Кровавый джек


Кровавый Джек-Косые Паруса - Фарбаржевич Игорь Давыдович - читать

Кровавый Джек-Косые Паруса
Кровавый Джек-Косые Паруса

Фарбажевич Игорь Давыдович Кровавый Джек-Косые Паруса

   Игорь Фарбаржевич

   ДОКТОР БРОМС

   Кровавый Джек

   Косые Паруса

   Предисловие переводчика.

   Летом 1990 года в мебельном антикварном магазине на Фрунзенской набережной я купил небольшой письменный стол. Стол был облезлый, без задних ножек, поеденный жучками вероятно XVIII века. Но - гнутые передние ножки и дверцы, узорчатые бронзовые ручки, вобщем, - настоящее чудо! К тому же и стоил почти ничего, так как требовалась серьезная реставрационная работа.

   Я перевёз его домой и в тот же вечер стал реставрировать своими силами. Только представьте, что я почувствовал, когда, приподняв высокую столешницу, обнаружил с внутренней стороны потайную крышку без ручек и замков. Она словно вросла в толщину дубовой столешницы. Какие только мысли ни лезли мне в голову, пока я с ней возился!

   Конечно, вначале я примитивно вообразил себе поток золотых монет, которые вывалятся из открытого тайника (и в этот самый момент занозил себе палец). Тогда я стал действовать и думать более изобретательно. Видимо, надо было искать скрытую пружину. Не стану утомлять читателей подробностями решения головоломки, а тем более, открывать её секрет. Теперь это - моя тайна! Вобщем, я справился с задачей!

   "И что же там было?" - спросите вы.

   "Настоящее богатство!" - отвечу вам я.

   В небольшом квадратном углублении столешницы лежала пожелтевшая, почти истлевшая рукопись, написанная на английском языке. Во многих местах чернила превратились в желто-лиловые пятна и что-то разобрать было почти невозможно. Я рассортировал листы, запрятал каждый - в отдельный полиэтиленовый вкладыш и принялся за перевод этого неизвестного никому литературного труда.

   И вот теперь, спустя почти девять лет, перед вами - повесть некоего доктора Бромса.

   Она была написана в 1896 году в виде дневников, стихов и заметок о реальных событиях Англии первой трети XIX века. Мне пришлось изрядно её подработать, так как ясно, что мистер Бромс не был литератором. Каким образом она попала в тайник стола, а сам стол оказался у нас в России боюсь, этого уже ни вы, ни я не узнаем. И тем более я с удовольствием публикую этот труд в России, хотя повесть заинтересовала Британское "Общество Морских Приключений".

   С уважением - переводчик-реставратор и публикатор

   Сказочник ЕГОРИЙ

   ПРОЛОГ

   На берегу Северного моря, в заливе Уош, где старые дубы, смоляные сосны, березы и осины смело подошли прямо к морю, два рыбака грелись у ночного костра. Сочные травы заливных лугов росли здесь буйно и свободно. На склоне холма, виднелись величественные стены древнего замка, в котором жил и правил этой местностью лорд Бигбенский.

   Кроме огня рыбакам помогали в ту ночь согреться две пузатые бутыли из таверны "Приют под забралом". Улов был ничтожен, зато разговоры с каждым новым стаканом становились все разнообразнее. Начав с обсуждения Осеннего Бала, который ежегодно устраивал лорд Ричард Бигбенский, рыбаки перешли к привычным для англичан темам: о привидениях, утопленниках и вурдалаках. Как известно, поздний вечер и заполночь - самые пригодные часы для таких разговоров: днем не хватает ни времени, ни страха.

   Часы на башне замка пробили полночь...

   Внезапно со стороны моря донесся чей-то слабый стон. Сначала занятые разговором рыбаки не обратили на него внимания, но стон повторился... Они замерли, оборвав разговор на полуслове и вслушиваясь в темноту.

   - Там кто-то есть... - прошептал один.

   - Да нет!.. - испуганно замахал руками второй. - Это, наверное, чайка...

   - А мне показалось, что завыл волк, - возразил первый срывающимся голосом. Он предложил посмотреть, что там. Сам, впрочем, не двинулся с места.

   Стон повторился вновь и вновь.

   - Боишься?.. - спросил первый рыбак, дрожа всем телом.

   - Ни капельки, - ответил второй, стуча зубами.

   - А мне страшно... - признался первый. - Ты же знаешь, что я не трус, но, видно, все дело в этих историях. Такого страху нагнали!..

   - А может, дело в вине, - поразмыслил второй. - Кому-кому, а нам оно храбрости не прибавило.

   - Верно, - согласился первый. - Что будем делать?..

   - Надо идти, - вздохнул второй, - не то хуже будет!

   Он вытащил из костра ярко пылавший березовый сук и нехотя поднялся на ноги. Медленно, держась один за другого, они двинулись к морю.

   - Погляди туда, - зашептал второй. - Там что-то чернеет...

   Рыбаки направились к большому темному предмету. Но чем меньше оставалось до него, тем труднее им давались последние шаги.

   - Да это же лодка! - разглядел вдруг первый.

   - Точно, шлюпка! - с облегченьем добавил второй.

   Высокие сапоги уже смелее зашлепали по мокрому песку. Заглянув в лодку, рыбаки увидели связанного человека в треуголке. Он лежал ничком и тихо стонал.

   - Сэр! - осторожно дотронулся до его плеча второй рыбак. - Что с вами?..

   Но человек не ответил, стоны его становились все слабее.

   - Давай нож! - решился первый рыбак. Передал второму свой факел, перелез с ножом в шлюпку и быстро разрезал веревочные путы. - Все в порядке, сэр, вы свободны!.. - Он взял незнакомца за плечи и осторожно перевернул его на спину.

   То, что они увидели, заставило их тут же бросить на землю и нож, и факелы и помчаться от страшного места, не оглядываясь...

   В лодке лежал человек с волчьей мордой...

   Глава первая.

   УДАЧНАЯ ОХОТА

   Крикстон стоял почти на берегу залива Уош. Это был небольшой городишко: одна церковь, одна школа, здание муниципалитета, полицейский участок, пожарная часть, небольшая тюрьма, музей, больница, несколько магазинов и даже любительский театр на сто мест - словом, образец английской провинции!

   Сообщение рыбаков произвело эффект разорвавшегося снаряда. На рынке, в таверне, в любом дворе и любом углу нищие и скупцы, ремесленники и ротозеи, глухие и калеки, - все щекотали друг другу нервы, передавая из уст в уста рыбацкую историю.

   С каждым новым рассказом события той ночи обрастали все более полными и страшными подробностями. Вскоре Человековолк стал высотой с церковную колокольню, а вместо одной головы у него их стало целых три. Шлюпку, на которой приплыло чудище, перенесли в Городской музей. Рыбаки перестали выходить в море: они теперь ежедневно вели платные экскурсии для ротозеев и гостей Крикстона, от которых не было отбоя.

   Слух про чудовище наконец-то достиг стен Бигбенского замка, живописно расположившего свои древние стены и башни на склоне холма, неподалеку от города.

   Владельцем замка был Сэр Ричард - лорд Бигбенский.

   В отличие от своих предков, лорд не верил ни в привидения - которых, как ни странно, в его замке действительно не было - ни в другие потусторонние ужасы. Не поверил и в сверхъестественного человековолка, о котором твердил весь Крикстон. Он решил поймать странного зверя и доказать всем, что никаких чертовых штучек в этом деле нет, а если что и есть - так это, скорее, игра природы.

   Кроме того, у лорда был прекрасный зверинец, (о котором я расскажу чуть попозже), и его светлость задумал поймать необычный экземпляр.

   В замке была отличная псарня, конюшня с сильными, выносливыми лошадьми, команда опытных егерей, словом, весь тот особый ловчий мир, без которого не может быть охоты. Страсть эта была фамильной чертой рода Бигбенских.

   Охотился лорд Бигбенский всегда в одно и то же время - осенью, когда лес полон сытым зверьем, отъевшимся за лето, грибным запахом, хрустящими сучьями, таинственным шуршанием листьев под копытами лошадей...

   Вместе с егерями и сворой лучших охотничьих собак лорд выехал из замка в весьма хорошем настроении. Стояла золотая осень. День обещал быть солнечным и теплым. Сэр Ричард, покачиваясь в дорогом седле, думал о торжестве, которое устраивал в ближайшее воскресенье.

