заорали.

    — Великолепно!, — зааплодировал герцог Рэй, в свите которой пока находились князь Дарвл и Юрий. — Вы точно не хотите продать эти пушки?!

    — По крайней мере не сейчас. Вот если вы дадите заказ, то…

    — Считайте, что вы такой заказ получили!

    — На сколько изделий?, — тут же деловым тоном поинтересовался князь.

    — Минимум на три пушки.

    — Хорошо, ваша светлость. Цена в пятьсот золотых вас устроит?

    — Устроит. Если дадите еще снаряды.

    — Пятьдесят штук к пушке.

    — Договорились!, — протянул руку герцог.

    Засуетились имперские маги.

    Спустя полминуты был произведен третий залп. Вопреки ожиданиям снаряды, как и в первый раз, пролетели мимо.

    — Вот теперь точно маги виноваты, — зло прошептал князь.

    Юрий и сам видел, как снаряд в последний момент вдруг вильнул в сторону от катапульты. Что поделать, снаряды из стали хорошо подвержены магии. Золото на них пожалели и, как видно, напрасно. Но золотые снаряды это ведь реально перебор!

    Не сидела без дела и обслуга имперских катапульт, несмотря на приличную для их механизмов дистанцию, они все же попытались поразить противника облегченными снарядами. В небо по крутой баллистической траектории взмыли два небольших кувшина с маслом, оставляя за собой едва различимый дымок зажженной пакли.

    Магистр Патир с соучениками был к такому повороту событий готов, навстречу снарядам ушла волна тугого ветра, и кувшины, словно ударившись о стену, резко пошли вниз, разбившись в полусотне метров от первых рядов солдат.

    — Если бы не ваши пушки, разбившие две катапульты, то нам сейчас пришлось бы плохо. Магистр Патир работает на пределе сил, — признался герцог. — Как минимум два зажигательных горшка угодили бы в наших солдат. Разве что эльфийские маги подсобили бы…

    Судя по выражению лица, его светлость герцог Рэй в этом сильно сомневался. Эльфийские маги слабые, и единственная их задача — прикрывать полукровок-лучников, не отвлекаясь и не тратя свою силу ни на что другое.

    Артиллеристы-гномы тем временем продолжали вести свою работу, и на шестой залп один снаряд достал-таки третью катапульту, изготовившуюся ко второму выстрелу. Сплоховали что-то имперские маги. Бывает.

    А вот дальше имперские маги работали уже на отлично. Разобрались, что к чему, и все снаряды стали взрываться в воздухе. На подрыв у них уходило явно меньше сил, чем на отклонение. Этот момент Медведеву не понравился особенно сильно.

    «Маги могут самостоятельно детонировать пороховую массу?!, — подумал он, невольно ощупывая себя всего, такого увешанного пороховыми зарядами. — Как же тогда с этим справляются подгорные гномы со своими бомбами? Ну да… можно как-то зачаровать снаряд, чтобы маги не успели добраться до взрывчатки… Чего у нас не наблюдается, и если они детонируют порох в наших патрон-затворах!… Ой, мама, роди меня обратно!!!»

    — Японский бог!!!, — не сдержавшись, во весь голос по-русски воскликнул Медведев, чем обратил на себя внимание герцога и его свиты.

    Остро захотелось избавиться от всего, что содержало в себе порох. То есть стать практически безоружным.

    — В чем дело?, — спросил князь Дарвл.

    — Что?

    — Что ты сейчас кричал?

    Юрий быстро рассказал о своих опасениях, добавив:

    — Вопрос в том, массированное это заклинание, или магам приходится действовать только на один элемент, как в случае со снарядом?

    — Да уж…, — так же напрягся глава клана, осматривая свое оснащение.

    — Или нас от этого могут защитить магические амулеты? Вопрос в том, предотвращают они атаку именно конкретно на человеческое тело или еще и на все, что навешано на этом теле?!

    — Ф-фух!, — радостно выдохнул гном и пояснил: — Ну конечно, защищают! Амулеты формируют вроде защитного магического кокона, взаимодействуя с выступающей из тела аурой. Ее ведь тоже нужно защищать, а не только тело, ибо через повреждение ауры так же легко можно убить разумного, как и путем повреждения физического тела. А поскольку аура выступает из тела разумного примерно на тридцать-сорок, а то и все пятьдесят сантиметров, в зависимости от его внутренней силы, то все, что «липнет» впритык к телу, находится под защитой амулетов.

    — Уф-ф…, — облегченно выдохнул уже Медведев и даже хохотнул. — Вот только когда защитные амулеты выдохнутся…

    — Тебе уже будет неважно, отчего умереть: от взрыва пороха или магического удара.

    — Ну да…

    Юрий не стесняясь смахнул со лба обильно выступивший пот.

    Герцог тем временем недовольно поглядывал на гнома. Дальнейший обстрел не давал результатов. Видно было, что покупка артиллерийских орудий уже не казалась ему такой уж хорошей идеей.

    — Мн-да, с этим надо что-то делать, — задумчиво сказал Дарвл.

    — Пусть зафигачат болванками!!!, — пришел на выручку князю Юрий.

    Князь, поняв все правильно, только кивнул, и специальный вестовой помчался к артиллеристам, напрасно изводившим дорогие разрывные снаряды, которых осталось уже с гулькин нос.

    Артиллеристы успели сделать еще два залпа впустую разрывными, а потом полетели обычные болванки.

    Маги обманулись, не успели среагировать, снаряды не взорвались, а полетели дальше. И что самое важное, обе болванки попали в цель, тут респект гномам, сумевшим дать точную поправку на смену боеприпаса, и последняя катапульта имперцев развалилась на части, что было встречено новой бурей восторга.

    Теперь армия «освобождения» могла не опасаться зажигательных подарков.

    Артиллеристы, как и было уговорено, после уничтожения катапульт перевели огонь на магов, но без особого успеха. Они отводили снаряды в сторону, не делая различий на болванки и осколочные. Иногда задевало солдат или ополченцев, но такие потери противника не играли роли.

    Князь послал вестового с приказом прекратить бесполезный огонь. Даже дешевые болванки надо беречь.

    — Вперед!!!, — промчавшись перед выстроившейся армией на своем коне, без всяких воодушевляющих солдат речей проорал герцог.

    А зачем эти речи нужны, когда солдаты и так на вершине горы под названием Воодушевление? Да и времени на речи нет, солнце уже начало садиться за горизонт. Вот-вот наступит тьма.

    Заиграл рожок, дублируя приказ командующего, и вся эта масса «освободительной» армии двинулась на имперцев.

    * * *

    Имперские лучники попытались собрать первый урожай с предельной дистанции в триста метров, но получилось не ахти. Стрелы падали на излете, большая часть так и вовсе не долетела, а те, что долетели, убили едва ли пару человек. Еще дюжина отделалась легкими ранениями, остальные стрелы впились в щиты.

    Армия продолжила неспешное сближение. Имперцы по-прежнему никак не реагировали, если не считать постоянного осыпания стрелами, нет-нет да уносящих кого-то то убитыми, то ранеными.

    Пуляли стрелы в имперцев и эльфийские полукровки. Делали они это прямо на ходу. Но их навесной обстрел был еще менее эффективным, чем результат имперцев. Легионеры прикрылись широкими щитами, образовав настоящую стену практически без щелей.

    В первых рядах также шли герцогские маги, проверяя поле на наличие магических ловушек. Легион ждал долго, мог банально накопать обычных ловушек с кольями. Но и этого не был сделано. Видимо, опасались сами в них попасться в случае контратаки. Наверное, следовали мудрости: не рой яму другому — сам в нее попадешься.

    — Стой!!! Изготовиться к стрельбе!, — проорал князь Дарвл за сто пятьдесят метров до противника, ему герцог поручил командование стрелками, ибо собственные кадры пока не имели реального опыта.

    Тард, Зарлон и Юрий продублировали команду отданным в их подчинение полусотням.

    Медведев сам вскинул к плечу винтовку и готовился дать по команде залп, как свое слово сказали имперские маги.

    Вообще дальнобойность магии невелика. Средней силы маг может долбануть противника на расстоянии до сорока-пятидесяти метров, дальше начинается резкое падение мощи заклинания. Исключением является либо очень сильный маг вроде магистра, либо когда мастерам помогают обычные маги, отдавая им свою энергию.

    Вот и сейчас имперские мастера и магистры, став своеобразными проводниками, а окружившие их рядовые маги — батарейками, врезали по противнику какими-то заклинаниями, бьющими по площадям. Вся мощь заклинаний ударила по первым шеренгам со странными хреновинами в руках. Досталось бы и лучникам, но их прикрыли эльфы.

    — А-а!!!, — дико заорали солдаты, падая и непроизвольно стреляя, куда угодно, только не в легионеров.

    Большинство бойцов из числа людей упало как подкошенные, а вот мертвыми или только потеряв сознание — не ясно.

    Медведев также припал на колено, ощутив, как его прошиб аналог электрического разряда, а на груди осыпается прахом мощный защитный амулет работы мастера Морлда.

    — Ч-черт!!!

    Оставалось только порадоваться, что порох в затвор-патронах все-таки не детонировал, как он опасался. Хотя тут все, скорее всего, зависит от вида удара.

    А потом маги ударили во второй раз. И на этот раз порох таки детонировал. Послышались частые хлопки, и теперь без жертв уже точно не обошлось, а уж сколько раненых получилось…

    Исключение составили гномы и три человека, они только вновь лишились по еще одному защитному амулету.

    — Огонь!!!

    Грохнул первый винтовочный залп, проделавший хорошую брешь в строю легионеров. Стреляли быстро пришедшие в себя гномы. Люди, кто остался в живых после двойного магоудара, только корчились на земле и кричали от боли.

    Медведев со своими товарищами, на которых также не пожалели качественных защитных амулетов, побежал к коротышкам.

    — Огонь!!!

    Второй залп расширил брешь в рядах противника. Доспехи не спасали.

    Имперские маги переключились исключительно на гномов, видя, как они выкашивают легионеров. Но очередной удар помог не сильно. Только снова осыпались защитные амулеты. Их пока хватало с избытком.

    — Огонь!!! Подготовить золотые пули!!!, — сориентировался князь.

    Медведев с товарищами, пристроившись к гномам, как и прочие, нашарил на правом боку соответствующие затвор-патроны. Всего таких противомагических зарядов было по десять у каждого стрелка. Дорого!

    — В магов цельсь! Первая и вторая шеренга — огонь!!!

    Пятьдесят три золотые пули буквально смели дюжину имперских магов. Если кто-то и выжил, магов убить сложно, то все равно стал больше недееспособным.

    — Продолжаем золотыми пулями!

    Маги, почуяв, что дело пахнет керосином, снова ударили по гномам. На этот раз несколько стрелков рухнули на землю без сознания, еще дюжина пошатнулись, дезориентированные, но большинство устояли и дали ответку.

    Еще одну дюжину магов буквально издырявило золотом.

    Такая участь магов произвела на остальных сильное впечатление, и боевые магические группы рассыпались, прячась за спинами легионеров, спасая свои жизни.

    Гномы, дав третий залп по излишне смелым магам, перешли на обычные пули и дали еще один залп по простым солдатам.

    Командующий Восемнадцатым легионом не выдержал, видя, что его солдат эти гномы своим страшным оружием выкашивают как траву, и их не спасают ни щиты, ни доспехи, скомандовал общую атаку.

    — Отходим!, — приказал князь Дарвл, увидев, как легионеры пришли в движение.

    Гномы сделали еще один залп и, подхватив своих раненых, на ходу оказывая им помощь целебными амулетами, поспешили прочь. В рукопашной против легионеров им ничего не светило. Сомнут.

    Легион без обстрела полукровок быстро сблизился с армией «освобождения», и началась жестокая рубка, сопровождаемая грохотом сшибающихся щитов, звоном мечей и жуткими криками раненых и просто озверевших людей.

    * * *

    Но такого опасного противника просто так отпускать командующий легионом не собирался. Эти гномы еще могли попортить имперцам крови, а потому командующий спустил на них стоявшую на фланге кавалерию.

    Двести пятьдесят кавалеристов, опустив пики, разогнавшись, перешли в галоп.

    Спасения не было.

    — Стройся в пять шеренг!, — приказал Юрий. — Первые две — на колено!!!

    Конная лава надвигалась, сотрясая землю.

    — Первая — пли! Вторая — пли! Третья — пли!!!

    Всадники, несшиеся непосредственно на гномов, стали валиться на землю. Больше за счет подраненных коней. В кавалерии служила имперская знать, а уж она беспокоилась о своей безопасности, так что их доспехи были зачарованы, и пули оставляли лишь глубокие вмятины. Но вот кони — слабое звено.

    Конная лава оказалась рассечена надвое, разбившись об маленький отряд гномов, словно волна о волнорез.

    — Пли!!!

    Выстрелы в упор по проносящимся мимо всадникам на этот раз сняли серьезный урожай.

    — Ходу!!!

    Пока имперские кавалеристы делали разворот, чтобы повторить попытку атаки, и не просто повторить, а применить при этом какой-то новый прием, уяснив, что лобовая атака не эффективна, гномы попытались отойти дальше.

    «Могли бы и подсобить!» — мысленно рыкнул Юрий, увидев стоящую на месте кавалерию «освободительной» армии.

    Но герцог пока не спешил вводить ее в бой для прикрытия гномов. Может, думал, что они сами справятся, ведь справились же с первым натиском. И неплохо справились! А если пустить свою кавалерию навстречу имперской, то потери среди своих воинов будут немаленькие. Там размен получится примерно один к одному.

    Тем временем артиллеристы самовольно оставили свои позиции и поспешили на помощь, таща за собой пушки. Увидев, что имперцы закончили широкий разворот и готовятся к новой атаке, горяча коней, благо что скакать под горку, они остановились и приготовили свои пушки.

    Отряд стрелков не добежал до артиллеристов всего полсотни метров, когда им вновь пришлось строиться для отражения кавалерийской атаки.

    На этот раз атака шла двумя волнами. Значит, имперцы действительно подготовили какой-то коварный сюрприз.

    — Эх! Сейчас бы пулемет!, — мечтательно воскликнул князь.

    — Согласен…, — кивнул Юрий. — Первая — пли! Вторая — пли!

    Кавалеристы стали падать на землю под копыта лошадей, как и в прошлый раз.

    Теперь стал ясен замысел имперского командира. Первой волне предстояло самоотверженно принять на себя всю огневую мощь отряда, а второй предназначалось покрошить злобных гномов. Это могло получиться.

    Юрий не мог не признать эффективность задумки, и у имперцев все бы получилось, если бы они слегка не обманулись, решив, что гномы имеют в своем распоряжении только эти стреляющие палки, скорострельность которых все же не слишком велика. Но у гномов было кое-что еще.

