Как волк теленочку мамой был


Как Волк Телёночку мамой был |  Читать онлайн, без регистрации

Как Волк Телёночку мамой был

Однажды Волк украл в деревне Телёнка. Засунул в мешок и принёс к себе в избу. А там решил съесть его не спеша и с удовольствием. Вытряхнул из мешка и ахнул:

– Какой маленький! Какой славненький!

– Ма-а-ама, – тоненько пропищал Телёночек.

– Где? – встрепенулся Волк.

– Ты – мама, – сказал Телёночек и указал копытцем на Волка.

Оторопел Волк, заметался по избе: отыскал зеркало, стёр с него пыль, пригладил уши и посмотрел на себя:

– Вроде мужчина… Ты что, вчера родился, что ли?

– Не… – проговорил Телёночек, – сегодня.

– A-а… тогда другое дело! – согласился Волк. – Ты поспи пока, а там разберёмся, кто я тебе: мама или папа.

Положил Волк Телёночка на подстилку, сам лёг на кровать и задумался: «Такого маленького, такого несмышлёного даже есть неудобно!»

А Телёночек проснулся и замычал:

– Есть хочу!

В это время мимо избушки Волка шла Лиса. Услыхала она мычание и заглянула в окно:

– Ой, Волк, какой Телёночек! Давай его съедим!

– Да ты что?! – возмутился Волк. – Он же такой маленький!

– Верно, – согласилась Лиса. – Вырастет, тогда и съедим. Когда его станет больше! – Лиса облизнулась и пошла своей дорогой.

А Волк быстрей к Козе побежал, за едой. Увидала Коза Волка, испугалась, заперлась в избушке. Долго Волк её уговаривал, про Телёночка рассказывал.

Ну, когда Коза всё поняла, вынесла ему целое ведро ароматного козьего молока. Расчувствовался Волк, низко Козе поклонился и преподнёс ей цветок. А потом осторожно понёс молоко домой.

Поставил ведро перед Телёночком, а сам рядом пристроился, смотрит, как тот пьёт.

ТЕЛЁНОЧЕК ПОЕЛ – И СРАЗУ ПОДРОС!

А Волк уже во вкус вошёл: приятно о ком-то заботиться. Вот он и говорит:

– Ты иди погуляй вон на полянке, воздухом подыши! А я тут по хозяйству да приберусь…

Побежал Телёнок на полянку а Волк стирку затеял да сам с собой и разговаривает:

– Детям ведь что – чистота нужна. Ребёнки – они в грязи расти не могут!

Шёл мимо избушки Кабан-хулиган, папироска в зубах торчит:

– Чего делаем, папаша?

– Не видишь, что ли? Телёнку стираю…

– А-а-а! Лиса говорила. Ты ещё с ней поделиться обещал!

– Обещал, обещал…Там видно будет!

– Ну, бывай, отец, – сказал Кабан и двинулся дальше.

А Волк стирку продолжил. Но что-то неспокойно на душе у него стало. И прямо с мокрым полотенцем из избы выбежал – да на полянку! И вовремя! Там Кабан уже протягивал Телёнку папироску. Хлестнул его Волк мокрым полотенцем:

– Я тебе покажу! Ребятёнку, несмышлёнышу – цигарку совать! А ну убирайся отсюда!

Привёл Волк Телёнка домой, а тот опять есть просит! Что делать?

Думал-думал Волк и решил переодеться разбойником. Спрятался он в кустах у лесной дороги. Смотрит – едет по дороге мужичок с возом сена. Выскочил Волк-разбойник на дорогу: в шляпе, на глазах маска и ножик в лапе! И прохрипел:

– Сено или жизнь?!

– Жизнь, жизнь, – быстро сообразил мужичок. Скатился с воза и побежал в деревню.

А Волк всё сено домой перетащил. Позвал Телёночка:

– Питайся, сынок, расти большой!

Тут через забор во двор Медведь заглянул.

– Здорово, сосед, – пробасил он. – Лиса говорила, ты Телёночка откармливаешь…

– Тихо, тихо, – прижал палец к губам Волк. – Иди, иди отсюдова!

Медведь согласился, пошёл себе мирно дальше, решив, что пусть ещё подрастёт Телёнок.

А ТЕЛЁНОК ДОЕЛ СЕНО – И ПРЕВРАТИЛСЯ В УПИТАННОГО БЫЧКА.

– Слушай, – сказал он Волку, – тот, что с зубами наружу, Кабан его фамилия, говорит, что я тебе не родной…

– Да ты что?! – задохнулся от возмущения Волк. Вынес во двор зеркало: – Во, смотри! Ну вылитый я!

– Ага, – согласился Телёнок. – Только знаешь что… Я опять есть хочу!

Тут уж Волк всерьёз озаботился. Раз он родитель, значит, и вести себя надо солиднее… И вот пошёл он в деревню. Стал во дворы заглядывать. Видит – в одном мужичок начал дрова рубить, да умаялся. Сел на завалинку, пригорюнился. Волк тут как тут: разрешите, мол, помочь!

Быстро все дрова переколол, в поленницу сложил.

Чего только не сделаешь, чтобы родное дитя покушало!

Ну а мужичок дал ему за работу бадью вкусной похлёбки.

Принёс Волк бадью домой, а тут Кабан, Лиса и Медведь появились.

Спрятал Волк Телёнка в доме, бадью перед ним поставил, крепко дверь запер, а сам к гостям вышел. Прижался для надёжности к двери и как закричит:

– Не отдам его! Мой он, мой!

Но Кабан, Лиса и Медведь слушать Волка не стали. Перелезли через забор – и прямо к Волку направились, от двери его отпихнуть хотят, Телёнка съесть.

Что будет? Один против троих!

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ТЕЛЁНОК СЪЕЛ ВСЮ ПОХЛЁБКУ – И ПРЕВРАТИЛСЯ В ЗДОРОВЕННОГО БЫКА!

Услышал он, что Волка обижают, выбил рогами дверь, так что Волк даже в сторону отлетел, да как набросится на непрошеных гостей!

Те со страху скорей через забор – да и в лес! Еле ноги унесли.

А Волк протянул лапы к Бычку и завопил:

– Сынок мой, умница!

– Папаня! – пробасил Бычок.

– То-то! – обрадовался Волк. – А то всё «мама, мама»…

velib.com

Читать онлайн "Как волк теленочку мамой был и другие любимые сказки" автора Липскеров Михаил Федорович - RuLit

Михаил Липскеров

Как Волк Телёночку мамой был и другие сказки

© Липскеров М. Ф., 2012

© Илл., Каюков Л. Л., 2012

© Илл., Кострина И. Д., 2012

© ООО «Издательство Астрель», 2012

* * *

Живая игрушка

В одном лесу жила (а где ж ей ещё жить) заячья семья. Мама и три зайчонка. Папа, конечно же, тоже был, но где именно он был, неизвестно. Скорее всего, он удалился по каким-то своим мужским делам.

Утром зайчата проснулись, по крайней мере двое из них, а третий продолжал спать. Его вообще всегда было трудно разбудить. Возможно, ему показывали какие-то удивительно интересные сны, которые просто необходимо было досмотреть. Но вот его наконец вытащили из норы (логова, берлоги, пещеры – не знаю, как называется жилище зайцев), и зайчата стали наслаждаться жизнью. В это понятие входит изучение заячьей капусты, знакомство с жуком, попытки прыгнуть дальше кузнечика. У двоих зайчат эти занятия проходят довольно успешно, а вот у третьего – не шибко. Единственное, что ему удалось, так это проглотить Пчелу, от чего ни тот ни другая не получили ни малейшего удовольствия. Зайчонок еле откашлялся, а Пчела еле удержалась, чтобы не куснуть Зайчонка. Пчёлы не любят, когда их глотают. А потом Зайчонок стал преследовать какую-то Бабочку и набрёл на огород, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома.

И жила в этом доме Девочка. История умалчивает, где были её Мама и Папа, но, постольку-поскольку в нашей истории они не участвуют, нас и не интересует, где они были. Девочка играла в куклы. В куклу-медвежонка, куклу-зайца, куклу-куклу. И ей всё это страшно надоело. Потому что все эти куклы были НЕЖИВЫЕ. А ей ужасно хотелось иметь живую игрушку. Она вышла в огород. (Не для того, конечно, чтобы найти там живую игрушку, а чтобы заняться общественно полезным делом: прополкой и поливкой овощей.) Но нашла в огороде нашего Зайчонка. Вот такие бывают в жизни совпадения.

– Какая прелесть! – воскликнула Девочка, схватив Зайчонка в охапку. – Ты будешь моей живой игрушкой. Я буду звать тебя Катей.

Она внесла Зайчонка в дом и быстренько запеленала его. Что Зайчонку, прямо скажем, не понравилось. То ли он не привык к пеленанию, то ли уже перерос эту процедуру. Он попытался ворохнуться, но Девочка очень хорошо его запеленала, так что Зайчонку осталось только тихо заплакать.

– Не плачь, Катя, – стала укачивать его Девочка, – сейчас я тебя манной кашей накормлю. – Положила Зайчонка в кроватку и ушла за кашей.

А в лесу заячья семья всполошилась: где Зайчонок?!. Ау! Ау! Ау!.. Нет ответа! Нет ответа! Нет ответа! Потому что Зайчонок их не слышит. А может, и слышит, но ответить не может. Рот холодной манной кашей забит, которую не только заячьи, но и человеческие дети терпеть не могут.

Зайчиха понюхала землю вокруг, уловила запах сыночка своего родного, запах кровиночки своей, и повела остальных детей по следам их заплутавшего брата.

А брату в это время Девочка конфету суёт, которую заячьи дети не любят так, как человечьи дети не любят варёный лук. Зайчонок стал задыхаться и в отчаянии закрыл глаза.

– Ты, наверное, заболела, Катенька, – заволновалась Девочка, – сейчас я тебя чаем с малиновым вареньем напою, поставлю банки и горчичники… – И Девочка отправилась искать в доме вышеописанные лекарства.

Но зайцы в это время по следу пришли к огороду, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома. А впрочем, об этом мы уже говорили. Зайцы вырыли лаз под забором, подбежали к дому и увидели своего сына и брата в бедственном положении. Он даже устал плакать и приготовился тихо распрощаться с жизнью. Но зайцы быстро впрыгнули в дом, схватили Зайчонка и унесли обратно в лес. До-о-омо-о-ой!

Оклемался Зайчонок и стал весело прыгать вместе со всей своей семьёй. Какое счастье!..

А Девочка вернулась в комнату с лекарствами: малиновым вареньем, банками и горчичниками. Посмотрела – а лечить-то и некого. Убежала Катя.

– Почему она убежала? – спросила неизвестно кого Девочка.

А вы, мои юные друзья, спросите себя: почему убежала Ка… простите, Зайчонок?

Как Волк Телёночку мамой был

Однажды Волк украл в деревне Телёнка. Засунул в мешок и принёс к себе в избу. А там решил съесть его не спеша и с удовольствием. Вытряхнул из мешка и ахнул:

– Какой маленький! Какой славненький!

– Ма-а-ама, – тоненько пропищал Телёночек.

– Где? – встрепенулся Волк.

– Ты – мама, – сказал Телёночек и указал копытцем на Волка.

Оторопел Волк, заметался по избе: отыскал зеркало, стёр с него пыль, пригладил уши и посмотрел на себя:

www.rulit.me

Михаил Липскеров - Как волк теленочку мамой был и другие любимые сказки

Михаил Липскеров

Как Волк Телёночку мамой был и другие сказки

© Липскеров М. Ф., 2012

© Илл., Каюков Л. Л., 2012

© Илл., Кострина И. Д., 2012

© ООО «Издательство Астрель», 2012

* * *

Живая игрушка

В одном лесу жила (а где ж ей ещё жить) заячья семья. Мама и три зайчонка. Папа, конечно же, тоже был, но где именно он был, неизвестно. Скорее всего, он удалился по каким-то своим мужским делам.

Утром зайчата проснулись, по крайней мере двое из них, а третий продолжал спать. Его вообще всегда было трудно разбудить. Возможно, ему показывали какие-то удивительно интересные сны, которые просто необходимо было досмотреть. Но вот его наконец вытащили из норы (логова, берлоги, пещеры – не знаю, как называется жилище зайцев), и зайчата стали наслаждаться жизнью. В это понятие входит изучение заячьей капусты, знакомство с жуком, попытки прыгнуть дальше кузнечика. У двоих зайчат эти занятия проходят довольно успешно, а вот у третьего – не шибко. Единственное, что ему удалось, так это проглотить Пчелу, от чего ни тот ни другая не получили ни малейшего удовольствия. Зайчонок еле откашлялся, а Пчела еле удержалась, чтобы не куснуть Зайчонка. Пчёлы не любят, когда их глотают. А потом Зайчонок стал преследовать какую-то Бабочку и набрёл на огород, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома.

