Развивающие занятия ленивой мамы читать онлайн бесплатно


Анна Быкова, Развивающие занятия «ленивой мамы» – читать онлайн бесплатно в хорошем качестве, страница 3, 2016-10-16

Главные принципы развития творческого мышления

#чутьчутьдидактики

#творчество

«Надо же ребенка еще и творчески развивать», – говорит мама и записывает загруженное чадо на уроки рисования или музыки. Но творчество выходит далеко за рамки рисования и знакомства с музыкой. Более того, скажу я вам, уроки рисования и музыки вообще могут не иметь ничего общего с творчеством. Творчество – это процесс создания чего-то качественно нового. Принципиально нового. Не как вчера. Не как у кого-то.

• Ребенка знакомят с музыкальными произведениями – это не творчество.

• Ребенка обучают играть на музыкальном инструменте – это не творчество.

• Ребенок воспроизводит известное музыкальное произведение – это не творчество.

• Ребенок играет музыкальное произведение собственного сочинения – это творчество.

• Ребенок еще только учится играть на гитаре, но уже придумал несколько разных вариантов перебора – это творчество.

• Ребенок вообще впервые видит гитару, но придумал с десяток способов извлечения звука из инструмента – это творчество.

• Ребенок сам создает музыкальный инструмент, натягивая леску на ножки табурета, – это творчество.

Уметь рисовать и быть творческим человеком – не одно и то же. Можно уметь рисовать (в смысле «красиво срисовывать»), но при этом не быть творческим человеком. Можно быть творческим человеком, но при этом не уметь рисовать, а творчество проявлять в других сферах. То есть выполнять свою задачу каким-то нестандартным способом, как никто раньше не делал.

* * *

«Мой сын совсем не хочет творчеством заниматься. Я ему столько разных материалов для творчества накупила: и карандаши, и краски, и особое тесто для лепки, и пластилин необычный, шариковый. А ему не интересно. Только и знает, что в свои машинки играть», – сетует мама, не замечая за отсутствием интереса к карандашам и пластилину настоящего детского творчества. Ее творческий ребенок каждый день придумывает новый сюжет для игры с машинками, строит для них новые трассы из подручных материалов – это творчество.

* * *

«А сейчас окунаем кисточку в голубую гуашь и закрашиваем фон. На этом фоне рисуем ствол дерева. Так, теперь веточки: вправо, влево, вправо, влево. А теперь листочки на ветках. Вот так прикладываем кисточку, смотрите», – дает указания педагог, рисуя на ватмане образец. Ученики старательно повторяют все действия. Результат урока – двадцать одинаковых рисунков. Это обучение приемам рисования.

Освойте тысячу и один способ создания прически на голове вашей маленькой дочки. Придумывайте новые игры, меняйте правила старых.

Но это не развитие творчества. Творчество – это когда рисунок получается не как у всех, не такой, как ты сам рисовал вчера. Это не значит, что не нужно обучать приемам рисования.

Но важно понимать, что само по себе обучение рисованию еще не является развитием творческого мышления.

* * *

Как же развивать у ребенка творческое мышление?

• Прежде всего творческое мышление нужно развивать у себя. Постоянно пробуйте что-то новое. Делайте по-новому то, что уже сто раз делали. И тогда у ребенка перед глазами будет пример творческого подхода.

• Не препятствуйте новым идеям ребенка (если, конечно, реализация этих идей не несет угрозы жизни и здоровью).

В жизни всегда есть место творчеству. Возьмите за правило каждый день менять или усовершенствовать свои обычные действия. Например, возвращайтесь из детского сада домой по другому маршруту. Изобретите пятнадцать новых способов шнурования кроссовок и наматывания шарфа. Экспериментируйте с ингредиентами салата. Освойте тысячу и один способ создания прически на голове вашей маленькой дочки. Придумывайте новые игры, меняйте правила старых. Разрешите ребенку пойти на улицу в куртке, вывернутой наизнанку, или в разных ботинках, если ему пришел в голову такой способ самовыражения.

• Ищите нетривиальные связи между объектами.

Как связаны кот и одуванчик? Кроме того, что они оба представители живой природы? Если проявить творческое мышление, то можно придумать сказку про кота, который любил есть одуванчики. Или кота, который любил спать на одуванчиках. Или про кота, который был таким белым и пушистым, что все его называли «Одуванчик».

Творите вместе с ребенком, и вам и ему будет интересно.

Часть 2От года до двух

Откуда берутся умные дети

#вниманиеребенка

#первыеигры

От чего зависит способность к обучению у ребенка? Понятно, что играет роль наследственность, – и это тот фактор, на который родители уже не могут повлиять, что пришло, то пришло. Но есть и другие факторы, которые напрямую зависят от усилий родителей, бабушек и дедушек. Что такого предложить младенцу, чтобы потом он был успешен в учебе? Можно ли на это повлиять?

Предельно фокусированное внимание появляется при наличии эмоций. Из этого следует, что игра в «Ку-ку!» очень даже развивающая.

Вопросы эти волнуют не только родителей, но и ученых. Как водится, проводили исследования, в ходе которых была установлена прямая взаимосвязь между интеллектом детей в 5 лет и в 10 лет. То есть дети, показавшие высокие результаты в тестах на интеллект в пятилетнем возрасте, такие же высокие результаты показали и в десять лет. А вот с показателями интеллекта в возрасте 1–2 года такой взаимосвязи обнаружено не было: оценки интеллекта малыша никак не коррелировали с оценками в других возрастах. Почему? Может быть, что-то не то измеряли? Может быть, для оценки интеллекта нужно было использовать вовсе не сенсомоторные тесты? А что еще можно измерить, что лежит в основе интеллекта ребенка в возрасте до двух лет?

После длительных исследований ученые пришли к выводу, что на развитие интеллекта главным образом влияет способность удерживать внимание. Причем эндогенное внимание. То есть то, которое возникает изнутри, через собственную активность и волю, а не только как ответ на внешние раздражители.

Предельно фокусированное внимание появляется при наличии эмоций. Из этого следует, что игра в «Ку-ку!» очень даже развивающая. Мама говорит «ку-ку», а потом прячется за полотенце или за угол шкафа. Ребенок какое-то время смотрит на ничем не примечательное полотенце, которое само по себе не вызвало бы его внимания. Ничего не происходит. Просто полотенце (или просто шкаф). Но ребенок удерживает внимание, потому что ожидает, что мама снова появится. И когда мама появляется, это вызывает яркую эмоцию радости. Малыш и мама вместе смеются. И это повторяется несколько раз подряд. Новизны нет. А внимание к деятельности есть.

Игра «Где же ручки?». Ребенок прячет ручки за спину. Взрослый озадаченно произносит: «Где же ручки? Нет ручек!» В какой-то момент ребенок вытягивает руки перед собой, и взрослый выдает эмоцию удивления и радости: «Вот они!» Ребенок инициирует игру, ребенок сам управляет процессом, ребенок удерживает свое внимание на процессе.

Игра «Угадай, в какой руке». Взрослый берет маленький предмет и несколько раз перекладывает его из одной руки в другую. Потом заводит руки за спину и повторяет действие там. А потом демонстрирует ребенку две руки со сжатыми кулаками. В каком-то одном кулаке спрятан предмет. Ребенок смотрит, ребенок удерживает внимание на неподвижных руках, ребенок делает выбор. Он не отводит глаз от неподвижных рук взрослого, ожидая следующего действия. В какой руке окажется игрушка, после того как кулаки будут разжаты? Угадал или не угадал?

Прятки. Ребенок встал за штору. Мама видит его ноги, выглядывающие из-под портьерной ткани. Но мама продляет игру. «Где же Дима? Может быть, он под кроватью? Может быть, он в шкафу? И здесь нет… А! Он, наверное, под столом! Нет, и тут пусто… Где же Дима?» Игра длится, и вместе с ней длится Димино внимание.

Это лишь некоторые примеры простых игр на удержание внимания. Таких игр можно придумать сотни. Но все они невозможны без участия взрослого, эмоционально включенного в игровой процесс: сам с собой в прятки не поиграешь. А если взрослый будет играть без эмоционально окрашенных комментариев, то и игра ребенку быстро наскучит. Эмоции помогают удерживать внимание.

Игры с платочком

#вниманиеребенка

#первыеигры

В первой главе я обещала вам рассказать, сколько различных игр можно придумать, используя носовой платочек. Вот, пожалуйста. Некоторые игры коллективные, но их легко адаптировать для самого маленького коллектива: мама и ребенок.

• Танцы под музыку с платочком. Ребенок повторяет движения за взрослым.

• Хоровод с платочками. Дети, двигаясь по кругу, держат друг друга не за руки, а за уголки платочков. В этом есть определенная сложность – не выпустить из руки уголок платка.

• Передаем платочек по кругу. Это игра на развитие координации движений. Можно превратить игру в речевое упражнение, усложнив ее условия. Берем платочек от того, кто стоит слева, говорим «спасибо», поворачиваемся к тому, кто стоит справа, отдаем платочек, говорим «пожалуйста».

Другой уровень сложности. Под музыку передаем платочек по кругу, но ручки у всех за спиной. Когда музыка обрывается, стоящий в центре должен угадать, у кого сейчас платочек.

• Возьми платочек. Платочки лежат на полу, дети под музыку произвольно перемещаются по залу. Когда музыка перестает играть, нужно быстро взять платочек.

• Достань платочек. Платочки висят на перекладинах шведской стенки. Нужно подняться и скинуть платочек вниз.