    Первая волна из почти сотни всадников, сократившись на тридцать процентов, промчалась мимо. Кто-то из кавалеристов пытался достать гномов пиками, а кто-то — магическими боевыми амулетами. Последнее было опаснее всего, но все обошлось.

    Сзади дважды бухнуло. Медведев краем глаза увидел, как картечью сносит десятки всадников. Артиллеристы сильно рисковали, продолжи всадники атаку, не сносить им голов, но имперцы бросились прочь, да и кони испугались.

    Тем временем накатывала вторая волна. По ней могли дать прицельный залп разве что первые две шеренги. Ну еще гномы из третьей пальнули бы вразнобой. И все, их сомнут.

    — Револьверы! Огонь по готовности!!!

    Дважды повторять не пришлось. Гномы выхватили револьверы, и тут раздался такой частый треск выстрелов, что просто жуть.

    От второй волны имперской кавалерии не осталось практически ничего. Ушло едва дюжина всадников. Остальных изрешетили. Одним словом, кавалерии пришел полный песец.

    Вот за этими остатками первой и второй волны уже понеслись кавалеристы герцога и быстро их порубили. Так Восемнадцатый легион бесславно лишился половины своей кавалерии.

    Но если здесь у командующего легионом вышел конфуз, то в основной битве пехоты все обстояло весьма радужно. Как Медведев и предполагал, легионеры ветераны, прошедшие кучу сражений, рубили солдат «освободительной» армии если и не с легкостью, то весьма уверенно.

    В этом им к тому же весьма существенно помогали маги, вновь собравшиеся в боевые группы и поодиночке, расстояние-то небольшое. Ну и угрозы обстрела золотыми пулями нет, вот они и развернулись во всю мощь. А маги «освободительной» армии им в подметки не годились. Магистр Патир с учениками больше занимался сохранением жизни своего работодателя.

    Гномы отступили на исходную позицию и наблюдали уже в сгустившихся сумерках, как двойной перевес в численности медленно, но верно исчезает. Еще немного и легион опрокинет сводную армию. Ополченцы еще не бежали, наверное, только потому, что еще не понимали, что их положение весьма кисло и становится все кислее.

    Герцог это тоже видел, а потому скомандовал кавалерийскую атаку. Шесть сотен всадников стали медленно набирать скорость, двигаясь в горку. На полпути вся масса разделилась примерно на две равные части. Одна половина понеслась на оставшуюся кавалерию имперцев, а другая стала заходить на оголенный от кавалерии фланг имперской пехоты.

    Имперцы охотно приняли участие в сшибке, сорвавшись с места навстречу, и на землю полетели выбитые из седел люди. Кто смог подняться после падения, продолжили рубку уже на своих двоих. Те, кто остался в седле, развернулся и снова пошел на встречную атаку с противником, по пути стаптывая противников, оставшихся на земле в первой сшибке.

    Третьей сшибки уже не было. Во-первых, кавалеристов, с обеих сторон оставшихся в седле, насчитывалось десятка два-три, а во-вторых, лошади не стальные и долго не могут таскать на себе такую массу плоти и стали, так что пошла рубка уже в седле.

    На этом участке фронта практически произошла взаимная аннигиляция кавалерии. При этом Восемнадцатый легион по сути остался вообще без этого рода войск.

    Оставшиеся триста всадников армии «освобождения» ударили во фланг легиона и понеслись дальше по тылу. Легион оказался в окружении. На этом все бы и закончилось, обычно армия, которая оказывается в окружении, обречена на уничтожение, но опять сказали свое веское слово маги. Как-то они там колданули, и почти треть лошадей скинули своих седоков, с диким ржанием встав на дыбы или заскакав, как дикие необъезженные мустанги. Тут-то сброшенным на землю и пришел кирдык, когда на них набросились легионеры, стоявшие в задних рядах, переживших наскок.

    — Сделайте что-нибудь!, — неожиданно вскричал герцог Рэй, почувствовав, что победа выскальзывает из его рук. — Вам уже никто не может помешать!

    Князь согласно кивнул, приказав:

    — За мной!

    Пятьдесят гномов побежали к месту боя.

    Маленький отряд спас ситуацию практически в последний момент. Легионеры уже обратили в бегство несколько сотен ополченцев, что могло спустить лавину тотального бегства и не спустило ее только из-за подступившей тьмы, бегство просто не заметили остальные, чтобы поддаться заразному примеру. Но тут на смену удравшим прибежали гномы.

    Выйдя во фланг имперцам, они открыли сокрушительную стрельбу по легионерам, буквально выкашивая линию за линией и опрокидывая все их попытки контратаковать.

    Расстреляли все затвор-патроны к «кикиморам», в ход пошли барабаны к револьверам. А когда к основному отряду гномов наконец присоединились артиллеристы и засадили картечный залп из «драконов», солдаты противника такого огневого натиска не выдержали, дрогнули и побежали.

    Маги уже практически ничего не могли противопоставить гномам, они уже изрядно выдохлись в этом сражении, делали свое черное дело золотые пули, и вскоре бегство стало повальным.

    Солдаты армии «освобождения» наконец поняли, что победили, и разразились радостными криками и оскорблениями в спины бегущим. Ну и стрелы от полукровок летели.

    Остатки кавалерии провели небольшое преследование, пока легионеры не скрылись в лесу, и их дальнейшая травля стала невозможной.

    Глава 14.

    Опустилась тьма, и на поле недавнего боя загорелись костры. Светлячками метались факелы — это победители обирали побежденных, прибирая все ценное. То есть легионеров практически раздевали догола. Ведь у солдат противника с собой вряд ли много денег, а вот их доспехи и оружие действительно большая ценность для никак не оснащенных ополченцев и солдат.

    Утром уже разгорелись погребальные костры. Выяснилось, что армия «освобождения» потеряла три с половиной тысячи человек. Высокие потери, естественно, объяснялись никудышной защитой ополчения и большинства солдат. Но этот момент выжившие сейчас исправляли.

    Особо «тяжелых» раненых подлечили маги. Те, кого ранили легко, обошлись без лечения, им предстояло выздоравливать естественным путем, если, конечно, не имелось хоть каких-то целебных амулетов или денег.

    Герцог рвал и метал. Несмотря на своевременно посланные трофейные команды, он недосчитался полусотни винтовок.

    — Повешу ублюдков, у кого найду мое оружие! Колесую!!!

    Но оружие не находилось. Воры, воспользовавшись суматохой и тьмой, понятное дело, где-то припрятали ценное оружие до лучших времен.

    Юрий подумал, что Варн уже точно не обратится к нему с повторной просьбой продать огнебойное оружие. Разве что позже, в зависимости о того, как и куда они спрятали уворованные экземпляры. Могли ведь и в сырую землю прикопать. Проржавеет всё… Но вряд ли он настолько туп, хоть и орк на какую-то малую часть крови.

    Гномы также недосчитались половины затвор-патронов, брошенных на поле боя.

    — Запас, конечно, есть, — покачав головой, сказал князь Дарвл, — но если так пойдет и дальше…

    Медведев только пожал плечами, сказав:

    — Разве что мешок специальный приготовить с жесткой горловиной, повесить его на поясе впереди, чтобы туда бросать использованные затвор-патроны.

    — Так что ж ты раньше молчал?!

    — И на старуху бывает проруха… все мы задним умом крепки.

    — Эх!

    — Ничего! Даже той части трофеев, что мы получим, хватит с избытком, чтобы покрыть наши потери.

    — Все равно…

    Трофеев небольшому отряду гномов, несмотря на их весомый вклад, внесенный в победу, которую они собственно и обеспечили, досталось немного. По комплекту доспехов павших легионеров. Хотя, с другой стороны, многие не получили и этого.

    — И что мне с этим барахлом делать?, — рычал князь, пиная груду железа. — В переплавку разве что, так мороки с ним…

    — Раздай.

    — Еще чего!

    — Ну не просто так, конечно…

    — А как?

    — А вон видишь наемников и ополченцев, уже прихвативших мечи…

    — Ну…

    — Вот им и отдай комплекты в обмен на клинки легионеров.

    Гном хлопнул себя по лбу, вспомнив, что заключено в мечах легионеров — камни силы, заряженные от смерти как убитых ими людей, так и от смерти своих владельцев. Можно хорошо продать или своему магу отправить. Тут одна проблема, как среди них найти те, что заряжены, ни магов, ни амулетов специальных у них нет.

    — И надо бы поторопиться, а то вон эльфы уже вовсю шуруют.

    Князь проявил недюжинную оперативность, тут же разослав всех своих подчиненных наводить мосты с мародерами с выгодными предложениями обмена или простого выкупа.

    Началась охота на мародеров и обмен мечей на комплекты доспехов. Люди не очень понимали такую щедрость гномов, все же комплект доспехов будет дороже простого меча, ведь мечи легионеров сделаны из плохонькой стали, не то что у рыцарей, даже простые мечи дружинников их превосходили, но менялись.

    Потом из всего оружия вытаскивали небольшие плоские камешки силы, определить, заряжены они или нет, никто не мог, но к магам обращаться никто не спешил, так что складывали все в одну кучу, мастер Морлд сам потом разберется.

    Потом уже эти опустошенные мечи меняли два, а то и три к одному у тех, до кого не успели добраться эльфы. Такой обмен еще больше заставлял людей недоумевать, чувствуя подвох, но жадность брала свое, тем более что мечи были без дефектов, и снова шел размен.

    В итоге ближе к вечеру у гномов скопилось чуть больше ста плоских камешков силы. Размер и форма объяснялись функциональностью, чтобы не мешали и практически не чувствовались в рукояти оружия под кожаной обмоткой.

    — Ничего, даже если половина заряжены, мастеру Морлду это уже будет хорошим подспорьем, — махнул рукой князь.

    Юрию осталось только согласиться.

    — Ладно, идем, герцог снова собирает совет…

    * * *

    На совете воодушевленный победой герцог Рэй постановил двигаться сразу на Ромон — столицу бывшего королевства Ромонгар, а ныне одноименную провинцию империи. И армия, даже не успев как следует отдохнуть от прошлого марша и сражения, вновь двинулась на север.

    Медведев в этом походе только кривился. Конечно, война есть война, но все же когда армия, полуофициально именующаяся освободительной, по пути к цели грабит освобождаемых, при том что у герцога есть средства на приобретение всего необходимого для армии у мирного населения, это вызывало отвращение. Но поделать он ничего не мог. Вступаться бессмысленно. Оставалось разве что пресекать насилие, но сразу в десятке мест одновременно не окажешься, иной раз просто опаздывал, ибо их отряд после пары таких конфликтов герцог отправили в хвост колонны.

    Путь до столицы занял пять дней. Погода радовала солнышком, подсушившим-таки дороги. Даже пыль иногда поднималась.

    Прибыла новая партия винтовок.

    — Ваша светлость будет приобретать это оружие?, — поинтересовался князь на очередном совете.

    — В прошлый раз оно мне не пригодилось…, — скривился герцог Рэй.

    — Но ведь вы сами понимаете, что стрелков следовало лучше защитить от действия магии. А эффективность нашего оружия при надлежащей защите показали мы. Вы ведь не будете отрицать, что наше участие в прошлой битве было решающим?

    — Не буду…

    — Но если у вас нет достаточно защитных амулетов, а магистр Патир не в состоянии обеспечить всех ваших стрелков, то мы можем продать некоторое количество амулетов…

    Герцог только криво усмехнулся. Деньги от инородцев, на часть которых он рассчитывал наложить руку, утекали со страшной силой: винтовки, порох, пули, пушки и вот еще амулеты. Скоро придется просить еще и оставить что-то себе будет уже проблематично.

    Но увы, ситуация складывалась так, что если он не потратит эти деньги на оружие и магическую защиту своих солдат, то не только останется без денег, но и потеряет все, что имеет, вплоть до жизни. Империя не остановится, если ее не остановить, а остановить ее можно только новым оружием, что изготавливают эти коротышки.

    Герцог уже провентилировал вопрос со своим лучшим кузнецом о самостоятельном изготовлении подобного оружия, но тот только развел руками, сказав, что даже не представляет, как подступиться к решению поставленной задачи.

    Как ковать ствол, такой длинный и с таким небольшим отверстием? Можно, конечно, использовать прут, залить его сталью и ковать поверх него… Но внутри при ковке образуется окалина, внутренняя поверхность не будет такой гладкой, как у гномов, и пуля попадет куда угодно, только не в цель. Сам ствол получится неоднородной толщины, да и кривым наверняка выйдет, поведет его при остывании.

    Можно, конечно, сделать ровно за счет увеличения материала, выпрямить, но тогда такая винтовка окажется неподъемной. А уж про эти выемки внутри ствола и говорить нечего. В принципе, конечно, и это можно повторить, сделав соответствующий прут с выступами и потом как-то вывернуть… Но на изготовление одной винтовки уйдет неделя… потока никак не получится. Качество опять же оставит желать лучшего. Да и цена.

    Вот пушки, это еще куда ни шло, можно попробовать отлить из бронзы. С ними мороки меньше, технология знакома. Почти как колокола… Вот только по цене они все равно на сто-двести золотых получатся дороже, чем предлагают гномы. Дешевле купить.

    — Хорошо, я приобрету эту партию… и амулеты… и пушки… три штуки, — выдавил из себя герцог после долгой паузы.

    * * *

    Армия стояла под стенами Ромона пятый день и, даже при наличии нового оружия, обещающего быструю победу, штурмовать город все не спешила.

    — Ваша светлость, почему мы не атакуем?!, — вопрошал на очередном вечернем собрании командиров отрядов и знати один из нетерпеливейших и горячих вассалов герцога барон Генкер. — Пушки могут выбить даже замагиченные ворота за очень короткий срок, менее чем за час, и мы тут же проведем стремительный штурм! Город будет наш за считанные часы! Даже на стены лезть не придется!

    Барона согласным гулом голосов поддержала остальная знать.

    — Все так, если бы не одно «но». Разведка донесла, что у нас в тылу бегают не простые партизаны, разбивающие наши продовольственные обозы и уничтожающие фуражные команды, недобитки из Восемнадцатого легиона. Минимум две когорты снуют где-то в тылу. Стоит только начать активную фазу штурма, и они ударят нам в спину, а армия «освобождения» не готова к таким сложным операциям. Так что сначала требуется разобраться с ними, ибо недооценивать их не стоит.

    Приглашенные на совет согласно закивали. Легионеры заставили себя уважать. Все понимали, если бы не новое оружие гномов, то…

    — Две когорты — это много, — задумчиво заметил граф де Жакс. — Чтобы справиться с этой тысячью, нам понадобится минимум вчетверо превосходящие силы…

    — Это при том, что они наверняка не примут боя, — проворчал герцог. — Их задача, я в этом уверен, ударить нам в спину при штурме города. А оставить четыре тысячи человек, чтобы они сдержали эти две когорты, с кем тогда штурмовать город?!