   Особенность этого праздника состояла в том, что Осенний Бал проводился не в душных залах, а в старинном парке с прекрасным прудами, где плавали белоснежные лебеди. На ухоженные лужайки выносились столы с разнообразными кушаньями и напитками. Бал начинался ровно в полдень и длился двенадцать часов, заканчиваясь в полночь многоцветным восхитительным фейерверком.

   Но все это должно было произойти лишь через несколько дней. А пока сэр Ричард направлялся к своим обширным лесным угодьям.

   Охотничий кортеж весело въехал в лес.

   - Думаю, все разговоры про чудище - выдумки, сэр, - сказал лорду старший егерь Хуго, подъехавший на вороном коне. - Этих двух болтунов знает весь Крикстон. Бездельники и пьяницы! Ну, виданное ли дело: иметь сразу три головы?!.. А рост?.. Да будь это чудище с церковную колокольню - мы бы его сразу приметили! Пустое дело, сэр!

   - Поглядим, Хуго! - сдержанно ответил сэр Ричард. - Чего зря голову ломать? Зато поохотимся на славу! Гляди, сколько сломанных кустов, не кабанья ли работа?

   Не теряя времени, охотники разбили на первой же поляне большой лагерь и поскакали в чащу. Однако, несколько часов круженья по лесу оказались тщетными - ни хромого зайца, ни завалящей куропатки.

   Но вдруг собаки начали рвать поводки. Лорд со старшим егерем и ещё несколькими охотниками устремился за ними к большому ручью. Не успели проскакать и полмили, как Хуго вскричал:

   - Я видел его! Там! У ручья!..

   Кони резко остановились, взвились на дыбы. Их гривы взметнулись от ужаса, как от порыва ветра. Разъяренные псы окружили двуногое существо с волчьей мордой, которое на человеческом языке взывало о помощи.

   Охотники растерянно остановились поодаль.

   - О, Боже! - вымолвил Хуго. - Исчадие Ада!..

   Покосившись на хозяина, он убедился, что внимание лорда поглощено невиданным зверем, и украдкой приложился к серебряной узорчатой фляге с вишневой настойкой.

   Сэр Ричард смотрел на человековолка с любопытством и опаской.

   - Взять! - приказал он псарям. - Ату его!

   Те спустили с поводков захлебнувшихся в лае собак.

   Затравленный, безоружный - двуногий зверь не смог продержаться и трех минут. Его прикрутили к седлу...

   Пришла вечерняя заря. В обратный путь рога трубили. Шутили тихо егеря и псов из ягдташей кормили. Лишь нарушал лесной покой проклятий волчьих стон и вой.

   Человековолк лежал поперек седла, изрыгая хулу на целый свет. Лорд только посмеивался. Но в конце концов ему это надоело, он приказал охотникам стянуть веревкой звериную пасть.

   - Ну, что я говорил, сэр? - нагнал его старший егерь. - Два лгуна!.. Нет у него трех голов!

   - А может, были, - насмешливо прищурился лорд Бигбенский. - Теряют ведь от страха голову. А при виде тебя можно потерять и две.

   Охотники одобрительно рассмеялись шутке лорда, ибо недолюбливали Хуго.

   - А росту-то, росту! - не унимался старший егерь. - Футов шесть есть, конечно. Но уж никак не с колокольню!

   - Да просто он скукожился от страха, завидев тебя. - усмехнулся сэр Ричард.

   Старший егерь обиженно отъехал в сторону и уже до самого лагеря не проронил ни звука. Лишь посматривал на пленника исподлобья.

   Когда они приехали в лагерь, все, побросав дела, окружили невиданное чудище. Кто-то сказал:

   - Такая морда не привидится даже в бреду!

   Зверь отвернулся. Лишь клыки губами обнажил сухими. Он - в западне! Кругом - враги! Не раз, не два встречался с ними...

   - А может, на нем - маска? - спросил Хуго все ещё обиженным тоном.

   - Проверь! - предложил ему один из псарей.

   Хуго потянулся к волчьей морде, чтобы дернуть за щетину, но чудище внезапно впилось зубами в его руку. Старший егерь заорал на весь лес и выдернул окровавленную кисть под новый взрыв хохота уже всего лагеря.

   Перевязывая платком пораненную руку, он уже строил планы мести.

   Глава вторая.

   ЗВЕРИНЕЦ В ЗАМКЕ

   Бигбенский Замок, куда привезли человековолка, оказался старинным сооружением XVII-го века.

   Бигбенский Замок был хорош! Старинным парком окруженный, он был издалека похож на город сказочный и сонный. Вокруг него - глубокий ров служил защитой от врагов.

   Мхом стены замка зеленели, прикрыв следы былых боев; в прохладном зеркале прудов плескались карпы и форели.

   Мало кто знает, что Бигбенский замок послужил прообразом столичной башни английского Парламента. А ведь в конце 30-х годов у лорда Билла Четвертого гостил известный архитектор Чарлз Бэрри. Величественная готика провинциального замка настолько поразила его, что это отразилось на проекте. Впрочем, произошло это, когда чертежи нового здания Парламента уже направились на утверждение королеве Виктории. Оттого-то столичный "Биг-Бен" стоит как бы сбоку всего Вестминстерского комплекса. (Кто был в Англии видел.)

   Отец сэра Ричарда понимал толк в красоте. Лучшие садовники Королевства работали в его парке. Он очень им гордился! Даже выписал из Франции известного мастера садово-парковой архитектуры, который так искусно расположил на аллеях и лужайках четырехгранные и круглые кусты и так живописно расставил мраморные белоснежные статуи, что Бигбенский парк стал напоминать гостям маленький Лувр. (Правда лишь тем - кто бывал в Париже.)

   Теперь - о Зверинце.

   Лорд был известен всей стране (пожалуй, что и всей Европе), но знаменит он был вдвойне своим необычайным хобби (я это слово не люблю, но раз уж есть оно - терплю...): облек он страсть и увлеченье в собранье редкостных зверей, и выстроил среди аллей Зверинец, должный удивленья!

   Как-то раз, возвратясь из путешествия по Австралии, он привез кенгуру и утконоса. Эти диковинные звери были в то время почти неизвестны в Европе, а потому по воскресеньям, на площади Крикстона, он выставлял их на всеобщее обозрение, чтобы порадовать детвору и удивить жителей.

   Однажды учитель естествознания завел с ним разговор о разнообразии Божьего Мира, и сэр Ричард всякий раз из очередного путешествия стал привозить какое-нибудь экзотичное животное, даже не предполагая что из этого выйдет!..

   Слава о зверинце не поленилась облететь всю Англию и даже Европу. Бигбенский замок посетили члены Британского Клуба защиты животных, и после их восторженных отзывов лорда выбрали в Правление Клуба. Ведь за очень короткое время он создал живую коллекцию птиц, рыб, зверей! По тем временам - это было огромным зоологическим собранием.

   Питон, тапир и крокодил, гепард, ехидна, анаконда, лев, лама, кенгуру, мандрил - любой из них был дорог Лорду. Фламинго, зебра, дикобраз для приглашенных - напоказ! Никто зверями не удавлен. Порядок в клетках, и во всем. И даже слух ходил о том, что здесь не раз бывал и Дарвин!..

   Животные гордились своими клетками и охраной, воспринимая это, как дань уважения их заморскому происхождению.

   Сторожа частенько развлекались, подражая звериным крикам, когда прирученные к теплу и дармовому мясу звери пели на разные голоса. Судите сами:

   Мы - избранные звери:

   Мы - редкостных семейств!

   Из джунглей, с гор, из прерий,

   из самых разных мест!

   Скуля вчера на ветках,

   зверея средь песков,

   живем сегодня в клетках

   под крепостью замков.

   Нас кормят, холят, поят

   и зорко сторожат.

   А зрители толпою

   восторженно кружат.

   И пусть родные страны

   навеки далеки,

   здесь не страшны капканы,

   патроны и силки.

   Раскройте настежь клетки

   для нас однажды днем

   в леса, в пески, на ветки

   Уже не улизнем.

   Живем - не вымираем

   средь лета и зимы.

   То, что зовется РАЕМ,

   при жизни знаем мы.

   Вот в этот "рай для зверей" и привезли человековолка. Никто не знал: кто он и откуда, как его имя или кличка, как оказался в лодке и что делал потом...

   Его поместили в просторную клетку между мандрилом и ехидной. Веревку заменили длинной цепью, чтобы он мог спокойно передвигаться от одной решетчатой стены к другой, пока не привыкнет и перестанет бросаться на решетку. Вместо постели сторожа бросили волку тряпье и дали две миски: одну для костей, другую - для воды.