И жила в этом доме Девочка. История умалчивает, где были её Мама и Папа, но, постольку-поскольку в нашей истории они не участвуют, нас и не интересует, где они были. Девочка играла в куклы. В куклу-медвежонка, куклу-зайца, куклу-куклу. И ей всё это страшно надоело. Потому что все эти куклы были НЕЖИВЫЕ. А ей ужасно хотелось иметь живую игрушку. Она вышла в огород. (Не для того, конечно, чтобы найти там живую игрушку, а чтобы заняться общественно полезным делом: прополкой и поливкой овощей.) Но нашла в огороде нашего Зайчонка. Вот такие бывают в жизни совпадения.

– Какая прелесть! – воскликнула Девочка, схватив Зайчонка в охапку. – Ты будешь моей живой игрушкой. Я буду звать тебя Катей.

Она внесла Зайчонка в дом и быстренько запеленала его. Что Зайчонку, прямо скажем, не понравилось. То ли он не привык к пеленанию, то ли уже перерос эту процедуру. Он попытался ворохнуться, но Девочка очень хорошо его запеленала, так что Зайчонку осталось только тихо заплакать.

– Не плачь, Катя, – стала укачивать его Девочка, – сейчас я тебя манной кашей накормлю. – Положила Зайчонка в кроватку и ушла за кашей.

А в лесу заячья семья всполошилась: где Зайчонок?!. Ау! Ау! Ау!.. Нет ответа! Нет ответа! Нет ответа! Потому что Зайчонок их не слышит. А может, и слышит, но ответить не может. Рот холодной манной кашей забит, которую не только заячьи, но и человеческие дети терпеть не могут.

Зайчиха понюхала землю вокруг, уловила запах сыночка своего родного, запах кровиночки своей, и повела остальных детей по следам их заплутавшего брата.

А брату в это время Девочка конфету суёт, которую заячьи дети не любят так, как человечьи дети не любят варёный лук. Зайчонок стал задыхаться и в отчаянии закрыл глаза.

– Ты, наверное, заболела, Катенька, – заволновалась Девочка, – сейчас я тебя чаем с малиновым вареньем напою, поставлю банки и горчичники… – И Девочка отправилась искать в доме вышеописанные лекарства.

Но зайцы в это время по следу пришли к огороду, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома. А впрочем, об этом мы уже говорили. Зайцы вырыли лаз под забором, подбежали к дому и увидели своего сына и брата в бедственном положении. Он даже устал плакать и приготовился тихо распрощаться с жизнью. Но зайцы быстро впрыгнули в дом, схватили Зайчонка и унесли обратно в лес. До-о-омо-о-ой!

Оклемался Зайчонок и стал весело прыгать вместе со всей своей семьёй. Какое счастье!..

А Девочка вернулась в комнату с лекарствами: малиновым вареньем, банками и горчичниками. Посмотрела – а лечить-то и некого. Убежала Катя.

– Почему она убежала? – спросила неизвестно кого Девочка.

А вы, мои юные друзья, спросите себя: почему убежала Ка… простите, Зайчонок?

Как Волк Телёночку мамой был

Однажды Волк украл в деревне Телёнка. Засунул в мешок и принёс к себе в избу. А там решил съесть его не спеша и с удовольствием. Вытряхнул из мешка и ахнул:

– Какой маленький! Какой славненький!

– Ма-а-ама, – тоненько пропищал Телёночек.

– Где? – встрепенулся Волк.

– Ты – мама, – сказал Телёночек и указал копытцем на Волка.

Оторопел Волк, заметался по избе: отыскал зеркало, стёр с него пыль, пригладил уши и посмотрел на себя:

– Вроде мужчина… Ты что, вчера родился, что ли?

– Не… – проговорил Телёночек, – сегодня.

– A-а… тогда другое дело! – согласился Волк. – Ты поспи пока, а там разберёмся, кто я тебе: мама или папа.

Положил Волк Телёночка на подстилку, сам лёг на кровать и задумался: «Такого маленького, такого несмышлёного даже есть неудобно!»

А Телёночек проснулся и замычал:

– Есть хочу!

В это время мимо избушки Волка шла Лиса. Услыхала она мычание и заглянула в окно:

– Ой, Волк, какой Телёночек! Давай его съедим!

– Да ты что?! – возмутился Волк. – Он же такой маленький!

– Верно, – согласилась Лиса. – Вырастет, тогда и съедим. Когда его станет больше! – Лиса облизнулась и пошла своей дорогой.

А Волк быстрей к Козе побежал, за едой. Увидала Коза Волка, испугалась, заперлась в избушке. Долго Волк её уговаривал, про Телёночка рассказывал.

Ну, когда Коза всё поняла, вынесла ему целое ведро ароматного козьего молока. Расчувствовался Волк, низко Козе поклонился и преподнёс ей цветок. А потом осторожно понёс молоко домой.

Поставил ведро перед Телёночком, а сам рядом пристроился, смотрит, как тот пьёт.

ТЕЛЁНОЧЕК ПОЕЛ – И СРАЗУ ПОДРОС!

А Волк уже во вкус вошёл: приятно о ком-то заботиться. Вот он и говорит:

– Ты иди погуляй вон на полянке, воздухом подыши! А я тут по хозяйству да приберусь…

Побежал Телёнок на полянку а Волк стирку затеял да сам с собой и разговаривает:

– Детям ведь что – чистота нужна. Ребёнки – они в грязи расти не могут!

Шёл мимо избушки Кабан-хулиган, папироска в зубах торчит:

– Чего делаем, папаша?

– Не видишь, что ли? Телёнку стираю…

– А-а-а! Лиса говорила. Ты ещё с ней поделиться обещал!

– Обещал, обещал…Там видно будет!

– Ну, бывай, отец, – сказал Кабан и двинулся дальше.

А Волк стирку продолжил. Но что-то неспокойно на душе у него стало. И прямо с мокрым полотенцем из избы выбежал – да на полянку! И вовремя! Там Кабан уже протягивал Телёнку папироску. Хлестнул его Волк мокрым полотенцем:

– Я тебе покажу! Ребятёнку, несмышлёнышу – цигарку совать! А ну убирайся отсюда!

Привёл Волк Телёнка домой, а тот опять есть просит! Что делать?

Думал-думал Волк и решил переодеться разбойником. Спрятался он в кустах у лесной дороги. Смотрит – едет по дороге мужичок с возом сена. Выскочил Волк-разбойник на дорогу: в шляпе, на глазах маска и ножик в лапе! И прохрипел:

– Сено или жизнь?!

– Жизнь, жизнь, – быстро сообразил мужичок. Скатился с воза и побежал в деревню.

А Волк всё сено домой перетащил. Позвал Телёночка:

– Питайся, сынок, расти большой!

Тут через забор во двор Медведь заглянул.

– Здорово, сосед, – пробасил он. – Лиса говорила, ты Телёночка откармливаешь…

– Тихо, тихо, – прижал палец к губам Волк. – Иди, иди отсюдова!

Медведь согласился, пошёл себе мирно дальше, решив, что пусть ещё подрастёт Телёнок.

А ТЕЛЁНОК ДОЕЛ СЕНО – И ПРЕВРАТИЛСЯ В УПИТАННОГО БЫЧКА.

– Слушай, – сказал он Волку, – тот, что с зубами наружу, Кабан его фамилия, говорит, что я тебе не родной…

– Да ты что?! – задохнулся от возмущения Волк. Вынес во двор зеркало: – Во, смотри! Ну вылитый я!

– Ага, – согласился Телёнок. – Только знаешь что… Я опять есть хочу!

Тут уж Волк всерьёз озаботился. Раз он родитель, значит, и вести себя надо солиднее… И вот пошёл он в деревню. Стал во дворы заглядывать. Видит – в одном мужичок начал дрова рубить, да умаялся. Сел на завалинку, пригорюнился. Волк тут как тут: разрешите, мол, помочь!

Быстро все дрова переколол, в поленницу сложил.

Чего только не сделаешь, чтобы родное дитя покушало!

Ну а мужичок дал ему за работу бадью вкусной похлёбки.

Принёс Волк бадью домой, а тут Кабан, Лиса и Медведь появились.

Спрятал Волк Телёнка в доме, бадью перед ним поставил, крепко дверь запер, а сам к гостям вышел. Прижался для надёжности к двери и как закричит:

– Не отдам его! Мой он, мой!

Но Кабан, Лиса и Медведь слушать Волка не стали. Перелезли через забор – и прямо к Волку направились, от двери его отпихнуть хотят, Телёнка съесть.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

СКИДКА ДО 25% ТОЛЬКО СЕГОДНЯ!

Хотите узнать цену?ДА, ХОЧУ

www.libfox.ru

Читать книгу Как волк теленочку мамой был и другие любимые сказки Михаила Липскерова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Михаил ЛипскеровКак Волк Телёночку мамой был и другие сказки

© Липскеров М. Ф., 2012

© Илл., Каюков Л. Л., 2012

© Илл., Кострина И. Д., 2012

© ООО «Издательство Астрель», 2012

* * *
Живая игрушка

В одном лесу жила (а где ж ей ещё жить) заячья семья. Мама и три зайчонка. Папа, конечно же, тоже был, но где именно он был, неизвестно. Скорее всего, он удалился по каким-то своим мужским делам.

Утром зайчата проснулись, по крайней мере двое из них, а третий продолжал спать. Его вообще всегда было трудно разбудить. Возможно, ему показывали какие-то удивительно интересные сны, которые просто необходимо было досмотреть. Но вот его наконец вытащили из норы (логова, берлоги, пещеры – не знаю, как называется жилище зайцев), и зайчата стали наслаждаться жизнью. В это понятие входит изучение заячьей капусты, знакомство с жуком, попытки прыгнуть дальше кузнечика. У двоих зайчат эти занятия проходят довольно успешно, а вот у третьего – не шибко. Единственное, что ему удалось, так это проглотить Пчелу, от чего ни тот ни другая не получили ни малейшего удовольствия. Зайчонок еле откашлялся, а Пчела еле удержалась, чтобы не куснуть Зайчонка. Пчёлы не любят, когда их глотают. А потом Зайчонок стал преследовать какую-то Бабочку и набрёл на огород, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома.

И жила в этом доме Девочка. История умалчивает, где были её Мама и Папа, но, постольку-поскольку в нашей истории они не участвуют, нас и не интересует, где они были. Девочка играла в куклы. В куклу-медвежонка, куклу-зайца, куклу-куклу. И ей всё это страшно надоело. Потому что все эти куклы были НЕЖИВЫЕ. А ей ужасно хотелось иметь живую игрушку. Она вышла в огород. (Не для того, конечно, чтобы найти там живую игрушку, а чтобы заняться общественно полезным делом: прополкой и поливкой овощей.) Но нашла в огороде нашего Зайчонка. Вот такие бывают в жизни совпадения.

– Какая прелесть! – воскликнула Девочка, схватив Зайчонка в охапку. – Ты будешь моей живой игрушкой. Я буду звать тебя Катей.

Она внесла Зайчонка в дом и быстренько запеленала его. Что Зайчонку, прямо скажем, не понравилось. То ли он не привык к пеленанию, то ли уже перерос эту процедуру. Он попытался ворохнуться, но Девочка очень хорошо его запеленала, так что Зайчонку осталось только тихо заплакать.

– Не плачь, Катя, – стала укачивать его Девочка, – сейчас я тебя манной кашей накормлю. – Положила Зайчонка в кроватку и ушла за кашей.

А в лесу заячья семья всполошилась: где Зайчонок?!. Ау! Ау! Ау!.. Нет ответа! Нет ответа! Нет ответа! Потому что Зайчонок их не слышит. А может, и слышит, но ответить не может. Рот холодной манной кашей забит, которую не только заячьи, но и человеческие дети терпеть не могут.

Зайчиха понюхала землю вокруг, уловила запах сыночка своего родного, запах кровиночки своей, и повела остальных детей по следам их заплутавшего брата.

А брату в это время Девочка конфету суёт, которую заячьи дети не любят так, как человечьи дети не любят варёный лук. Зайчонок стал задыхаться и в отчаянии закрыл глаза.

– Ты, наверное, заболела, Катенька, – заволновалась Девочка, – сейчас я тебя чаем с малиновым вареньем напою, поставлю банки и горчичники… – И Девочка отправилась искать в доме вышеописанные лекарства.