    — Может тогда поручить это дело нашим друзьям?, — предложил граф, демонстративно повернувшись в сторону князя Дарвла.

    — Хм-м…, — задумчиво отреагировал герцог. — Может сработать.

    — Э-э…, — чуть растерянно промычал в ответ гном.

    Ему идея ловли на живца, выступая в качестве этого самого живца, крайне не понравилась. Тысяча озлобленных на коротышек легионеров это тысяча легионеров с соответствующим количеством магов (хотя сколько уцелело последних, никто не знал, но точно, что больше сорока), и пятидесяти гномам против них не выстоять даже с огнебойным оружием.

    Медведев сжал плечо князя. Тот понял его правильно и сказал:

    — Пусть скажет мой советник Юрий…

    — Ваша светлость, господа…, — взял слово Медведев после дозволяющего кивка командующего, — боюсь, что эта уловка не сработает, хотя идея правильная.

    — То есть? Почему не сработает?

    — Гномы себя хорошо показали в сражении, и командиры противника могут решить, что связываться с ними себе дороже, а потому просто оставят их без внимания.

    — Да, пожалуй, — кивнул герцог. — Что вы предлагаете?

    — Для начала я хочу узнать, сколько насчитывает сам отряд фуражиров и какими силами обычно нападают на них имперцы? Всей когортой или…

    — Ну, ты меня насмешил!, — засмеялся герцог, а за ними остальные дворяне. — Всей когортой на сотню ополченцев!!!

    — Тогда сколько, ваша светлость?

    — Да полусотней, ну и три-четыре мага еще. Этого хватает с лихвой…

    — Вот видите, ваша светлость, полсотни легионеров вряд ли нападут на полсотни гномов.

    — Верно, струхнут, сволочи, после того как они себя зарекомендовали.

    — Да, даже если решатся и нападут, то просто бесполезно будет, если мы уничтожим только один полусотенный отряд имперцев, ваша светлость. Остальные будут настороже и уже точно не попадутся. Нам нужно прихватить их всех. Желательно всю тысячу.

    — И как же это сделать?!

    — Конечно, устроить ловушку, ваша светлость. Мой план таков… хм-м…, — замялся Медведев, оглядываясь по сторонам, — лучше будет, если узнает о нем только ваша светлость.

    Если взглядами можно было сжечь, то Юрий немедленно превратился бы в горстку пепла, так злобно посмотрели на него приближенные герцога, коим оказал недоверие какой-то выскочка.

    Герцог понятливо кивнул, соглашаясь, что как бы там ни было, а среди собравшихся могут оказаться вольные или невольные осведомители имперцев, и, взмахнув рукой, сказал:

    — Если ни у кого больше нет вопросов и предложений, то все свободны, господа.

    Когда все вымелись из шатра, командующий поинтересовался:

    — Итак, каков ваш план?

    — До безобразия простой, ваша светлость…, — улыбнулся Юрий.

    * * *

    Снова пошел затяжной, мелкий осенний дождь, быстро превращая дорогу в болото, в котором вязли разболтанные, скрипучие крестьянские телеги и арбы. Усиленная до двух сотен мечников и копейщиков, а также двумя магами, продовольственная команда направлялась к ближайшим еще не разоренным селам для изъятия продовольствия для «освободительной» армии.

    Солдаты шли полностью готовыми к сражению, облачены в доспехи, шлемы на головах, щиты в руках. Одно движение и меч окажется обнажен, готовый пролить чью-нибудь кровь и выпустить кишки. Врасплох отряд тоже недостать, пара магов, по очереди зондирующих окружающее пространство, об этом позаботятся.

    Настороженность людей понятна, уже около дюжины таких же команд, пусть и меньшей численности, полностью истреблены. Избежать смерти удалось считанным единицам. Да и то создавалось такое впечатление, что имперцы их просто отпустили, чтобы своими россказнями деморализовали простых солдат, заставляя их нервничать и бояться собственной тени.

    А боевой дух на войне значит очень много. Если он на высоте, то солдаты могут горы свернуть, а если ниже плинтуса, то вполне могут побежать и от вдвое меньшего по численности врага, даже не вступив в схватку. Так что с партизанившими в лесах легионерами следовало покончить в любом случае.

    — Не нападут, — ворчал Зарлон, поглядывая по сторонам, в надежде отыскать затаившегося имперского лазутчика, — нас слишком много. Надо было остановиться на полутора сотнях.

    — Нет, этого слишком мало, в том числе и для нас.

    Юрий ехал на коне и чувствовал себя голым, а потому нервничал.

    Сколько раз он слышал, что инициатива наказуема ее исполнением, сколько раз он сам становился тому примером, и вот опять: предложил план, так будь любезен привести его в исполнение. И вот он едет на коне, являя собой превосходную мишень для какого-нибудь арбалетчика, засевшего где-нибудь в кустах и призванного кокнуть командира перед нападением на остальной отряд.

    От магии защитят амулеты, от лучника — доспехи, а вот от болта, выпущенного из хорошего арбалета, да еще если этот болт окажется зачарованным против зачарованных же доспехов, спасения нет.

    Так же дикий дискомфорт вызывало отсутствие уже привычного огнебойного оружия. В случае плотного контакта защищаться придется только мечом, а владел он им по-прежнему никак. Отмахаться бы, уже счастье.

    Вопрос еще в том, как поведут себя солдаты, то бишь ополченцы, ставшие стрелками и тоже оставшиеся без своего огнебойного оружия. Хватит ли у них выдержки устоять и отбиться обычным колюще-рубящим оружием в случае нападения имперцев, или порушат всю задумку?

    Но имперцев нет. Видимо, действительно большая численность отряда их отпугнула.

    «Или в стане герцога действительно завелся дятел, что отстукивает частую дробь имперцам обо всем, что происходит в армии “освобождения”», — подумал Юрий.

    Хорошо это или плохо? Для армии однозначно плохо. Шпионов надо вылавливать и уничтожать. А конкретно сейчас для конкретного отряда-наживки?

    С одной стороны, имперцы могут просто пропустить отряд, он сделает свое дело, обойдет деревни, соберет провиант и вернется в стан.

    С другой стороны — имперцы соберут все силы в кулак и нападут на них.

    Как ни странно, второй вариант был предпочтительнее для Медведева, собственно на то и ставился расчет, что эту команду фуражиров будут давить большими силами и не придется размениваться на малые стычки, а решить все одним ударом.

    Но имперцев не видно.

    Вот и деревня. Делать нечего, пришлось заниматься тем, ради чего якобы они и пришли — обирать крестьян. Крестьяне не будь дураками, в связи с войной большую часть урожая уже где-то спрятали, пришлось выгребать все, что не успели унести, а точнее оставлено для собственного прокорма.

    На скрипучие телеги стали класть мешки. Юрий только кривился. Эти мешки — лишняя обуза.

    Обобрав крестьян и переночевав, поутру отряд двинулся дальше и, пройдя поля, вновь углубился в лес.

    Не прошли они и двух сотен метров, как по обеим сторонам дороги захлопали какие-то взрывчики, выбивающие щепу из деревьев, а сами деверья, сбрасывая еще кое-как цепляющуюся за жизнь пожелтевшую листву, со скрипом стали падать на дорогу.

    «Это что-то новенькое», — успел подумать Юрий, спрыгивая с коня.

    Раньше имперцы ничего подобного из разбойничьего арсенала не применяли. Но, похоже, это стало ответом на увеличение численности продотряда. За усиление отряда приходится платить изменением тактики противника.

    Пять-шесть исполинских деревьев рухнули на дорогу, придавливая своими стволами и ветвями лошадей, ломая им хребты, телеги и людей. Но что самое плохое, они рассекли отряд на небольшие независимые группы, по двадцать-сорок дезориентированных человек. А из-за ближайшей возвышенности уже слышался леденящий душу боевой клич идущих в атаку легионеров.

    — Стройся!!!, — тут и там заорали десятники, а также Зарлон и Тард, назначенные сотниками.

    — Отбиваться мечами! Кто ослушается, я сам того убью!!!, — громоподобно орал Медведев.

    Люди кое-как строились, пытались объединиться в более крупные группы, перелезая через огромные стволы и выпутываясь из ветвей, что зачастую было очень непросто.

    А на них уже насели легионеры и начали рубить замешкавшихся неудачников и просто контуженых и раненых.

    Под удар полусотни легионеров попал хвост колонны. Не прошло и полминуты, как два десятка человек были порублены, а среди легионеров никто не пострадал.

    План летел к чертям. Того и гляди, эти пятьдесят имперцев перебьют две сотни по частям и даже не запыхаются.

    «А еще где-то маги, мать их!» — вспомнил Юрий о самой большой угрозе. На своих надежды никакой, раз уж они проморгали противника.

    Наконец солдаты сумели организоваться. Тут самим легионерам помешали деревья. Их пришлось обходить.

    — Не сметь!!!, — рыкнул Юрий, увидев, что кто-то из солдат лезет в солому под мешками с зерном. — Урою! В мечи!! Амулеты!!!

    Оттолкнув солдата от телеги, Юрий сам встал в строй и воспользовался боевым амулетом, испустившим молнию. Пораженный магическим разрядом легионер упал, но, похоже, остался жив, сработала защита, если судить по свечению.

    — Бейте амулетами!!!

    Те, кто стояли в задних рядах, наконец опомнились, стали шарить руками на груди, выискивая нужные амулеты.

    Магические разряды остановили легионеров, но пользоваться своими амулетами они не спешили. И правильно, чего их тратить, если маги есть. И маги ударили.

    С десяток ополченцев рухнули на землю с осыпающимися в прах защитными амулетами.

    По имперским магам ударили приданные отряду ребятки мастера Патира, усилив свою мощь камнями силы. Вряд ли они убили своих противников, даже из строя, скорее всего, никого не вывели, но занервничать заставили.

    Вдруг раздалась отрывистая команда на отступление, и легионеры стали организованно отходить обратно в лес. Этот продотряд оказался им не по зубам. Слишком крупный, слишком хорошо оснащенный. Чтобы его уничтожить, требовалось побольше силенок.

    — Уф, отбились, — прошептал Юрий.

    — Что теперь?, — поинтересовался Зарлон.

    — Хороним погибших, восстанавливаем, что можно, и идем дальше, как планировали…

    * * *

    Из дюжины повозок деревьями разбило четыре, да так, что восстанавливать было просто нечего. Собрали только зерно, что каким-то чудом не рассыпалось, да основной груз, что на дне трясся. Также деревьями покалечило шесть лошадей. Их пришлось добить. В итоге к разбитым повозкам присовокупили одну целую. Ее просто некому тащить.

    Раненых людей подлечили целебными амулетами, и как только они пришли в себя и похоронили погибших, колонна вновь тронулась в путь.

    — А если они так и будут атаковать нас малыми группами?, — поинтересовался Тард.

    — Это самая слабая часть моего плана, — признался Юрий. — И в этом случае нам придется очень туго.

    — И что в этом случае делать?

    — Одно из двух: признать операцию провалившейся и придумывать что-то еще либо по возвращении снарядить новую группу. В последнем случае имперцам рано или поздно придется собрать достаточный отряд, чтобы накрыть продовольственную команду, и армия противника прекратила получать продовольствие.

    — Мн-да…

    К вечеру поредевший отряд добрался до очередной деревни из двух десятков дворов, и операция по сбору продовольствия повторилась с соответствующим причитанием и воем баб, гавканьем собак и хмурыми взглядами мужиков. Молодые девушки, естественно, успели убежать в леса от внимания «освободителей».

    — Будем ночевать здесь. Третий и четвертый десяток остаются в охранении, — отдал распоряжение Медведев.

    Десятники привычно стали распределять дома для своих солдат. Десятники десятков оставшихся на дежурстве искали места, где лучше всего расставить часовых, чтобы никто не смог незаметно приблизиться к деревне. Зарлон их контролировал.

    — А что, имперцы давно были?, — спросил Юрий у старосты деревни, в доме которого он остановился со своими товарищами.

    — Так тож… дня три назад…

    — И много приходило?

    — Десятка три-четыре…

    — Тоже за продовольствием?

    Староста понуро кивнул головой.

    «”Белые” идут — грабят, “красные” идут — тоже грабят», — с невольной грустной усмешкой подумал Юрий, вспомнив фразу из фильма про Чапаева.

    Тем не менее, несмотря на незавидную крестьянскую долю, стократно ухудшающуюся в период войны, продовольствия в деревне собрали довольно прилично, что подтверждало догадку об обустройстве схронов под основную часть продуктов в лесах.

    Юрию не спалось. Вообще в последнее время засыпать было тяжело. Конечно, отчасти была виновата походная жизнь, к которой люди двадцать первого века не очень приспособлены. Тянуло к комфорту. Так что Медведев с завистью поглядывал на Тарда и Зарлона, засыпавших едва укрывшись одеялом и смыкая глаза.

    Но нет, было что-то еще. Сегодня он ощутил какую-то особенно сильную усталость, даже не физическую, сколько морально-духовную. Ему все надоело, что называется, до чертиков, хотелось на все плюнуть…

    «Это депрессия…» — говорил он себе, но осознание проблемы не делало ее легче.

    Медведев не представлял, как вообще можно победить претендента в боги.

    Заманить в ловушку? Легко сказать! Любую ловушку этом маг-иномирец раскусит.

    О магических ловушках можно сразу забыть.

    «Тем более что эльфы вроде как уже пытались ему подобную устроить и едва унесли ноги, и то не все», — вспомнил он циркулирующие слухи о магической битве у столицы империи.

    Приготовить что-то простое, не фонящее магией, вроде фугаса из бочки с порохом под дорогой? Уже реальнее, но… было в этой идее что-то глупое.

    Из коротких разговоров о магии с мастером Морлдом Медведев знал, что маг такого уровня, как Андр, это уже не совсем человек, это что-то на ступеньку выше. Чем сильнее маг, тем более совершенно его восприятие мира. Они иначе чувствуют, ведь по сути магия добавляет шестое чувство. Они ощущают мир в объеме, возможно, что даже в ином спектре, вплоть до рентгена, и любое изменение пространства тут же засекают, ибо все излучает собственный силовой фон. А значит, подложить фугас уже не получится. Он его просто увидит из-за резкого изменения силового фона!

    Сколько Юрий об этом ни думал и каждый раз приходил к выводу, что вундеркинд благодаря своему дару совершеннее, сильнее, и он наконец просто умнее, не зря же вундеркинд. И местные с ним не справятся. Это Медведев чувствовал… шкурой.

    «Единственный способ это прихватить его на непросчитываемой чистой случайности, — подумал Юрий. — Все остальное он просчитает и вычислит. Просто почувствует наконец. Ну и как, спрашивается, оказаться в нужное время, в нужный момент?»