   Первые дни Волк не принимал пищу. Лишь стонал и выл по ночам. Его речь была бессвязной, он то впадал в меланхолию, то с дикой яростю лупил кулаками по решетке, сбивая их до крови.

   Его нельзя было назвать человеком, но и волком он не был тоже. Во избежание всяческих бед и кривотолков и чтобы выяснить, не связано ли это с нечистым, лорд решил пригласить пастора. Лишь когда сэр Ричард посулил щедрые пожертвования церкви, он с большим трудом согласился приехать в замок.

   Осеняя себя крестом, пастор осторожно приблизился к клетке и произнес:

   - Если ты - нечистое отродье, - вернись в Ад!..

   Ничего не произошло.

   Тогда, сунув серебряный крест под нос двуногому существу, он повелительно повторил:

   - Провались в Преисподнюю!

   Однако, Человековолк и не думал исчезать.

   Пастор облегченно перевел дух и разъяснил лорду, что никакой это не дьявол, а волкодлак, то есть - проклятый человек, обращенный в волка.

   Как только городской священник уехал в город, получив обещанное пожертвование для храма, лорд велел управляющему зверинцем утеплить клетку. Затем распорядился внести туда кровать, стол и табурет, принести чашку и тарелку и дать Волкодлаку новую одежду, чтобы не было стыдно показать его гостям.

   И всё было бы ничего...

   Но на беду человековолка, управлял зверинцем ни кто иной, как Хуго... Он не забыл о прокушеной ладони и теперь с нетерпением ждал момента, чтобы отомстить.

   Распорядок дня в Зверинце был строг, и когда в девять часов вечера медный колокол бил отбой - даже ночные совы вынуждены были засыпать, наперекор своему многотысячелетнему образу жизни.

   Но подумайте сами: разве возможно сузить пространство и время для вольнолюбивого существа? Что для него девять ударов колокола? Пустой звук... Ветер можно поймать в мешок?.. Или луну - в сети?.. Это - как дыхание: вот он вдохнул, а выдохнуть не дают...

   После отбоя человековолк продолжал буянить.

   И тут Хуго дал команду как следует проучить чудовище...

   Били его долго. Били и отдыхали, а отдохнув, били снова и снова. Глаза сторожей с каждым новым ударом наливались кровью, злоба ослепляла, туманила разум. Уже ничего не соображая, они готовы были его забить насмерть.

   Когда Волкодлак, хрипя, рухнул на кровавые доски, Хуго приостановил прыть сторожей:

   - Эй, вы! Дайте ему прийти в себя. Без сознания - какой же это урок?!

   Звери в клетках приутихли. Они вдруг остро ощутили боль и страдания того, кого ненавидели ещё утром. От этого онемевало тело, звериная душа уходила в пятки. В каждом из них пробудился страх перед людьми - страх, которого они раньше не знали, а может просто успели забыть...

   Истязатели, тяжело дыша, вышли из клетки. Земля ходила у них под ногами и болели руки от "усердия".

   - Продолжите завтра, - приказал им Хуго. - И так - каждый день. - Он взглянул на свою забинтованную руку. - Пока не заживет...

   С этого вечера, ежедневно, Волка учили быть зверем. Забитым зверем. Покорным зверем.

   Сэр Ричард волновался: почему Волкодлак целыми днями спит, и не впал ли он в зимнюю спячку. А вдруг проспит Осенний Бал, во время которого лорд хотел поразить своих гостей?..

   Сторожа отвечали, что, видно, климат ему не по нутру, но как только Волк привыкнет - придет в себя.

   Лорд доверял своим слугам...

   Так прошло несколько дней. Наступило праздничное утро.

   В очередной раз избив человековолка под полное молчание Зверинца, сторожа пригрозили ему, что продолжат наказание днем, и что их не остановит не только присутствие в Замке высоких гостей, но даже вмешательство самого сэра Ричарда.

   Выводил из себя не только его вольнолюбивый нрав: больше всего их злило, что этот урод считал себя человеком. Он - непонятно кто на самом-то деле - не позволял ни согнуть себя, ни поставить на звериное место.

   Глава третья.

   РАССТРОИВШИЙСЯ БАЛ

   Теплые сентябрьские дни звались в народе "ladys summer" и были полны солнца, лазури и багрянца. Во дворе замка собралось множество карет, экипажей и кэбов. Разнаряженные лошади всех мастей хрустели овсом, а кучера играли в кости и пили ячменное пиво.

   Господа после сытного обеда разбрелись по парку. Дамы, собравшись в ротонде и позабыв на время о приличиях, смеялись чуть громче обычного: они спорили о декоративных мушках на лице, которые так быстро вошли в моду. Этот всеобщий дамский смех даже вызвал недоуменные взгляды чопорных джентльменов, обсуждавших с сэром Ричардом Ост-Индийскую компанию, которую уже много лет вела Англия. А дети помчались в замок - когда ещё представится возможность попасть внутрь?!

   Ковчеги дивной старины! Вас, на холмах, в лесах, долинах - люблю я в отсветах луны и в летний день, от солнца длинный. Ах, как мечтал я с детских лет раскрыть ваш вековой секрет! Там скрип заржавленных дверей, пустые дворики и залы, где шкуры пыльные зверей пробиты пулей иль кинжалом. Подвалов стертые ступени, мышей летучих чердаки, таинственные сундуки, хранят хозяев прошлых тени. Все, что пришло мне на язык, я почерпнул из старых книг.

   Тем временем в белоснежной беседке восточной части парка девицы из Пансиона святой Аглаиды, разодетые в кружевные чепчики и фартучки, пели хоралы, как бы приоткрывая гостям двери в Рай. В западной части камерный оркестр наигрывал веселую танцевальную музыку: гавоты, менуэты и ригодоны. Слуги предлагали кремовые пирожные и прохладный крюшон. На сцене Летнего театра, увитого виноградом, уже начался балет.

   Снова на аллеях зазвучали звонкие голоса детей. Теперь их уже увлекли только-только вошедшие в моду бадминтон и футбол и они носились, вызывая недовольство своих родителей:

   - Бетси, милая! Ты разорвешь ажурные кружева!..

   - Протрите платком лоб, Чарльз! Наверно, вы мало проболели!..

   - Ах, Томми, ты вновь испачкал костюм!..

   К матери Тома обратилась жена шерифа:

   - А где ваш супруг, дорогая графиня? Неужели ещё не вернулся?

   Миссис Гулль грустно улыбнулась в ответ:

   - Сама не знаю, что и думать, миссис Гордон. Его корабль должен был прибыть в середине августа... Я уже послала запрос в Управление Британского Флота.

   - Будем надеяться, мистер Артур не сделает из вас Пенелопу, - пошутила в ответ жена шерифа. - Приезжайте с Томми к нам в следующее воскресенье. Я сама испеку яблочный пудинг, который так любят наши дети.

   Миссис Гордон огляделась и увидела в группе спорящих сэра Ричарда.

   - Вероятно, наш хозяин забыл про обещанье! - довольно громко заметила она вслух и, взяв под руку графиню Гулль, с решительным видом направилась к ретивым "политикам". - Милорд! - обратилась она к сэру Ричарду. - Где же ваш сюрприз?.. Ну-ка, предъявите нам, что вы до сих пор скрывали от наших глаз?

   Лорд Бигбенский кивком головы и еле заметной улыбкой поблагодарил миссис Гордон за вызволение его из плена жаркого спора.

   Извинившись перед мужчинами, он вышел на середину лужайки.

   - Леди и джентельмены! Пришло время показать вам последнее приобретение моего Зверинца. Я не буду расписывать его заранее: хочу, чтобы вы своими глазами убедились в том, что это - уникальнейший экземпляр!

   О "сюрпризе" говорилось в Именном Приглашении. Все сгорали от любопытства. Но благородное воспитание собравшихся не позволяло раньше времени открыто проявлять интерес.

   - Прошу за мной! - важно пригласил лорд гостей и возглавил процессию из детей и взрослых. На его лицо явилась таинственная улыбка, которую он за весь путь ни разу не обронил.

   Зверинец размещался в южной - самой удаленной от замка стороне. Смеркалось. Слуги зажгли газовые фонари. Их огни делали парк более таинственным. На дорожках то и дело возникали колеблющиеся длинные тени. Гости возбужденно, словно на скачках, делали предположения: что это за животное, откуда, каков в нем рост, вес, пол, длина. Кое-кто даже успел заключить пари! Словом, нетерпение нарастало с каждым мгновеньем, с каждым шагом. Поэтому последние ярды все проделали почти бегом.