 

Другой вариант. Платочки висят на бельевой веревке. Чтобы дотянуться и снять, нужно залезть на небольшую скамеечку. Можно усложнить выполнение задачи, закрепив платочки прищепками.

• Спрячь платочек в кулачок. У взрослого это легко получится, а ребенку придется потрудиться, пальчиком пропихивая платочек в маленький кулачок. Можно спрятать платочек не в кулачок, а в бутылочку из-под йогурта или в контейнер из-под шоколадного яйца.

• Игры на сворачивание платочков по образцу. Пополам, по диагонали, квадратиком, конвертиком, конфеткой, рулетиком, бантиком.

• Прятки с платочком. Понадобятся три маленьких предмета, например, машинка, матрешка и кубик. Просим ребенка закрыть глаза. Один из предметов прячем под платочек. Ребенок открывает глазки, смотрит, что осталось, и говорит, какой предмет спрятан под платочком. Количество предметов постепенно можно увеличивать.

Другой вариант. Прячем сам платок. Взрослый может положить платочек в карман, или в рукав, или за вырез платья, но так, чтобы торчал уголок. Задача ребенка, внимательно оглядывая взрослого, найти платочек. Платок можно спрятать и в комнате. Ребенок закрывает глаза, взрослый помещает платок на видное место (это важно, в комнате и так глаза разбегаются) и просит малыша найти платочек.

• «Угадай, что я в платочек завернула». Задача ребенка – определить знакомый ему предмет на ощупь.

Вариант для неговорящих детей старше двух лет. Положить на стол три разных по размеру простых предмета, например, сушку, кусочек сахара и вишенку. Один такой же предмет завернуть в платочек. «Что у нас в платочке лежит? Сушка? Сахарок? Покажи пальчиком, что там спрятано? Давай развернем и посмотрим, угадал ты или нет». Для малышей-«годовастиков» сам процесс разворачивания платочка уже развивающий (мелкая моторика), можно и не угадывать.

• «Ветерок». Подуть на платочек, чтобы он слетел со стола.

• Узелки. Завязать на платке узелок, а потом развязать. (Взрослый завязывает не тугой узел, а ребенок развязывает.)

• Стирка. Намочить, намылить, прополоскать платочек и повесить сушить. (И игра, и полезное занятие.)

• Куколка. Положить в центр платочка кусочек ваты или скомканную бумажную салфетку, перевязать ниточкой. Получилась голова. Из двух противоположных концов свернуть ручки и перевязать ниткой. Получится куколка.

Другой вариант. Нарисовать на ладошке лицо, пальчики обвязать платочком. Также получится куколка. Можно эту куколку баюкать, разговаривать с ней, петь ей песенки.

• Птичка. Сверните платочек по диагонали – получится равнобедренный треугольник. Завяжите на его вершине узелок – получится голова и клюв птицы. Сформируйте тельце, хвост и два крыла, закрепите ниткой. Птица готова!

• Бабочка. Сложите платок гармошкой, по центру завяжите узлом, расправьте концы. Разве не похоже на бабочку?

• Человечек. Поставьте два пальца, указательный и средний (это будут ножки), на один из уголков платка. Обмотайте платок между пальцами, как будто делаете перевязку. Ребенку нетрудно представить, что это человечек в штанишках. Человечек умеет смешно ходить, переваливаясь из стороны в сторону, бегать и даже танцевать под музыку.

Мы как-то застряли с ребенком в лифте. Полчаса до нашего вызволения пролетели незаметно – мы развлекались, играя с носовым платком.

Мой ребенок не говорит

#речьребенка

#безпаники

– Мой ребенок не говорит! Что делать?

– А сколько ему?

– Уже год!

Выдыхаю.

– Можете ничего не делать. Кроме, конечно, обычных методов: развитие мелкой моторики, артикуляционная гимнастика, звукоподражательные игры, активное общение с ребенком.

Беспокоиться рано. Я знаю крайне мало детей, ведущих светские беседы в возрасте одного года. Нет, вру: я ни одного такого ребенка не знаю.

– А моему уже два! И он не говорит!

– Что не говорит? Не говорит, где спрятал ключи от машины? Не говорит предложениями? Не говорит отдельные слова? Или вообще звуков не произносит?

– Нет, слова и простые предложения говорит. Но у подруги дочка-ровесница уже стихи рассказывает! А наш отстает в развитии. Муж упрекает, что я с ребенком мало занимаюсь.

Ох уж эта иллюзия родительского всемогущества! Конечно, хочется верить в белый лист – табула раса, – на котором ответственный родитель нарисует все таланты и способности, и ребенок продемонстрирует чудеса раннего развития. Но, увы, от педагогических усилий не зависит абсолютно все. Есть еще склонности, задатки, индивидуальные особенности. По моим субъективным наблюдениям (ни в коем случае не претендующим на научное исследование), девочки опережают мальчиков в речевом развитии, хотя, конечно, бывают исключения. Но даже если полуторагодовалый сын приятельницы говорит лучше вашего – это не повод для паники и ощущения вины, что вы ребенку чего-то недодали. Разные дети – разные способности. Причем способность именно к речи не связана напрямую со способностью к мышлению. Альберт Эйнштейн, по одним данным, не говорил до трех лет, а по другим – вообще до четырех, но это не помешало ему стать гениальным физиком. По речевой активности нельзя делать обобщенный вывод об умственном развитии. Если ребенок не говорит, но при этом играет в лото, собирает простые пазлы, с интересом рассматривает книжки, проявляет бытовую сообразительность, то веских причин подозревать умственную отсталость нет. Придет время – заговорит. И это необязательно зависит от частоты и качества занятий. Есть «болтливые» дети, с которыми вообще мамы специально не занимались. И есть «молчуны», с которыми занимаются с утра до вечера, бедные дети при виде очередных развивающих карточек уже пытаются сбежать под кровать.

Мой любимый анекдот на эту тему.

Малыш не разговаривает. Год – не говорит, два – не говорит, три – не говорит. Родители волнуются.

Обедает как-то вся семья за столом. Малыш пробует суп и изрекает:

– Суп несоленый!

Родители удивленно:

– Так чего же ты раньше не говорил?!

– А раньше все нормально было…

Смысл, который я вкладываю в этот анекдот, все тот же: ребенок заговорит, когда придет время.

Паниковать и постоянно сравнивать речевые навыки малыша с достижениями других детей, обвиняя себя в недостаточном внимании к проблеме и подозревая у своего сына или дочери серьезные отклонения, – это одна крайность. Но есть и другая крайность: полный пофигизм, за которым можно не заметить наличие заболевания, один из симптомов которого – задержка речи.

Если вам начинает казаться, что у ребенка проблемы с речью, в первую очередь нужно убедиться в том, что ребенок здоров. Проверить слух, навестить невропатолога для ранней диагностики заболевания или для собственного успокоения. Если неговорящий ребенок здоров, все понимает, активно общается на своем «языке» с окружающими, то до трех лет волноваться не следует. Делайте то, что от вас зависит, и сохраняйте спокойствие.

Сравнивать речевые успехи ребенка следует не с достижениями других детей, а с его собственными достижениями на каком-то отрезке времени. Если ваш сын говорит хуже соседских Пети, Маши или Наташи, но лучше, чем он говорил два месяца назад, – прекрасно, есть положительная динамика. Насторожиться стоит, если при всех ваших стараниях положительной динамики в речевом развитии нет. И это повод еще раз посетить невролога.

Как помочь заговорить

#речьребенка

#вербальноеобщение

Что именно могут сделать родители для приближения статуса «ребенок говорящий»? Прежде всего надо убрать тревогу. Из состояния тревоги сложно помочь ребенку. Придет время – и заговорит. Так заговорит, что даже будете просить: «Помолчи хоть немножко». А во-вторых, надо общаться с ребенком. Называть то, что его окружает, ведь самые первые детские слова имеют функцию названия, даже «мама» – это название.

Общаться с ребенком? Но ведь это и так само собой разумеется, ведь мама целый день проводит рядом с ребенком, общается с ним. Да, но не всегда это общение вербальное. Есть мамы, для которых ничего не стоит весь день тараторить в режиме радио. Их нисколько не напрягает необходимость озвучивать каждое свое действие. «Ручки стали грязные. Ручки надо помыть. Пойдем мыть руки. Вот ванная. Вот кран. Открываем кран. Водичка побежала. Давай намочим ручки. А теперь возьмем мыло. Вот какое у нас мыло. Розовое. Скользкое. Ой, мыло упало! Давай снова намылим. Держи мыло крепче. Какая пена получилась! Сейчас смоем пену. Водичка теплая. Хорошая водичка. Теперь ручки чистые. Чистые, но мокрые. Мокрые руки нужно вытереть. Где наше полотенце? Вот наше полотенце. Вытираем руки полотенцем. Руки сухие. А полотенце теперь мокрое», – и так далее.

Ох уж эта иллюзия родительского всемогущества! Конечно, хочется верить в белый лист, на котором ответственный родитель нарисует все таланты и способности, и ребенок продемонстрирует чудеса раннего развития.