    Надежда на случайность не выход, надеяться на нее глупо, это просто нереально. Ведь случайность, она случайность и есть.

    Выпитое за поздним ужином пиво запросилось наружу, и Юрий осторожно, чтобы никого не разбудить, вышел из дома. Выйдя во двор, Юрий невольно встал столбом. Небо очистилось от туч, и над головой сияла полная луна.

    Медведев глубоко вдохнул холодный ночной воздух, еще и еще, голова прояснилась от угарного газа и углекислоты.

    Приятная осенняя свежесть. Стало как-то даже легче, невесомее. Юрий даже не мог надышаться. Дышал и дышал полной грудью. Даже в голове зашумело от насыщения мозга кислородом.

    Но вот появились типичные деревенские запахи из серии: «Хорошо в краю родном — пахнет сеном и г…м».

    Помимо сена и продукта жизнедеятельности животных, тянуло дымом из труб, жареным мясом, вареным пшеном, вот что-то кислое…

    «Человеческий пот… застарелый… кто-то давно не мылся», — опознал совсем тонкий запах Юрий, осознавая, что в его организме сами собой произошли изменения. То-то так щекотно в носу. Теперь у него обоняние белого медведя, а оно у них ох какое чувствительное. Жертву чуют за многие километры.

    — Стоп…

    Юрий даже легонько встряхнул головой, сбрасывая с себя благостное состояние, и повернулся точно на дующий легкий ветерок. Что-то в нем было не так, неправильное.

    «Какой еще застарелый человеческий пот?!, — мысленно воскликнул он. — Там же нет и не может быть никого. Все посты в стороне, и все запахи от них сносит в сторону…»

    И тут до него дошло, чьи именно давно не мытые тела он учуял. А сила, густота запаха давала некоторое представление о численности.

    — Ч-черт!!!, — прорычал Юрий, прекращая и поворачивая вспять спонтанно начавшийся процесс трансформации.

    * * *

    Медведев, забыв про свои дела, стремительно ворвался обратно в дом.

    — Подъем!!!

    — А? Что?!, — как ужаленный вскочил Тард.

    — Что случилось?, — спокойнее поинтересовался Зарлон.

    — Имперцы идут! Идите, поднимайте людей, но тихо!

    — С чего ты взял? Тревоги нет…

    — Часовые еще ничего не видят…

    — А как ты…

    — Все потом! Выполняйте! Вооружение полное! Пусть готовятся, но не высовываются без дополнительной команды — сигнала рожка!

    — Ясно.

    Тард и Зарлон, быстро собравшись, выскочили из дома старосты и побежали к ближайшим домам простых селян, в которых спали солдаты по десятку в одном доме.

    Медведев сам облачился в доспех. Но полностью защищенным почувствовал себя, только нацепив пояс с «гремлином» и накинув ремни с затвор-патронами к «кикиморе», хотя подумал, что в такой темноте можно было воспользоваться своей «чупакаброй». Но, увы, не взял.

    Выйдя во двор, он стал внимательно всматриваться в темень поля, но, несмотря на полную луну над головой, разглядеть ничего не мог. Тут либо нападающие все еще не вышли из леса, либо применяется укрывающая магия.

    Сейчас без трансформации обонятельного аппарата Юрий не чувствовал никакого запаха застарелого пота, но знал, что люди довольно близко.

    Он решил выйти на самую окраину, поближе к часовым, требовалось их предупредить, чтобы не поднимали бучу раньше времени. Пусть имперцы подойдут достаточно близко, чтобы не успели удрать, когда выяснится, что это на них устроили ловушку, а не они на продкоманду.

    — Проклятье… Уснул, паршивец…, — зло прошептал Медведев, видя, что часовой сидит и никак не реагирует на приближение, хотя он не скрывался, шел шумно. — Ну ты у меня получишь…

    Юрий хлопнул часового по плечу, но тот, вместо того чтобы вздрогнуть и вскочить, завалился на бок и упал на землю без движения.

    — Ч-черт…

    Юрий быстро крутанулся вокруг своей оси и едва успел отклониться от удара клевцом по голове. От такого оружия, нанесенного хорошо поставленным ударом, никакой шлем не спасет.

    Медведев едва подавил первое инстинктивное желание заорать и привлечь к себе внимание. Это всполошит раньше времени не только его отряд, но и имперцев.

    Приняв несколько ударов противника на меч, постоянно отступая, Юрию снова пришлось пересмотреть способы ведения войны и оставить в покое револьвер. Хотя далось ему это очень тяжело, ведь всего один выстрел и противник труп, но глушителя на такую бандуру нет. А шуметь не надо.

    Применение амулетов тоже не выход, по той же причине — слишком шумно, не говоря уже про световые эффекты, да и не факт, что поможет, ведь таких ликвидаторов часовых наверняка оснащают хорошими защитными амулетами.

    Рука на поясе наткнулась на кармашек с давно не применявшимся оружием — спецназовским ножом.

    «То, что надо!» — подумал Юрий, вытаскивая то единственное, что осталось у него от всего того, что когда-то принес из мира Земля.

    Снова разорвав дистанцию, Юрий нацелил нож на противника. Тот только усмехнулся. А после прозвучавшего легкого щелчка очень изумился, почувствовав, что ему в гортань впилась сталь. Так и упал, не в силах что-либо прокричать, только булькая кровью.

    Юрий, отдышавшись и уняв расшалившиеся нервишки и обретя твердость во вдруг расшатавшихся коленках, посмотрел в сторону, где должен находиться противник.

    А вот и он. Многочисленные тени бегом пересекали поле. Видимо, ликвидатор успел подать условный сигнал о снятии им всех часовых, наблюдавших за этой стороной. А может, вообще всех, кто присматривал за периметром, это можно будет узнать только после боя.

    Имперцы уже в сотне метров. Юрий взял небольшой командирский рожок и дунул в него со всей силы, оглашая окрестности пронзительным звуком.

    Имперцы, также услышав рев, поняли, что обнаружены, взревели сами и ускорили бег.

    Высыпали из домов солдаты фальшивой продкоманды, спешно строясь в две линии, и имперцев после пронзительной команды Тарда «Огонь!» встретил первый не очень слаженный, но тем не менее сокрушительный залп. А потом сразу второй, под командой Зарлона.

    Третьего залпа уже не было. Юрий с ужасом осознал, что перезарядка винтовок в ночное время совсем не то же самое, что при свете дня. Ночных стрельб никто никогда не проводил. И как сейчас выяснилось, при ночных стрельбах теряется дополнительно две-три секунды. И они сыграли свою негативную роль в сражении.

    В довершение колданули маги, ударив чем-то по площади, дезориентировав стрелков еще на несколько секунд. Убитых не было, спасли защитные амулеты, да и магические удары по площадям, как правило, не смертельны. Хотя, конечно, все зависит от количества и силы магов, вложивших свою силу в заклинание. Сейчас имперских магов было порядка двух десятков. Как раз штатный состав когорты.

    В итоге два неблагоприятных фактора наложились друг на друга.

    Имперцев, потерявших от четверти до трети своего состава, первые два залпа не остановили, тем более видели поддержку своей магической группы, и они пошли врукопашную. Прозвучало еще несколько редких выстрелов стрелков, успевших перезарядить оружие, и потом зазвучала сталь, раздались крики крошимых в лапшу бойцов «освободительной» армии. Пошли в ход боевые амулеты. Какой-то удар пришелся в стог сена, и тот запылал огромным факелом, освещая поле боя.

    Юрий отстрелял один револьверный барабан, перебив легионеров, бросившихся в его сторону, а потом закинул две гранаты в магов.

    Маги подарок проворонили, и осколки посекли обладателей Силы.

    А легионеры тем временем методично вырезали отряд Медведева.

    Юрий, видя, что дело дрянь, решился на отчаянный шаг — призвал свой дар, да еще в условиях полной луны.

    Это было первое превращение в оборотня после битвы с орками, и оно протекло весьма быстро. Только на этот раз Юрий управлял своей второй сущностью, а не зверь, хоть он и попытался, как раньше, занять главенствующее положение, но Медведеву хватило одного грозного рыка в его сторону, чтобы загнать эту разбуженную в нем шаманом-татуировщиком сущность куда подальше.

    Медведь рванул на врагов, буквально сметая их со своего пути таранным ударом. Удар головой, и очередной легионер отлетает метра на два-три.

    Проход оборотня через всю линию фронта по порядкам легионеров выправил ситуацию. Стрелки смогли отступить и под предводительством Зарлона и Тарда вновь сгруппироваться в линии и дать слитный залп.

    Юрий же, чувствуя, что его время уходит, огромными скачками рванул в сторону магов, уже оправившихся от ран, нанесенных осколками гранат, и, кажется, готовившиеся повторить удар по площади, чтобы вновь дезориентировать бойцов и дать легионерам их добить.

    В итоге маги нанесли удар не по солдатам, а по оборотню.

    Медведь взревел от дикой боли, осыпались все защитные амулеты, но в следующую секунду он расплатился с магами за все, раскидывая их в разные сторона, раздавливая черепа, отрывая головы и вспарывая животы.

    Половина магов все же успела разбежаться. Потом у оборотня закончилась энергия, и Медведев вновь обернулся в уже беспомощного человека. И быть бы ему прибитым простым боевым заклинанием или просто пронзенным кинжалом в сердце, но верные товарищи спасли, выстрелив по осмелевшим и приблизившимся к нему магам золотыми пулями.

    Потеряв еще двоих из своей группы, остальные маги предпочли сделать ноги, тем более что остатки легионеров разбегались кто куда, надеясь скрыться в темноте, настигаемые посылаемыми вдогонку пулями.

    * * *

    Очнулся Юрий уже в лагере. По крайней мере, он узнал свод своей палатки, а она осталась под стенами Ромона.

    Поскольку снаружи было уже сумрачно, внутри горела одинокая свеча.

    Первое, что он услышал, это выстрелы из пушек, ведущих размеренную стрельбу с полуминутной задержкой.

    В палатку, колыхнув воздушным потоком при откидывании полога, зашел князь Дарвл.

    — Очнулся?, — спросил он.

    — Очнулся…

    — Вот и славно.

    — Долго я в отключке?

    — Часы есть, — усмехнулся князь.

    Ремешок на часах тоже делали таким, чтобы он легко рвался в случае превращения. Кто-то его уже починил, и на руке Юрия вновь болтался механизм, отсчитывающий время.

    — Да я как-то не посмотрел, перед тем как оборачиваться.

    — Чуть больше сорока часов. Сорок два, сорок три, ни Тард, ни Зарлон тоже точно не запомнили.

    — Все равно прогресс с прежними пятьюдесятью часами!

    — Ну да, можно гордиться.

    — А чего стрельба? Мне начинает казаться, что мое преждевременное пробуждение связано не с прогрессом, а с этим грохотом…

    — И такое может быть, — засмеялся гном. — А стрельба ведется по воротам вот уже второй час, и по расчетам займет большую часть ночи. Собственно стрельба началась спустя час, с момента как вы вернулись из своего похода, как только герцог узнал о ваших приключениях. Штурм назначен на утро с падением ворот.

    — Герцог решил, что вторая когорта опасности не представляет в случае штурма города?

    — Ага. Он решил оставить нас в охранении, на случай, если имперцы все же решатся ударить в тыл. Его светлость решил, что пятидесяти гномам это вполне по плечу.

    — Хм-м… по-своему верно, — заметил Юрий.

    — Да я и не спорю, — кивнул князь Дарвл. — Да и больно нам этот штурм нужен?

    — Да, бой в городских условиях не то же самое, что в поле.

    — Вот и я про что.

    — А как вообще воспринята моя операция?, — поинтересовался Юрий.

    — Хорошо. Хотя на награду можешь особо не надеяться.

    — Да и черт с ней, с наградой. Много я потерял людей?

    — Половину.

    — Мн-да…

    Особой печали по потерям как-то не было, корить себя в черствости Юрий тоже не стал. Война есть война, без смертей не обходится. Хорошо, что сам выжил и товарищи уцелели.

    — Не переживай. Свою задачу ты выполнил, снял угрозу удара в спину при штурме, да и потери, если подумать, не так велики, учитывая, сколько потеряли имперцы. Война есть война, иногда что-то получается не совсем так, как рассчитывали.

    — Ну да…

    — Хочешь узнать последние новости?, — поинтересовался глава клана после короткой паузы. Наверное, затем и пришел проведать, чтобы новостями поделиться.

    — Какие?

    — Похоже, из всех армий, что вторглись в империю, победы одерживает только наша, а то, что мы возьмем Ромон, я не сомневаюсь. И только две армии свели свои сражения вничью…

    — Да я и не удивлен, — сказал Юрий. — Не будь тут нас с винтовками и пушками, и эта армия потерпела бы поражение.

    Князь только согласно кивнул.

    — И чувствую я, придется нам в самом скором времени весьма несладко, когда к Ромонгару подтянутся имперские легионы, разогнавшие остальные «освободительные» армии, — заметил Медведев. — Как бы нам не пришлось вернуться на начальные позиции, а то и чего еще похуже — бежать в Пустошь!

    — Поживем — увидим, — с несвойственной фаталистичностью в голосе ответил князь фразой, подцепленной у Юрия.

    Штурм города начался с первыми лучами солнца. Замагиченные имперскими магами ворота Ромона наконец не выдержали методичного обстрела и разлетелись щепой. Чтобы болванки снарядов не улетали куда-нибудь в сторону, отводимые магами, пришлось постараться магистру Патиру, накладывая соответствующие заклятья.

    Когорта легионеров, шнырявших где-то поблизости, ударить в тыл так и не решилась. Их было явно недостаточно, да и гномы зарекомендовали себя с лучшей стороны.

    Штурм продлился до вечера. Бой в городских условиях то еще удовольствие, а имперцы, несмотря на безнадежность своего положения, сражались на удивление упорно, так что победа, несмотря на численное превосходство и огнебойное оружие, далась дорогой ценой.

    Результативность армии «освобождения» под предводительством герцога Рэя и столь же провальные результаты других армий в полной мере выявили необходимость перевооружения для победы над империей.

    Об этом ясно говорило прибытие к армии банкира мастера Гармина.

    — Мы готовы заключить с вами, Юрий, договор на производство огнебойного оружия, — сказал он после всех приветствий. — Золотой с каждого проданного экземпляра.

    — Я этому весьма рад. Составим договор?

    — Да, вот…

    Гном протянул заранее заготовленные пергаменты замагиченных договоров. Просмотрев их и не найдя никаких «подводных камней», Медведев поставил свою подпись.

    — Может, вы еще что-то хотите предложить нам? В прошлый раз вы говорили о желании значительно расширить наше с вами сотрудничество, — напомнил мастер Гармин.

    — Хм-м… Пожалуй, могу. Это называется реактивная система залпового огня.