   Уже подходя к Зверинцу, лорд почуял что-то неладное. Он услышал щелканье бичей, протяжный вой и возбужденный звериный ропот, доносившийся из клеток. Но то, что он увидел, заставило его - члена Правления Британского Клуба Защиты животных - содрогнуться! Улыбка вмиг слетела с потемневшего лица. Он оглянулся на гостей и к своему ужасу понял, что десятки ошеломленных глаз уже увидели обещанный "сюрприз": они застали жестокое, постыдное истязание зверя.

   Двое сторожей, от ярости ничего не видя вокруг, хлестали Оборотня плеткой со свинцовыми пулями и кололи его пиками... Он лежал на полу, загораживая руками окровавленную морду, и уже не надеялся на спасение, в то время, как два негодяя вдобавок злобно пинали его под ребра носками тяжелых сапог.

   Потрясенные гости не могли проронить ни слова: они остолбенели и только смотрели на сэра Ричарда, а тот - на них. Особенно поразило всех сходство лежащего с человеком.

   Молчание взорвал возмущенный мальчишеский крик:

   - Не бейте его! Он - живой!

   Никто ещё толком не успел ничего понять, как в клетку Оборотня влетел Том и выхватил из могучих рук изумленных сторожей плеть и пику. Негодование придало ему силы и мальчик с легкостью сломал деревянную палку о свое колено!

   Лоб сэра Ричарда покрылся холодной испариной. Лорд, как и все, был потрясен, подавлен случившимся. Как?! В то время, как сам он печется о защите животных, в его замке, в его зверинце происходит подобное зверство?!

   - Во-он!!! - закричал он что есть силы тонким дрожащим от волнения голосом. - Немедленный рассчет!

   Угрюмые малые только теперь опомнились и со страхом в глазах покинули клетку. Их тут же схватили полисмены, которые несли специальную службу по охране праздника.

   Том присел на грязный пол, положил голову Оборотня себе на колени и гладил его, приговаривая:

   - Не бойся, волк! Я никому не дам тебя в обиду...

   Тот приоткрыл опухшие веки. Мутная слеза скатилась по его окровавленной морде. Он только еле слышно прошептал:

   - Спасибо, юный джентельмен!.. Клянусь плавником акулы: из вас бы вышел славный моряк! - И тут же потерял сознание.

   Все сразу пришло в движенье, в клетку ворвалась мать Тома, за ней сэр Ричард. Она схватила сына в испуге.

   - Ты не ранен?!

   Томми ободряюще кивнул ей:

   - Все в порядке, мама.

   - О, Боже! - прошептала она прерывающимся голосом. - Как можно было так собой рисковать?!.. Ведь ты у нас один!..

   А лорд Бигбенский вывел за руки мать и сына из клетки со словами:

   - Какой благородный поступок! Томас, ты поступил отважно!.. Совсем ещё ребенок, а такой храбрец! Весь в отца! - искренне добавил он, обращаясь к миссис Гулль.

   Гости медленно двинулись к выходу в гробовом молчании...

   - Постойте, господа! - растерянно забормотал лорд. - Еще не конец Бала!.. Еще будет фейерверк! Мороженое! Фрукты!.. - Но его уже не слушали.

   Крепко держа детей за руки, с непроницаемыми лицами гости рассаживались в кареты.

   - А вы куда же?! - бросился лорд к миссис Гулль. - Постойте! Не уезжайте! - Он заговорил нарочито громко, чтобы услышали все: - Пусть юный граф возьмет себе в подарок любого зверя!

   - Ах, что вы, сэр Ричард! - строго запротестовала мать мальчика. Нет-нет!..

   - Это решено! - торжественным тоном объявил лорд. - Одно лишь слово юного графа, и я раздарю весь Зверинец!

   - Бери льва, - посоветовал Тому сын барона.

   - Никаких львов! - предупредила Графиня. - Мы едем, лорд! Спасибо за праздник!..

   - Но, как же так?! - продолжал настаивать сэр Ричард. - Ну, хоть мартышку!

   - Я хочу волка! - вдруг сказал Том...

   Наступила пауза.

   - Прекрасно... - не очень сильно обрадовался лорд.

   - Что ты, Томми! - одернула его мать. - Он пошутил, ваша светлость! Простите его каприз!.. - И подтолкнула сына к ступеньке экипажа. - Сию же минуту садись в карету!..

   - Нет-нет! - переборов досаду, громогласно объявил хозяин замка. Слово лорда!

   Он тут же приказал слугам поставить клетку на колеса и прицепить её к карете графини. Что и было сделано.

   Так бесславно окончился Осенний Бал...

   Гости разъехались. Погасли огни. Перед сном лорд укрылся в кабинете и, потягивая горячий грог из стакана, бормотал:

   - Жаль, конечно! Но что поделать?! Общественное мнение куда дороже всего Зверинца!

   Глава четвертая.

   В ДОМЕ ГРАФИНИ

   Когда карета графини выехала из Бигбенского замка, мать укоризненно покачала головой:

   - Ах, Томми, Томми! Что за странная фантазия!..

   Мальчик коленками встал на бархатный диван, почти прижался лицом к мутному заднему стеклу кареты и смотрел на скорчившегося в повозке зверя.

   Вой слышался уже не раз из клетки позади кареты. Том видел блеск звериных глаз в слезах - от боли или ветра. Проклятья, ругань слышал Том, и сердце замирало в нем. И мысли, мрачные до дрожи, в висок стуча, бросая в пот, шептали: "Нет, не доживет!.."

   Вдоль берега вилась дорога, ведя то в гору, то в овраг. У моря ждал их особняк с камином жарким за порогом. Тут кони понеслись быстрей, копыта застучали дружно. Хоть не было вдали огней, они почуяли конюшню. И вот знакомый поворот, и свет фонарный у ворот. Приехали! Был поздний вечер. Прохлада с тьмой легли кругом. И оживился старый дом, и загорелись в окнах свечи.

   Впереди всех спешил дворецкий Чарльз, который служил ещё при отце миссис Мэй, что давало ему право считать себя самым главным хранителем дома.

   Он обожал нюхать табак, оттого беспрестанно чихал.

   Чихайте на здоровье!

   На правду и от сглаза!

   Что может быть приятней,

   чем слышать звонкий чих?!

   И если чих - в платочек,

   и если - нет заразы,

   чихаю я на людях.

   Но только не на них.

   Зачем курить вам трубки,

   сигары, сигареты,

   окурки, папиросы,

   здоровьем рисковать?

   С утра до поздней ночи,

   и с ночи до рассвета,

   не лучше ль на здоровье

   чихать, чихать, чихать?!

   Заметив волка в чугунной клетке, он от неожиданности чихнул раз десять, затем помог графине выйти из кареты и лишь потом невозмутимо произнес:

   - С отличным приобретением, миссис Мэй!

   - Это мой Волк! - возразил Том и тут же приказал: - Несите его в дом.

   Чарльз осветил фонарем безжизненное тело чудовища и вопросительно глянул на хозяйку:

   - Мне кажется, мэм, что лучшее место для него - мертвецкая.

   - Делайте, как велит Томми, Чарльз! А вы, Герберт, - обратилась графиня к кучеру, - немедленно поезжайте за доктором Бромсом!

   Чертыхаясь про себя, кучер отцепил повозку от кареты, взобрался на облучок и погнал лошадей к соседу-доктору. Волка осторожно, с большим трудом перенесли в дом на второй этаж. Клетку поставили в игровую, рядом со спальней мальчика.

   Время текло медленно. Большие напольные часы отбивали каждые четверть часа. Вот они пробили десять раз. Том сидел на подоконнике в гостиной и не отрываясь, всматривался в темный двор, тускло освещенный несколькими фонарями.

   Мальчик нервничал:

   - Что-то доктор задерживается... А если он отправился в театр, в Кингс-Линн?.. Ведь мистер Бромс - большой театрал!

   - Из-за Осеннего Бала сегодня в театре выходной, - успокоила его мать. - Спектакль перенесли на другой день.

   Однако Том снова заволновался:

   - А может, с ним что-то случилось?

   - Что может случиться с мистером Бромсом? - заметил дворецкий, ставя перед мальчиком чашку чая. - За всю жизнь он настолько пропитался запахами лекарств, что ни одна болезнь и на милю не подступится к нему. Я думаю, мэм, он просто задержался в кабачке "Пена Афродиты"...