А есть мамы, которые говорят: «Надо помыть руки». Потом они просто ведут ребенка в ванную и проделывают все действия молча. В их восприятии это тоже общение, причем непрерывное – вот же она, рядом стоит. Я не осуждаю таких мам, ни в коем случае. Я просто хочу сказать, что общение бывает разным. И люди бывают разные. Есть такие интроверты интровертные, которым действительно тяжело весь день болтать. То, что для других естественно, для них тяжело. Даже понимание важности вербального общения для развития ребенка не может в корне изменить их поведение: другая натура, ничего не поделаешь. Они могут говорить в режиме монолога, но в какой-то момент все равно скатываются на привычную им модель. Молча моют руки. Молча переодевают ребенка. У меня нет идеи, что это хуже. Действительно, речь в этом случае развивается медленней, но при этом может сложиться качественный невербальный контакт. Мама и ребенок по выражению лица читают настроение друг друга, подбадривают друг друга жестами, понимают друг друга без слов. Это тоже важно. Но если вам хочется, чтобы ребенок быстрее заговорил, то тут без вербального общения не обойтись.

Для тренировки фонематического слуха нужна живая речь. Поэтому в традиции каждого народа есть специальные детские песенки, прибаутки. Все эти, казалось бы, не несущие смысла «ай, люли, люли» или «ой, дыбы-дыбы-дыбы» помогают развитию фонематического слуха. Одна моя знакомая решила воспитывать ребенка на хорошей поэзии. Поэтому перед сном читала ему наизусть классиков Серебряного века. Ее утонченная натура не признавала Барто, Маршака и народный фольклор. Что ж, имеет право на такой выбор. Но объективности ради стоит заметить, что фразу «ой, дыбы-дыбы-дыбы» ребенку повторить легче, чем «любите тайну нашей встречи, и все несказанные речи…»

Все эти, казалось бы, не несущие смысла «ай, люли, люли» или «ой, дыбы-дыбы-дыбы» помогают развитию фонематического слуха.

Когда в репертуаре мамы есть смешные песенки с повторяющимися окончаниями типа:

 Ребятёнок вяки-вяки,Коровёнок муки-муки,Поросёнок хрюки-хрюки,Индюшок курлы-курлы… 

когда мама исполняет эту милую белиберду весело, эмоционально, вовлекая ребенка в игру-подражание, то очень может быть, что вскоре ребенок начнет подпевать окончания «вяки-вяки».

Кстати, никакие технические новинки не могут заменить живое общение. Сказки на аудио, интерактивные говорящие игрушки, развивающие мультики не способствуют развитию речи. Они воспринимаются просто как звуковой фон, а речь развивается в процессе активного взаимодействия. И осуществляется это взаимодействие очень просто: мама дает ребенку предмет и называет его. Показывает и называет. Просит подать и называет.

«Подай кубик» – и ребенок подает кубик. Это значит, что в его словарном запасе уже есть слово «кубик». Сначала идет пассивное накопление слов, и однажды пассивная фаза сменится активной: ребенок начнет произносить слова.

Но для этого нужно соответствующее развитие речевого аппарата.

Все слова мы произносим на выдохе. Тренируйте выдох.

• Можно задувать свечи.

• Можно выдувать мыльные пузыри.

• Можно надувать воздушные шарики. (Даже если не получится надуть большой шар, сам процесс развивает.)

• Можно сдувать песчинки с бортика песочницы. («Как будто ветер в пустыне».)

• Можно дуть на одуванчики, сдувая семена. («Пусть летят далеко-далеко. Следующей весной будет еще больше желтых одуванчиков».)

 

• Можно дуть в дудку, свистеть в свисток.

• Можно дуть через трубочку на цветную кляксу на листе бумаги, клякса будет причудливо расплываться. («Ух ты!»)

• Можно дуть через трубочку в стакан с водой, делать пузырьки (бурю).

• Можно дуть на самодельный кораблик в тазу с водой или ванне.

• Можно дуть на распушенные кусочки ваты. («Это снежинки. Они летают».)

• Можно дуть на вырезанную из тонкой бумаги и подвешенную на ниточке бабочку или птичку. (Мама держит ниточку. Ребенок дует на бабочку. Бабочка летает.)

• Можно дуть на скомканную в шарик туалетную бумагу. (Футбол на столе. Сделайте из коробочки ворота и пытайтесь задуть шарик в ворота.)

• Можно дуть на лопасти флюгера, чтобы они вертелись. (Самый простой флюгер можно сделать из листа бумаги квадратной формы.)

Чтобы воспроизвести разные звуки, мы по-разному складываем губы, меняем положение языка. Те, кто уже научился говорить, делают это автоматически, не задумываясь, в какое положение поставить язык, чтобы получился звук «К» или «Ш». А теперь представьте, что вам нужно составить инструкцию для иностранца: «Переместите язык в положение…» Уф… Сразу станет понятно, какой колоссальный труд проделывает ребенок в процессе освоения навыка речи. Ему нужно вычленить из речи отдельные звуки, научиться их распознавать и научиться воспроизводить их. Для всего этого нужен хороший фонематический слух и хорошо подготовленный речевой аппарат. Иными словами, язык, губы, челюсть должны стать подвижными и послушными, управляемыми. Когда хочется воспроизвести определенный звук, язычок и губы должны вставать в нужное положение, сохранять это положение, а потом менять положение на другое.

Для тренировки речевого аппарата есть специальные упражнения – артикуляционная гимнастика. Научите малыша показывать язык, упираться язычком сначала в одну, а потом в другую щечку, цокать языком, фыркать, надувать щечки, вытягивать губки в трубочку, облизывать губы, широко улыбаться. Можно позволить облизывать тарелки, если на дне еще осталось что-то вкусное. Да, неприлично. Но так замечательно тренирует язычок!

Еще одна рекомендация: не затягивайте с переходом на твердую пищу. Необходимость жевания тоже развивает речевой аппарат, ведь задействуются одни и те же мышцы. Одна из гипотез, почему современные дети позже начинают говорить, чем их сверстники 25 лет назад, заключается в том, что своих детей мы слишком долго кормим протертой пищей. У современных мам есть возможность использовать готовое баночное питание или блендер, который в несколько секунд превратит любой суп в гомогенизированный суп-пюре. Быстро и удобно, и можно быть уверенной, что ребенок не подавится каким-нибудь кусочком. Я встречала детей, которых до трех лет кормили только протертой пищей. Цена такого удобства – более позднее развитие речи. Малышу не требуется никаких усилий на пережевывание – только успевай глотать. А раз усилия не приложены, то и мышцы не развиваются.

www.litres.ru

Анна БыковаБольшая книга «ленивой мамы»

# ленивая мама

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ПОД ОДНОЙ ОБЛОЖКОЙ

Иллюстрация на переплете Alexandra Dikaia

Во внутреннем оформлении использованы иллюстрации @katyazzzmama

«Ленивая мама»® является зарегистрированным товарным знаком. Все права на его использование принадлежат ООО «Издательство «Эксмо».

ИЗ ЭТОЙ КНИГИ ВЫ УЗНАЕТЕ:

✓ Как научить ребенка засыпать в своей кроватке, убирать игрушки и одеваться

✓ Когда стоит помочь ребенку, а когда лучше от этого воздержаться

✓ Как выключить в себе маму-перфекциониста и включить «ленивую маму»

✓ Чем опасна гиперопека и как этого избежать

✓ Что делать, если ребенок говорит: «Я не могу»

✓ Как заставить ребенка поверить в свои силы

✓ Что такое воспитание в стиле коучинг

✓ Откуда берутся умные дети

✓ Как помочь малышу заговорить

✓ Почему после трех совсем не поздно

✓ Зачем учить ребенка рисовать

✓ Нужно ли растить полиглота

✓ Как обедать с географией

✓ Может ли рассказ про одуванчик заложить основы системного мышления

Самостоятельный ребенок, или как стать «ленивой мамой»

Предисловие

Это книга о простых, но совсем неочевидных вещах.

Инфантильность молодых людей стала сегодня настоящей проблемой. У нынешних родителей энергии столько, что ее хватает, чтобы проживать жизнь еще и за своих детей, участвуя во всех их делах, принимая за них решения, планируя их жизнь, решая их проблемы. Вопрос, нужно ли это самим детям? И не является ли это бегством от своей жизни в жизнь ребенка?

Это книга о том, как вспомнить о себе, позволить себе быть не только родителем, найти ресурс для выхода за пределы этой жизненной роли. Книга о том, как избавиться от чувства тревожности и желания все контролировать. Как взрастить в себе готовность отпустить ребенка в самостоятельную жизнь.

Легкий ироничный слог и обилие примеров делают процесс чтения увлекательным. Это книга-рассказ, книга-размышление. Автор не указывает: «Делай так, так и вот так», а призывает задуматься, проводит аналогии, обращает внимание на разные обстоятельства и возможные исключения из правил. Думаю, книга может помочь людям, страдающим родительским перфекционизмом, избавиться от навязчивого и мучительного чувства вины, которое никак не способствует установлению гармоничных отношений с детьми.

Это умная и добрая книга про то, как стать хорошей мамой и научить ребенка быть в жизни самостоятельным.

Владимир Козлов, президент Международной академии психологических наук, доктор психологических наук, профессор

Введение

Статья «Почему я ленивая мама», напечатанная несколько лет назад, до сих пор кочует по Интернету. Она обошла все популярные родительские форумы и сообщества. У меня собралась даже группа ВКонтакте «Анна Быкова. Ленивая мама».

Тема воспитания в ребенке самостоятельности, которую я тогда затронула, очень бурно обсуждалась, и сейчас после публикации на каком-нибудь популярном ресурсе постоянно возникают споры, люди оставляют сотни и тысячи комментариев.