Но зайцы в это время по следу пришли к огороду, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома. А впрочем, об этом мы уже говорили. Зайцы вырыли лаз под забором, подбежали к дому и увидели своего сына и брата в бедственном положении. Он даже устал плакать и приготовился тихо распрощаться с жизнью. Но зайцы быстро впрыгнули в дом, схватили Зайчонка и унесли обратно в лес. До-о-омо-о-ой!

Оклемался Зайчонок и стал весело прыгать вместе со всей своей семьёй. Какое счастье!..

А Девочка вернулась в комнату с лекарствами: малиновым вареньем, банками и горчичниками. Посмотрела – а лечить-то и некого. Убежала Катя.

– Почему она убежала? – спросила неизвестно кого Девочка.

А вы, мои юные друзья, спросите себя: почему убежала Ка… простите, Зайчонок?

Как Волк Телёночку мамой был

Однажды Волк украл в деревне Телёнка. Засунул в мешок и принёс к себе в избу. А там решил съесть его не спеша и с удовольствием. Вытряхнул из мешка и ахнул:

– Какой маленький! Какой славненький!

– Ма-а-ама, – тоненько пропищал Телёночек.

– Где? – встрепенулся Волк.

– Ты – мама, – сказал Телёночек и указал копытцем на Волка.

Оторопел Волк, заметался по избе: отыскал зеркало, стёр с него пыль, пригладил уши и посмотрел на себя:

– Вроде мужчина… Ты что, вчера родился, что ли?

– Не… – проговорил Телёночек, – сегодня.

– A-а… тогда другое дело! – согласился Волк. – Ты поспи пока, а там разберёмся, кто я тебе: мама или папа.

Положил Волк Телёночка на подстилку, сам лёг на кровать и задумался: «Такого маленького, такого несмышлёного даже есть неудобно!»

А Телёночек проснулся и замычал:

– Есть хочу!

В это время мимо избушки Волка шла Лиса. Услыхала она мычание и заглянула в окно:

– Ой, Волк, какой Телёночек! Давай его съедим!

– Да ты что?! – возмутился Волк. – Он же такой маленький!

– Верно, – согласилась Лиса. – Вырастет, тогда и съедим. Когда его станет больше! – Лиса облизнулась и пошла своей дорогой.

А Волк быстрей к Козе побежал, за едой. Увидала Коза Волка, испугалась, заперлась в избушке. Долго Волк её уговаривал, про Телёночка рассказывал.

Ну, когда Коза всё поняла, вынесла ему целое ведро ароматного козьего молока. Расчувствовался Волк, низко Козе поклонился и преподнёс ей цветок. А потом осторожно понёс молоко домой.

Поставил ведро перед Телёночком, а сам рядом пристроился, смотрит, как тот пьёт.

ТЕЛЁНОЧЕК ПОЕЛ – И СРАЗУ ПОДРОС!

А Волк уже во вкус вошёл: приятно о ком-то заботиться. Вот он и говорит:

– Ты иди погуляй вон на полянке, воздухом подыши! А я тут по хозяйству да приберусь…

Побежал Телёнок на полянку а Волк стирку затеял да сам с собой и разговаривает:

– Детям ведь что – чистота нужна. Ребёнки – они в грязи расти не могут!

Шёл мимо избушки Кабан-хулиган, папироска в зубах торчит:

– Чего делаем, папаша?

– Не видишь, что ли? Телёнку стираю…

– А-а-а! Лиса говорила. Ты ещё с ней поделиться обещал!

– Обещал, обещал…Там видно будет!

– Ну, бывай, отец, – сказал Кабан и двинулся дальше.

А Волк стирку продолжил. Но что-то неспокойно на душе у него стало. И прямо с мокрым полотенцем из избы выбежал – да на полянку! И вовремя! Там Кабан уже протягивал Телёнку папироску. Хлестнул его Волк мокрым полотенцем:

– Я тебе покажу! Ребятёнку, несмышлёнышу – цигарку совать! А ну убирайся отсюда!

Привёл Волк Телёнка домой, а тот опять есть просит! Что делать?

Думал-думал Волк и решил переодеться разбойником. Спрятался он в кустах у лесной дороги. Смотрит – едет по дороге мужичок с возом сена. Выскочил Волк-разбойник на дорогу: в шляпе, на глазах маска и ножик в лапе! И прохрипел:

– Сено или жизнь?!

– Жизнь, жизнь, – быстро сообразил мужичок. Скатился с воза и побежал в деревню.

А Волк всё сено домой перетащил. Позвал Телёночка:

– Питайся, сынок, расти большой!

Тут через забор во двор Медведь заглянул.

– Здорово, сосед, – пробасил он. – Лиса говорила, ты Телёночка откармливаешь…

– Тихо, тихо, – прижал палец к губам Волк. – Иди, иди отсюдова!

Медведь согласился, пошёл себе мирно дальше, решив, что пусть ещё подрастёт Телёнок.

А ТЕЛЁНОК ДОЕЛ СЕНО – И ПРЕВРАТИЛСЯ В УПИТАННОГО БЫЧКА.

– Слушай, – сказал он Волку, – тот, что с зубами наружу, Кабан его фамилия, говорит, что я тебе не родной…

– Да ты что?! – задохнулся от возмущения Волк. Вынес во двор зеркало: – Во, смотри! Ну вылитый я!

– Ага, – согласился Телёнок. – Только знаешь что… Я опять есть хочу!

Тут уж Волк всерьёз озаботился. Раз он родитель, значит, и вести себя надо солиднее… И вот пошёл он в деревню. Стал во дворы заглядывать. Видит – в одном мужичок начал дрова рубить, да умаялся. Сел на завалинку, пригорюнился. Волк тут как тут: разрешите, мол, помочь!

Быстро все дрова переколол, в поленницу сложил.

Чего только не сделаешь, чтобы родное дитя покушало!

Ну а мужичок дал ему за работу бадью вкусной похлёбки.

Принёс Волк бадью домой, а тут Кабан, Лиса и Медведь появились.

Спрятал Волк Телёнка в доме, бадью перед ним поставил, крепко дверь запер, а сам к гостям вышел. Прижался для надёжности к двери и как закричит:

– Не отдам его! Мой он, мой!

Но Кабан, Лиса и Медведь слушать Волка не стали. Перелезли через забор – и прямо к Волку направились, от двери его отпихнуть хотят, Телёнка съесть.

Что будет? Один против троих!

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ТЕЛЁНОК СЪЕЛ ВСЮ ПОХЛЁБКУ – И ПРЕВРАТИЛСЯ В ЗДОРОВЕННОГО БЫКА!

Услышал он, что Волка обижают, выбил рогами дверь, так что Волк даже в сторону отлетел, да как набросится на непрошеных гостей!

Те со страху скорей через забор – да и в лес! Еле ноги унесли.

А Волк протянул лапы к Бычку и завопил:

– Сынок мой, умница!

– Папаня! – пробасил Бычок.

– То-то! – обрадовался Волк. – А то всё «мама, мама»…

Самый маленький гном

В зелёном лесу жил гном по имени Вася. Он был такой маленький, такой крошечный, что его никто не замечал. Он по пять раз кряду здоровался с Зайцем, десять раз говорил «спокойной ночи» Козе, пятнадцать раз желал приятного аппетита Медведю, но всё было напрасно. Заяц его не видел, Коза его не слышала, а медведи, как известно, во время еды ничего не видят и ничего не слышат.

Тогда Дедушка посоветовал Васе:

– Чтобы тебя заметили, надо обязательно сделать что-то хорошее, – то, что подсказывает твоё сердце.

Однажды Вася гулял по лесу и увидел большой-пребольшой дом, в котором жил страшный-престрашный Волк. Волк готовился навестить трёх поросят, семерых козлят, Красную Шапочку и её Бабушку.

Забрался Вася в дом к трём поросятам и притаился за вентилятором.

А поросята в это время разгадывали кроссворд и размышляли, что же означает «серое хищное животное» из четырёх букв.

И тут появился переодетый Волк и выдал себя за Жучку – чемпионку по разгадыванию кроссвордов.

Впустили его поросята – и тогда уже догадались, что означает «серое хищное животное» из четырёх букв.

Бросился Волк на поросят, но только раскрыл пасть, как Вася включил вентилятор. Поднялся страшный ветер, и Волка затянуло в печку.

Выбрался Волк через трубу, отдышался, отряхнулся и направился к семерым козлятам. А гном Вася – за ним.

Пришёл Волк к домику, в котором козлята жили, и думает, как бы их на улицу выманить. Думал-думал – и придумал.

Спрятался Волк за дерево и запел красивую песню. Выскочили козлята из дома на полянку – и тут Вася всё понял! Стоит на пеньке магнитофон, музыка играет, а Волк только рот открывает…

Нажал маленький гном на кнопку магнитофона, плёнка стала мотаться в обратную сторону, и страшные звуки понеслись по всему лесу.

Семерых козлят как ветром сдуло.

Рассвирепел Волк, разбил магнитофон и отправился к Красной Шапочке, которая в это время шла к больной Бабушке с гостинцами.

Встретил её Волк на тропинке и заговорил с ней ласковым голосом, но Красная Шапочка даже слушать его не захотела – ведь её уже однажды обманул такой же серый Волк и чуть не съел вместе с Бабушкой.

Заплакал Волк, зарыдал и стал уверять, что он добрый и хороший и что идёт он совсем в другую сторону. А сам очень обрадовался, когда увидел указатель, который подсказал ему, в какую сторону идти.

Не знал Волк, что и на этот раз гном Вася сумел его обхитрить: Вася перевернул стрелку… и Волк попал прямо в лапы к Медведю.

А Вася побежал домой, чтобы рассказать Дедушке, как он спас от Волка трёх поросят, семерых козлят, Красную Шапочку и её Бабушку.

– Ну, и заметили тебя? – спросил Дедушка.

– А разве это самое главное? – засмеялся Вася.

А вы, ребята, как думаете?

Однажды гном Вася пускал на полянке мыльные пузыри, мимо проходил Волк, и два самых больших пузыря попали Волку в глаза.

– Это кто тут хулиганит?! – зарычал Волк. – Подойди поближе, чтобы я увидел, кого сейчас съем!

– Ничего не получится, – сказал Вася. – Я такой маленький, что меня никто не замечает. Меня Васей зовут.

– Ненавижу маленьких, – фыркнул Волк, – от них всё зло. Проводи-ка меня к реке промыть глаза. А потом я тебя съем. Ты будешь первым маленьким, с которым я расправлюсь. Узнаешь, как взрослых обижать!

Привёл Вася Волка к реке. Промыл Волк глаза и увидел на листе лилии… Дюймовочку.

– Так вот ты какой, Вася… – проговорил Волк.

– Я не Вася, я Дюймовочка.

– А! Знаем. Читали. Это ты у Крота хозяйство вела?

– Я. Отпустите меня, пожалуйста, я к Принцу эльфов тороплюсь!

– Тихо! – приказал Волк. – Теперь я твой принц! Я твой эльф. У меня теперь хозяйство вести будешь.

Положил Волк Дюймовочку в мешок и довольный отправился домой.

Вдруг – хлоп! – поскользнулся на огрызке яблока.

– Это кто тут лес загрязняет?! – взвыл Волк от боли.

– Это я, Мальчик-с-пальчик. Простите меня, это я по привычке огрызки бросаю, чтобы не заблудиться.

– Теперь не заблудишься! – захохотал Волк. – Теперь у тебя одна дорога – в мой живот.

Едва он произнёс эти слова, как налетел сильный вихрь и сбил Волка с ног: это был Маленький Мук в туфлях-скороходах.

– Вот хорошо! – обрадовался Волк, поймав Мука. – Будешь мне в своих скороходах добычу загонять. А если добычи не будет, я, сам понимаешь, тебя съем. Так что, – Волк довольно потёр лапы, – тремя малышами будет меньше!

– Смотри, Волк, пожалеешь, – предупредил Вася. – Ты же знаешь, что в сказках добро всегда побеждает зло!

– Не рассказывай сказки, – рассмеялся Волк и отправился домой.

Пришёл Волк домой, вынул пленников из мешка.

– Ты, – обратился он к Мальчику-с-пальчик, – готовься к ужину. Ты, Маленький Мук, – к походу за добычей, а ты, Дюймовочка, – к уборке дома. Я пошёл за спецодеждой для тебя.

Сидят малыши пригорюнившись, и тут откуда ни возьмись – Вася.

– Надо что-то делать, – сказал малышам Вася, – иначе вас съедят!

– А что мы можем сделать? – грустно ответила Дюймовочка. – Ведь мы такие маленькие…

– Надо всем вместе что-то придумать!

– У меня есть финики, уменьшающие и увеличивающие рост, – вспомнил Маленький Мук.

– А как нам это может помочь? – задумался Вася.