   Миссис Мэй так выразительно посмотрела на Чарльза, что он тут же пропал в сумраке дома: Томми незачем было знать, что в Кингс-Линне живет симпатия доктора. Воспитанному человеку нет дела до досужих сплетен, поэтому хозяйка винного погребка больше не появится на страницах моего повествования.

   Я вдруг подумал: а почему, собственно, до сих пор не поведал вам историю семьи Гулль?.. Наверное, тайна человекеволка отодвинула, сместила, переставила все эпизоды на иные места. Но сейчас - пока Том ждет приезда доктора Бромса - я могу рассказать вам все по порядку. Ведь именно исчезновение капитана Артура послужило толчком к написанию этой истории!..

   Глава пятая.

   БЕРЕГ ЯНТАРНЫХ СОСЕН

   Мисс Мэй осиротела, когда ей было всего семнадцать... Юная графиня сразу превратилась в одну из самых завидных невест графства: она получила в наследство родовое имение своего отца, графа Томаса Чейстона.

   Возникшие тут же в огромном количестве деловые дядюшки и практичные тетушки, стали её знакомить со своими сыновьями, в надежде прибрать к рукам богатое имение. Однако, мисс Мэй - человек романтичный и волевой - сумела отстоять свою независимость. А вскоре она встретила Артура Гулля, тогда уже капитана собственного барка...

   Это был голубоглазый великан с курчавой светлой бородой и рыжими усами. Не имея от рождения ни богатства, ни титула, он достиг всех вершин в мореходном деле исключительно благодаря своему трудолюбию, выносливости и вере в свои силы. На погрузке своего судна, он работал, не покладая рук, наравне с матросами и мог запросто взвалить на спину огромную бочку весом в сто пятьдесят фунтов.

   Они влюбились друг в друга безоглядно и самозабвенно. Капитан Гулль боготворил мисс Чейстон и, несмотря на то, что месяцами бывал в плаваньи, она дожидалась его счастливо и спокойно, ибо знала силу его любви.

   Вскоре они поженились, положив тем самым конец пустым надеждам и сплетням со стороны богатых родственников. А спустя год миссис Мэй родила крепкого мальчугана, которого назвала Томом - в честь его погибшего деда.

   Длинными зимними вечерами, когда капитан отдыхал от плаванья, он развлекал сына морскими историями - своими или чужими, но всегда захватывающими, странными и таинственными. О страшных подводных чудовищах, о неведомых островах, которые бесследно исчезали на обратном пути, о светящемся море, в котором, если вглядеться, можно было увидеть чудесный бал русалок.

   Еще отец рассказывал Тому о морских разбойниках. Пираты без жалости топили корабли, жгли города, пытали пленных, вымогая у них драгоценности и золото.

   Сам Артур Гулль с пиратами, к счастью, не встречался, но много слышал о них в портовых тавернах от бывалых моряков, чудом оставшихся в живых после таких встреч и заливавших ужас пережитого крепким ромом.

   Перед последним плаванием капитан Артур поведал сыну историю своей жизни, которая поразила воображение мальчика не меньше, чем отцовские путешествия.

   Родителей своих капитан не помнил. Его мать умерла во время родов, отец же погиб в августе 1807 года при штурме Копенгагена в англо-датской войне, которая была частью Наполеоновских. Таким образом, капитан Артур остался круглым сиротой в возрасте всего семи лет. Мальчишка стал скитаться по чердакам и подвалам. Ночами приходил на могилу матери и, плача горькими слезами, рассказывал ей о каждом прожитом дне.

   Однажды ранней весной он заболел. Маленький Артур лежал в мрачном подвале и в полузабытьи смотрел на белесые от сырости стены. Они казались ему могильными плитами, из-под которых уже не выбраться никогда. Замерзающего, умирающего от голода - его тогда нашли молодые ученики Лесной Школы. Он никогда не видел такого внимания, тепла, заботы. Даже находясь в полубреду, Артур чувствовал, что его окружает атмосфера всеобщей любви и сострадания.

   Выздоравливал он долго. А когда встал на ноги и смог выходить из дома, здоровый морской воздух довершил начатое: скоро мальчишка вовсю носился по берегу залива Мори-Ферт, где находилась Лесная Школа пастора Брука.

   На полуострове одном, где лето холодно, как осень, стоял просторный прочный дом на Берегу Янтарных Сосен. Был этот светлый Дом счастливым! В нем из подвалов городских мальчишек слабых и больных, затравленных и молчаливых старик-священник приютил. Врачуя души добрым словом, он для детей спасенных был вторым отцом, на все готовым.

   Преподобный пастор был немолодым, хотя довольно ещё крепким человеком. Потеряв семью в годы войны с французами, он купил дом в сосновом бору на шотландском побережье Северного моря и основал первую в Англии школу для мальчиков-сирот.

   Их научил читать, писать, все освещая добротою. Ребята стали различать: что в мире - доброе, что - злое.

   Среди забот, среди утех он стал Учителем для всех.

   Пастор не только подарил им тепло очага и своего сердца - он учил их почти всем профессиям на свете. На "Берег Янтарных Сосен" (так звалась Лесная школа) прибыли лучшие учителя того времени. Заскрипели железные перья вместе со скрипом коростеля, зашелестели страницы учебников вместе с крыльями стрекоз, вспыхнул огонь кузнечной печи рядом с кострами светлячков, завертелся вместе с солнцем гончарный круг, а к аромату шишек соснового бора прибавились запахи свежих стружек и выпеченного хлеба.

   Он их учил пахать, и сеять, ковать, строгать и врачевать, любить людей, ни в чем не лгать, и в Бога бесконечно верить.

   И души маленьких бродяг оттаивать тихонько стали. Следы недавних передряг дожди весенние смывали.

   Янтарный берег оглашался смехом.

   И звучал ГИМН БРАТСТВА до самого горизонта.

   Мы злой судьбе наперекор,

   во имя дружбы и Любви,

   зажгли негаснущий костер,

   чтоб обогреть сердца свои.

   Холодный дождь, колючий снег...

   Сиротский век нас ждал в пути...

   Благословенен будь, Ночлег,

   что нам помог себя найти!

   Мой старый друг, мой новый брат!

   с тобою вместе мы навек

   сильнее станем во сто крат,

   чем дождь и шторм, метель и снег.

   И будет солнце на дворе,

   когда исчезнет в мире Зло.

   И детям нашим на заре

   да будет на Земле тепло!

   Закончив войну с Наполеоном, Англия начала новые войны. В 1812 году вспыхнула двухлетняя англо-американская, а в 1814 - прогремела на весь мир Ост-Индийская военная компания. Сирот становилось больше, и на место окончивших Школу ребят прибывали все новые, которых теперь привозили уже капитаны различных судов.

   Шли годы. Мальчики превращались в юношей и становились мужчинами сильными, умными, надежными. Они разъезжались по всей стране, женились, воевали, строили, сеяли и лечили людей: диплом "Берега Янтарных Сосен" был отличным рекомендательным документом на любую работу.

   Так средь трудов и разных дел они росли, а Брук - старел.

   Длинные волосы, заплетенные на спине в косичку, побелели. Силы покидали его, дряхлело тело.

   Но не было в душе тревоги. Он знал: мальчишки не одни, и не заблудятся они на Богом избранной дороге.

   Пришла пора, когда пастор навеки закрыл глаза. Ученики омыли его, одели в смертные одежды, сбили крепкий гроб и, прочтя отходную молитву, опустили в землю на самом берегу Северного моря, под столетней сосной.

   Оплакав старика святого беззвучно, скупо, по-мужски, продолжили ученики дарить тепло родного крова другим бездомным малышам...

   Учителя провожали не только ученики - на панихиду собрались все жители близлежащих городов и деревень, чтобы почтить память человека, который воспитал по-настоящему свободных людей.

   Решили ежегодно, 6 июля, съезжаться сюда, и ничто не могло остановить их - только солдатская служба, или болезнь, или смерть.

   Но где бы ни были они, и кем бы на земле не стали - средь сосен прожитые дни в делах своих не забывали.

   И непременно каждый год спешили в отчий "Дом сирот".

   Артур Гулль, отец Тома, покинул "Берег Янтарных Сосен" 18-летним юношей, чтобы с отличием закончить морскую школу. Уже спустя два года его взяли на большой парусный фрегат. Он совершенствовал свой морской опыт с большим усердием и, проплавав пять лет помощником капитана, купил небольшое торговое судно. Однажды летом на морской ярПлатоне в Кингс-Линне произошла их встреча с юной графиней Чейстон. В тот же год они обвенчались. А свой барк он назвал "Санта Мэй" - в её честь.