Я – ленивая мама. А еще эгоистичная и беспечная, как может показаться некоторым. Потому что хочу, чтобы мои дети были самостоятельными, инициативными и ответственными. А значит, надо предоставлять ребенку возможность проявить эти качества. И в этом случае моя лень выступает как естественный тормоз для излишней родительской активности. Той активности, которая проявляется в стремлении облегчить жизнь ребенка, делая все за него. Ленивую маму я противопоставляю гипермаме – то есть той, у которой все «гипер»: гиперактивность, гипертревога и гиперопека.

Часть 1Почему я ленивая мама?

Я – ленивая мама

Работая в детском саду, я наблюдала немало примеров родительской гиперопеки. Особенно запомнился один трехлетний мальчик – Славик. Тревожные родители считали, что за столом он обязан съедать все. А то похудеет. Почему-то в их системе ценностей похудеть было очень страшно, хотя рост и пухлые щеки Славика не вызывали тревоги по поводу дефицита массы тела. Не знаю, как и чем его кормили дома, но в садик он пришел с явным нарушением аппетита. Выдрессированный жесткой родительской установкой «Съедать нужно все до конца!», он механически жевал и проглатывал то, что было положено на тарелку! Причем его надо было кормить, потому что «сам он есть еще не умеет» (!!!).

В свои три года Славик действительно не умел самостоятельно есть – не было у него такого опыта. И вот в первый день пребывания Славика в детском саду я кормлю его и наблюдаю полное отсутствие эмоций. Подношу ложку – он открывает рот, жует, глотает. Еще одна ложка – снова открывает рот, жует, глотает… Надо сказать, что повару в садике особенно не удавалась каша. Каша получалась «антигравитационная»: если перевернуть тарелку, то вопреки законам гравитации она так и оставалась в ней, прилипнув ко дну плотной массой. В тот день многие дети кашу есть отказались, и я их прекрасно понимаю. Славик съел почти все.

Спрашиваю:

– Тебе нравится каша?

– Нет.

Открывает рот, жует, глотает.

– Хочешь еще?

Подношу ложку.

– Нет.

Открывает рот, жует, глотает.

– Если не нравится – не ешь! – говорю я.

Глаза Славика округлились от удивления. Он не знал, что так можно. Что можно хотеть или не хотеть. Что можно самому принимать решение: доедать или оставить. Что можно сообщать о своих желаниях. И что можно ожидать: другие будут с твоими желаниями считаться.

Есть замечательный анекдот про родителей, которые лучше самого ребенка знают, что ему нужно.

– Петя, немедленно иди домой!

– Мам, я что, замерз?

– Нет, ты проголодался!

Если родители предугадывают все желания ребенка, ребенок еще долго не научится понимать свои потребности и просить о помощи.

Сначала Славик наслаждался полученным правом отказываться от еды и пил только компот. Потом начал просить добавку, когда блюдо понравилось, и спокойно отодвигал тарелку, если блюдо было нелюбимым. У него появилась самостоятельность в выборе. А потом мы перестали кормить его с ложки, и он начал есть сам. Потому что еда – естественная потребность. И голодный ребенок всегда будет есть сам.

Я – ленивая мама. Мне было лень долго кормить своих детей. В год я вручала им ложку и садилась есть рядом. В полтора года мои дети уже орудовали вилкой. Конечно, до того как навык самостоятельной еды окончательно сформировался, приходилось отмывать и стол, и пол, и самого ребенка после каждой трапезы. Но это мой осознанный выбор между «лень учить, лучше все быстро сделаю сама» и «лень делать самой, лучше потрачу усилия на обучение».

Еще одна естественная потребность – справлять нужду. Славик справлял нужду в штаны. Мама Славика на наше законное недоумение отреагировала так: попросила водить ребенка в туалет по часам – каждые два часа. «Я дома его сажаю на горшок и держу до тех пор, пока он все дела не сделает». То есть трехлетний ребенок ждал, что в детском саду, как и дома, его будут водить в туалет и уговаривать «сделать дела». Не дождавшись приглашения, он надувал в штаны, и ему даже в голову не приходило, что мокрые штаны надо снять и переодеть, а для этого обратиться за помощью к воспитателю.

Если родители предугадывают все желания ребенка, ребенок еще долго не научится понимать свои потребности и просить о помощи.

Через неделю проблема мокрых штанов была решена естественным путем. «Я хочу пИсать!» – гордо оповещал группу Славик, направляясь к унитазику.

Никакого педагогического волшебства. Физиологически организм мальчика на тот момент уже созрел для того, чтобы контролировать процесс. Славик чувствовал, когда ему пора идти в туалет, и уж тем более мог дойти до унитаза. Наверное, он мог бы начать делать это и раньше, но дома его опережали взрослые, усаживая на горшок еще до того, как ребенок осознавал свою потребность. Но то, что было уместно в возрасте одного-двух лет, продолжать в три года, конечно, не стоило.

В детском саду все дети начинают самостоятельно есть, самостоятельно ходить в туалет, самостоятельно одеваться и самостоятельно придумывать себе занятия. Также они привыкают обращаться за помощью, если не могут решить свои проблемы.

Я вовсе не призываю отдавать детей в садик как можно раньше. Напротив, считаю, что дома до трех-четырех лет ребенку лучше. Просто я говорю о разумном родительском поведении, при котором ребенка не душат гиперопекой, а оставляют ему пространство для развития.

Как-то ко мне в гости пришла подруга с ребенком двух лет и осталась ночевать. Ровно в 21.00 она пошла укладывать его спать. Ребенок спать не хотел, вырывался, упрямился, но мама настойчиво удерживала его в кровати. Я попыталась отвлечь подругу:

– По-моему, он еще не хочет спать.

(Конечно, не хочет. Пришли они недавно, тут есть с кем поиграть, новые игрушки – ему все интересно!)

 

Но подруга с завидным упорством продолжала его укладывать… Противостояние продолжалось больше часа, и в итоге ее ребенок все-таки уснул. Следом за ним уснул и мой ребенок. Все просто: когда устал, сам залез в свою кровать и уснул.

Дети несамостоятельны, если это выгодно взрослым.

Я – ленивая мама. Мне лень удерживать ребенка в кровати. Я знаю, что рано или поздно он уснет сам, потому что сон – естественная потребность.

В выходные я люблю поспать. В будни мой рабочий день начинается в 6.45, потому что в 7.00, когда садик открывается, у входных дверей уже стоит первый ребенок, привезенный спешащим на работу папой. Подниматься рано – жестоко для «совы». И каждое утро, медитируя над чашкой кофе, я успокаиваю свою внутреннюю «сову», что суббота подарит нам возможность выспаться.

В одну из суббот я проснулась около одиннадцати. Мой сын двух с половиной лет сидел и смотрел мультик, жуя пряник. Телевизор он включил сам (это нетрудно – нажать на кнопку), DVD-диск с мультом он тоже нашел сам. А еще он нашел кефир и кукурузные хлопья. И, судя по хлопьям, рассыпанным по полу, по разлитому кефиру и грязной тарелке в мойке, он благополучно позавтракал и, как мог, убрал за собой.

Старшего ребенка (ему 8 лет) уже не было дома. Вчера он отпросился с другом и его родителями в кино. Я – ленивая мама. Сыну я сказала, что мне лень вставать в субботу слишком рано, ведь тем самым я лишу себя драгоценной возможности выспаться, которую жду всю неделю. Если он хочет в кино, пусть сам заводит будильник, сам встает и сам собирается. Надо же, не проспал…

(На самом деле я тоже завела будильник – поставила виброзвонок и сквозь сон прислушивалась, как мой ребенок собирается. Когда за ним закрылась дверь, я стала дожидаться эсэмэски от мамы друга, что мой ребенок дошел и все нормально, но для него это все осталось за кадром.)

А еще мне лень проверять портфель, рюкзак для самбо и лень сушить вещи сына после бассейна. Также мне лень делать с ним уроки (если он не просит о помощи). Мне лень выносить мусор, поэтому мусор выбрасывает сын по пути в школу. А еще я имею наглость просить сына сделать мне чай и принести к компьютеру. Подозреваю, что с каждым годом я буду становиться все ленивей…

Удивительная метаморфоза происходит с детьми, когда к нам приезжает бабушка. А так как живет она далеко, то приезжает сразу на неделю. Мой старший тут же забывает, что он умеет сам делать уроки, сам разогревать себе обед, сам делать бутерброд, сам собирать портфель и уходить утром в школу. И даже засыпать один теперь боится: рядом должна сидеть бабушка! А бабушка у нас не ленивая…

Дети несамостоятельны, если это выгодно взрослым.

История возникновения «ленивой мамы»

«Скажите, это вы ленивая мама?» – весьма неожиданно было получить такой вопрос в социальной сети. Это что? Какая-то акция? В памяти всплыл детский стишок Якова Акима про бедного почтальона, выполняющего миссию, связанную с письмом без конкретного адреса: «Вручить Неумейке».

И что отвечать? Оправдаться? Перечислить все свои навыки, умения и обязанности? А может, выслать копию трудовой книжки?

На всякий случай уточняю:

«В смысле?»

И вопрос ставится уже по-другому:

«Это вы автор статьи про «ленивую маму»?»