Тут призадумались и все остальные и стали ходить по избе. Ходили-ходили, пока Мальчик-с-пальчик не разбил зеркало.

– Ах! Это к несчастью! – заплакала Дюймовочка.

– Точно! – закричал Вася. – К несчастью для Волка!

Вася собрал малышей в кружок и стал им что-то шептать.

В это время в избу вошёл Волк.

– Ну-ка, примерь, – сказал он Дюймовочке, – от Золушки осталось – будет тебе рабочая одежда.

– Какая же примерка без зеркала?! Не могли бы вы сами примерить платье, чтобы я посмотрела, как буду выглядеть в нём? – спросила Волка Дюймовочка.

– Да я же не влезу в такое маленькое! – прорычал Волк.

– Если вы помните, – сказал Маленький Мук, – у меня есть финики, уменьшающие рост.

– Ладно, давай! – согласился Волк. Проглотил финик – и тотчас же стал таким же маленьким, как его пленники.

Залез Волк под шляпу, чтобы переодеться. Через секунду вылез из-под неё в женском платье и кокетливо спросил:

– Ну как?

– Прекрасно! – хором закричали малыши. – Таким и оставайся! Теперь ты никому не страшен! Теперь ты такой же маленький, как и мы.

– Вася, я больше не буду обижать маленьких, – заплакал Волк. – Честное волчье слово! Сделай меня опять большим!

Вася пожалел Волка и дал ему финик, увеличивающий рост, а сам пошёл домой и обо всём рассказал Бабушке и Дедушке.

Волк уже давно задумал съесть Серенького Козлика. И вот отправился он к Серенькому Козлику, который жил-был у Бабушки. От этой Бабушки Волк сам когда-то еле-еле спасся. Но злых помыслов своих не оставил и, переодевшись Красной Шапочкой, отправился к Васиным Бабушке и Дедушке.

От Васиной Бабушки Волк разузнал, где живёт Бабушка Коза. И, облизываясь, побежал к её дому.

Вслед за ним отправился и Вася: как бы чего не вышло!

Прибежал Волк к Бабушке Козе и узнал, что Серенький Козлик ушёл в лес погуляти и что она очень волнуется, как бы на него опять не напали серые волки.

Стал Вася умолять Волка пожалеть Серенького Козлика.

– Ещё чего! – возмутился Волк. – Я просто обязан его съесть, ведь Козлик заставил волноваться бедную старую Бабушку. Ему это так с рук не сойдёт!

Едва Волк закончил свою речь, как его сбил с ног неизвестно откуда взявшийся Заяц, который со страху тут же сам грохнулся в обморок. Но как только изумлённый Волк привёл Зайца в чувство, тот дал стрекача.

И в это же самое время рядом раздалось басовитое «ме-е-е, ме-е-е…».

«Неужели Козлик?!» – обрадовался Волк.

Как бы не так! Это был Медведь. Он налетел на Волка и, не извинившись, побежал дальше быстрее Зайца.

Сел Волк на пенёк. Ничего не может понять: куда и от кого бегут Заяц и Медведь? Сбили его, тихого, мирного Волка, с ног и куда-то стремительно унеслись!

Не успел Волк опомниться, как кто-то накинул на него сеть. Волк упал на четвереньки, совсем запутавшись в сети, и перед самым своим носом увидел чьи-то огромные башмаки.

– Ой, кто это? Кто это посмел меня поймать?! – не на шутку рассердился серый.

И тут он увидел, что это сильно подросший Серенький Козлик! Мало того что этот Козлик так невежливо обошёлся с Волком, набросив на него сеть, так он ещё грозился посадить его на цепь, назвать Шариком и заставить лаять!

Как всегда вовремя, вмешался Вася:

– Сажать волков на цепь жестоко, Волк на цепи не выживет, а ты, Козлик, если стал таким большим и сильным, должен быть добрым.

Козлик в ответ на эти слова только усмехнулся.

– Сильные бывают добрыми только в сказках, – сказал он и потащил Волка к дому.

Дом Козлика стоял на другом берегу реки. Долго думал Козлик, как им перебраться через реку. Решил он повалить дерево и соорудить мост, чтобы Волк, чего доброго, не простудился в холодной воде и не охрип – иначе как следует лаять не сможет.

А Вася тем временем прибежал к Бабушке Козе и, чтобы спасти Волка, сказал, будто не Козлик поймал Волка, а Волк – Козлика, и что Волк собирается посадить Козлика на цепь, назвать Шариком и заставить его лаять.

Конечно же, Бабушка Коза возмутилась и поспешила на помощь внуку.

Прибежали Бабушка Коза и Вася к реке и видят: Козлик упёрся рогами в дерево и пытается его свалить, а Волк хоть и опутан сетью, но упирается ногами в дерево с другой стороны и изо всех сил его удерживает.

Правда, Бабушке Козе всё равно показалось, что Волк её бедного внука обидеть хочет.

Подхватила Бабушка Коза внука на руки и понесла домой.

– Постой, бабуся! Нельзя злого Волка в лесу оставлять! Его надо взять с собой! – завопил Козлик.

– Зачем нам злой Волк? Я тебе в магазине куплю хорошего, плюшевого! – пообещала Бабушка и утащила Козлика домой.

А Вася и Волк сидят грустные на поляне.

Волк и говорит:

– Да… этого Козлика нужно немедленно лечить, чтобы другие от него злостью не заразились.

Вернулся Вася домой, и когда Дедушка спросил, спас ли он Серенького Козлика от Волка, ответил:

– Нет, я спас бедного Волка от злого Серого Козла.

Бабка Ёжка и другие
Найдёныш

Лес. Обычный русский лес с чащобами, с болотом, с протекающей по нему рекой. Летит по небу аист и несёт в клюве спелёнатого ребёнка. Кому-то он достанется? А вот кому. В избушке в деревне ждут его молодая женщина и её муж. То и дело выглядывают в окошко: не прилетел ли долгожданный аист.

Летит аист – и вдруг с неба на него налетает ястреб. Бьёт ястреб аиста острым клювом, а аист от него уворачивается, пытаясь уберечь драгоценную ношу. Но вот ястреб со всей силы клюнул аиста в голову – и выронил аист ребёнка. Полетел спелёнатый ребёнок вниз. Вот-вот разобьётся. Но спружинили ветки елки, и упал он в наметённый около неё сугроб. Упал ребёнок и заплакал. Тоненько-тоненько, как умеют плакать только новорождённые дети. А аист начал сражаться с ястребом, клюнул его в голову, ястреб закричал от боли и улетел. Аист стал летать над лесом, разыскивая ребёнка. Не может найти. И вот он уже стоит перед раскрытой дверью избушки и виновато отворачивает голову. Заплакала женщина, а муж её утешает.

В сугробе плачет ребёнок, и от этого плача просыпаются обитатели леса. Высунулась из избушки на курьих ножках Баба-яга. Проснулся в своем дупле Леший, из проруби вынырнул Водяной, проснулся в своих чертогах Кощей Бессмертный, а из-под трясины в болоте выбралась Кикимора Болотная. И все прислушиваются: что за неведомый звук раздаётся в их родном лесу?

А на звук плача сквозь сугробы пробирается избушка на курьих ножках, скользит по сугробам, руля рыбьим хвостом, Водяной, по веткам деревьев прыгает Леший, по сугробам, кряхтя, пробирается Кощей Бессмертный, бежит и Кикимора Болотная.

Первой добралась до сугроба избушка на курьих ножках. Выскочила из избушки Баба-яга и стала своей метлой разгребать сугроб над плачущим звуком. А потом подтянулись и все остальные. Разгребла Баба-яга сугроб, и все увидели свёрток с плачущим ребёнком.

– Вот тебе раз, – раздумчиво сказала Баба-яга, – такого махонького у нас в лесу ещё не бывало. Витязи всякие шастали, царевичи…

– Девки по лешу лажали, ух, как я их пужал! – с удовольствием вспомнил Леший и заухал.

– Сестрица Алёнушка с братцем Иванушкой забредали, – вспомнил Кощей Бессмертный.

– Вот-вот, – иронически бросила Кикимора Бабе-яге, – ты ещё Иванушку в печь хотела затолкать.

– Да это я шутейно! – заорала Баба-яга. – В печи даже огня не было.

– А у меня о прошлое лето девица в реке утопла. Сейчас в качестве русалки в дальнем омуте проживает. Красивая… За налима замуж собирается, – вспомнил Водяной.

– Ладно, – решительно прервала Кикимора, – хватит разговоры разговаривать, надо решать, что с ребёнком делать.

– Я ребёнка заберу, – предложил Кощей Бессмертный, – в свои роскошные замечательные чертоги. Пусть с детских лет к роскоши привыкает, – и задумался. – А потом, – мечтательно продолжил Кощей, – я ему все свои несметные богатства передам, и он вместо меня станет Кощеем Бессмертным со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Кощеев вариант усыновления не самый, мягко говоря, подходящий, – заключила Кикимора. – Другие предложения будут?

– А как же, – первым отозвался Леший, – мы жавщегда готовы вжять вошпитание мальчонки в швои руки.

– А кого ты из него воспитаешь, интересно знать? – задала совершенно законный вопрос Кикимора.

– Как – кого? – даже удивился Леший. – Конешно Лешего. Шкоро мне на покой, вошпитаю рабочую динаштию Леших.

– И чего же он у тебя будет делать, когда вырастет? – поинтересовалась Баба-я га.

– Как «чего», как «чего»? – заволновался Леший. – Обычную лешью работу… – и сладко задумался. – Ждорово?!

– Да уж куда здоровей, – вздохнула Кикимора, – до старости лет девок пугать.

– Уж лучше у меня в реке с русалками хороводы водить, – сказал Водяной.

И тут ребёнок заплакал. Что делать – стали все по очереди его на руках качать, а он не унимается. Тогда Баба-яга выхватила ребёнка из рук Кощея, который качал его вверх ногами, сунула малышу в рот сосновую шишку и стала качать его сама, баюкая. Зачмокал ребёнок шишкой, закрыл глаза и засопел во сне. Во весь свой широкий рот заулыбалась Баба-яга. Да и все сразу успокоились. Сидят размышляют, кому ребёнка отдать. И вдруг все принюхались, зашевелили ноздрями.

– Перепелёнывать надо. Пошли в избушку, – сказала Баба-яга.

И вся компания влезла в избушку на курьих ножках. Баба-яга развернула свёрток, потом повернула лицо к обитателям леса и, заикаясь, сказала:

– Это не мальчик, а девочка…

Все сунули головы к свёртку и блаженно улыбнулись.

– Очаровательная, – сказал Кощей и поцеловал себе пальцы.

– Я даже таких русалок никогда не видел, – закачал головой Водяной и причмокнул от удовольствия.

– Это точно, – сказал Леший, – это не ей девок пугать. Это от неё ещё парни в обморок шлепнутша.

– А чистое у тебя что-нибудь есть? – спросила Кикимора Бабу-ягу.

Бросилась Баба-яга к сундуку, заворочалась в нём, да так, что свалилась в него, только ноги торчат. Вытянули её Водяной и Леший, а у Бабы-яги в руках платье невиданной красы. Приложила она его к себе, прошлась горделивой походкой и пояснила:

– Это мне Упырь подарил, когда сватался. В молодости это было. Да сплыло. – И решительным жестом разорвала платье.

А Кикимора достала из-под лавки корыто. Водяной мигом пустил в корыто фонтан воды. А Леший выскочил наружу и приволок связку хвороста. Кощей длинным пальцем чиркнул себя по лысине. Загорелся палец, и Кощей поджёг дрова в печке.

Пока Баба-яга полощет девочку в корыте, Кикимора шьёт из лоскутов платья пелёнки, а остальные делают из досок люльку. И вот уже Водяной ногой качает люльку с девочкой.

Опять девочка плачет.

– Чегой-то она? – спросил Леший.

– Есть, должно быть, хочет, – сказала Кикимора.

– Это практически наверняка, – глубокомысленно сказал Кощей, – после пребывания на свежем воздухе дети обязательно хотят есть.

– Мяша ей, што ли, принешти… – предложил Леший.

– Лучше рыбки, – возразил ему Водяной, – сейчас сбегаю.

– Да вы что?! – всполошилась Баба-яга. – Дети ни мяса, ни рыбы не едят.

– А чего они едят? – хором поинтересовалось мужское население леса.

– Колдовать не разучилась? – задумчиво спросила Кикимора у Бабы-яги.

– Да вроде нет. Хотя уже лет двести не колдовала.

– Значит, так, – решительно сказала Кикимора, – Леший, Водяной, Кощей – мигом наружу.

– Там холодно, – поёжился Кощей.

– Зачем? – спросил Леший.