   Спустя одиннадцать лет, как и в прежние годы, капитан Артур отправился в Шотландию на праздник лесной школы. По пути на Берег Янтарных Сосен он должен был остановиться в трех городах, чтобы продать товары и забить трюм подарками для детей.

   Отправившись из графства Норфолк в середине июня и удачно совершив торговые сделки в Грейт-Гримсби, в Сандерленде и Блайте, "Санта Мэй" уже в первых числах июля подходила к берегам Шотландии. Но с тех пор ни о капитане Артуре Гулле, ни о его шхуне не было никаких известий...

   Глава шестая.

   ВОЛЧИЙ ЛЕКАРЬ

   - Едет! Едет! - возбужденно закричал Том, спрыгивая с подоконника.

   Была уже половина одиннадцатого, когда наконец-то прибыл доктор Бромс - высокий, толстый, лысый джентельмен, лет тридцати пяти, со шкиперской бородой, в очках, известный в Кингс-Линне своей ворчливостью и чрезмерной дотошностью. Он был отличным практиком, поэтому к больным его звали в любое время дня и ночи. Неуклюже спрыгнув с подножки кареты и тяжело отдуваясь, местный эскулап поднялся на второй этаж дома, размахивая большим потертым саквояжем. Графиня бросилась ему навстречу:

   - Доброй ночи, док! Простите, что потревожила.

   - Ничего страшного, миссис Гулль! - церемонно поклонился Бромс. Такова уж моя участь. Я ведь давал клятву Гиппократа! - И с тревогой спросил: - Что-нибудь с Томми?..

   - Я здоров! - воскликнул мальчик, выбегая из игровой. - Там - волк, сэр. Спасите его!

   Бромс, который сначала не понял, о чем толкует Том, нацепил на мясистый нос очки и вошел в комнату. Там он несколько раз обошел клетку, с изумлением разглядывая странное существо, затем пригладил рукой бороду и неуверенно пробормотал:

   - Простите, миссис Гулль... Но я... не волчий лекарь!.. - В его голосе даже послышалась обида.

   - Знаю, док, - чуть смутилась графиня. - Но ведь и он - не совсем зверь... Прошу вас!.. Кроме того, - улыбнулась она, - во всем Норфолке не сыщешь врача с вашим опытом!

   Эти слова тут же стали для доктора призывом к действию, и он, с опаской просунув свою руку сквозь решетку клетки и прикоснувшись к теплой человеческой руке непонятного существа, стал искать пульс. Тот едва прощупывался.

   - Боюсь, не доживет до утра!.. - промолвил Бромс, но встретился с испуганным взглядом Тома и поспешно добавил: - Хотя, надежда есть... Так что, молодой человек, - он взглянул на Тома поверх очков, - для вас настало время серьезных испытаний.

   - Я выполню все, что вы скажете, сэр! - с готовностью воскликнул мальчик.

   - Посмотрим-посмотрим! - ответил Бромс и раскрыл саквояж. - Итак, начал доктор, - перед нами - люпус хомо, то есть - волкочеловек, что равнозначно хомо люпусу, или - человековолку. А раз так, ему годится любое человеческое лекарство. Логично?

   - Логично! - нетерпеливо согласился Том: - А какое?

   Доктор Бромс осторожно, чтобы не причинять лишних страданий, задрал рубаху на волке. Взгляду мальчика предстало мускулистое человеческое тело, сплошь покрытое рубцами и кровоподтеками.

   - Каждую рану для лучшего заживления надо смазывать свинцовой мазью трижды на дню, - стал объяснять доктор. - Это - во-первых. Второе: для остановки кровотечений очень полезен крапивный отвар... - Он достал из саквояжа полотняный мешочек с вышитым на нем вензелем. - Одна столовая ложка на стакан воды. Ну, и третье лекарство, - продолжил доктор, - это эвкалиптовое масло, чтобы не было воспалений. - Он протянул Тому пузырек с густой прозрачной жидкостью. - Кроме того, чтобы понизился жар, больному необходимо часто менять холодные компрессы на лбу, гм-гм!.. на морде... Самое главное для него сейчас - это покой и строжайший режим. - Мистер Бромс оттянул звериное веко, глянул в мутный зрачок и покачал головой: Негодяи!.. Его били по голове, и будет удивительно, если хомо люпус не потерял память...

   Доктор поспешил откланяться и уехал, сославшись ещё на один срочный ночной вызов. Он даже отказался от традиционного чая, чем очень обидел Чарльза, который всегда его заваривал сам.

   Было уже далеко заполночь, когда Том, следуя медицинским советам, сам обработал волку раны свинцовой мазью, не подпуская к нему никого.

   - Поздний час, сынок! - напомнила ему мать. - Пора в постель.

   Пожелав друг другу "спокойной ночи", они разошлись по своим спальням. И уже засыпая, Том прошептал:

   - Набирайся силы, зверь!..

   ...Наступила осенняя холодная ночь. Особняк спал, погасив свечи.

   Смешно причмокивал во сне кучер Герберт, словно понукал лошадей, мчась по бесконечной дороге.

   Храпел Чарльз - главный хранитель дома: ему снился табачный лес, где на деревьях росли огромные табачные листья, а под ногами вместо песка лежал толстый слой табака. От шагов Дворецкого табачная пыль поднялась над землей, и Чарльз, так же, как и наяву, стал чихать бесконечное число раз, пока не проснулся. А проснувшись, тут же повернулся на другой бок и сразу заснул в надежде вновь попасть в сказочную страну!

   Спала миссис Мэй: ей снилось море и её муж у штурвального круга сильный и веселый.

   Тому виделся летящий по небу корабль, а на нем, обнявшись, как братья, - его отец и Человековолк. Оба машут ему рукой, и что-то кричат, и весело смеются. Но отчего так страшно Тому? И нет в том сне покоя и веселья.

   В беспокойное забытье провалился Человековолк...

   Глава седьмая.

   "НЕ СКУПИТЕСЬ НА УЧЕНЬЕ, СЭР!.."

   Раны на теле зверя давно уже зажили, но сам он все ещё находился в бредовых снах. Если и пробуждался на миг, то ничего не понимал и никого не узнавал вокруг.

   Том сделался его главной нянькой: он кормил и поил зверя, расчесывал шерсть на его холке, вставал по ночам, когда тот вскрикивал или рыдал.

   Промчался месяц. Или два... Уже пожухлая трава давно покрылась первым снегом. А полузверь все бредил Джеком...

   Капитан был дико зол. Во-первых, ему помешали отобедать, а во-вторых (и это было главной причиной скверного настроения) мальчишка вновь сбежал со шхуны. В течение одного года - третий побег!

   На этот раз Джека нашли на берегу, в грязной таверне. Как с ухмылкой было доложено Атаману пиратов, он мыл посуду и чистил гнилой картофель. Хозяин таверны тут же получил по заслугам, таверна сожжена, а сын Рыжебородого Джона теперь стоял перед ним, как загнанный в угол зверек.

   Для своих двенадцати лет он выглядел хилым и щуплым, лет на девять, не больше.

   Кожей ощущая отцовскую ненависть, будто обволакивающую его, втянув голову в щуплые плечи и опустив глаза в грязный дощатый пол, мальчишка не ждал для себя ничего хорошего. Перед глазами Джека до сих пор стояла жуткая картина: распростертое на земле тело хозяина таверны с полотенцем в одной руке и осколком разбитой тарелки - в другой.

   - Ну, что, Огрызок, - обратился к нему Джон после долгого молчания, придет ли когда-нибудь конец твоим дурацким выходкам?!

   Джек нервно покусывал губы.

   - Я хочу учиться, - тихо ответил он.

   - Что-что?!.. - расхохотался Рыжебородый атаман. - Повтори-ка ещё раз.

   - Я вырос, отец, - твердо произнес Джек. - На берегу есть джентельмены чуть постарше меня, которые уже давно учатся... У них хорошие манеры и много денег в карманах.

   Джон внимательно поглядел на сына и, пододвинув табурет, уселся напротив.

   - Денег, говоришь?.. Верное наблюдение!! Но ты будешь иметь их куда больше, если научишься моему ремеслу. Тогда уж тебя непременно назовут "джентельменом удачи"! - Он расхохотался, потом закашлялся и кашлял до тех пор, покуда не закурил трубку: - Ученье на моем корабле не стоит ни гроша, мало того - за полученые уроки ты будешь иметь свою долю! А там, - он кивнул в окно каюты, - тебе придется платить за все самому! Например, чтобы снять комнату или выпить кружку пива.