Ах, да, тогда это я…

Но изначально это была не статья. На одном из многочисленных психологических форумов, далеко не самом популярном, была поднята тема об инфантилизме подрастающего поколения и его причинах. И даже шире – об ущербности и слабости этого поколения. Если коротко, то все стенания комментаторов можно было свести к перефразированной цитате классика: «Ведь были ж дети в наше время!» Или к другому классическому изречению: «Да я в их годы…» После чего шли перечисления: «в пять лет бегал на молочную кухню за детским питанием для брата», «в семь лет брата из садика забирал», «в десять лет моей обязанностью было приготовить ужин для всей семьи».

Помню, я позволила себе иронично высказаться о прямой взаимосвязи между поведением детей и поведением родителей: «Если бы мамы были чуть более ленивы и не делали все за детей, то детям пришлось бы стать более самостоятельными». Но если подумать, это и в самом деле так. Ведь дети за последние десятилетия не стали реально хуже. Они не стали физически слабее и не утратили способности к труду. Однако возможностей для проявления своей способности к самостоятельным действиям у них стало меньше. Почему? Потому что детская самостоятельность перестала быть жизненно важной потребностью для семьи, потребностью, освобождающей мамины руки и мамино время для зарабатывания на хлеб насущный. Более того, в восприятии многих родителей самостоятельность стала синонимом опасности. А дети – они ведь не просто дети, а дети своих родителей, то есть являются частью семейной системы, где все элементы взаимосвязаны. Когда меняется поведение родителей, соответственно меняется и поведение детей. Если все делать за ребенка, то у него не будет стимулов для развития. И наоборот, если взрослые перестают делать за ребенка то, что ему уже по силам, то ребенок начинает самостоятельно реализовывать возникающие потребности.

Из обсуждений на форуме, из жизненных примеров, когда лень противопоставлялась гиперопеке, появились записи в блоге – просто, чтобы собрать мысли в кучку. И вдруг неожиданное предложение редактора журнала: «А вы не против, если мы это как статью опубликуем?» А потом редактор добавила: «Это будет бомба!»

Действительно, получилась информационная бомба. Взорвалась, сработала. Мою статью цитировали на родительских форумах, размещали в блогах и соцсетях, на популярных интернет-ресурсах, в том числе и зарубежных. Например, при переводе на испанский Славика переименовали в Себастьяна, дневник почему-то заменили на портфолио, а мама (то есть я) в испанской версии просила принести ей не чай, а кофе, ибо чай в Испании весьма непопулярный напиток. И везде в комментариях рождались бурные споры: «Хорошо это или плохо – быть ленивой мамой?» От «вот так и надо воспитывать детей, чтобы они были готовы к жизни!» до «зачем тогда вообще детей рожать? Чтобы прислуживали?!» Но на самом деле люди спорили вовсе не друг с другом, а скорее со своими проекциями. Каждый проецировал на статью какую-то свою личную историю, пример из своего детства, пример из жизни знакомых.

Мамина «лень» в основании должна иметь заботу о детях, а не равнодушие.

К сожалению, по Инету разошлась несколько урезанная версия статьи (нужно же было как-то уместить ее на журнальном развороте), и поэтому далеко не все поняли, что в ней вообще-то говорилось не про истинную лень, а про создание условий для развития детской самостоятельности. И что я не имела в виду вынужденную раннюю самостоятельность, которая возникает как следствие родительского пофигизма, равнодушного отношения к ребенку. Когда в комментариях под статьей «Почему я – ленивая мама» люди пишут: «И я, и я ленивая», понимая под этим «я целый день за компом/сплю/в телевизоре, а ребенок играет сам по себе», мне становится тревожно. Мне бы не хотелось, чтобы мой посыл воспринимали в этом случае как индульгенцию. Хорошо, когда ребенок может сам себя занять и сам себя обслужить, но плохо, если он всегда сам по себе. Если так – он сильно теряет в развитии.

Мамина «лень» в основании должна иметь заботу о детях, а не равнодушие. Поэтому для себя я выбрала путь «ленивой мамы», которой и правда лень все делать за детей, и делать по первому их требованию. Ей лень – и она учит детей все делать самостоятельно. Уж поверьте, это тоже непростой путь и, может, даже более энергозатратный. Истинная лень тут и рядом не валялась… Конечно, проще самой быстренько помыть посуду, чем вытирать воду с пола после того, как ее помоет пятилетний ребенок. А потом, когда он уснет, еще придется перемывать тарелки, так как на них поначалу и жир останется, и средство для мытья посуды. Если позволить трехлетке поливать цветы, то тут тоже не все сразу получится. Ребенок может опрокинуть цветок, рассыпать землю, может залить цветок, и вода потечет через край горшка. Но именно так, через действия, ребенок учится координировать движения, понимать последствия и исправлять ошибки.

Всем родителям в процессе воспитания часто приходится делать выбор: быстро все сделать самим или воспользоваться ситуацией и чему-то научить ребенка. Второй вариант имеет два бонуса: а) развитие ребенка и б) высвобождение времени родителей впоследствии.

И однажды, когда ребенок уже многое будет знать и уметь, мама сможет позволить себе полениться. Теперь уже в прямом смысле.

Такая выгодная несамостоятельность

Что за странный вывод?! Почему, если дети несамостоятельны, это выгодно взрослым? В чем выгода несамостоятельности ребенка?

«Вырос» и «стал взрослым» – не тождественные понятия.

О, вы знаете, выгода очень проста: взрослые в этом случае получают внешнее подтверждение своей сверхценности, важности, незаменимости. Это бывает необходимо, если нет внутренней уверенности в своей ценности. И тогда фразу «Он без меня ничего не может» можно перевести так: «Я без него не могу, ведь только он дает мне подтверждение моей ценности». Зависимость от ребенка вынуждает делать ребенка зависимым. Подсознание выстраивает свою логическую цепочку: «Если он ничего не может сам, значит, он никуда не уйдет, он всегда-всегда будет со мной, и в 20 лет, и в 40… Я всегда буду ему нужна, а значит, я никогда не буду одинокой». Часто это даже не осознается. На уровне сознания мама может искренне переживать, что у ребенка никак не складывается жизнь. Но на подсознательном уровне она сама моделирует этот сценарий.

Я встречала людей, которые физически выросли, но при этом не стали взрослыми и самостоятельными. Не овладели навыком самоконтроля. Не приобрели способность принимать решения, брать на себя ответственность. Я знала школьников, чьи домашние задания до выпускного класса контролировали родители. Я работала со студентами, которые не знают, зачем учатся и чего хотят в жизни. За них все всегда решали родители. Я видела дееспособных мужчин, которых на прием к врачу приводили мамы, потому что сами мужчины терялись, где взять талон и в какой кабинет занять очередь. Я знаю женщину, которая в 36 лет одна, без мамы, в магазин за одеждой не ходит.

Единственная и самая важная миссия родителей – научить ребенка быть самостоятельным.

«Вырос» и «стал взрослым» – не тождественные понятия. Если я хочу, чтобы мои дети были самостоятельными, инициативными и ответственными, то для этого надо предоставлять им возможность для проявления этих качеств. И даже не придется напрягать фантазию для искусственного создания ситуаций, требующих самостоятельности, если у мамы, папы или другого присматривающего взрослого (например, бабушки) будут еще интересы помимо ребенка.

Сейчас выскажу крамольную для большинства мам мысль: ребенок не должен быть на первом месте. У меня на первом месте – я. Потому что если я сейчас посвящу свою жизнь детям, буду жить исключительно их интересами, то через десять-пятнадцать лет мне будет очень сложно их от себя отпустить. Как же я буду жить без детей? Чем заполню образовавшуюся пустоту? Как удержу себя от соблазна вмешиваться в их жизнь, чтобы «осчастливить»? И как они будут без меня, привыкшие, что за них думает, делает и принимает решение мама?

Поэтому кроме детей у меня есть я, есть любимый мужчина, есть работа, есть профессиональная тусовка, есть родители, есть друзья и есть увлечения – при таком комплекте не все пожелания ребенка исполняются моментально.

– Мама, налей мне попить!

– Сейчас, солнце, я закончу письмо и налью тебе воды.

– Мама, достань мне ножницы!

– Я сейчас не могу отойти от плиты, а то каша сгорит. Подожди минутку.

Ребенок может чуть-чуть подождать. А может сам взять стакан и налить себе воды. Может подтащить табурет к шкафу, чтобы достать ножницы. Мой сын чаще всего предпочитает второй вариант. Он не любит ждать – он ищет способ получения желаемого.

 

Конечно, это не значит, что так стоит поступать абсолютно с каждой просьбой ребенка. Есть действия, которые ребенку пока еще сложно выполнить самому. Есть что-то, что мама может сделать прямо сейчас, не отрываясь от других дел. Например, если мама как раз наливает себе воды. Будет странно, если она в этот момент откажется налить воды еще и ребенку. Без фанатизма, пожалуйста.

fictionbook.ru

Анна Быкова, Развивающие занятия «ленивой мамы» – читать онлайн бесплатно в хорошем качестве, страница 2, 2016-10-16

Когда родители лучше школы развития

#развиватьлегко

#вселепятодноаядругое

Ценность школы развития я вижу именно в этом: повышение развивающего потенциала родителей.

Ресурсы школы раннего развития

• Педагог, которому можно задать интересующие вас вопросы.

• Среда, погружаясь в которую можно научиться развивать своего ребенка самостоятельно, брать идеи на вооружение.

• Сообщество единомышленников, с которыми можно общаться, обмениваться опытом.

Вовлеченность в происходящее (присутствие на занятиях, общение с педагогом и другими родителями) важно для снятия внутреннего напряжения, для формирования убеждения: «Я хорошая мама. Я уделяю внимание развитию своего ребенка. В будущем с ним будет все в порядке».