    Юрий быстро набросал чертеж реактивного снаряда, а также формулу твердого топлива для двигателя и объяснил принцип работы.

    — А теперь представьте, что за пару-тройку мгновений выпущена сотня таких снарядов. Даже если они не будут соответствующим образом зачарованы, то маги все равно не успеют их все перехватить. И теперь вообразите себе поражающий эффект.

    Гном представил и впечатлился.

    — О да! Разнесет все в пух и прах!!!

    — Думаю, десять тысяч вполне божеская цена за такую идею?

    — Вполне, — медленно кивнул банкир.

    — Тогда по рукам?

    — По рукам… Договор сейчас составлю…

    — Жду.

    Глава 15.

    Через три дня после взятия армией Освободительного союза Ромона, сразу после того как потушили последний пожар, глашатаи на всех городских площадях объявили о выходе провинции из состава империи и восстановлении королевства Ромонгар как независимого государства. Победители даже нашли где-то (хотя чего их было искать, сами пришли) законного претендента на трон и назначили день коронации.

    Сама коронация состоялась еще через два дня, и на трон воссел пятнадцатилетний пацан инфантильного вида. Понятно, что победители из всех претендентов выбрали самого слабого, кем легче всего манипулировать и кто не взбрыкнет просто по молодости и по молодости же не сможет вести подковерную игру, просто потому что понятия не имеет, как это делать.

    Окружение новому королю подобрали ему под стать, в смысле не таких же молодых и дурковатых, но тоже полностью зависимых от победителей. Чего только стоит придворный маг — один из старших учеников мастера Патира, что в свою очередь работал на герцога Рэя. Но это все понятно — политика. Юрий ею не интересовался.

    Победители торопились, потому церемония особой пышностью и длительностью не поражала, как и богатством выставленных угощений для народа. Хотя, по мнению Медведева, инородцы могли бы и расщедриться, все-таки первая победа Союза всяко-разно, но знаковое событие. Это дальше можно спустя рукава работать.

    Впрочем, победителям было не до празднования победы. Из империи приходили тревожные новости. Армии Союза разбегались от одного вида имперских легионов, а значит, недалек тот день, когда империя попытается вернуть себе утраченную территорию, и для этого у нее есть все силы и средства, в то время как у «освободителей» явный недостаток того и другого.

    Герцог Рэй по этому поводу, на следующий день после коронации нового короля, даже собрал очередной совет в обеденном зале гостиницы, где он проживал.

    — Господа, у меня для вас пренеприятнейшие известия…

    Несмотря на некий трагизм ситуации, Юрий едва сдержался, чтобы не прыснуть на весь зал и не добавить продолжение к фразе.

    — Хоть мы и отбили у империи Ромонгар, но судя по донесениям наших шпионов, удержать его мы не сможем. Легионы, разбив остальные армии нашего Союза, выдвинулись к нам.

    В зале стало шумно от тревожных шепотков. Даже самые отчаянные храбрецы или просто дураки понимали, что против такой силы, даже при наличии нового оружия, они не выстоят. Даже если каким-то чудом набрать соответствующее количество солдат, то где взять магов?

    — У границы с Ромонгаром уже стоят два легиона. Через пару дней к ним присоединится третий. А через месяц против нас будет стоять уже пятнадцать легионов. Думаю, всем ясно, что против такой силы не поможет даже столь хорошо зарекомендовавшее себя огнебойное оружие. Его слишком мало.

    «Разве что пулеметы в дело ввести, — подумал невольно Юрий. — Судя по косому взгляду князя, он подумал о том же… Но нет, этого делать не стоит. К тому же пулеметов всего два, можно, конечно, еще парочку подтянуть, но маги обрушат на них всю свою мощь, и никакие защитные амулеты пулеметчиков не спасут».

    — Тогда чего мы ждем, ваша светлость?!, — громыхнул знакомый голос барона Генкера.

    — У вас есть какие-то мысли, господин барон?, — нейтрально поинтересовался герцог.

    Впрочем, все поняли, какой смысл в эту фразу вложил герцог, и невольно усмехнулись. Один Генкер ничего не просек и кивнув, сказал:

    — Да, ваша светлость! Имперцев всего два легиона! С новым оружием, что поставляют гномы, мы разобьем их без особых усилий.

    — К тому моменту, когда мы подойдем, легионов уже будет три…

    — Плевать, ваша светлость! Это им не поможет. Сметем!

    Герцог только тяжко вздохнул и удрученно покачал головой.

    — Увы, барон, но их для нас будет многовато… Выходить против пятнадцати тысяч легионеров с пятью, пусть пятьсот из них вооружены огнебойным оружием, и с пятью пушками, это… самоубийство. У противника будет слишком много магов… слишком много. Не стоит также забывать, господа, что на этот раз противник не будет таким беспечным, как в прошлом нашем сражении в поле. Он обязательно подготовит многочисленные ловушки, как простые, так и магические, а магов у нас раз-два и обчелся. Нет, это вариант не для нас.

    — Но что же тогда делать, ваша светлость?, — спросил барон.

    — Я хотел бы это услышать от вас, господа. Есть у кого какие соображения?

    Судя по переглядываниям и шепоткам, идеи у собравшихся в зале командующего отсутствовали.

    Победа грозила превратиться в пиррову, как только империя скопит достаточно сил и легионы перейдут границу отбитой провинции.

    — Ну что, совсем ничего?, — проявил нетерпение герцог Рэй.

    — Боюсь, ваша светлость, но не остается ничего другого, как отступить, — сказал дипломатичный граф де Жакс. — Нам и вправду не устоять перед мощью пятнадцати легионов…

    — Беда в том, что это не поможет, — сказал герцог. — Стоит нам отступить на свою землю, как наша армия тут же рассыплется, люди разбегутся по домам, а легионы последуют за нами. Так что если мы не хотим, чтобы и наши земли были объединены в провинцию, а нас самих перебили, нам нужно что-то придумать, и как можно скорее… Хотя, конечно, кто-то может присягнуть новому правителю империи, но вот вопрос, как долго он проживет даже в таком случае? Новый правитель империи это диктатор, и что еще хуже — маг, стремящийся к бессмертию… и для его бессмертия нужны наши жизни. Ведь все уже знают о камешках силы в мечах легионеров?

    Собравшиеся согласно загудели. Скрыть такое в тайне было просто невозможно. Маги, пусть и слабые, в армии Союза есть. Какими бы слабыми они ни были, но аномалии в трофейном оружии заметили и стали разбираться, что к чему. Понимая, что рано или поздно они разберутся, по крайней мере магистр Патир точно, по инициативе Юрия произвели утечку информации о назначении сих камней силы, ведь люди о планах мага Андра, в отличие от инородцев, ничего не знали. Вот и узнали, и у них появилась дополнительная мотивация для борьбы с диктатором.

    Медведев разве что умолчал о планах собственного обожествления Андрея. К подобной информации люди уже могли отнестись с недоверием, несмотря на весь свой магический мир, так что палку в информационной войне перегибать тоже не стоило. А вот бессмертие, это да, это реально, здесь о нем тоже мечтали многие, и поглощенная камнями силы от смерти солдат энергия с последующим ее потреблением диктатором хорошо вписывалась в подобную конструкцию.

    — Ну?, — оглядев свой ближний круг, восседающий за столом и внешний — стоящий на ногах, буркнул герцог.

    Князь Дарвл вопросительно глянул на своего советника и поднял правую бровь. От герцога не укрылась эта легкая пантомима.

    — Не стесняйтесь, говорите, тем более что ваша прошлая задумка сработала, — поощрил Медведева герцог Рэй.

    — Э-э… ваша светлость…

    Юрий лихорадочно искал, что бы такое предложить. Не пулеметы же.

    Но вот план начал формироваться, и Юрий стал его озвучивать по мере оформления:

    — Так вот, ваша светлость… для начала неплохо было бы собрать остатки разбитых легионерами армий в один кулак под своим… то есть вашей светлости командованием.

    — Конечно, мы собираем их, — кивнул герцог. — Но, к сожалению, дело это продвигается весьма медленно. Много дезертиров… Да и пути подхода верных присяге отрядов извилисты. И пока мы соберем десять-пятнадцать тысяч, империя выставит против нас все свои пятнадцать легионов. Соотношение будет еще хуже, чем если мы прямо сейчас выступим против трех легионов, как то предлагает барон Генкер, и далее будем сражаться с прибывающими легионами…

    — Я это понимаю, ваша светлость…, — кивнул Юрий. — Но время можно выиграть, да и численность противника несколько снизить, до приемлемого уровня.

    — И как же это сделать?, — весьма заинтересовался командующий, даже подался чуть вперед.

    — Простите меня за эти слова, ваша светлость, но все вы слишком привыкли к открытым сражениям…

    — А как иначе?!, — воскликнул барон Генкер. — Сражаться нужно только лицом к лицу!

    Герцог уже открыто поморщился на реплику своего безбашенного вассала, но все же сказал:

    — Я понимаю, что можно еще развязать партизанские и диверсионные действия, но боюсь, в нашем случае это не выход. Территория чужая, мы сами ее не знаем. Быстро попадемся, тем более что крестьяне вряд ли будут нас укрывать, скорее даже сдадут, ведь нам придется отбирать у них припасы… Так в лучшем случае можно действовать на своей земле.

    — Это так, ваша светлость, но есть еще третий вариант.

    — Какой?!

    Юрий улыбнулся и снова, как в прошлый раз, демонстративно посмотрел по сторонам.

    Герцог также не смог сдержать усмешки и, махнув рукой, повелел:

    — Все свободны, господа.

    И снова командиры отрядов: дворяне и знать, испепеляя Юрия взглядами, шушукаясь, стали выметаться наружу.

    — Итак, что у вас за предложение?

    — Нужно организовать масштабные бунты на территории империи, ваша светлость. Особенно на тех территориях, что только что покинули легионы…

    — Дабы их направили назад!, — понимающе кивнул командующий.

    — Или хотя бы часть, допустим, одну когорту. Но поскольку мятежей будет много…

    — Умно!, — засмеялся герцог. — Даже если потери у легионов при подавлении мятежей будут небольшие, время мы все равно выиграем достаточно, чтобы собрать под своим началом все остатки разбитых армий.

    — А также провести более масштабное перевооружение солдат.

    — Верно! Тогда к началу сражения после подавления всех мятежей и сбора имперских легионов наша все равно меньшая численность уже не будет такой безнадежной. Отличный план!

    — Остается только надеяться, что гномы и эльфы не пожадничают и выделят достаточно средств на масштабные бунты.

    — Не пожалеют… Им наша победа нужнее не меньше, а то и больше, чем нам. Иначе им придется самим скрестить мечи с легионами диктатора, чего им вряд ли хочется.

    — До встречи, ваша светлость, — встал со своего места князь Дарвл.

    — До свидания. Кстати, как вас…, — остановил герцог парочку.

    — Юрий, ваша светлость, — назвал себя Медведев, увидев затруднение герцога.

    — Да, Юрий, вы весьма неплохой советник. Уже второй раз вы спасаете положение. Моим советникам до вас расти и расти… Я так понимаю, что вы не относитесь к числу дворян?

    — Так точно, ваша светлость.

    — И вряд ли оставите должность советника при князе…

    Дарвл нахмурился, ведь прямо у него под носом сманивают человека, который не только высказывает весьма здравые предложения, но еще и обладает большими техническими познаниями, по крайней мере в плане вооружения.

    — Не оставлю, ваша светлость.

    — Я так и думал, — усмехнулся герцог. — Но я все же хочу вас наградить за те спасительные идеи, что вы выдвинули. Как вы смотрите на титул барона? Пока ненаследуемого. Но если вы и дальше будете радовать нас своими идеями, то его можно перевести в разряд наследуемых. Земля, как я понял, у вас есть…

    — Э-э, ваша светлость, я, конечно, от всей души благодарю, но вынужден отказаться…, — сказал Медведев, несколько выбитый из колеи.

    Ведь вроде он не так давно думал, как бы разжиться титулом, даже рассматривал возможность его покупки, и вот этот желанный титул сам плывет ему в руки.

    Казалось бы, дают — бери, бьют — беги.

    «Но в том-то и дело, если возьму, то бегать просто замучаюсь», — подумал он.

    — Почему?, — удивился герцог.

    Удивление его тоже понятно. Кто в здравом уме откажется от дворянского титула, даже ненаследуемого?!

    — Видите ли, ваша светлость, помимо плюсов, титул имеет еще очень много минусов.

    — Например?

    — Например, меня может кто-нибудь по надуманному предлогу или провокацией вызвать на дуэль, да так, что не отказаться, а если откажусь, то прибьют как собаку. Тот же барон Генкер… или еще кто-нибудь, кто счел себя оскорбленным мною, уже дважды. А я, признаться, весьма плохо владею мечом. А уж если о том, что я генерирую идеи, что ставят имперцев в весьма плачевное положение, узнают сами имперцы, также им станет известно о моем дворянстве, то они ко мне обязательно подошлют бретера, и вы лишитесь того, кто сможет и в будущем что-нибудь предложить.

    — Хм-м… что им мешает подослать просто убийцу, что нападет со спины?

    — Ничего, ваша светлость. Но тогда и я смогу защищаться всеми доступными мне способами и просто сбежать, наконец. А на дуэли меня могут насадить на заточенную железяку на вполне законных основаниях, на глазах у всех.

    — Признаю, ваши доводы весьма разумны, — удовлетворился ответом герцог, — что еще раз показывает вас с лучшей стороны.

    — Благодарю, ваша светлость. Но если вы не передумаете с наградой, то патент можно вручить мне в конце войны, когда с империей будет покончено и я смогу удалиться к себе.

    — Что ж, скорее всего, я так и сделаю, — кивнул командующий.

    — Еще раз благодарю за оказанную честь, ваша светлость…

    * * *

    На этот раз высказанная Юрием Медведевым инициатива о разжигании мятежей на территории империи осталась без наказания в виде ее исполнения. Впрочем, все исключения лишь подтверждают правила. К тому же бунтов надо разжечь много десятков по всей империи, и одному Юрию тут явно не справиться.

    Впрочем, гномы и эльфы отлично справились и без помощи и чуткого руководства со стороны Медведева. Уж в чем-чем, а в таких вопросах эльфы доки. Интриги, подкупы и подставы у них в крови. Чем еще заниматься почти бессмертным?

    Уже через неделю после того, как герцог Рэй высказал и обосновал «свои» предложения инородцам, в империи вспыхнул первый мятеж. Конечно, о нем узнали много позже, но факт остается фактом, идея сработала на все сто процентов. Тем более обстановка к мятежам располагала.

    Движение легионов остановилось, им приходилось менять маршруты, разделяться на части, носиться по всей империи и подавлять многочисленные восстания, вспыхивающие то тут, то там.