– Выгоняете? – с обидой спросил Водяной.

– Никто вас не выгоняет, – решительно сказала Кикимора. – Козу из снега лепить будете. Потом Баба-яга её колдовством своим оживит, вот вам и молоко.

– Нам молока не надо, – хором сказали Кощей, Водяной и Леший.

– Да не вам оно надо, а девочке. Малые дети к молоку приспособлены.

Мигом выскочили наружу Кощей, Леший и Водяной.

И вот уже около избушки на курьих ножках стоит непонятное чудище. С рогами, лысое, как Кощей, с рыбьим хвостом, как у Водяного, и с громадным выменем.

Баба-яга выскочила на крыльцо, увидела непонятное снежное чудище, осела и обязательно упала бы от ужаса, но Кощей и Леший её поддержали, а Кикимора сказала:

– Колдуй.

– Брекс, кекс, мекс, – пробормотала Баба-яга, и снежное чудище ожило и сказало:

– Мееее…

А Баба-яга осела в бессознательном состоянии.

Влетела Кикимора в избу, вылетела с ведром и стала доить ожившее вымя. Брызнуло молоко, ударило тугой струёй в дно ведра, и все облегчённо заулыбались. Даже Баба-яга очнулась и расслабленно улыбнулась.

И вот уже все сидят в избушке и блаженно смотрят, как ребёнок сосёт из тряпочки молоко. Наелась девочка и заснула.

– Пожалуй, я её себе возьму, – решительно проговорил Водяной, – глядишь, скоро у русалки с налимом детёныш народится, подругой девочка будет, – и Водяной задумался…

– Совсем обезумел, – фыркнула Кикимора, – она же человеческий ребёнок. Она в реке захлебнётся. А русалки получаются только от несчастной любви. А она, наша маленькая, пока этих глупостей не знает. Я бы её тоже к себе в болото взяла. Только какая ей жизнь в болоте. Подождём, пока вырастет.

– Всё, – решительно сказала Баба-яга, – жить она будет у меня, и буду я ей приёмной бабкой, и звать её буду Бабка Ёжка, а когда вырастет – сама свою судьбу определит.

И тут девочка заплакала во сне. Посмотрели все друг на друга. Что делать? Вроде сыта, а плачет. Леший хлопнул себя по лбу, подобрал сосновую шишку с пола, обтёр об себя и сунул Бабке Ёжке в рот. Та зачмокала – и так и заснула, чмокая.

И все заулыбались.

iknigi.net

Как Волк Телёночку мамой был

Как Волк Телёночку мамой был

Однажды Волк украл в деревне Телёнка. Засунул в мешок и принёс к себе в избу. А там решил съесть его не спеша и с удовольствием. Вытряхнул из мешка и ахнул:

– Какой маленький! Какой славненький!

– Ма-а-ама, – тоненько пропищал Телёночек.

– Где? – встрепенулся Волк.

– Ты – мама, – сказал Телёночек и указал копытцем на Волка.

Оторопел Волк, заметался по избе: отыскал зеркало, стёр с него пыль, пригладил уши и посмотрел на себя:

– Вроде мужчина… Ты что, вчера родился, что ли?

– Не… – проговорил Телёночек, – сегодня.

– A-а… тогда другое дело! – согласился Волк. – Ты поспи пока, а там разберёмся, кто я тебе: мама или папа.

Положил Волк Телёночка на подстилку, сам лёг на кровать и задумался: «Такого маленького, такого несмышлёного даже есть неудобно!»

А Телёночек проснулся и замычал:

– Есть хочу!

В это время мимо избушки Волка шла Лиса. Услыхала она мычание и заглянула в окно:

– Ой, Волк, какой Телёночек! Давай его съедим!

– Да ты что?! – возмутился Волк. – Он же такой маленький!

– Верно, – согласилась Лиса. – Вырастет, тогда и съедим. Когда его станет больше! – Лиса облизнулась и пошла своей дорогой.

А Волк быстрей к Козе побежал, за едой. Увидала Коза Волка, испугалась, заперлась в избушке. Долго Волк её уговаривал, про Телёночка рассказывал.

Ну, когда Коза всё поняла, вынесла ему целое ведро ароматного козьего молока. Расчувствовался Волк, низко Козе поклонился и преподнёс ей цветок. А потом осторожно понёс молоко домой.

Поставил ведро перед Телёночком, а сам рядом пристроился, смотрит, как тот пьёт.

ТЕЛЁНОЧЕК ПОЕЛ – И СРАЗУ ПОДРОС!

А Волк уже во вкус вошёл: приятно о ком-то заботиться. Вот он и говорит:

– Ты иди погуляй вон на полянке, воздухом подыши! А я тут по хозяйству да приберусь…

Побежал Телёнок на полянку а Волк стирку затеял да сам с собой и разговаривает:

– Детям ведь что – чистота нужна. Ребёнки – они в грязи расти не могут!

Шёл мимо избушки Кабан-хулиган, папироска в зубах торчит:

– Чего делаем, папаша?

– Не видишь, что ли? Телёнку стираю…

– А-а-а! Лиса говорила. Ты ещё с ней поделиться обещал!

– Обещал, обещал…Там видно будет!

– Ну, бывай, отец, – сказал Кабан и двинулся дальше.

А Волк стирку продолжил. Но что-то неспокойно на душе у него стало. И прямо с мокрым полотенцем из избы выбежал – да на полянку! И вовремя! Там Кабан уже протягивал Телёнку папироску. Хлестнул его Волк мокрым полотенцем:

– Я тебе покажу! Ребятёнку, несмышлёнышу – цигарку совать! А ну убирайся отсюда!

Привёл Волк Телёнка домой, а тот опять есть просит! Что делать?

Думал-думал Волк и решил переодеться разбойником. Спрятался он в кустах у лесной дороги. Смотрит – едет по дороге мужичок с возом сена. Выскочил Волк-разбойник на дорогу: в шляпе, на глазах маска и ножик в лапе! И прохрипел:

– Сено или жизнь?!

– Жизнь, жизнь, – быстро сообразил мужичок. Скатился с воза и побежал в деревню.

А Волк всё сено домой перетащил. Позвал Телёночка:

– Питайся, сынок, расти большой!

Тут через забор во двор Медведь заглянул.

– Здорово, сосед, – пробасил он. – Лиса говорила, ты Телёночка откармливаешь…

– Тихо, тихо, – прижал палец к губам Волк. – Иди, иди отсюдова!

Медведь согласился, пошёл себе мирно дальше, решив, что пусть ещё подрастёт Телёнок.

А ТЕЛЁНОК ДОЕЛ СЕНО – И ПРЕВРАТИЛСЯ В УПИТАННОГО БЫЧКА.

– Слушай, – сказал он Волку, – тот, что с зубами наружу, Кабан его фамилия, говорит, что я тебе не родной…

– Да ты что?! – задохнулся от возмущения Волк. Вынес во двор зеркало: – Во, смотри! Ну вылитый я!

– Ага, – согласился Телёнок. – Только знаешь что… Я опять есть хочу!

Тут уж Волк всерьёз озаботился. Раз он родитель, значит, и вести себя надо солиднее… И вот пошёл он в деревню. Стал во дворы заглядывать. Видит – в одном мужичок начал дрова рубить, да умаялся. Сел на завалинку, пригорюнился. Волк тут как тут: разрешите, мол, помочь!

Быстро все дрова переколол, в поленницу сложил.

Чего только не сделаешь, чтобы родное дитя покушало!

Ну а мужичок дал ему за работу бадью вкусной похлёбки.

Принёс Волк бадью домой, а тут Кабан, Лиса и Медведь появились.

Спрятал Волк Телёнка в доме, бадью перед ним поставил, крепко дверь запер, а сам к гостям вышел. Прижался для надёжности к двери и как закричит:

– Не отдам его! Мой он, мой!

Но Кабан, Лиса и Медведь слушать Волка не стали. Перелезли через забор – и прямо к Волку направились, от двери его отпихнуть хотят, Телёнка съесть.

Что будет? Один против троих!

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ТЕЛЁНОК СЪЕЛ ВСЮ ПОХЛЁБКУ – И ПРЕВРАТИЛСЯ В ЗДОРОВЕННОГО БЫКА!

Услышал он, что Волка обижают, выбил рогами дверь, так что Волк даже в сторону отлетел, да как набросится на непрошеных гостей!

Те со страху скорей через забор – да и в лес! Еле ноги унесли.

А Волк протянул лапы к Бычку и завопил:

– Сынок мой, умница!

– Папаня! – пробасил Бычок.

– То-то! – обрадовался Волк. – А то всё «мама, мама»…

librolife.ru

Читать книгу «Как волк теленочку мамой был и другие любимые сказки» онлайн — Михаил Липскеров — Страница 1 — MyBook

© Липскеров М. Ф., 2012

© Илл., Каюков Л. Л., 2012

© Илл., Кострина И. Д., 2012

© ООО «Издательство Астрель», 2012

* * *

В одном лесу жила (а где ж ей ещё жить) заячья семья. Мама и три зайчонка. Папа, конечно же, тоже был, но где именно он был, неизвестно. Скорее всего, он удалился по каким-то своим мужским делам.

Утром зайчата проснулись, по крайней мере двое из них, а третий продолжал спать. Его вообще всегда было трудно разбудить. Возможно, ему показывали какие-то удивительно интересные сны, которые просто необходимо было досмотреть. Но вот его наконец вытащили из норы (логова, берлоги, пещеры – не знаю, как называется жилище зайцев), и зайчата стали наслаждаться жизнью. В это понятие входит изучение заячьей капусты, знакомство с жуком, попытки прыгнуть дальше кузнечика. У двоих зайчат эти занятия проходят довольно успешно, а вот у третьего – не шибко. Единственное, что ему удалось, так это проглотить Пчелу, от чего ни тот ни другая не получили ни малейшего удовольствия. Зайчонок еле откашлялся, а Пчела еле удержалась, чтобы не куснуть Зайчонка. Пчёлы не любят, когда их глотают. А потом Зайчонок стал преследовать какую-то Бабочку и набрёл на огород, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома.

И жила в этом доме Девочка. История умалчивает, где были её Мама и Папа, но, постольку-поскольку в нашей истории они не участвуют, нас и не интересует, где они были. Девочка играла в куклы. В куклу-медвежонка, куклу-зайца, куклу-куклу. И ей всё это страшно надоело. Потому что все эти куклы были НЕЖИВЫЕ. А ей ужасно хотелось иметь живую игрушку. Она вышла в огород. (Не для того, конечно, чтобы найти там живую игрушку, а чтобы заняться общественно полезным делом: прополкой и поливкой овощей.) Но нашла в огороде нашего Зайчонка. Вот такие бывают в жизни совпадения.

– Какая прелесть! – воскликнула Девочка, схватив Зайчонка в охапку. – Ты будешь моей живой игрушкой. Я буду звать тебя Катей.

Она внесла Зайчонка в дом и быстренько запеленала его. Что Зайчонку, прямо скажем, не понравилось. То ли он не привык к пеленанию, то ли уже перерос эту процедуру. Он попытался ворохнуться, но Девочка очень хорошо его запеленала, так что Зайчонку осталось только тихо заплакать.

– Не плачь, Катя, – стала укачивать его Девочка, – сейчас я тебя манной кашей накормлю. – Положила Зайчонка в кроватку и ушла за кашей.

А в лесу заячья семья всполошилась: где Зайчонок?!. Ау! Ау! Ау!.. Нет ответа! Нет ответа! Нет ответа! Потому что Зайчонок их не слышит. А может, и слышит, но ответить не может. Рот холодной манной кашей забит, которую не только заячьи, но и человеческие дети терпеть не могут.

Зайчиха понюхала землю вокруг, уловила запах сыночка своего родного, запах кровиночки своей, и повела остальных детей по следам их заплутавшего брата.

А брату в это время Девочка конфету суёт, которую заячьи дети не любят так, как человечьи дети не любят варёный лук. Зайчонок стал задыхаться и в отчаянии закрыл глаза.

– Ты, наверное, заболела, Катенька, – заволновалась Девочка, – сейчас я тебя чаем с малиновым вареньем напою, поставлю банки и горчичники… – И Девочка отправилась искать в доме вышеописанные лекарства.

Но зайцы в это время по следу пришли к огороду, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома. А впрочем, об этом мы уже говорили. Зайцы вырыли лаз под забором, подбежали к дому и увидели своего сына и брата в бедственном положении. Он даже устал плакать и приготовился тихо распрощаться с жизнью. Но зайцы быстро впрыгнули в дом, схватили Зайчонка и унесли обратно в лес. До-о-омо-о-ой!