* * *

Прекрасно помню первый урок в школе раннего развития, куда я привела, а точнее принесла, своего полуторагодовалого старшего сына. Школу порекомендовала знакомая, ее ребенок, мальчик Семен, уже посетил пять занятий. «О ужас! – подумала я. – Мы отстали от Семена на целых пять занятий!» – и полетела в ближайший магазин канцелярских товаров за пластилином. (Такое было условие в этой школе: принести с собой пластилин.) Это так волнительно: покупать первый пластилин первому ребенку. Мамы поймут.

Дома папа тоже проявил интерес к пластилину: слепил из красного куска спортивный автомобиль. Ребенок был в восторге. А потом папа слепил ему синий автомобиль. И построил трассу из картонной коробки.

Когда на уроке в школе развития ребенок увидел коробку с пластилином, он радостно сказал: «Вж-ж!» – имитируя звук заведенного автомобиля. Затем потребовал открыть коробку, достал кусок красного пластилина и все последующие полчаса занятия – «Вж-ж!» – катал импровизированную машинку по всем доступным горизонтальным поверхностям класса. А в это время остальные дети вместе с родителями лепили из пластилина грибочки, рисовали грибочки гуашью, собирали пирамидки-грибочки и играли в лото, подыскивая картинки с одинаковыми грибочками. А красная машинка по этим грибочкам несколько раз проехалась…

– Наверное, вам еще рано в нашу школу, – сказала мне педагог. И я почувствовала себя плохой мамой, у которой ребенок отстает в развитии. Особенно после того, как увидела в руках мальчика Семена нарисованные им грибочки.

– Сейчас пойдем домой, покажем рисунок папе и бабушке покажем, – приговаривала мама Семена, надевая на него ботиночки.

«А что мы покажем папе?» – обреченно подумала я и тут же позвонила ему в расстроенных чувствах. Я сказала, что его сын не захотел лепить грибочек, как все остальные дети, увы и ах. Но из моего рассказа он вынес совсем другое. Он радовался: «Мой сын слепил машинку!»

И тут меня переключило на совсем другое мышление. Ведь правда, ребенок проявил инициативу, слепил машинку и целых полчаса сам себя развлекал. Прекрасно. А грибочки мы как-нибудь потом слепим, когда настроение будет соответствующее.

Вот в этом и есть существенное преимущество родителей перед школой развития. У родителей есть возможность не зависеть от времени, места и дидактического плана. Они могут просто следовать за познавательным интересом своего ребенка. Если в данный момент интерес ребенка направлен на машинку, а не на грибочки, значит, можно не тратить энергию на то, чтобы переключить внимание с транспортного средства на жителя леса, а использовать развивающий потенциал машинки. Развивающий потенциал машинки, кстати, ничуть не меньше, чем развивающий потенциал грибочков. На машинках можно формировать и закреплять понятия цвета («А теперь слепим желтую машинку с черными колесами»), размера («А теперь слепим машинку больше, чем красная, но меньше, чем желтая»), формы («Колеса будут круглые», «Эти две машинки одинаковой формы»), скорости («Синяя машина едет быстрее, чем красная»).

Второй ребенок

#развиватьлегко

#спокойныйподход

Со вторым ребенком и последующими ажиотаж вокруг темы раннего развития обычно спадает. Уже есть уверенность в собственной родительской «хорошести». Тревога по поводу «достаточно ли я хорошая мама?» уже не толкает на поиски новых развивающих ресурсов. Все и так отлично.

Мы как-то общались на эту тему с подругами. Так получилось, что наши старшие дети одного возраста. Мы одновременно вынашивали первенцев, а потом с тревогой обсуждали недельное отклонение от графика прорезывания молочных зубов. Мы вместе охотились за самыми-самыми развивающими игрушками. Вместе записывали детей в самые лучшие «развивашки» города, опираясь на положительные отзывы знакомых. И, конечно, мы ездили друг к другу в гости. Цель визита, помимо общения, – посмотреть на развивающую среду отдельно взятой квартиры. Ах, какой прекрасный спортивный комплекс! Нам нужен такой же. Ой, какие интересные дидактические игры. Где ты такие купила? А потом так же синхронно у нас появилось по второму ребенку. И это было уже совсем другое материнство. Я думала, что это только у меня так: все педагогические амбиции закончились на старшем ребенке, и младший рос уже не под знаменем фанатиков раннего развития, а просто рос и развивался естественным образом. Оказалось, что у подруг так же.

– Лена, почему я не вижу у тебя на пеленальном столике карточек Домана, а на стенах таблиц Зайцева? – шучу я, придя в гости к подруге «на кашу».

Я иронизирую не только над подругой, а скорее над собой. Над той собой, какой я была тринадцать лет назад. Над той, которая переживала, что на выставке «Мама и малыш» ей не досталось комплекта карточек Домана, а площадь стен дома не позволяет разместить все таблицы Зайцева, чтобы при этом они еще были в зоне свободного доступа для ребенка.

Лена и другие мамы вторых детей подхватывают тему:

– Я вдруг поняла, что не купила младшей ни одной развивающей игрушки.

– Ага. И у меня нет расписания, по которому нужно заниматься с ребенком. А ведь со старшей дочерью я для себя расписание составляла. Когда рисовать, когда лепить, когда читать. И так страдала, если выбивалась из графика. Мне казалось, что все, сейчас мой ребенок безнадежно отстанет в развитии, ведь после трех уже поздно!

– Я не посетила с ребенком ни одного занятия. Никуда, кроме детского сада, его не водила.

– А у меня такое ощущение, что второй ребенок как-то сам по себе рядом с нами вырос.

– Да, и у меня такое же.

Наговорившись, мы пришли к единому выводу:

– А ведь результат ничуть не хуже!

Если разобраться, условия для развития младшего ребенка совсем другие. Я бы сказала – комфортные. Ушли тревога и напряжение, исчезли карточки, исчезло расписание, когда и чем заниматься, пропал азарт охоты за «развивающими пособиями», не было больше панической «соревновательности»: «У Петровых Лиза уже стихи декламирует, а наш еще предложения не говорит. Надо больше заниматься!» Добавилось спокойствие, основанное на наблюдениях: «Если ребенок в чем-то отстает от сверстников, возможно, в другом он их обгоняет. Лиза лучше читает стихи? Зато наш раньше научился кататься на велосипеде».

При этом развивающий потенциал родителей остался прежним или даже вырос. Субъективное ощущение «второго ребенка я не развивала» возникает вследствие отсутствия целенаправленных усилий. Мама не вскакивает по звонку будильника в выходной день, чтобы успеть с ребенком на занятия. Не сравнивает его успехи с другими детьми, не впадает в панику при отсутствии результатов. Но при этом незаметно для всех участников процесса развитие происходит естественным образом.

Обучение или развитие

#чутьчутьдидактики

#мышлениеребенка

#познавательныйинтерес

Важно понимать разницу между развитием и обучением. Часто родители путают эти понятия. Даже педагоги иногда путают.

Обучение – это целенаправленный процесс передачи знаний, умений, навыков.

Развитие – это приобретение новых качеств и улучшение результатов.

Когда я учу ребенка читать – это обучение. Когда ребенок, в принципе уже умеющий складывать слоги в слова (факт: обучен), совершенствует этот навык, читает с большей скоростью, с лучшим выражением – это развитие. В этом примере развитие следует за обучением. Но бывает, и очень часто, наоборот, когда развитие предшествует обучению. Если одновременно начать обучать чтению нескольких детей, то быстрее начнет читать тот, у кого лучше развиты память, внимание, речь. Развивая ребенка, мы создаем хорошую базу для последующего обучения.

Процессы обучения и развития, казалось бы, так тесно переплетены, что нет необходимости в том, чтобы их различать. Однако, если не обращать внимания на разницу между развитием и обучением, может возникнуть перекос в сторону обучения. Это когда перегружают новыми знаниями, умениями, навыками, не давая возможности их интегрировать, присвоить себе.

Приведу такой пример. Ребенок учится играть на гитаре. (Давайте возьмем самый здоровый пример: когда ребенок сам захотел этому научиться, а не взрослые за него захотели.) Если обучению предшествовало развитие мелкой моторики и координации движений, то учиться ребенку будет гораздо легче. Если же нет, если пальцы совершенно не слушаются и пляшут где-то в воздухе мимо струн, то учиться он тоже сможет, но ему будет труднее, и велика вероятность, что мотивация на обучение будет снижена или вообще пропадет. Хотелось – расхотелось. Надоело пребывать в ситуации неуспеха. Хорошо, когда развитие предшествует обучению – выше шансы на успех.

Если педагог будет только обучать новым аккордам, не давая времени на закрепление, на многократное повторение, на улучшение чистоты звучания, то качественных изменений происходить не будет. И получится ситуация, когда ребенок знает аккорды, но не играет. Обучение есть, а развития при этом нет.

 

* * *

Чем отличается классический подход к обучению от развивающего?

При классическом подходе мы даем ребенку в руки линейку и объясняем: «Это линейка. Вот деление – 1 см. Вот так нужно ей пользоваться». Знание ребенок приобретает. Но развивается ли при этом мышление? Развивается ли познавательный интерес?

При развивающем подходе мы знакомим ребенка с понятием длины через чувственный опыт. Через поиск ответа на вопрос: «Что длиннее?» С этим вопросом ребенок легко справится, если есть возможность сравнить объекты, положив их рядом. А если эти объекты очень большие и положить их рядом нельзя? Вот эта задачка самая что ни на есть развивающая!