    Оставалось только гадать, во сколько это обошлось гномам и эльфам. Но вряд ли так уж дорого. И было достаточно подкупить пару-тройку провокаторов, и крестьяне, доведенные до абсолютной нищеты чудовищными налогами, хватались за вилы, топоры и цепы и шли громить богачей, сжигать их виллы и крепости.

    В городах организовать волнения наверняка было несколько сложнее, там люди привыкают к порядку, да и живут чуть лучше, ибо за стенами обитают люди мастеровые и торговые. Но и их можно выгнать на улицы, устроив несколько провокаций, и стоит только людям выйти на площади, как над ними тут же берет власть стадный инстинкт, и они послушной толпой идут за проплаченными вождями-крикунами, устраивающими «марши десятков тысяч». Все остальное сделает городская чернь и криминальные «гильдии». Устроят поджоги и грабежи. Городская стража с таким накалом не справится, и вновь придется звать на помощь легионы.

    Так проходил месяц за месяцем. Пока легионы метались по империи, по заснеженным дорогам, подавляя мятежи, рубя в капусту своих сограждан (впрочем, диктатору плевать, от кого заряжать камни силы), в королевстве Ромонгар накапливались силы. Сюда стекались остатки разбитых армий «освобождения».

    Вскоре этих недобитков и дополнительно набранных рекрутов набралось достаточно, чтобы отправить их сражаться, и они пошли освобождать три королевства, оказавшиеся в отсеченном от империи «хвосте».

    Три легиона, оказавшиеся отрезанными от империи, помня судьбу Восемнадцатого Логроского легиона, не рискнули сразиться в открытом поле и засели в крепостях и городах. Зря. В чистом поле у них имелся хоть какой-то шанс на победу, ибо огнебойного оружия было немного, клан Дарвла, как и прежде, поставлял лишь по сто винтовок в неделю, а Подгорное царство только-только подготовили станки. Большая же часть огнебойного оружия осталась сосредоточена в Ромогаре, для сдерживания трех легионов, что все так и стояли на границе с королевством. Правда, то одна, то сразу две когорты иногда срывались с места и уходили в глубь империи…

    Запершиеся в крепостях и городках легионы и их отдельные части выкуривали, разбивая в хлам ворота со стенами из пушек и гномьих катапульт, метавших пороховые бомбы.

    К концу зимы три легиона оказались полностью разбиты, «хвост» империи перешел под полный контроль Освободительного Союза, и возродились еще три королевства. Там, как и в Ромонгаре, так же посадили малолетних марионеток и, что важнее, набирались дополнительные армии.

    Гномы из Подгорного царства полностью освоили выпуск винтовок, и началось перевооружение армии.

    Юрий как-то поинтересовался у банкира, как там движутся дела с реактивными системами залпового огня, но мастер Гармин лишь скривился.

    — Пока не очень…, — наконец признался он. — Разлет получается слишком большим, да и сама дальность разная. Так что в цель попадает примерно четверть снарядов.

    — Маловато. Это учитывая, что еще маги будут противодействовать.

    — То-то и оно, — кивнул банкир. — На каждую надо наложить чары, а магов у нас не так много…

    Как догадался Медведев, широкопрофильных магов у гномов почти не было. А те, что были, больше работали с землей. Так что кланам приходилось пользоваться услугами магов людей.

    — Но сколько-то установок вы выставить для генерального сражения сможете?

    — Сможем… но сколько, даже я понятия не имею. Я простой банкир…

    Юрий только усмехнулся.

    — Ну хоть примерно? А то против нас будет стоять порядка семидесяти тысяч человек. Сколько там будет магов, подсчитать не сложно… В то время как мы сможем выставить всего тысяч двадцать-тридцать, а с магами, как и раньше, беда.

    — И почти половина из этой армии вооружена огнебойным оружием, — отметил гном.

    — Так-то оно так, но как бы маги имперцев не свели на нет возможности этого оружия… Не стоит их недооценивать, особенно если в поле выйдет сам диктатор, архимаг Андр. Так что надо уничтожать противника сразу, одним ударом, потому и нужно как можно больше РСЗО.

    — Мы понимаем…

    — И?

    — Может, две, а может, десять…

    — Ясно.

    К середине весны количество мятежей и бунтов в империи резко сократилось. Люди устали от крови, опять же «звала» земля, требовалось пахать и сеять, чтобы прокормиться, чтобы не умерли с голоду жены и дети, ну и легионы сделали свое дело, порубив на куски самых воинственных бунтарей. А порубили они немало. По самым скромным подсчетам от мечей пало до двухсот тысяч человек.

    «А уж сколько энергии получил Андрей…» — обалдевая, подумал Юрий, осознавая, что отчасти сыграл ему на руку. Он так или иначе, но получил необходимую ему силу для «прокачки».

    «Насколько сильнее он стал?…»

    Легионы, оставив в империи небольшие гарнизоны из слабо обученных солдат для поддержания порядка, гарантируя его одним своим присутствием, а также охоты на расплодившихся за период бунтов разбойников, подтягивались к Ромонгару.

    Подтягивались силы и к армии Союза. Самыми ценными являлись конечно же маги, и пришли они из Великого Леса. В роще обосновались несколько сотен сильных магов эльфов, и они продолжали прибывать небольшими группами. Им предстояло сразиться с диктатором, претендентом в боги, ибо вряд ли он мог упустить такую схватку, тем более зная, что эльфы принимают в ней самое деятельное участие, и это грозит для его армии поражением.

    Юрий, несмотря на охранительный медальон, что вручил ему сам князь и великий архимаг Великого Леса, старался держаться от остроухих подальше, так что не знал, пришла ли сражаться с империей и его старая знакомая Элеонтаэль. Впрочем, по большому счету ему было все равно.

    * * *

    Архимаг Андр, диктатор Империи, действительно не мог пропустить такого события, как генеральное сражение с Освободительным Союзом, тем более что солдаты противника вооружены новейшим огнебойным оружием, что само по себе могло стать решающим фактором в победе Союза, ну а про эльфийских магов и вовсе говорить нечего.

    И он готовился к сражению, наверное, как никто другой. В подземных магических лабораториях полуразрушенной Башни кипела работа. При самом непосредственном участии Андрея создавались мощные амулеты, в которые закачивались просто гигантские объемы магической энергии.

    Мятежи, прокатившиеся по империи, для претендента в боги оказались как нельзя кстати. Они дали ему необходимое количество энергии, что можно было потратить не только на себя, совершенствование своего магического потенциала, но и на создание этих амулетов.

    «Спасибо тебе, медвежонок, — усмехнулся Андрей, прекрасно понимая, чья эта «мятежная» идея, ибо эта тактика весьма отличалась от того, что было принято. — Если бы не ты, то мне самому пришлось бы провоцировать волнения… Хотя, с другой стороны, если бы не бунты, то легионы вас растоптали бы намного раньше».

    — Ваше могущество, мы закончили…

    Андрей отвлекся от воспоминаний и мыслей о соотечественнике и посмотрел на склонившегося чуть ли не в поясном поклоне магистра Стратра. Раньше Андрею приходилось самому кланяться этому вредному старикану, впрочем, никакой мстительности у него не было и в помине, ибо это слишком мелочно и не достойно будущего бога. Все враги, что в действительности могли ему хоть как-то помешать, не говоря уже о том, чтобы причинить вред, либо уничтожены, либо находятся в подвале Башни и работают батарейками. Все, кто остался в живых, либо перешли на его сторону, либо проявили нейтралитет. Последних оказалось больше всего. Магистр Стратр относился как раз к нейтралам, ибо его больше интересовала сама магия, а не власть.

    — Хорошо…

    Диктатор-маг подошел к большому, размером с тазик амулету, что сделали его вольные или не совсем вольные помощники. Подчиненные сотворили амулет начерно, только основу, на большее их сил и способностей не хватило. Закончить амулет мог разве что прошлый магистр, да и то сомнительно, учитывая, что самому Андрею приходилось выкладываться на всю катушку.

    Сделанный амулет являлся копией древнего артефакта, найденного Андреем в хранилище Башни, и в отличие от оригинала, мог сработать только один раз.

    «Впрочем, мне этого хватит с лихвой, учитывая, что это уже двенадцатый экземпляр», — подумал претендент в боги.

    — Все могут быть свободны…

    Маги всех рангов, участвовавшие в проекте, поспешили убраться из зала.

    Андрей, подойдя к амулету, вставил в специальные пазы камни силы и приступил к окончательной доработке амулета, одновременно закачивая энергию в аккумуляторы и соединяя между собой различные блоки плетения. Работа эта требовала предельной концентрации внимания и силы. Одна ошибка и от Башни останется оплавленная воронка, как от ядерного взрыва в пару десятков килотонн.

    Мелькнула даже мысль как-то телепортировать нестабильный амулет во вражеское войско, и тогда от противника не останется даже пепла. Но с такими вещами лучше не шутить, если что-то пойдет не так, то… К тому же не стоит недооценивать магов противника, особенно эльфов. Почуют телепорт, смогут сбить настройку, и амулет может отправиться куда угодно, а сил уже на что-то другое не будет. Так что лучше действовать по ранее разработанному плану. Он тоже весьма действенен и эффективен. И в нем нет места случайностям.

    Спустя час после начала работы амулет вспыхнул семью кристаллами, засиял затейливый рисунок на «тазике», и Андрей рухнул в кресло без сил.

    — Теперь остался пустячок… разместить получившиеся амулеты, куда следует… но сначала не мешает подзарядиться.

    * * *

    Две армии общей численностью в сто тысяч человек выстраивались напротив друг друга. Пятнадцати имперским легионам противостояло всего тридцать тысяч человек. Немудрено, что у ополченцев, что и составляли большей частью Освободительную армию, при виде этой стальной армады начинали трястись коленки. По рядам поползли тревожные шепотки, того и гляди дойдет до панических настроений, а там и до бегства целых подразделений недалеко. Командиры из ветеранов чувствовали все эти нюансы своих солдат буквально кожей и то и дело рявкали на особо трусливых.

    — Ну чего трясетесь, как зайцы?! Каждый из вас с этим огнебойным оружием стоит десятка легионеров! Или забыли результаты работы залпом?!

    Бойцы хорошо помнили, как разлетались в щепу деревянные мишени, и ненадолго приободрялись. Но практически всегда находились те, кто все портил высказываниями вроде:

    — Так ведь маги…

    — Ну и что маги? Каждый из вас оснащен мощным защитным амулетом! И потом у нас тоже есть маги и посильнее имперских!

    О пришедших магах эльфов знали все, и солдаты вновь ненадолго успокаивались.

    — …Так что пока они будут между собой биться, мы быстренько расстреляем имперцев. Они даже сблизиться с нами не успеют! Так что не дергайтесь! Мы победим!

    Слова сотника, обрабатывавшего своих солдат, Юрия ничуть не успокаивали. Он то и дело нервно озирался и плевался, хотя никогда не имел такой привычки. Низко нависшие над головой тяжелые тучи, что того и гляди разразятся сильным весенним ливнем с грозой, только усиливали негативное настроение.

    — Да что с тобой?, — спросил князь Дарвл, видя состояние своего «советника», не находившего себе места.

    — Тревожно мне…

    — Да ладно!

    — Нет не ладно… Диктатор не дурак, скорее наоборот, очень умен, и мне не понятна его уверенность в победе!

    — С чего ты взял, что он уверен в победе? Да еще в своей…

    — Потому что он прекрасно знает возможности огнебойного оружия! И ничего не сделал, чтобы защитить от него своих солдат.

    — Да что он мог сделать?! Да еще за столь короткое время? От пуль не спасают даже зачарованные доспехи. По крайней мере вторая пуля точно их гарантированно пробивает.

    — Это так, но он мог перевооружить хотя бы часть своей армии, чтобы противостоять нам на равных! Значит, он уверен, что сделает нас…

    — Не понимаю, как он может нас сделать…, — произнес гном хмуро. Тревога «советника» все же передалась и ему. — Солдаты защищены амулетами, маги опять же…

    — Вот и я не понимаю… Но тем не менее самое страшное оружие для своей армии он устранил…

    — Это — да, — хмуро кивнул князь.

    Буквально пару дней назад был совершен налет на отряд гномов и их полукровок, транспортировавших к месту сражения новейший образец оружия — установку реактивного залпового огня со всем боезапасом. Имперцы постарались на славу, совершив нападение силами пятидесяти магов и сотней простых бойцов. Шансов отбиться не было, несмотря на собственное огнебойное вооружение гномов и полукровок. Слишком внезапным оно оказалось.

    Это нападение показало, что разведка имперцев не зря ест свой хлеб, а диктатор самым внимательным образом отслеживает ситуацию. Не совсем понятным тогда становился момент, почему диктатор Андр, зная о террористических методах войны, не уничтожит комсостав Союза?

    Хотя и на этот вопрос есть старый ответ: претенденту в боги нужна эта война для пополнения маны. А если уничтожить комсостав, то кто будет против него воевать? И это опять говорило в пользу того, что соотечественник уверен в своей победе.

    — И чего вообще ждем?

    — В смысле?

    — В прямом. Зачем мы даем противнику выстроиться? Надо уже давно вести артподготовку и долбить, долбить и еще раз долбить!

    — Ну, это уже не от меня зависит, — пожал плечами князь.

    Юрий понимающе кивнул. У местных все еще работали старые установки правил войны, которые говорили, что противнику надо дать построиться, и только после этого начать всеобщее рубилово.

    Глупость, конечно. Но и на Земле в эру огнестрельного оружия все было примерно так же. Пока противоборствующие стороны не выстроятся, бой не начнется.

    Медведев покосился на эльфов. Они, собравшись в несколько кучек, замерли на месте. Лишь по напряженным лицам можно было догадаться, что они сейчас чего-то магичат.

    — Ловушки ищут, — сказал Дарвл, проследив за взглядом Юрия.

    И в качестве подтверждения на поле между двумя армия то тут, то там начали вспыхивать круги белого огня, оставляя после себя пятна черного цвета диаметром в двадцать-тридцать метров. Что-то взрывалось, что-то трещало… В общем, разминирование шло полным ходом.

    Юрий подумал, что, пожалуй, единственная причина, по которой производилось минирование, при таком тотальном вскрытии всех ловушек, это расчет на то, что «саперы» потратят много сил на разминирование и уже не смогут так же эффективно защищать армию от других напастей магического характера.

    Что-то с грохотом и яркой вспышкой хлопнуло за имперскими порядками.

    — Ого!, — встрепенулся Медведев. — Чего это они там устроили?!

    — Вряд ли это эльфы. Далеко…

    — И правда…

    Юрий посмотрел на магов и снова заволновался. Маги выглядели несколько растерянными. Маски невозмутимости треснули. Впрочем, мало кто мог бы понять, что эльфы немного не в себе, но Юрий достаточно долго общался с одной представительницей остроухого племени и мог разглядеть этот момент.