   - Я заработаю, - поднял глаза на отца Джек.

   - Да ну?! - с любопытством усмехнулся тот. - И как же, позвольте узнать?

   - Как все, - ответил сын. - Своим трудом.

   - Браво! - захлопал огромными ручищами Джон, а глаза его вспыхнули злым блеском. - Зарабатывать, прислуживая в вонючих тавернах! Врешь!!! Чтобы мой сын!.. сын Рыжебородого Джона!.. стал чьим-то холуем?!..

   Он с размаху ударил мальчишку по щеке.

   Джек упал на пол, но тут же поднялся, ибо знал, что лежащий - вызовет у отца ещё большее раздражение.

   - С этой минуты я сам буду следить за тобой! - проскрипел зубами рыжебородый Атаман. - А во время стоянок в портах ты будешь сидеть запертым в трюме! Хватит делать из меня посмешище! Ишь, герой выискался! - Он налил полный стакан рома, залпом его выпил, отдышался и, пуская дым под низкий потолок каюты, добавил: - Будут тебе и подвиги, и слава!

   Он вгляделся в непримиримые глаза сына, потом вдруг уронил голову на грудь и прослезился:

   - Если бы ты знал, Огрызок, как я одинок!.. Как трудно мне среди этих скотов, которые пока ещё боятся меня! Каждую ночь я жду своей смерти. Не от Закона, не от врагов - от них!.. - Он с ненавистью ткнул пальцем куда-то в стену. - Все хотят занять мое место. Но я держу его для тебя. А их - в упряжке! Пока держу... Хотя силы, сынок, уже не те... Вот почему я хотел видеть тебя на атаманском мостике, чтобы самому уйти на отдых и покой. - Он налил ещё стакан и криво усмехнулся.

   Джек с волнением слушал отца. Признанье Рыжебородого Джона прозвучало для него громом средь ясного неба. Как?! Его отец, которого боялись все на свете - трясется сам?!..

   Нет-нет! Словам бы он не поверил, ибо знал их цену, но Джек впервые увидел слезы на обветренном, суровом, всегда пугавшем его лице. Взяв отца за руку, он тихо сказал:

   - Я постараюсь быть рядом, отец... Но если ты ввяжешься в неправедный бой, снова сбегу! И тогда уже насовсем!.. - Он легонько смахнул со щек Рыжебородого Джона соленые, как брызги моря, капли и добавил: - Убивать это же смертный грех...

   Джон мрачно насупился и резко оттолкнул сына.

   - Ступай. Позови боцмана!..

   Джек пулей вылетел на палубу и тут же за дверью нос к носу столкнулся с Одноруким Диком.

   Тот отпрянул в сторону.

   - Вас хочет видеть отец...

   Джек уже точно знал, что Боцман все подслушал.

   Ах, если бы Джек тогда поступил так же, как и Боцман - может быть, судьба его была бы совсем иной. Но он не любил подслушивать, а все, о чем говорили в то утро Дик и Атаман, - узнал много позже...

   Однорукий Дик с хитрой улыбкой поклонился мальчику и тенью проскользнул в каюту. Джон притворно удивился:

   - Так ты уже здесь?!..

   Дик кисло улыбнулся: эта шутка была с бородой - подлиннее, чем у Джона.

   - Садись!

   Дик послушно сел.

   - Все слышал?! - спросил Атаман.

   Дик обиженно поднял брови.

   - Было бы хорошо, если бы мне не пришлось повторяться, - хмуро пояснил Джон.

   - В таком случае - да, сэр! - честно признался Однорукий Дик.

   - Отлично! - сказал Атаман и налил два стакана рома. - Что же тогда прикажешь делать с Огрызком?

   Дик отпил глоток, от которого его передернуло, и ответил:

   - Я возьмусь за его ученье. Только вам, Атаман, придется раскошелиться.

   - Мне?! - угрожающе воскликнул Рыжебородый Джон.

   - Для успеха дела, сэр! - пояснил Однорукий.

   Джон поставил стакан и с любопытством уставился на Боцмана:

   - Ну-ка, ну-ка!..

   - Соврет - пенни. Схитрит - шиллинг. Пальнет по чайке - фунт! А уж если по человеку - соверен, не меньше!..

   Ни даль надежд, ни бред любви, - нас деньги делают людьми.

   Вот тогда-то и наступит час, когда он всем покажет свои крепкие клыки! А пока - мой вам совет: не скупитесь, сэр!

   И тут же ловко поймал единственной рукой звонкий мешочек, брошенный атаманом...

   - Запомни, Дик: с минуты этой ты отвечаешь за него. Учи жестокости его и поощряй за зло - монетой.

   Глава восьмая.

   ТРЕВОЖНОЕ РОЖДЕСТВО

   Наступила зима.

   И вот в город на четверке белоснежных коней въехала хозяйка метелей и морозов - сама миссис Winter!

   На побережье и на город свой наложила белый грим, и к небу заструился дым, и вьюги завертелся ворот.

   По улицам пронеслись стаи белоснежных птиц, стуча и заглядывая в каждое окно.

   А когда зима ударила в холодный бубен луны, на площади появился в синем цилиндре и голубом плаще страшный мистер Frost.

   Пришли большие холода. Трещал мороз шутом в трещотки. В лед вмерзли рыбы и суда, и перевернутые лодки. А на рассыпчатых снегах - вороны в черных сюртуках.

   Иногда они громко возмущались, когда мальчишки бросали в них палками. А те - спозаранку и до поздней ночи - на санках или кувырком с горы!..

   Том тоже зиму обожал, как все мы в отдаленном Детстве. Весь год он, словно зритель, ждал её чарующего действа: таинственного торжества на ночь Святого Рождества! От чердака и до подвалов дом пахнул хвоей. Он дарил декабрьский запах мандарин и предвкушенье карнавала! Том, как безумный, в эти дни любил с утра сновать по дому, где свечек праздничных огни уже светили по-другому, ловить домашних нежный взгляд, вдыхая кухни дым и чад. У очага, средь тайн поварских смотреть, как повар дичь палит, бормочет что-то из молитв - библейских или кулинарских.

   Их повар был мастер варить чесночный соус или жарить бараньи котлеты, или сочинять снежно-сладкие кремы для ромовых бабок, украшая их цукатами и орехами!

   И уж конечно Том любил морозить щеки на прогулке, взамен зубрежки и чернил - гулять по тихим переулкам. При свете ранних фонарей лепить снеговиков и фей.

   Изредка согревая дыханием замерзшие руки, чувствуешь себя при этом сродни Создателю!.. Так было и в прошлую зиму, так было всегда...

   В этот раз все происходило иначе. Миссис Winter не согрела сердце Тома (как ни парадоксально это звучит). Ее белый праздник не коснулся его души. Новый год пришел скучно и печально.

   Все чаще Том видел заплаканные глаза матери: по-прежнему не было вестей от отца. А однажды днем, стоя у окна в гостиной и сквозь затейливые морозные узоры взирая на пустынный двор, Том услышал, как в очередной раз приехал доктор Бромс.

   Он появился с улыбкой, примерзшей к покрасневшему от ветра лицу. Протерев шелковым платком очки, заходил по гостиной, изредка останавливаясь у камина и вороша кочергой раскаленные угли.

   - Чаю, сэр? - заглянул в гостиную дворецкий.

   - Лучше кофе, - бросил через плечо доктор, думая о чем-то своем.

   На невозмутимом лице Чарльза мелькнуло разочарование. Он поклонился и исчез в дверях.

   Том вошел в гостиную.

   Доктор сразу оторвался от своих мыслей, и глаза его заблестели - как всегда при встрече с мальчиком.

   - Добрый день, молодой джентельмен!

   - Здравствуйте, мистер Бромс, - ответил Том.

   - Как наш пациент? - поинтересовался доктор. Хотя на этот раз вопрос был задан более чем формально.

   - Все в порядке, сэр.

   - Он что-нибудь вспомнил?

   - Нет, сэр. Волк не помнит даже того, как мы забрали его от лорда. А в основном, он совсем здоров... Благодаря вашим рецептам, сэр! - не преминул добавить Том.

   Доктор улыбнулся: он любил, когда его хвалили. Но тут в дверях появилась графиня Мэй, и улыбка Бромса тут же досталась ей.

   - Еще раз, добрый день, миссис! - поклонился доктор.

   - Что-нибудь случилось? - замерла на мгновенье графиня. - Вы уехали утром и...

   Он не дал ей договорить:

   - Есть одна новость...