Познавательный интерес развивается не тогда, когда мама показывает ребенку картинку с одуванчиком, а когда ребенок, движимый любопытством, срывает одуванчик, нюхает его, пробует на вкус и бежит показывать маме.

Ребенок может догадаться измерить длину в шагах. Своими шагами – маленькими. Потом папиными шагами – большими. А как измерить длину чего-то далекого, что находится за тридевять земель, ни папе, ни маме не дойти? Что ж, начинаем строить гипотезы, выдвигать идеи и подвергать их сомнениям. Пусть какой-нибудь другой человек, который находится рядом с объектом, измерит его длину своими шагами. А вдруг это будет великан и один его шаг будет как десять маминых? Стоп, мы ведь тогда не сможем получить реальное представление о длине.

Вот так мы выходим на необходимость какой-то универсальной меры длины, одинаково всеми воспринимаемой. И можно даже придумать свою меру длины. Допустим, «один шнурок». Точно такой же шнурок можно выслать великану – пусть измеряет.

Через решение таких познавательных задач развивается мышление. Думаю, ребенку будет интересно узнать, как подобные задачи решали люди раньше. Как мерили длину локтями, ладонями, маковыми зернышками (что-то очень маленькое), днями («семь дней пути») и полетами стрелы («зверь на расстоянии двух полетов стрелы»). А какие еще существуют меры длины? Как понять друг друга людям, если один измеряет в аршинах, а другой в футах? Наша мера длины «один шнурок» – это сколько футов? А дюймов? А аршин? Вот так и развивается познавательный интерес. Представляете, как сильно вы обедняете познавательный и чувственный опыт ребенка, если просто знакомите его с понятием «сантиметр» и обучаете пользоваться линейкой?

Что-то похожее происходит, если начинать учить ребенка читать и писать до того, как он нарисует свое первое письмо, столкнувшись с потребностью передать информацию в письменном виде.

Познавательный интерес развивается не тогда, когда мама показывает ребенку картинку с изображением одуванчика и называет: «Это одуванчик», – а тогда, когда ребенок, движимый любопытством, срывает одуванчик, нюхает его, пробует на вкус и бежит показывать маме.

Системное мышление

#чутьчутьдидактики

#системныйифрагментарныйподход

Мир, в котором мы живем, существует не отдельными фрагментами. Мир целостен, и все в нем взаимосвязано. Все имеет свои причины и следствия. Мир – это сложная система с многочисленными подсистемами. Поэтому, готовя ребенка к самостоятельной жизни в этом мире, важно формировать у него системное мышление.

Как ни старайся, мы не сможем впихнуть в голову ребенка абсолютно все знания об окружающем мире. Но, к счастью, этого и не требуется. Важнее не загрузить ребенка информацией, а научить его с информацией работать. Мы не сможем дать ребенку готовые инструкции по выходу из любой ситуации – жизнь гораздо богаче на события, чем рисует наше воображение. Но в наших силах научить ребенка искать недостающую информацию, анализировать ее и на основе анализа принимать решения. Как сказал Мишель Монтень: «Мозг, хорошо устроенный, стоит больше, чем мозг, хорошо наполненный».

Для развития лучше давать меньше знаний, но в системе, формируя, таким образом, привычку искать и устанавливать связи между отдельными элементами. Однако взрослые часто дают ребенку информацию фрагментарно, как конечный, ни с чем не связанный факт.

Приведу такой пример. Соседская девочка Кристина сообщает мне о планах на вечер:

– Мы с мамой сегодня пойдем на день рождения. Я только не очень помню, к кому. То есть я знаю, к кому мы пойдем, но будет ли день рождения тети, дяди или брата, я не помню. Но торт будет обязательно!

Как ни старайся, мы не сможем впихнуть в голову ребенка абсолютно все знания об окружающем мире. Но, к счастью, этого и не требуется.

С пониманием киваю. Торт – это очень важно. А Кристина восторженно продолжает вещать:

– У меня так смешно: день рождения всегда весной. У других бывает летом, зимой, осенью. А у меня всегда весной. Каждый год весной получается, и ни разу даже осенью!

В восприятии семилетней Кристины день рождения – это просто праздник конкретного человека, не привязанный к строго определенной дате и конкретному факту появления на свет. Как-то эту взаимосвязь ей объяснить забыли. Так, кстати, часто бывает: взрослые скажут что-то с высоты своего опыта и своих знаний в полной уверенности, что ребенок их понял нужным образом. А у ребенка в голове совсем другая картина выстраивается. Вот и у Кристины относительно дня рождения получилась мешанина из случайных чисел.

Это дидактическая ошибка. Нельзя формировать хоть временное, но ложное представление. Знания нужно давать в системе. Не просто выдавать информацию по кусочкам, а показывать, как этот кусочек соотносится с целым, с уже известным. Представьте, что будет, если показать ребенку картинку с хоботом слона и сказать: «Это хобот», – а с остальными частями тела животного познакомить только через год. Возможно, что некоторое время маленький ребенок будет думать, что хобот – это самостоятельное животное, похожее на удава. Потом, конечно, он все поймет, когда получит остальные фрагменты целостной картинки. Казалось бы, ничего страшного. Но при таком подходе системность мышления не формируется. У человека, привыкшего получать знания в разрозненном виде, без установления взаимосвязей, без понимания соотношения части и целого, не формируется потребность в выстраивании целостной картины. Он не будет фанатично искать недостающие элементы системы и задавать проясняющие вопросы. Есть то, есть это, а как это связано с тем – его не волнует… Системность – важный дидактический принцип, суть которого хорошо отражена в философском тезисе: «Целое больше суммы своих частей».

При фрагментарном подходе ребенок может знать, что он вырос в животе у мамы из маленькой клеточки, и при этом верить, что его приятеля нашли в капусте, а подружку купили в магазине. При системном подходе ребенок знает, что он – часть природы, часть животного мира, что процессы размножения схожи у разных животных. Что абсолютно каждый ребенок вырастает из клеточки.

При фрагментарном подходе ребенок знает, что есть день, есть ночь, есть солнце и луна. И удивляется: «Зачем глупое солнце светит днем, когда и так светло? Светило бы, как луна, ночью, было бы больше пользы». При системном подходе ребенку помогают установить правильную причинно-следственную связь: днем светло, потому что в этот момент наш участок Земли освещен Солнцем.

При фрагментарном подходе ребенок считает, что волк плохой, потому что съедает хорошего зайчика. При системном подходе ребенок понимает, что волк и зайчик – звенья пищевой цепочки.

При фрагментарном подходе ребенок заучивает домашний адрес: «Улица Пушкина» – и спорит, что он живет на улице Пушкина, а не в Екатеринбурге. При системном подходе ребенок знает, что улица Пушкина находится в Екатеринбурге, а Екатеринбург – город в России. Он легко встроит в эту систему любой город мира по критерию «находится в России или нет». Теория множеств для дошкольников? Легко!

При фрагментарном подходе ребенок зубрит таблицу сложения как странный стих без рифмы. При системном – понимает общий принцип и сам доходит до операции умножения, радостно сообщая однажды: «Сто раз по сто – это десять тысяч!» В пять лет реально даже начинать знакомить с понятием возведения в степень. (Если уж пытливый детский ум своими вопросами до этого доведет.) Мой пятилетний сын Сашка вместо «очень-очень много» говорил «додекальон», имея в виду 10 в степени 39. А я в его годы никак не могла понять, почему не существует самого большого числа.

При фрагментарном подходе ребенок запоминает картинки и названия: треугольник, квадрат, прямоугольник. И не задумывается, что бывают другие фигуры. При системном подходе ребенок понимает, что это все – фигуры. Что треугольник – это потому что три угла, а если угла четыре, то это четырехугольник. Что четырехугольники бывают разные. А если у фигуры пять углов? Пятиугольник! И можно уже картинку не показывать – ребенок сам нарисует по аналогии. А круг – это правильный бесконечноугольник. Потому что правильный N-угольник при увеличении параметра N все больше похож на круг – проверяется экспериментально в графическом редакторе. Элементы математического анализа в дошкольном возрасте? Легко!

Как учитель математики по первому образованию, имеющий опыт работы в школе, могу сказать, что очень тяжело переучивать детей, которые выучили, что есть квадрат, прямоугольник, ромб, трапеция, параллелограмм, но всё – вне системы. Они спорят, что вот это квадрат, а это прямоугольник. И не понимают, что квадрат – это тоже прямоугольник. А еще квадрат – частный случай параллелограмма. И ромбом квадрат тоже является. Это даже в седьмом классе некоторые с трудом понимают. Увы, системное мышление само собой не формируется.

Главные принципы развития системного мышления

#чутьчутьдидактики

#системныйподход

#выстраиваемсвязи

При системном подходе новая информация дается обязательно с опорой на уже существующую, и при этом объясняется, как новое связано с уже известным.

Когда вы знакомите ребенка с новым понятием, обязательно помогите ему выстроить связи с тем, что уже есть в системе его знаний.

1. Дать этому название. В дальнейшем сформируется узнавание.

2. Рассказать, откуда это взялось. Установление причинно-следственных связей.

3. Рассказать, зачем это нужно, кому это нужно, как можно это использовать. Функциональность объекта.

4. Дать более общее понятие. Рассказать о надсистеме, то есть о множестве, куда входит этот объект. Обобщение.