    Да и хлопок этот со вспышкой света он опознал. И сделать его мог только один человек.

    — Телепорт… прибыл претендент в боги… Сейчас все начнется. Вот какого рожна мы ждали?!!

    — Ну, эльфы, наверное, его как раз и ждали…, — сказал князь.

    — Ну да, они собственно только для того и вмешались в схватку, чтобы его убрать.

    Эльфы действительно сгруппировались в одну группу, образовав своими телами какой-то рисунок или слово-иероглиф, и видно, начали готовиться к противоборству с Андром.

    Перед солдатами выехал герцог Рэй, сохранивший звание командующего, что, впрочем, неудивительно, учитывая, что только его армия сумела добиться победы на первом этапе, и толкнул патриотичную речь усиленным специальным амулетом голосом, чтобы его услышали все.

    Юрий, находящийся в «ставке» позади всего войска, как «советник» князя Дарвла, тоже слышал, но не особо слушал, ибо эти речи по сути своей бред о независимости, свободе и прочей лабуде.

    Ну вот какая разница крестьянину, кто с него будет драть три шкуры: «родной» герцог или император? А что такое для него независимость? Свобода при данной форме правления ценна только для правящего класса, как возможность творить, что угодно, без возможности получить наказание, для остальных ничего по большому счету не меняется.

    — Вперед!, — раздалась команда выговорившегося герцога.

    Забухали пушки гномов-отщепенцев, сработали дальнобойные катапульты и баллисты гномов из Подгорного царства, метавшие пороховые бомбы, и среди легионеров раздались первые взрывы. Имперские маги не смогли отвести свинцовые снаряды гномов-отщепенцев, а пороховые бомбы гномов Подгорного царства взрывались в воздухе, как зенитные снаряды, раскидывая шрапнель.

    В ответ полетели запущенные катапультами горшки с маслом. Расстояние для катапульт, собранных людьми, было великовато, но подсобили маги магией своей, придав снарядам дополнительное ускорение.

    Эти средневековые «бутылки Молотова» тоже не смогли отвести. А точнее, не захотели. Эльфы сосредоточились на своем главном противнике. А пока они нащупывали слабое место его могущества диктатора Андра, горшки с маслом бились среди солдат Союза, выжигая их целыми десятками. С пулеметной скоростью трещали выстрелами попавшие в огонь затвор-патроны, выстреливая пули и дополнительно раня стоящих рядом солдат, сокращая армию ранеными и убитыми.

    Но это не останавливало Объединенную армию Союза, и она медленно, но верно приближалась на дистанцию сокрушающего винтовочного залпа.

    Ударили маги эльфы, и за спинами легионеров, там, где находился Андр, с жутким грохотом и треском полыхнуло белое зарево магического огня. Все, что оказалось в радиусе его действия: люди, механизмы, животные, а радиус этот оказался не мал, под сотню метров, обратилось в невесомый прах.

    Но что-то говорило Юрию, что они не достигли успеха. Судя по лицам магов, так оно и было. Более того, они даже уплотнили свою толпу, перестроившись в новый рисунок (или составив новое слово-иероглиф на своем эльфийском языке), и даже не владеющим магическим зрением людям стал виден их коллективный защитный купол, чуть мерцающий вроде миража.

    И ответный удар последовал. Правда, без таких ярких спецэффектов как при ударе эльфами по претенденту в боги. Вообще не было никаких эффектов. Эльфы вдруг попадали на землю и, катаясь по траве, стали корчиться от боли, воя в голос, так словно их резали живьем тупой пилой и пронзали каждый квадратный сантиметр тела иглами под высоким напряжением.

    Где-то на юге громыхнул гром, второй, блеснуло несколько молний, сильнее подул ветерок…

    — Что за черт?…

    Князь, да и прочая командная верхушка во главе с герцогом выглядели по меньшей мере обескураженными. А как же иначе?! Две тысячи эльфов, на которых возлагали столько надежд, вдруг оказались выведены из строя.

    — Есть у меня такое подозрение, что пора желать ноги, — сказал Юрий.

    * * *

    Но на слова Медведев никто не обратил внимания. Может, просто не услышали из-за охватившего всех шока, а может, все дело в том, что легионеры всем фронтом, при поддержке магов, долбивших по солдатам армии Освободительного Союза, бросились в атаку, и все внимание переключилось на поле боя.

    Да, это страшно, когда пятьдесят тысяч человек устремились на врага в режиме легкого бега, при этом не ломая строй. Послышались первые лихорадочные винтовочные залпы, выкосившие первые ряды легионеров, но имперцев это практически не остановило, они только заорали боевой клич, и расстояние продолжило быстро сокращаться, вот-вот грозя перейти в рукопашку.

    В воздух взлетели стрелы полукровок, но легионеры успели прикрыться своими широкими прямоугольными щитами, хотя, конечно, без погибших и раненых не обошлось.

    Солдаты Союза успели сделать только еще два залпа, а потом, когда расстояние сократилось до полусотни метров, по бойцам Союза ударили имперские маги.

    Вчерашние крестьяне, и без того деморализованные надвигающейся на них, казалось бы, несокрушимой силой дрогнули, магические, никак не сдерживаемые собственными магами удары стали последней каплей, и они побежали. А совокупная мощь магического удара была велика, учитывая сколько магов двигалось вместе с легионерами, порядка двух тысяч.

    Армия Союза потеряла сразу порядка пяти-шести тысяч человек. И пусть большая их часть оказалась лишь без сознания из-за того, что маги били по площадям, но конец у них в любом случае был один — их беспомощных прирежут, как собак.

    И тут в дело вступила имперская кавалерия, оставшаяся стоять на месте при атаке пехоты. Двадцать тысяч всадников, разогнав лошадей в галоп, врезались в бегущую толпу и стали ее рубить. А потом к этому занятию подключились пехотинцы, мстя за потери и страх собственной смерти от залпов огнебойного оружия. Еще звучали выстрелы, но вразнобой и очень редко, так что даже самым тупым стало ясно, что с армией Союза покончено.

    Подтверждением последнего утверждения стало повальное бегство командного состава. Герцог Рэй со свитой, личным магом и малой дружиной телохранителей поскакали прочь. За ним все остальные высокородные дворяне, коим по статусу было не положено рубиться в рядах плечом к плечу с собственными солдатами.

    — Проклятье!!!, — взревел князь Дарвл.

    Там, где-то в этой толпе застряла сотня его подданных. И их вот-вот растопчут или порубят, если уже не порубили, ведь они находились в первых рядах, а значит, и отступали последними. Значит, на них обрушилась вся мощь имперской армии.

    — Еще не все потеряно, — сказал Медведев.

    — О чем ты?!

    — Они пока еще стоят!

    — Не вижу!

    — Вон там! Выстроили каре! Да чего мы собственно стоим?!

    Юрий метнулся в сторону повозок гномов.

    — Куда ты?!, — крикнул князь Дарвл, заметив «бегство» «советника».

    — Пришло время секретного аргумента!

    — Точно!

    Князь бросился вслед за Юрием ко второй повозке с «аргументом».

    Пробегая мимо затихших эльфов, Юрий невольно ужаснулся. Маги выглядели чудовищно. Со стороны они казались поломанными куклами, руки и ноги вывихнуты под невероятными углами, наверняка поломаны все кости, порваны мышцы. Из всех отверстий, по крайней мере видимых точно: рта, носа, ушей, глаз (у некоторых вылезли или вовсе лопнули сами глаза), обильно течет кровь, кого-то вырвало. Ну и прочие телесные субстанции выделились, о чем свидетельствовал соответствующий запашок. Эльфы ведь тоже живые существа, им так же требуется что-то кушать и пить…

    Кто-то еще шевелится, стонал, хрипел.

    «Живучие все-таки. Впрочем, это ненадолго…, — подумал Юрий. — Еще несколько минут и до ваших тушек доберутся имперцы и покрошат на куски, обрезав уши на сувениры».

    Но вот среди этой груды из сотен тел, с самого краю, где располагались самые слабые маги эльфов, о чем свидетельствовали светлые воротники, он нашел знакомое лицо, также залитое кровью.

    Пара мгновений раздумья: спасать или не спасать, и Медведев чуть изменил траекторию движения. Практически не снижая скорости, Юрий подхватил бесчувственное тело Элеонтаэль за ворот ее халата-кимоно и забросил себе на плечо.

    Эльфа охнула от боли и снова отключилась.

    — По крайней мере, живая…

    Вот и повозка. Медведев, положив тело эльфы внутрь, забрался сам.

    — Гони!, — крикнул он «водителю», махая в сторону битвы.

    Пока повозки разворачивались и набирали скорость, Юрий успел использовать на эльфу три целебных амулета, чтобы не отбросила коньки. Может, они и потрясающе живучи, тем более маги, но и удар претендента в боги не стоит недооценивать. Вон их как всех раскурочило.

    И вот повозки несутся навстречу бегущему войску, рассекая это человеческое море, точно две лодки, оставляя за собой пустое пространство «кильватерного следа».

    Как ни странно, но на две повозки мало кто обратил внимание из имперцев: ни пехотинцев, ни кавалеристов, даже маги не стали по ним работать. Да и зачем целенаправленно к ней лезть, когда вокруг полно других доступных жертв, что можно уничтожать десятками.

    Вот и цель их путешествия — каре.

    — Разворот!, — скомандовал Юрий. — Ты выезжай на левый фланг каре, а ты — на правый!, — добавил он вознице, управляющему повозкой с князем. Тот послушался, тем более князь подтвердил приказ.

    Тем временем не поддавшиеся всеобщей панике и бегству, ставшие в каре гномы и две полусотни человек под командованием Зарлона и Тарда, медленно, точно ледоколы, двигались прочь с поля боя, но не назад, как бежали практически все, а влево. На них то и дело налетали имперцы, то какая-то группа всадников, то лучники, то маги, то в различной комбинации, а то и все вместе.

    Гномам и примкнувшим к ним людям от магов, конечно, изрядно доставалось, больше, конечно, людям, как хуже всех оснащенным броней и защищенным соответствующими амулетами. А вот всадники или те же лучники ничего с каре поделать не могли, слитные залпы сметали их к демонам. Впрочем, стрелки также давали прикурить и магам, поливая их свинцовым и золотым дождем.

    Но этот отряд жив только до тех пор, пока на него не обратят самое пристальное внимание и не зададутся целью уничтожить во что бы то ни стало. Достаточно сосредоточить против них сотню магов, а не десяток-другой, как было до сих пор.

    Первым звонком такого внимания со стороны командования противника стала работа катапульт, метавших свои зажигательные снаряды. К счастью, каре двигалось достаточно быстро и по довольно извилистой траектории, иногда, когда поблизости не было опасного противника, смешиваясь и переходя на бег, так что пока все горшки падали хоть и близко, но недостаточно, чтобы кого-то подпалить, разве что брызги иногда долетали, но это не страшно. Один хлопок ладонью, и огненное пятнышко тухнет. Ожог — фигня.

    Вторым звонком стали звуки сигнальных рожков, отзывающих часть подразделений от всеобщей погони за солдатами Союза. Десятки собирались в сотни вокруг каре. Подтягивались маги.

    Гномы продолжали отходить, то и дело давая массированные залпы, прорубая себе путь отступления, но кольцо тем не менее продолжало сужаться.

    Чувствуя, что времени не осталось, и маги вот-вот нанесут удар, Юрий, сбрасывая укрытие с повозки, скомандовал:

    — Огонь!

    И сам засел за пулемет, ожесточенно закрутив ручкой. «Дятел» резво застучал, выдавая до пяти-семи выстрелов в секунду.

    Ему начал вторить пулемет князя Дарвла.

    Дали пару залпов из «кикимор» гномы и люди.

    Имперцы понесли большие потери, но маги, собравшись в дюжину групп по пять человек, все же нанесли свой магический удар.

    Замертво повалились плохо защищенные люди. От меньше чем сотни осталось чуть больше двадцати человек. Повалились дезориентированные массовым заклинанием гномы, но немного, гномов десять, и то они начали быстро приходить в себя и вставать. Видя такое дело, имперские маги атаковали каре воздушными таранами. Упругие удары воздуха просто разметали и смешали быстро перестроившееся после потери большей части людей каре.

    Раздались новые сигналы рожков, и на валявшихся кто где и оглушенных ударами гномов, несмотря на пулеметный огонь, со всех сторон ринулись отряды легионеров.

    На две повозки, из которых летела смерть, маги просто не успели среагировать и перенацелить на них свои удары. А потом стало поздно.

    Ожесточенно крутившие ручки пулеметов Юрий и князь Дарвл то и дело переводили смертоносный огонь с легионеров на группы магов, буквально выкашивая их, а остальным, все это видевшим, было не до магии, свои бы шкуры спасти.

    А пулеметы все строчили и строчили, поглощая ленты на двести выстрелов с чудовищной скоростью. Перезарядка длилась всего пару мгновений. Всего-то и требовалось вставить «язычок» в паз, проворот ручкой, и стрельба продолжается.

    Правда, перегрев стволов уже дает о себе знать. Не будь водяного охлаждения, ствол бы уже давно раскалился и деформировался, создав угрозу заедания, а так пока держится, но вода уже кипит, о чем свидетельствует струйка пара, вырывающаяся из специальной форсунки. Еще немного, максимум еще одна лента и…

    Столь плотный и убийственный огонь все же заставил солдат противника стушеваться буквально в трех десятках метров от каре. А там и сами гномы наконец пришли в себя, наскоро подлечились целебными амулетами и вставили свои пять копеек, выдавая залп за залпом.

    Лишившись магической поддержки, легионеры бросились прочь.

    — Ходу!!!

    Загрузив совсем «плохих» бойцов в телеги, отряд продолжил бегство.

    А армия Союза практически перестала существовать. Кавалерия отрезала основной массе солдат пути к отступлению и удерживала на месте, пока пехотинцы при поддержке магов с методичностью сенокосилки рубили полностью деморализованного противника.

    Уйти сумели совсем немногие. Едва ли процентов десять. Разве что пятитысячная дворянская тяжелая латная кавалерия практически не пострадала. Они сразу смылись вслед за командующим, даже не подумав вступить в бой.

    Глава 16.

    Отряд спешно отступал в сторону герцогства Рэйстор, уходя из потерянного королевства Ромонгар, которому вскоре вновь предстояло стать лишь одной из провинций империи, как и прочим королевствам, что возродил Освободительный Союз.

    Гномы выносливы, но не всесильны, и под вечер пришлось встать на стоянку. Этому способствовало то обстоятельство, что их никто не преследовал. Они заставили себя уважать. Также на отсутствие погони сказалась разыгравшаяся мощная гроза. Дождь лил как из ведра. А проточная вода, как известно, замывает все следы, как физические, так и аурные. Так что найти отряд, петлявший по тропам, еще надо было хорошо постараться.