Оклемался Зайчонок и стал весело прыгать вместе со всей своей семьёй. Какое счастье!..

А Девочка вернулась в комнату с лекарствами: малиновым вареньем, банками и горчичниками. Посмотрела – а лечить-то и некого. Убежала Катя.

– Почему она убежала? – спросила неизвестно кого Девочка.

А вы, мои юные друзья, спросите себя: почему убежала Ка… простите, Зайчонок?

Однажды Волк украл в деревне Телёнка. Засунул в мешок и принёс к себе в избу. А там решил съесть его не спеша и с удовольствием. Вытряхнул из мешка и ахнул:

– Какой маленький! Какой славненький!

– Ма-а-ама, – тоненько пропищал Телёночек.

– Где? – встрепенулся Волк.

– Ты – мама, – сказал Телёночек и указал копытцем на Волка.

Оторопел Волк, заметался по избе: отыскал зеркало, стёр с него пыль, пригладил уши и посмотрел на себя:

– Вроде мужчина… Ты что, вчера родился, что ли?

– Не… – проговорил Телёночек, – сегодня.

– A-а… тогда другое дело! – согласился Волк. – Ты поспи пока, а там разберёмся, кто я тебе: мама или папа.

Положил Волк Телёночка на подстилку, сам лёг на кровать и задумался: «Такого маленького, такого несмышлёного даже есть неудобно!»

А Телёночек проснулся и замычал:

– Есть хочу!

В это время мимо избушки Волка шла Лиса. Услыхала она мычание и заглянула в окно:

– Ой, Волк, какой Телёночек! Давай его съедим!

– Да ты что?! – возмутился Волк. – Он же такой маленький!

– Верно, – согласилась Лиса. – Вырастет, тогда и съедим. Когда его станет больше! – Лиса облизнулась и пошла своей дорогой.

А Волк быстрей к Козе побежал, за едой. Увидала Коза Волка, испугалась, заперлась в избушке. Долго Волк её уговаривал, про Телёночка рассказывал.

Ну, когда Коза всё поняла, вынесла ему целое ведро ароматного козьего молока. Расчувствовался Волк, низко Козе поклонился и преподнёс ей цветок. А потом осторожно понёс молоко домой.

Поставил ведро перед Телёночком, а сам рядом пристроился, смотрит, как тот пьёт.

ТЕЛЁНОЧЕК ПОЕЛ – И СРАЗУ ПОДРОС!

А Волк уже во вкус вошёл: приятно о ком-то заботиться. Вот он и говорит:

– Ты иди погуляй вон на полянке, воздухом подыши! А я тут по хозяйству да приберусь…

Побежал Телёнок на полянку а Волк стирку затеял да сам с собой и разговаривает:

– Детям ведь что – чистота нужна. Ребёнки – они в грязи расти не могут!

Шёл мимо избушки Кабан-хулиган, папироска в зубах торчит:

– Чего делаем, папаша?

– Не видишь, что ли? Телёнку стираю…

– А-а-а! Лиса говорила. Ты ещё с ней поделиться обещал!

– Обещал, обещал…Там видно будет!

– Ну, бывай, отец, – сказал Кабан и двинулся дальше.

А Волк стирку продолжил. Но что-то неспокойно на душе у него стало. И прямо с мокрым полотенцем из избы выбежал – да на полянку! И вовремя! Там Кабан уже протягивал Телёнку папироску. Хлестнул его Волк мокрым полотенцем:

– Я тебе покажу! Ребятёнку, несмышлёнышу – цигарку совать! А ну убирайся отсюда!

Привёл Волк Телёнка домой, а тот опять есть просит! Что делать?

Думал-думал Волк и решил переодеться разбойником. Спрятался он в кустах у лесной дороги. Смотрит – едет по дороге мужичок с возом сена. Выскочил Волк-разбойник на дорогу: в шляпе, на глазах маска и ножик в лапе! И прохрипел:

– Сено или жизнь?!

– Жизнь, жизнь, – быстро сообразил мужичок. Скатился с воза и побежал в деревню.

А Волк всё сено домой перетащил. Позвал Телёночка:

– Питайся, сынок, расти большой!

Тут через забор во двор Медведь заглянул.

– Здорово, сосед, – пробасил он. – Лиса говорила, ты Телёночка откармливаешь…

– Тихо, тихо, – прижал палец к губам Волк. – Иди, иди отсюдова!

Медведь согласился, пошёл себе мирно дальше, решив, что пусть ещё подрастёт Телёнок.

А ТЕЛЁНОК ДОЕЛ СЕНО – И ПРЕВРАТИЛСЯ В УПИТАННОГО БЫЧКА.

– Слушай, – сказал он Волку, – тот, что с зубами наружу, Кабан его фамилия, говорит, что я тебе не родной…

– Да ты что?! – задохнулся от возмущения Волк. Вынес во двор зеркало: – Во, смотри! Ну вылитый я!

– Ага, – согласился Телёнок. – Только знаешь что… Я опять есть хочу!

Тут уж Волк всерьёз озаботился. Раз он родитель, значит, и вести себя надо солиднее… И вот пошёл он в деревню. Стал во дворы заглядывать. Видит – в одном мужичок начал дрова рубить, да умаялся. Сел на завалинку, пригорюнился. Волк тут как тут: разрешите, мол, помочь!

Быстро все дрова переколол, в поленницу сложил.

Чего только не сделаешь, чтобы родное дитя покушало!

Ну а мужичок дал ему за работу бадью вкусной похлёбки.

Принёс Волк бадью домой, а тут Кабан, Лиса и Медведь появились.

Спрятал Волк Телёнка в доме, бадью перед ним поставил, крепко дверь запер, а сам к гостям вышел. Прижался для надёжности к двери и как закричит:

– Не отдам его! Мой он, мой!

Но Кабан, Лиса и Медведь слушать Волка не стали. Перелезли через забор – и прямо к Волку направились, от двери его отпихнуть хотят, Телёнка съесть.

Что будет? Один против троих!

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ТЕЛЁНОК СЪЕЛ ВСЮ ПОХЛЁБКУ – И ПРЕВРАТИЛСЯ В ЗДОРОВЕННОГО БЫКА!

Услышал он, что Волка обижают, выбил рогами дверь, так что Волк даже в сторону отлетел, да как набросится на непрошеных гостей!

Те со страху скорей через забор – да и в лес! Еле ноги унесли.

А Волк протянул лапы к Бычку и завопил:

– Сынок мой, умница!

– Папаня! – пробасил Бычок.

– То-то! – обрадовался Волк. – А то всё «мама, мама»…

mybook.ru

Михаил ЛипскеровКак Волк Телёночку мамой был и другие сказки

© Липскеров М. Ф., 2012

© Илл., Каюков Л. Л., 2012

© Илл., Кострина И. Д., 2012

© ООО «Издательство Астрель», 2012

* * *

Живая игрушка

В одном лесу жила (а где ж ей ещё жить) заячья семья. Мама и три зайчонка. Папа, конечно же, тоже был, но где именно он был, неизвестно. Скорее всего, он удалился по каким-то своим мужским делам.

Утром зайчата проснулись, по крайней мере двое из них, а третий продолжал спать. Его вообще всегда было трудно разбудить. Возможно, ему показывали какие-то удивительно интересные сны, которые просто необходимо было досмотреть. Но вот его наконец вытащили из норы (логова, берлоги, пещеры – не знаю, как называется жилище зайцев), и зайчата стали наслаждаться жизнью. В это понятие входит изучение заячьей капусты, знакомство с жуком, попытки прыгнуть дальше кузнечика. У двоих зайчат эти занятия проходят довольно успешно, а вот у третьего – не шибко. Единственное, что ему удалось, так это проглотить Пчелу, от чего ни тот ни другая не получили ни малейшего удовольствия. Зайчонок еле откашлялся, а Пчела еле удержалась, чтобы не куснуть Зайчонка. Пчёлы не любят, когда их глотают. А потом Зайчонок стал преследовать какую-то Бабочку и набрёл на огород, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома.

И жила в этом доме Девочка. История умалчивает, где были её Мама и Папа, но, постольку-поскольку в нашей истории они не участвуют, нас и не интересует, где они были. Девочка играла в куклы. В куклу-медвежонка, куклу-зайца, куклу-куклу. И ей всё это страшно надоело. Потому что все эти куклы были НЕЖИВЫЕ. А ей ужасно хотелось иметь живую игрушку. Она вышла в огород. (Не для того, конечно, чтобы найти там живую игрушку, а чтобы заняться общественно полезным делом: прополкой и поливкой овощей.) Но нашла в огороде нашего Зайчонка. Вот такие бывают в жизни совпадения.

– Какая прелесть! – воскликнула Девочка, схватив Зайчонка в охапку. – Ты будешь моей живой игрушкой. Я буду звать тебя Катей.

Она внесла Зайчонка в дом и быстренько запеленала его. Что Зайчонку, прямо скажем, не понравилось. То ли он не привык к пеленанию, то ли уже перерос эту процедуру. Он попытался ворохнуться, но Девочка очень хорошо его запеленала, так что Зайчонку осталось только тихо заплакать.

– Не плачь, Катя, – стала укачивать его Девочка, – сейчас я тебя манной кашей накормлю. – Положила Зайчонка в кроватку и ушла за кашей.

А в лесу заячья семья всполошилась: где Зайчонок?!. Ау! Ау! Ау!.. Нет ответа! Нет ответа! Нет ответа! Потому что Зайчонок их не слышит. А может, и слышит, но ответить не может. Рот холодной манной кашей забит, которую не только заячьи, но и человеческие дети терпеть не могут.

Зайчиха понюхала землю вокруг, уловила запах сыночка своего родного, запах кровиночки своей, и повела остальных детей по следам их заплутавшего брата.

А брату в это время Девочка конфету суёт, которую заячьи дети не любят так, как человечьи дети не любят варёный лук. Зайчонок стал задыхаться и в отчаянии закрыл глаза.

– Ты, наверное, заболела, Катенька, – заволновалась Девочка, – сейчас я тебя чаем с малиновым вареньем напою, поставлю банки и горчичники… – И Девочка отправилась искать в доме вышеописанные лекарства.

Но зайцы в это время по следу пришли к огороду, который, как это и свойственно огородам, располагался около дома. А впрочем, об этом мы уже говорили. Зайцы вырыли лаз под забором, подбежали к дому и увидели своего сына и брата в бедственном положении. Он даже устал плакать и приготовился тихо распрощаться с жизнью. Но зайцы быстро впрыгнули в дом, схватили Зайчонка и унесли обратно в лес. До-о-омо-о-ой!

Оклемался Зайчонок и стал весело прыгать вместе со всей своей семьёй. Какое счастье!..

А Девочка вернулась в комнату с лекарствами: малиновым вареньем, банками и горчичниками. Посмотрела – а лечить-то и некого. Убежала Катя.

– Почему она убежала? – спросила неизвестно кого Девочка.

А вы, мои юные друзья, спросите себя: почему убежала Ка… простите, Зайчонок?

Как Волк Телёночку мамой был

Однажды Волк украл в деревне Телёнка. Засунул в мешок и принёс к себе в избу. А там решил съесть его не спеша и с удовольствием. Вытряхнул из мешка и ахнул:

– Какой маленький! Какой славненький!

– Ма-а-ама, – тоненько пропищал Телёночек.

– Где? – встрепенулся Волк.

– Ты – мама, – сказал Телёночек и указал копытцем на Волка.

Оторопел Волк, заметался по избе: отыскал зеркало, стёр с него пыль, пригладил уши и посмотрел на себя:

– Вроде мужчина… Ты что, вчера родился, что ли?

– Не… – проговорил Телёночек, – сегодня.

– A-а… тогда другое дело! – согласился Волк. – Ты поспи пока, а там разберёмся, кто я тебе: мама или папа.

Положил Волк Телёночка на подстилку, сам лёг на кровать и задумался: «Такого маленького, такого несмышлёного даже есть неудобно!»

А Телёночек проснулся и замычал:

– Есть хочу!

В это время мимо избушки Волка шла Лиса. Услыхала она мычание и заглянула в окно:

– Ой, Волк, какой Телёночек! Давай его съедим!

– Да ты что?! – возмутился Волк. – Он же такой маленький!

– Верно, – согласилась Лиса. – Вырастет, тогда и съедим. Когда его станет больше! – Лиса облизнулась и пошла своей дорогой.

А Волк быстрей к Козе побежал, за едой. Увидала Коза Волка, испугалась, заперлась в избушке. Долго Волк её уговаривал, про Телёночка рассказывал.

Ну, когда Коза всё поняла, вынесла ему целое ведро ароматного козьего молока. Расчувствовался Волк, низко Козе поклонился и преподнёс ей цветок. А потом осторожно понёс молоко домой.