5. Рассказать о подсистеме, о составных частях объекта. Из чего он состоит. Умение видеть части целого.

6. Рассказать о связях с другими объектами. Установление сходства и отличий.

Системное мышление в младшем дошкольном возрасте – это умение соотносить часть и целое, искать сходства и отличия, уметь обобщать и понимать простые причинно-следственные связи. Лужа – она ведь не сама по себе лужа, а потому что прошел дождь. И исчезнет лужа не потому, что ей так захотелось, а потому, что ее высушат солнце и ветер. Точно так же дома можно высушить капли воды на поверхности стола, если на них дуть. Эксперименты и аналогии в дошкольном возрасте? Легко!

Ребенок принес вам одуванчик. Кроме «спасибо», скажите, как называется этот похожий на солнышко цветок. Отметьте, какой он красивый, как приятно на него смотреть. Объясните, что вырос одуванчик из маленького семени. Когда одуванчик отцветает, он становится похожим на пушистый белый шарик. Если подуть на такой шарик, семена полетят в разные стороны. Если ребенок уже знает, что такое парашют, можно сравнить семена одуванчика с парашютом, поискать сходство. Еще можно рассказать ребенку, какие животные из известных ему едят одуванчики (черепаха, например). Познакомьте ребенка с надсистемой: одуванчик – это цветок, цветы – это растения. Расскажите о подсистеме: у одуванчика есть головка, стебель, листочки, корешок.

 

Расскажите о связях с другими объектами, знакомыми ребенку. Например, ромашка – это тоже цветок, как и одуванчик. Что у них общего? Чем они отличаются? Понятно, что чем старше ребенок, тем больше связей он может выстраивать. Если, конечно, его этому постепенно учить.

* * *

Давайте разберем еще один пример. Кот. Предположим, вы встретили кота на прогулке. Кто это? (Дать название.) Что у него есть? (Лапы, хвост, глаза, уши и так далее.) Какой он? (Белый, с черным ухом, пушистый, худой, с грязными лапами.) Где он живет? (Этот кот домашний или, наоборот, бездомный.) Как он вообще появился? (Родился у кошки. У всех зверей есть свои мамы. Кот – зверь. Мама кота – кошка.) Поговорите о связях с другими животными, о которых ребенок уже знает, о сходствах и отличиях. (Собака тоже зверь. У нее тоже четыре лапы и хвост. А чем она отличается от кота? Чем кот похож на тигра? А отличается от него чем?)

Лужа – она ведь не сама по себе лужа, а потому что прошел дождь. И исчезнет лужа не потому, что ей так захотелось, а потому, что ее высушат солнце и ветер.

Если ребенок узнаёт кота на картинке, но не узнаёт, встретив на улице, – система не выстроена.

www.litres.ru

Анна БыковаСекреты спокойствия «ленивой мамы» (фрагмент)

Из этой книги вы узнаете:

• Как понять причину своего раздражения

• Как не допустить детскую истерику

• Когда и как можно сравнивать ребенка

• Почему не всегда важен идеальный порядок

• Как предотвратить ссоры между детьми в семье

• Как правильно сказать «нет»

• Как маме сохранить свой жизненный баланс

Введение

Если утро не задалось у мамы, то оно не задалось у всей семьи. Такова суровая правда жизни. Ведь только спокойная мама способна с мягкой улыбкой выдерживать всех членов семьи от мала до велика, включая домашних питомцев. Все их капризы, бурчания, ворчания, преднамеренные и случайные пакости. А также агрессивные истерики того, кто не хочет в садик, или задумчивые зависания рискующего опоздать в школу. Если мама не выдержит, то сбежать из дому захочется всем, даже маминому коту, который был уверен, что уж он-то точно самый любимый ребенок.

Спокойствие. Только спокойствие…

Нам, мамам, важно уметь возвращать себя в состояние душевного спокойствия. Только из точки покоя адекватно разрешаются детские конфликты, находятся слова для убеждений, утешений, уговариваний. Только спокойная мама может быть достаточно вместительным контейнером, в который доверяющий ребенок будет щедро выплескивать свое эмоциональное напряжение.

Это истина из серии «ежу понятно». Но само по себе знание этой истины спокойствия не добавляет. Добавляет чувство вины, потому что «ну вот, опять не сдержалась, сорвалась, накричала, отшлепала». Мама и сама хотела бы всегда быть милой, приветливой, терпеливой, любящей, принимающей, но ресурсов для этого не хватает. Не хватает времени, не хватает сил, не хватает помощников.

Один из самых частых запросов на терапию: «Помогите мне стать спокойнее».

«Я в шоке от самой себя. Я думала, что никогда не буду орать. Никогда не буду такой, как моя мама. Я ведь помню, как сама боялась орущую маму. Но я ору. Это ужасно. Я вижу в этот момент страх в глазах своего ребенка, но ничего не могу с собой поделать».

«Мне стыдно об этом говорить. Я люблю своего ребенка больше всего на свете, но бывают моменты ярости, когда я не просто кричу, а еще хватаю его и трясу. Могу даже шлепнуть. И по попе, и по затылку. Я боюсь себя. Я боюсь навредить ребенку. С этим нужно что-то делать».

«Уже потом я сама себе говорю, что ничего особенного ребенок не сделал, можно было спокойней отреагировать, но все уже случилось. Опять не сдержалась. Мне так стыдно. Я, конечно, прошу прощения, говорю, что я люблю дочку, что сожалею о своем поведении, что больше не буду. Но в это “больше не буду” я даже сама не верю».

«А больше всего меня пугает то, что дети уже даже мой крик не воспринимают. Я, видимо, стала так часто орать, что они уже привыкли и даже не вздрагивают. Вообще не реагируют на меня! Как будто просто кто-то радио погромче сделал. Это ужасно».

Эта книга про то, как стать спокойнее. Нет, не про то, как уметь держать себя в руках и подавлять сильные эмоции. Не про то, как сохранять внешнее спокойствие, когда внутри бушуют ураганы. Вы действительно станете спокойней, меняя какие-то привычки, взгляды, установки и ожидания. Только произойдет это не волшебным образом «раз – и готово», а при регулярном и длительном выполнении упражнений. Увы, это два обязательных условия: регулярность и длительность. Но есть и хорошая новость: выполнение упражнений не займет у вас много времени. (Я же понимаю, что свободного времени не просто мало, а вообще нет.) Максимум пятнадцать минут в день. Три недели по пятнадцать минут в день – хорошая цена за спокойствие, мне кажется. Простое прочтение книги, без выполнения упражнений, даст обычный результат: «Знаю, понимаю, но ничего не меняется». Только регулярное выполнение упражнений может привести к изменению поведения и новому восприятию действительности.

Почему я думаю, что упражнения будут вам полезны? Потому что их эффективность проверена. Проверена моими клиентами, обращающимися за индивидуальными консультациями. Проверена многочисленными участницами моего онлайн-тренинга «Секреты спокойствия» (четыре года, девять групп, в сумме около шестисот участниц, прежде чем я села за эту книгу). Проверено мной. Потому что я тоже мама и ничто человеческое мне не чуждо. В смысле, я тоже испытываю по отношению к своим детям не только любовь и радость. И все те упражнения, которые я предлагаю другим, я применяю сама.

Читая книгу, отмечайте для себя: «Вот это я знаю и применяю», «Вот это уже знаю, но не применяю», «А это является новой информацией». Зачем делать такие пометки? Для повышения мотивации. Если вдруг большинство изложенных сведений попадет в ваш личный список «Уже знаю, но не применяю», это может явиться дополнительным стимулом к выполнению упражнений, потому что «Хватить знать, надо практиковать!».

А пока мы еще не дошли до упражнений, просто спросите себя: «Что я сейчас чувствую?»

Вот мои ощущения. Прямо сейчас я чувствую мыслительное напряжение от того, что подбираю слова. Чувствую дискомфорт в теле от долгого сидения, хочу встать и подвигаться. Чувствую тревогу по поводу того, достаточно ли понятно излагаю свои мысли. Чувствую досаду, что времени у ноутбука провела много, а текста добавилось совсем чуть-чуть. Чувствую раздражение на гам в соседней комнате, потому что дети затеяли шумную возню (один доказывает другому, что самбо круче карате), а собака в таких случаях всегда впадает в истерику. Моя чихуахуа мечется между мальчишками и дверью моей комнаты, призывно лая. Мне кажется, если бы она говорила на нашем языке, это было бы: «Ужас-ужас! Они там такое вытворяют! Иди и наведи порядок!» Чувствую сомнения, то ли уже вмешаться, то ли игнорировать…

В каждый момент времени мы что-то чувствуем. Базовое условие для управления своими эмоциями – это способность быть с ними в контакте, осознавать их. Если вы научитесь осознавать внутри себя зарождающееся раздражение, то появится шанс предпринять меры по восстановлению душевного равновесия до того, как раздражение перерастет в разрушительную ярость.

Поэтому я рекомендую вам несколько раз в день в произвольный момент времени задавать себе вопрос: «А что я сейчас чувствую?» Можно наклеить цветные стикеры-напоминалки в тех местах квартиры, где они часто будут попадаться на глаза. Увидели такой стикер, поставили жизнедеятельность на секундную паузу, спросили себя: «А что я сейчас чувствую?» Включили режим осознания, рассказали себе о своем состоянии в настоящий момент. Так формируется новое, внимательное и бережное отношение к своим чувствам и эмоциям.

fictionbook.ru


Смотрите также