    Наибольшая опасность исходила только от архимага и диктатора Андра, если тот пожелает лично уничтожить Медведева. Но и он себя пока никак не проявил. Может, тоже найти не мог, может, просто не хотел, не считая беглецов опасными для себя, а может, у него имелись какие-то свои дела, требующие его пристального внимания.

    Гномы и десяток человек, что сумели прибиться к отряду, выглядели подавленными и неудивительно — война проиграна. Не просто отдельное сражение закончилось провалом, а именно война. Потери тоже потрясали. Немногие вырвавшиеся из котла и прибившиеся к отряду рассказывали жуткие вещи о массовой резне, устроенной легионерами. Имперцы пленных не брали.

    — А что эльфы?, — спросил Юрий у одного такого рассказчика. — Ты видел, что с ними сделали имперцы? Убили?

    — Нет… Хотя, может, кого-то и пристукнули по запарке. Но я видел, что имперские маги отогнали от них простых солдат, а потом что-то с ними делали, я не разобрал…

    — В руках магов были такие кожаные ремешки? Они что-то цепляли им на шею?

    — Хм-м, да, что-то такое в руках у них было… сами понимаете, ваша милость, я не приглядывался, свою бы жизнь спасти. Но маги копошились среди эльфов это точно.

    — Понятно.

    «Значит, имперские маги всем эльфийским магам ошейники надели, — понял Медведев. — Ну естественно, Если люди могут быть только одноразовыми батарейками, то маги самоподзаряжающиеся…»

    — Юрий, твоя попутчица приходит в себя, — сказал князь Дарвл, выслушав доклад от одного из своих подчиненных. — Как бы чего не начудила…

    Медведев кивнул и, запалив свечу, двинулся в сторону повозки с эльфой.

    «Может, и ей ошейник надеть?, — подумал он. — А то очнется и шарахнет чисто на инстинктах и останутся от меня одни вонючие ошметки…»

    Впрочем, желание в любом случае было несбыточным из-за отсутствия у него противомагического ошейника. Он мог найтись в походном мешке эльфы, но и он отсутствовал.

    Свет свечи стал последним камешком, что спустил лавину пробуждения. Эльфа открыла глаза и попыталась вскочить и колдануть, но последние два действа получились из рук вон плохо. Попытка смагичисть так и вовсе не удалась. Эльфа рухнула обратно.

    — Ты?…

    — Я.

    — Где я?

    — Там же, где и я, — невольно хохотнул Юрий, хотя, конечно, ему было не до смеха.

    — Мне не до шуток…

    — Да какие уж тут шутки… Сам без понятия, где мы находимся. Бежали сломя голову, не разбирая дороги, лишь бы шкурки свои спасти, ну и твою заодно, раз уж так вышло.

    — Почему я в твоей повозке?

    — Можно сказать, что чисто случайно. Подобрал по пути, так сказать, по старому знакомству.

    Юрий снова усмехнулся.

    — А что с моими…

    — Скорее всего, с ними поступили так же, как и вы со мной — надели ошейники.

    Элеонтаэль закрыла глаза, из них покатилось по паре слезинок. Она все поняла. Ее соплеменникам и сильнейшим магам Великого Леса уготована незавидная судьба батареек.

    Архимаг Андр хорошо приподнялся в плане притока силы на захвате остроухих магов в таком огромном количестве.

    — Ты можешь сказать, что с вами со всеми произошло? Почему вы все выпали в осадок?, — спросил Юрий после долгой паузы.

    — Да…

    — И?

    — Твой соотечественник нанес очень подлый и мощный удар по самой основе нашей силы…

    — Каким образом?

    — Что ты знаешь об источнике магии эльфов?

    — Ничего.

    — Так вот если у людей это чистый дар и источником является он сам, при желании подпитывая себя различными камнями силы, то у эльфов одной из основ магии выступают природные катализаторы и усилители…

    — Чуть проще…

    — Хорошо… Нас называют древолюбами не просто потому, что мы запрещаем рубить деревья в своем лесу. Лес для нас является источником силы… У каждого эльфа мага, да просто эльфа, есть своя роща из собсвтвенноручно выращенных и рассаженных священных деревьев, привязанных на себя. Эти деревья аккумулируют энергию из Леса и передают ее магу через астральные каналы, значительно его усиливая. Потому даже простые эльфы лишь с искрой силы могут магичить, слабо, но могут… Именно поэтому чем дальше и дольше находится эльф от Леса, от своей рощи, тем слабее он становится.

    — Понятно. И что сделал Андрей?

    — Он нанес удар по нашим рощам… Эта гроза его рук дело. Но если здесь это просто гроза, то над нашим Лесом сейчас бушует… бушевал настоящий ураган, вырывавший обычные деревья с корнем…

    — Ох ты…

    — Да… Пострадали непосредственно и священные деревья… Чтобы понять всю силу удара, достаточно сказать, что мы чувствуем эти деревья, эту рощу как часть себя… А теперь представь, что священное дерево лишилось ветви, а то и вовсе сломалось пополам…

    — Это, наверное, все равно, что ощутить будто сломали кости тебе самому?

    — Именно.

    — Серьезно. Мн-да, подловил он вас.

    Эльфа снова закрыла глаза и поморщилась. Потом ее свела судорога.

    — Что?

    — Я чувствую, как страдают мои покалеченные ураганом деревья, отмирают целые ветви, а вместе с ними больно и мне…

    — Понятно… Может, еще пару целебных амулетов дать?

    — Не нужно… это не поможет. Мое физическое тело в порядке… а на большее амулеты не способны. Мне нужен только отдых.

    — Уже ухожу.

    * * *

    Следующую неделю отряд окольными путями выбирался из королевства. А выбравшись, в герцогстве Рэйстор задерживаться не стал, сразу двинув сразу в гномий анклав в землях гоблинов. Только здесь гномы почувствовали себя защищенными, но Юрий знал, что чувство это по сути своей ложно. От мага Андра, если он захочет кого-то уничтожить, нигде не спрятаться и не скрыться.

    К концу путешествия Элеонтаэль оправилась настолько, что могла уже что-то смагичить, правда опираясь только на собственные силы. Ресурс ее пострадавшей от магического урагана рощи был пока недоступен. Требовалось обновить практически развеявшуюся астральную связь.

    Не доезжая до горы гномов, эльфа, помчалась в свой Великий Лес, сказав напоследок:

    — Я благодарю тебя за свое спасение, человек… Несмотря на все, что было между нами плохого, я… клятву жизни.

    И растворилась в кустах.

    — И чего это сейчас было?, — недоуменно спросил Медведев у князя Дарвла, также выглядевшего несколько удивленно.

    Чтобы эльфа дало клятву жизни человеку?! Да быть такого не может! Но вот же дала.

    — Ну, много чего. Ты можешь попросить ее помощи, и она обязана ее будет оказать, даже если это будет угрожать ее жизни. Или потребовать чью-то жизнь, и она обязана будет тебе ее отдать.

    — Типа стать моим личным киллером?

    — Что-то вроде того. Или, наоборот, защитить чью-то жизнь. В общем, вариантов много.

    — Понятно…

    Юрий находился в сильном унынии. Ему стало окончательно ясно, что победить своего соотечественника, заделавшегося крутейшим магом и будущим богом, ему не по силам. Как это сделать, если он даже две тысячи сильнейших магов эльфов нагнул играючи?! Это просто нереально. Следовало это признать окончательно и не дергаться.

    «А что же тогда делать?, — подумал он. — Сидеть и ждать, когда весь мир окажется под его рукой, и однажды самому стать батарейкой?»

    Конечно, оставался еще путь бегства, через три с половиной года откроется портал меж мирами. Но в этом варианте имелось великое множество «но» и «если».

    Но даст ли Андрей воспользоваться этим порталом, или подкараулит возле него и прибьет. Если раньше это сделать поленится?

    Ну, допустим, сбежит он в родной мир, Андрей не станет препятствовать. И что? Старая проблема в виде папаши вундеркинда остается. Вряд ли он поверит, что с его сыночком все в порядке, даже более того, тот вот-вот станет бессмертным, а через тысячу лет так и вовсе богом заделается.

    «Интересно, долго он будет смеяться?, — подумал Юрий. — Остается вариант при возвращении домой уничтожить всех встречающих. Теперь это уже реально. Шансы есть. Прихватить гранат побольше, пулемет, винтовку с револьвером и устроить там войнушку один против всех, в стиле Рэмбо, будь он неладен. Бронежилет со шлемом только нормальный сделать, чтобы ответные очереди не завалили. А уж если еще амулеты боевые будут дома действовать, то ваще держите меня, семеро…»

    Вариант возвращения с шумом Юрию понравился. Не нравилось ему только то, что бежать в одиночку как-то не комильфо, учитывая, что он женат и жена ему очень нравится.

    «Бежать вдвоем?, — подумал Медведев. — Но портал принимает только одного… Хотя с чего я взял, что принимает одного с этой стороны? Может, больше? Ладно, не будем рисковать и предположим, что тоже одного. Но не будем забывать, что это мир магии, а портал явно имеет магическую составляющую с привязкой к природному феномену выхода энергии, маны… Неужели мастер Морлд не сможет как-то его расширить, чтобы прошли двое? Наверное, сможет, нужно с ним на эту тему переговорить…

    Вопрос только в том, захочет ли сама Кардалла бежать в мой мир? Что-то мне говорит, что большого желания она не проявит… Ведь здесь ее родные. Гномы в этом плане очень упертые. Родня есть родня, бросать своих большой позор. Наверняка упрется… Не силой же тащить? Вот же блин, не было печали, да обычаи подкачали…

    Да и ко мне отношение может изменится. Рано или поздно, несмотря на объективные причины необходимости побега, невозможности справиться с противником, она решит, что я просто струсил… Это разрушит все отношения изнутри, как гниль. Эх-х, жизнь моя жестянка, живу я, как поганка… Но даже если она так думать не станет, еще неизвестно, как мой мир повлияет на нее… все же она гнома. А с чего моему миру влиять на нее? На меня же этот мир не повлиял… если не считать того, что оборотнем стал, но это исключение, меня еще дома излишне творческий шаманистый татуировщик инициировал».

    Медведев понурился еще больше. Откровенно говоря, самому себе-то он признаться мог, бежать ему не хотелось, противно будет в зеркало смотреться, сам будет думать, что смалодушничал, хоть в петлю потом лезь, разве что только ну очень прижмет.

    К тому же вспомнились слова ротного, что нет невыполнимых задач, есть хреновые исполнители. Даже самая сложная проблема имеет несколько решений. Даже если одно из них собственная смерть.

    Юрий уже имел возможность убедиться в истинности этих слов, когда снимал противомагический ошейник, который, как считалось ранее, невозможно снять самостоятельно, без участия в процессе мага. Разве что умирать второй раз не хотелось до чертиков… причем во всех смыслах значения слова «чертиков». К нему ведь тогда как раз заявился один такой чертик…

    «Тем не менее нашего претендента в боги можно победить. Можно и нужно, требуется только хорошенько подумать…» — сказал себе Юрий.

    Но легко сказать, а вот сделать гораздо сложнее. В голову не приходила ни одна сколько-нибудь реальная идея. Под конец путешествия хотелось надраться, и пусть все черти приходят толпой…

    Правда, стоило ему только увидеть встречающую его с округлившимся животиком Кардаллу, как такая малодушная мысль исчезла сама собой.

    — Никаких запоев…, — сказал он себе, чувствуя, как сила наполняет его тело и дух, он даже выпрямился, словно его как какой-то шарик подкачали воздухом. — Ну, разве что одна большая пьянка в честь возвращения, без этого никак, и все. А потом думать, думать и еще раз думать…

    Вариант с побегом как основной уже не рассматривался. Бежать уже придется с ребенком, а рисковать его жизнью, уходя туда, где его будут ждать гориллы со «скорпионами», он не собирался по определению.

    Медведев осторожно подхватил на руки бросившуюся к нему с радостным криком жену и закружил на месте.

    — Осторожнее!

    — Не бойся, не выроню!

    Накружившись, так что Кардалла уже взмолилась, Юрий поставил ее на ноги.

    — Известно уже, кто будет?, — спросил он. — Я слышал, маги могут определить…

    — Нет, я не стала просить мастера Морлда.

    — А чего так?

    — Пусть сюрприз будет…

    — И то верно!

    А потом был пир горой в честь вернувшихся с войны, что важно, без потерь сородичей: братьев, мужей и отцов. А веселиться гномы умеют, им только дай повод. Ну а то, что война в целом проиграна, так на все воля творца.

    * * *

    — Пожалуй, тут будет довольно неплохо, — сказал Юрий, осматриваясь по сторонам.

    На западе, насколько хватало взгляда, раскинулась Пустошь — территория драконов. На востоке, километрах в пяти, высилась небольшая горная гряда, от которой тянулись извилистые овраги, промытые скатывающейся с нее водой. За ней притаилась роща каких-то лиственных деревьев. Идеальное место.

    — Давайте устанавливать.

    — За дело!, — скомандовал князь Дарвл, и десяток гномов принялись за разбор поклажи, состоящей из пяти телег.

    Впрочем, первую «повозку» на двух колесах достаточно было только отцепить от пары лошадей и, сняв колеса, хорошенько закрепить на земле. Поскольку повозка эта как таковая являлась четырехступорным стальным лафетом. Потому первым делом установили его, расставив лапы крестом, и вбили в землю полуметровые стальные штыри, намертво присобачивая лафет к земле.

    Вторую и третью повозку тянули уже по четыре лошади.

    Во второй нормального вида четырехколесной телеге, разве что только усиленной, лежал трехметровой длины ствол, нарезной, калибра сорок миллиметров.

    Гномы, хекнув и подхватив тяжелое изделие кузнецов своих, подтащили его к лафету и установили сверху на поворотный круг с возможностью вращения на триста шестьдесят градусов, как у зенитки, в специальные пазы. Осталось только все как следует закрепить, что они и сделали, затянув болты.

    В третьей повозке везли боеприпас в количестве десяти выстрелов, а также дополнительное оборудование и инструмент. Снаряжалась эта пушка, прозванная Юрием «Большая кикимора», по уже знакомому затвор-патронному, в данном случае снарядному принципу, как и винтовка «кикимора», отсюда и название.

    Сначала Медведев все же хотел сделать нормальную пушку казенного типа, стреляющую нормальными гильзовыми снарядами. Но быстро передумал. Слишком сложно, много подвижных деталей, да и гильзы эти опять. Чего заморачиваться, когда технология затвор-патрона уже отработана?

    Скорострельность опять же падает ненамного. Да вообще практически не падает. Достаточно отжав боек, отвернуть затвор-снаряд на сто восемьдесят градусов, вставить в ствол следующий и завернуть по часовой стрелке до упора. После чего можно стрелять, дернув за веревк