Поставил ведро перед Телёночком, а сам рядом пристроился, смотрит, как тот пьёт.

ТЕЛЁНОЧЕК ПОЕЛ – И СРАЗУ ПОДРОС!

А Волк уже во вкус вошёл: приятно о ком-то заботиться. Вот он и говорит:

– Ты иди погуляй вон на полянке, воздухом подыши! А я тут по хозяйству да приберусь…

Побежал Телёнок на полянку а Волк стирку затеял да сам с собой и разговаривает:

– Детям ведь что – чистота нужна. Ребёнки – они в грязи расти не могут!

Шёл мимо избушки Кабан-хулиган, папироска в зубах торчит:

– Чего делаем, папаша?

– Не видишь, что ли? Телёнку стираю…

– А-а-а! Лиса говорила. Ты ещё с ней поделиться обещал!

– Обещал, обещал…Там видно будет!

– Ну, бывай, отец, – сказал Кабан и двинулся дальше.

А Волк стирку продолжил. Но что-то неспокойно на душе у него стало. И прямо с мокрым полотенцем из избы выбежал – да на полянку! И вовремя! Там Кабан уже протягивал Телёнку папироску. Хлестнул его Волк мокрым полотенцем:

– Я тебе покажу! Ребятёнку, несмышлёнышу – цигарку совать! А ну убирайся отсюда!

Привёл Волк Телёнка домой, а тот опять есть просит! Что делать?

Думал-думал Волк и решил переодеться разбойником. Спрятался он в кустах у лесной дороги. Смотрит – едет по дороге мужичок с возом сена. Выскочил Волк-разбойник на дорогу: в шляпе, на глазах маска и ножик в лапе! И прохрипел:

– Сено или жизнь?!

– Жизнь, жизнь, – быстро сообразил мужичок. Скатился с воза и побежал в деревню.

А Волк всё сено домой перетащил. Позвал Телёночка:

– Питайся, сынок, расти большой!

Тут через забор во двор Медведь заглянул.

– Здорово, сосед, – пробасил он. – Лиса говорила, ты Телёночка откармливаешь…

– Тихо, тихо, – прижал палец к губам Волк. – Иди, иди отсюдова!

Медведь согласился, пошёл себе мирно дальше, решив, что пусть ещё подрастёт Телёнок.

А ТЕЛЁНОК ДОЕЛ СЕНО – И ПРЕВРАТИЛСЯ В УПИТАННОГО БЫЧКА.

– Слушай, – сказал он Волку, – тот, что с зубами наружу, Кабан его фамилия, говорит, что я тебе не родной…

– Да ты что?! – задохнулся от возмущения Волк. Вынес во двор зеркало: – Во, смотри! Ну вылитый я!

– Ага, – согласился Телёнок. – Только знаешь что… Я опять есть хочу!

Тут уж Волк всерьёз озаботился. Раз он родитель, значит, и вести себя надо солиднее… И вот пошёл он в деревню. Стал во дворы заглядывать. Видит – в одном мужичок начал дрова рубить, да умаялся. Сел на завалинку, пригорюнился. Волк тут как тут: разрешите, мол, помочь!

Быстро все дрова переколол, в поленницу сложил.

Чего только не сделаешь, чтобы родное дитя покушало!

Ну а мужичок дал ему за работу бадью вкусной похлёбки.

Принёс Волк бадью домой, а тут Кабан, Лиса и Медведь появились.

Спрятал Волк Телёнка в доме, бадью перед ним поставил, крепко дверь запер, а сам к гостям вышел. Прижался для надёжности к двери и как закричит:

– Не отдам его! Мой он, мой!

Но Кабан, Лиса и Медведь слушать Волка не стали. Перелезли через забор – и прямо к Волку направились, от двери его отпихнуть хотят, Телёнка съесть.

Что будет? Один против троих!

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ТЕЛЁНОК СЪЕЛ ВСЮ ПОХЛЁБКУ – И ПРЕВРАТИЛСЯ В ЗДОРОВЕННОГО БЫКА!

Услышал он, что Волка обижают, выбил рогами дверь, так что Волк даже в сторону отлетел, да как набросится на непрошеных гостей!

Те со страху скорей через забор – да и в лес! Еле ноги унесли.

А Волк протянул лапы к Бычку и завопил:

– Сынок мой, умница!

– Папаня! – пробасил Бычок.

– То-то! – обрадовался Волк. – А то всё «мама, мама»…

Самый маленький гном

В зелёном лесу жил гном по имени Вася. Он был такой маленький, такой крошечный, что его никто не замечал. Он по пять раз кряду здоровался с Зайцем, десять раз говорил «спокойной ночи» Козе, пятнадцать раз желал приятного аппетита Медведю, но всё было напрасно. Заяц его не видел, Коза его не слышала, а медведи, как известно, во время еды ничего не видят и ничего не слышат.

 

Тогда Дедушка посоветовал Васе:

– Чтобы тебя заметили, надо обязательно сделать что-то хорошее, – то, что подсказывает твоё сердце.

Однажды Вася гулял по лесу и увидел большой-пребольшой дом, в котором жил страшный-престрашный Волк. Волк готовился навестить трёх поросят, семерых козлят, Красную Шапочку и её Бабушку.

Забрался Вася в дом к трём поросятам и притаился за вентилятором.

А поросята в это время разгадывали кроссворд и размышляли, что же означает «серое хищное животное» из четырёх букв.

И тут появился переодетый Волк и выдал себя за Жучку – чемпионку по разгадыванию кроссвордов.

Впустили его поросята – и тогда уже догадались, что означает «серое хищное животное» из четырёх букв.

Бросился Волк на поросят, но только раскрыл пасть, как Вася включил вентилятор. Поднялся страшный ветер, и Волка затянуло в печку.

Выбрался Волк через трубу, отдышался, отряхнулся и направился к семерым козлятам. А гном Вася – за ним.

Пришёл Волк к домику, в котором козлята жили, и думает, как бы их на улицу выманить. Думал-думал – и придумал.

Спрятался Волк за дерево и запел красивую песню. Выскочили козлята из дома на полянку – и тут Вася всё понял! Стоит на пеньке магнитофон, музыка играет, а Волк только рот открывает…

Нажал маленький гном на кнопку магнитофона, плёнка стала мотаться в обратную сторону, и страшные звуки понеслись по всему лесу.

Семерых козлят как ветром сдуло.

Рассвирепел Волк, разбил магнитофон и отправился к Красной Шапочке, которая в это время шла к больной Бабушке с гостинцами.

Встретил её Волк на тропинке и заговорил с ней ласковым голосом, но Красная Шапочка даже слушать его не захотела – ведь её уже однажды обманул такой же серый Волк и чуть не съел вместе с Бабушкой.

Заплакал Волк, зарыдал и стал уверять, что он добрый и хороший и что идёт он совсем в другую сторону. А сам очень обрадовался, когда увидел указатель, который подсказал ему, в какую сторону идти.

Не знал Волк, что и на этот раз гном Вася сумел его обхитрить: Вася перевернул стрелку… и Волк попал прямо в лапы к Медведю.

А Вася побежал домой, чтобы рассказать Дедушке, как он спас от Волка трёх поросят, семерых козлят, Красную Шапочку и её Бабушку.

– Ну, и заметили тебя? – спросил Дедушка.

– А разве это самое главное? – засмеялся Вася.

А вы, ребята, как думаете?

Однажды гном Вася пускал на полянке мыльные пузыри, мимо проходил Волк, и два самых больших пузыря попали Волку в глаза.

– Это кто тут хулиганит?! – зарычал Волк. – Подойди поближе, чтобы я увидел, кого сейчас съем!

– Ничего не получится, – сказал Вася. – Я такой маленький, что меня никто не замечает. Меня Васей зовут.

– Ненавижу маленьких, – фыркнул Волк, – от них всё зло. Проводи-ка меня к реке промыть глаза. А потом я тебя съем. Ты будешь первым маленьким, с которым я расправлюсь. Узнаешь, как взрослых обижать!

Привёл Вася Волка к реке. Промыл Волк глаза и увидел на листе лилии… Дюймовочку.

– Так вот ты какой, Вася… – проговорил Волк.

– Я не Вася, я Дюймовочка.

– А! Знаем. Читали. Это ты у Крота хозяйство вела?

– Я. Отпустите меня, пожалуйста, я к Принцу эльфов тороплюсь!

– Тихо! – приказал Волк. – Теперь я твой принц! Я твой эльф. У меня теперь хозяйство вести будешь.

Положил Волк Дюймовочку в мешок и довольный отправился домой.

Вдруг – хлоп! – поскользнулся на огрызке яблока.

– Это кто тут лес загрязняет?! – взвыл Волк от боли.

– Это я, Мальчик-с-пальчик. Простите меня, это я по привычке огрызки бросаю, чтобы не заблудиться.

– Теперь не заблудишься! – захохотал Волк. – Теперь у тебя одна дорога – в мой живот.

Едва он произнёс эти слова, как налетел сильный вихрь и сбил Волка с ног: это был Маленький Мук в туфлях-скороходах.

– Вот хорошо! – обрадовался Волк, поймав Мука. – Будешь мне в своих скороходах добычу загонять. А если добычи не будет, я, сам понимаешь, тебя съем. Так что, – Волк довольно потёр лапы, – тремя малышами будет меньше!

– Смотри, Волк, пожалеешь, – предупредил Вася. – Ты же знаешь, что в сказках добро всегда побеждает зло!

– Не рассказывай сказки, – рассмеялся Волк и отправился домой.

Пришёл Волк домой, вынул пленников из мешка.

– Ты, – обратился он к Мальчику-с-пальчик, – готовься к ужину. Ты, Маленький Мук, – к походу за добычей, а ты, Дюймовочка, – к уборке дома. Я пошёл за спецодеждой для тебя.

Сидят малыши пригорюнившись, и тут откуда ни возьмись – Вася.

– Надо что-то делать, – сказал малышам Вася, – иначе вас съедят!

– А что мы можем сделать? – грустно ответила Дюймовочка. – Ведь мы такие маленькие…

– Надо всем вместе что-то придумать!

– У меня есть финики, уменьшающие и увеличивающие рост, – вспомнил Маленький Мук.

– А как нам это может помочь? – задумался Вася.

Тут призадумались и все остальные и стали ходить по избе. Ходили-ходили, пока Мальчик-с-пальчик не разбил зеркало.

– Ах! Это к несчастью! – заплакала Дюймовочка.

– Точно! – закричал Вася. – К несчастью для Волка!

Вася собрал малышей в кружок и стал им что-то шептать.

В это время в избу вошёл Волк.

– Ну-ка, примерь, – сказал он Дюймовочке, – от Золушки осталось – будет тебе рабочая одежда.

– Какая же примерка без зеркала?! Не могли бы вы сами примерить платье, чтобы я посмотрела, как буду выглядеть в нём? – спросила Волка Дюймовочка.

– Да я же не влезу в такое маленькое! – прорычал Волк.

– Если вы помните, – сказал Маленький Мук, – у меня есть финики, уменьшающие рост.

– Ладно, давай! – согласился Волк. Проглотил финик – и тотчас же стал таким же маленьким, как его пленники.

Залез Волк под шляпу, чтобы переодеться. Через секунду вылез из-под неё в женском платье и кокетливо спросил:

– Ну как?

– Прекрасно! – хором закричали малыши. – Таким и оставайся! Теперь ты никому не страшен! Теперь ты такой же маленький, как и мы.

– Вася, я больше не буду обижать маленьких, – заплакал Волк. – Честное волчье слово! Сделай меня опять большим!

Вася пожалел Волка и дал ему финик, увеличивающий рост, а сам пошёл домой и обо всём рассказал Бабушке и Дедушке.

Волк уже давно задумал съесть Серенького Козлика. И вот отправился он к Серенькому Козлику, который жил-был у Бабушки. От этой Бабушки Волк сам когда-то еле-еле спасся. Но злых помыслов своих не оставил и, переодевшись Красной Шапочкой, отправился к Васиным Бабушке и Дедушке.

От Васиной Бабушки Волк разузнал, где живёт Бабушка Коза. И, облизываясь, побежал к её дому.

Вслед за ним отправился и Вася: как бы чего не вышло!

Прибежал Волк к Бабушке Козе и узнал, что Серенький Козлик ушёл в лес погуляти и что она очень волнуется, как бы на него опять не напали серые волки.

Стал Вася умолять Волка пожалеть Серенького Козлика.

– Ещё чего! – возмутился Волк. – Я просто обязан его съесть, ведь Козлик заставил волноваться бедную старую Бабушку. Ему это так с рук не сойдёт!

Едва Волк закончил свою речь, как его сбил с ног неизвестно откуда взявшийся Заяц, который со страху тут же сам грохнулся в обморок. Но как только изумлённый Волк привёл Зайца в чувство, тот дал стрекача.

И в это же самое время рядом раздалось басовитое «ме-е-е, ме-е-е…».

«Неужели Козлик?!» – обрадовался Волк.

Как бы не так! Это был Медведь. Он налетел на Волка и, не извинившись, побежал дальше быстрее Зайца.

Сел Волк на пенёк. Ничего не может понять: куда и от кого бегут Заяц и Медведь? Сбили его, тихого, мирного Волка, с ног и куда-то стремительно унеслись!

Не успел Волк опомниться, как кто-то накинул на него сеть. Волк упал на четвереньки, совсем запутавшись в сети, и перед самым своим носом увидел чьи-то огромные башмаки.

– Ой, кто это? Кто это посмел меня поймать?! – не на шутку рассердился серый.

И тут он увидел, что это сильно подросший Серенький Козлик! Мало того что этот Козлик так невежливо обошёлся с Волком, набросив на него сеть, так он ещё грозился посадить его на цепь, назвать Шариком и заставить лаять!

Как всегда вовремя, вмешался Вася:

– Сажать волков на цепь жестоко, Волк на цепи не выживет, а ты, Козлик, если стал таким большим и сильным, должен быть добрым.

Козлик в ответ на эти слова только усмехнулся.

– Сильные бывают добрыми только в сказках, – сказал он и потащил Волка к дому.

Дом Козлика стоял на другом берегу реки. Долго думал Козлик, как им перебраться через реку. Решил он повалить дерево и соорудить мост, чтобы Волк, чего доброго, не простудился в холодной воде и не охрип – иначе как следует лаять не сможет.

А Вася тем временем прибежал к Бабушке Козе и, чтобы спасти Волка, сказал, будто не Козлик поймал Волка, а Волк – Козлика, и что Волк собирается посадить Козлика на цепь, назвать Шариком и заставить его лаять.

Конечно же, Бабушка Коза возмутилась и поспешила на помощь внуку.

Прибежали Бабушка Коза и Вася к реке и видят: Козлик упёрся рогами в дерево и пытается его свалить, а Волк хоть и опутан сетью, но упирается ногами в дерево с другой стороны и изо всех сил его удерживает.

Правда, Бабушке Козе всё равно показалось, что Волк её бедного внука обидеть хочет.

Подхватила Бабушка Коза внука на руки и понесла домой.

– Постой, бабуся! Нельзя злого Волка в лесу оставлять! Его надо взять с собой! – завопил Козлик.

– Зачем нам злой Волк? Я тебе в магазине куплю хорошего, плюшевого! – пообещала Бабушка и утащила Козлика домой.

А Вася и Волк сидят грустные на поляне.

Волк и говорит:

– Да… этого Козлика нужно немедленно лечить, чтобы другие от него злостью не заразились.

Вернулся Вася домой, и когда Дедушка спросил, спас ли он Серенького Козлика от Волка, ответил:

– Нет, я спас бедного Волка от злого Серого Козла.

Бабка Ёжка и другие

Найдёныш

Лес. Обычный русский лес с чащобами, с болотом, с протекающей по нему рекой. Летит по небу аист и несёт в клюве спелёнатого ребёнка. Кому-то он достанется? А вот кому. В избушке в деревне ждут его молодая женщина и её муж. То и дело выглядывают в окошко: не прилетел ли долгожданный аист.

Летит аист – и вдруг с неба на него налетает ястреб. Бьёт ястреб аиста острым клювом, а аист от него уворачивается, пытаясь уберечь драгоценную ношу. Но вот ястреб со всей силы клюнул аиста в голову – и выронил аист ребёнка. Полетел спелёнатый ребёнок вниз. Вот-вот разобьётся. Но спружинили ветки елки, и упал он в наметённый около неё сугроб. Упал ребёнок и заплакал. Тоненько-тоненько, как умеют плакать только новорождённые дети. А аист начал сражаться с ястребом, клюнул его в голову, ястреб закричал от боли и улетел. Аист стал летать над лесом, разыскивая ребёнка. Не может найти. И вот он уже стоит перед раскрытой дверью избушки и виновато отворачивает голову. Заплакала женщина, а муж её утешает.

В сугробе плачет ребёнок, и от этого плача просыпаются обитатели леса. Высунулась из избушки на курьих ножках Баба-яга. Проснулся в своем дупле Леший, из проруби вынырнул Водяной, проснулся в своих чертогах Кощей Бессмертный, а из-под трясины в болоте выбралась Кикимора Болотная. И все прислушиваются: что за неведомый звук раздаётся в их родном лесу?

А на звук плача сквозь сугробы пробирается избушка на курьих ножках, скользит по сугробам, руля рыбьим хвостом, Водяной, по веткам деревьев прыгает Леший, по сугробам, кряхтя, пробирается Кощей Бессмертный, бежит и Кикимора Болотная.

Первой добралась до сугроба избушка на курьих ножках. Выскочила из избушки Баба-яга и стала своей метлой разгребать сугроб над плачущим звуком. А потом подтянулись и все остальные. Разгребла Баба-яга сугроб, и все увидели свёрток с плачущим ребёнком.

– Вот тебе раз, – раздумчиво сказала Баба-яга, – такого махонького у нас в лесу ещё не бывало. Витязи всякие шастали, царевичи…

– Девки по лешу лажали, ух, как я их пужал! – с удовольствием вспомнил Леший и заухал.

 

– Сестрица Алёнушка с братцем Иванушкой забредали, – вспомнил Кощей Бессмертный.

– Вот-вот, – иронически бросила Кикимора Бабе-яге, – ты ещё Иванушку в печь хотела затолкать.

– Да это я шутейно! – заорала Баба-яга. – В печи даже огня не было.

– А у меня о прошлое лето девица в реке утопла. Сейчас в качестве русалки в дальнем омуте проживает. Красивая… За налима замуж собирается, – вспомнил Водяной.

– Ладно, – решительно прервала Кикимора, – хватит разговоры разговаривать, надо решать, что с ребёнком делать.

– Я ребёнка заберу, – предложил Кощей Бессмертный, – в свои роскошные замечательные чертоги. Пусть с детских лет к роскоши привыкает, – и задумался. – А потом, – мечтательно продолжил Кощей, – я ему все свои несметные богатства передам, и он вместо меня станет Кощеем Бессмертным со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Кощеев вариант усыновления не самый, мягко говоря, подходящий, – заключила Кикимора. – Другие предложения будут?

– А как же, – первым отозвался Леший, – мы жавщегда готовы вжять вошпитание мальчонки в швои руки.

– А кого ты из него воспитаешь, интересно знать? – задала совершенно законный вопрос Кикимора.

– Как – кого? – даже удивился Леший. – Конешно Лешего. Шкоро мне на покой, вошпитаю рабочую динаштию Леших.

– И чего же он у тебя будет делать, когда вырастет? – поинтересовалась Баба-я га.

– Как «чего», как «чего»? – заволновался Леший. – Обычную лешью работу… – и сладко задумался. – Ждорово?!

– Да уж куда здоровей, – вздохнула Кикимора, – до старости лет девок пугать.

– Уж лучше у меня в реке с русалками хороводы водить, – сказал Водяной.

И тут ребёнок заплакал. Что делать – стали все по очереди его на руках качать, а он не унимается. Тогда Баба-яга выхватила ребёнка из рук Кощея, который качал его вверх ногами, сунула малышу в рот сосновую шишку и стала качать его сама, баюкая. Зачмокал ребёнок шишкой, закрыл глаза и засопел во сне. Во весь свой широкий рот заулыбалась Баба-яга. Да и все сразу успокоились. Сидят размышляют, кому ребёнка отдать. И вдруг все принюхались, зашевелили ноздрями.

– Перепелёнывать надо. Пошли в избушку, – сказала Баба-яга.

И вся компания влезла в избушку на курьих ножках. Баба-яга развернула свёрток, потом повернула лицо к обитателям леса и, заикаясь, сказала:

– Это не мальчик, а девочка…

Все сунули головы к свёртку и блаженно улыбнулись.

– Очаровательная, – сказал Кощей и поцеловал себе пальцы.

– Я даже таких русалок никогда не видел, – закачал головой Водяной и причмокнул от удовольствия.

– Это точно, – сказал Леший, – это не ей девок пугать. Это от неё ещё парни в обморок шлепнутша.

– А чистое у тебя что-нибудь есть? – спросила Кикимора Бабу-ягу.

Бросилась Баба-яга к сундуку, заворочалась в нём, да так, что свалилась в него, только ноги торчат. Вытянули её Водяной и Леший, а у Бабы-яги в руках платье невиданной красы. Приложила она его к себе, прошлась горделивой походкой и пояснила:

– Это мне Упырь подарил, когда сватался. В молодости это было. Да сплыло. – И решительным жестом разорвала платье.

А Кикимора достала из-под лавки корыто. Водяной мигом пустил в корыто фонтан воды. А Леший выскочил наружу и приволок связку хвороста. Кощей длинным пальцем чиркнул себя по лысине. Загорелся палец, и Кощей поджёг дрова в печке.

Пока Баба-яга полощет девочку в корыте, Кикимора шьёт из лоскутов платья пелёнки, а остальные делают из досок люльку. И вот уже Водяной ногой качает люльку с девочкой.

Опять девочка плачет.

– Чегой-то она? – спросил Леший.

– Есть, должно быть, хочет, – сказала Кикимора.

– Это практически наверняка, – глубокомысленно сказал Кощей, – после пребывания на свежем воздухе дети обязательно хотят есть.

– Мяша ей, што ли, принешти… – предложил Леший.

– Лучше рыбки, – возразил ему Водяной, – сейчас сбегаю.

– Да вы что?! – всполошилась Баба-яга. – Дети ни мяса, ни рыбы не едят.

– А чего они едят? – хором поинтересовалось мужское население леса.

– Колдовать не разучилась? – задумчиво спросила Кикимора у Бабы-яги.

– Да вроде нет. Хотя уже лет двести не колдовала.

– Значит, так, – решительно сказала Кикимора, – Леший, Водяной, Кощей – мигом наружу.

– Там холодно, – поёжился Кощей.

– Зачем? – спросил Леший.

– Выгоняете? – с обидой спросил Водяной.

– Никто вас не выгоняет, – решительно сказала Кикимора. – Козу из снега лепить будете. Потом Баба-яга её колдовством своим оживит, вот вам и молоко.

– Нам молока не надо, – хором сказали Кощей, Водяной и Леший.

– Да не вам оно надо, а девочке. Малые дети к молоку приспособлены.

Мигом выскочили наружу Кощей, Леший и Водяной.

И вот уже около избушки на курьих ножках стоит непонятное чудище. С рогами, лысое, как Кощей, с рыбьим хвостом, как у Водяного, и с громадным выменем.

Баба-яга выскочила на крыльцо, увидела непонятное снежное чудище, осела и обязательно упала бы от ужаса, но Кощей и Леший её поддержали, а Кикимора сказала:

– Колдуй.

– Брекс, кекс, мекс, – пробормотала Баба-яга, и снежное чудище ожило и сказало:

– Мееее…

А Баба-яга осела в бессознательном состоянии.

Влетела Кикимора в избу, вылетела с ведром и стала доить ожившее вымя. Брызнуло молоко, ударило тугой струёй в дно ведра, и все облегчённо заулыбались. Даже Баба-яга очнулась и расслабленно улыбнулась.

И вот уже все сидят в избушке и блаженно смотрят, как ребёнок сосёт из тряпочки молоко. Наелась девочка и заснула.

– Пожалуй, я её себе возьму, – решительно проговорил Водяной, – глядишь, скоро у русалки с налимом детёныш народится, подругой девочка будет, – и Водяной задумался…

– Совсем обезумел, – фыркнула Кикимора, – она же человеческий ребёнок. Она в реке захлебнётся. А русалки получаются только от несчастной любви. А она, наша маленькая, пока этих глупостей не знает. Я бы её тоже к себе в болото взяла. Только какая ей жизнь в болоте. Подождём, пока вырастет.

– Всё, – решительно сказала Баба-яга, – жить она будет у меня, и буду я ей приёмной бабкой, и звать её буду Бабка Ёжка, а когда вырастет – сама свою судьбу определит.

И тут девочка заплакала во сне. Посмотрели все друг на друга. Что делать? Вроде сыта, а плачет. Леший хлопнул себя по лбу, подобрал сосновую шишку с пола, обтёр об себя и сунул Бабке Ёжке в рот. Та зачмокала – и так и заснула, чмокая.

И все заулыбались.

fictionbook.ru


Смотрите также