   Графиня вздрогнула и повернулась к сыну:

   - Ступай к себе, Том! Нам с мистером Бромсом нужно поговорить.

   - Да-да! - добавил доктор. - К твоему волку я зайду позже.

   Сын послушно вышел, столкнувшись в дверях с дворецким.

   - Ваш кофе, сэр, - не глядя на доктора, произнес Чарльз и поставил расписную чашку из мейсонского фарфора на круглый столик у камина.

   - Я разве просил кофе?.. - рассеянно спросил доктор. - Я всегда пью чай.

   Лицо дворецкого тут же расцвело в улыбке.

   - Простите, сэр, сейчас принесу. - И великодушно добавил, - Это моя вина. Я знаю, что вы любите чай...

   - А кофе оставьте мне, Чарльз! - попросила миссис Мэй.

   Дождавшись, когда дворецкий плотно закроет за собой дверь и спустится по лестнице на кухню, Том из другого конца коридора на цыпочках подбежал к гостиной и прильнул ухом к двери. Он знал, что так делать нехорошо, но какая-то непреодолимая сила тянула его услышать разговор взрослых.

   - Что-нибудь случилось?.. - повторила свой вопрос графиня.

   В комнате повисла напряженная пауза. Затем донесся хрипловатый голос доктора, звуча то глуше, то громче.

   - Я получил ответ из Управления Британского флота.

   У Тома екнуло сердце. Мать молчала. Том представил, каково ей сейчас. Он словно увидел её напряженное лицо, её сцепленные руки, как она делала всегда, если бывала в сильном душевном волнении.

   И тут вновь раздался голос мистера Бромса:

   - Новости неутешительные. Целый месяц поисков и разбирательств ни к чему не привели. Управление склоняется к тому, что мистер Гулль...

   Том рванул дверь и ворвался в комнату.

   - Как жить дальше?.. - еле слышно промолвила Мей, отрешенно взглянув на сына и слабо погладив его по голове.

   Доктор Бромс впервые в жизни ничем не мог помочь. Он ругал себя последними словами, что не сумел подготовить графиню к страшному известию. Доктор уселся в другое кресло и прикрыл растерянность чашкой чая.

   - Не плачь, мама, - без конца повторял Том. - Отец жив! Ты увидишь! Он обязательно вернется!

   - Конечно, жив, мой мальчик, - шептала графиня. - Он всегда будет с нами!..

   ...Вот и весна пришла. У каменных ворот зацвел терновник. Небеса окунулись в синее море и покрылись лазурью.

   Наступил день, когда Человековолк наконец-то раскрыл глаза, и взгляд его был спокойным и разумным. Он узнал Тома, узнал графиню, познакомился с Чарльзом. А Том теперь зачастил на кухню, так как волчий аппетит у чудища проснулся даже раньше его сознания. Он ел все подряд и по многу раз в день. Доктор Бромс, в принципе, был доволен его выздоровлением, однако, за вечерним чаем все же рассуждал о том, что есть в этом существе нечто звериное, а от зверя всего можно ожидать. И обращал внимание графини на возможную опасность для Тома в столь тесной дружбе. Хотя сам писал ежедневные заметки и наблюдения о фантастическом животном - с тем, чтобы однажды произвести сенсацию в области естествознания.

   Единственное, что вызывало тревогу доктора Бромса - это полное отсутствие у волка памяти о прошлом. Болезнь сия, говорил он, зовется в медицине амнезией, и излечиться от неё можно не всегда, а только в случае, если у больного произойдет нервный срыв от внезапного потрясения. Когда же этого следовало ожидать не знал никто, кроме Бога, конечно, которому Том неустанно молился.

   Глава девятая.

   ЦВЕТНЫЕ ПАРУСА

   Волк изменился. Его перестали донимать странные видения. Он жил только настоящим, и оно было в меру спокойным.

   Не помня в Прошлом ничего, Волк с Нынешним почти не спорил: Том на прогулку брал его по парку, чуть пореже - к морю, держа, порой, - на поводке, а иногда - рука в руке.

   Но ни прохлада дна морского, ни крики чаек, ни прибой - ничто весеннею порой не пробудило в нем Былого.

   Чугунную клетку вынесли в сарай, и теперь волк, несмотря на протесты доктора, жил вместе с Томом. Их кровати поставили рядом, и по вечерам они играли в морской бой или мастерили кораблики с цветными парусами.

   Волк постоянно удивлял мальчика своими неожиданными познаниями в морском деле.

   - Что такое бом-брам-стеньга? - спрашивал Том.

   - Это дерево, которое служит продолжением брам-стеньги, - отвечал волк.

   - А что такое брам-стеньга? - выпытывал мальчик.

   - Дерево, служащее продолжением стеньги.

   - Так что же такое стеньга?! - вопрошал Том.

   - Дерево, что служит продолжением мачты, - посмеивался волк, обнажая клыки. - Смотря по тому, какой мачте принадлежит, называется фор-стеньга, грот-стеньга и крюйс-стеньга. А уж выше идет брам-стеньга, а ещё выше бом-брам-стеньга! - возвращался он к началу разговора под их общий хохот.

   - Наверное ты был моряком, если так много знаешь! - утверждал Том.

   Волк растерянно пожимал плечами. Цветные лоскуты парусов что-то напоминали ему...

   Солнце стало пригревать сильнее. Тонкая корка замерзшей морской воды у берега с каждым днем покрывалась все новыми трещинами, и освобожденные от зимнего плена волны - так же, как и вечность назад - рвались на берег, обжигая редких гуляк ледяными брызгами.

   Безбрежный морской простор до самого горизонта, гул волн и запах морского песка преобразили волка. Он вдыхал полной грудью холодный воздух ранней весны. Иногда Тому казалось, что вот сейчас, ещё мгновенье, - и волк вспомнит все на свете. Но этого не происходило...

   И лишь из деревяшек флот да шелест парусов бумажных подчас оттаивали лед замерзшей памяти. И страшно ему вдруг становилось вмиг, когда строгал он барк иль бриг.

   Отдельными вспышками возникало чье-то далекое детство... Чья-то прошлая жизнь... Чье-то прозвище - Огрызок...

   Он силился понять, что значил смысл тех видений или грез... То ль кто-то изводил всерьез, иль кто-то просто так дурачил...

   Волк с удивленьем спрашивал себя: зачем она ему - чья-то прошлая жизнь?.. Что ему в ней? Кто этот наивный мальчик по имени Джек?.. И не получал ответа...

   Между тем, все Графство давно уже знало о Волке.

   Многие кучера стали выбирать по просьбе своих господ путь, который обязательно пролегал мимо особняка Чейстонов. Те надеялись хоть издали, хоть краешком глаза увидеть Человековолка. Все мальчишки Норфолка с завистью глядели на Тома. Авторитет доктора Бромса, который мог почти ежедневно видеть зверя, притом, изучать его сколько влезет - возрос неизмеримо.

   Доктор, будучи другом семьи и охраняя её покой, пообещал жителям Норфолка, что к лету он привезет чудище на ярПлатону в Кингс-Линн, на всеобщее обозрение. Его обещание немного утихомирило страсти и отвадило от дома любопытных, которые теперь все - от ребенка до старика - с нетерпеньем ожидали начала лета.

   И вот оно наступило.

   Дружба Тома с волком росла, как дни в начале июня. Много времени проводили друзья на берегу, скрываясь от любопытных соседских глаз за сохнущими сетями. С утра и до вечера разносились команды:

   - Лево руля!

   - Поднять якоря!

   И начинался морской бой.

   И вовсю палил фрегат.

   - Свистать всех наверх!

   - Выйти на ветер!

   И остывал порой ужин, даже если Чарльз приносил его прямо на берег.

   - Не зевай на руль!

   - Смотреть вперед!

   - Пли!

   И тонул неприятельский корвет...

   Однажды после штормовой, дождливой ночи, утром блеклым - кусок обшивки бортовой был выброшен на берег мокрый средь водорослей и камней...

   На нем темнело имя: "МЭЙ..."

   Его нашел Том...

   Горизонт качнулся, Том медленно присел на корточки, чтобы не упасть. Застучало в висках: "Мэй-Мэй-Мэй!"...

   Волк подбежал и встревожено спросил:

   - Что случилось?!

   Том протянул ему кусок мокрого дерева. Тот осмотрел его со всех сторон и удивленно спросил:

   - Что это?..

   - Обшивка отцовского барка, - хрипло ответил мальчик. - Значит, он все-таки погиб... - И худые детские плечи сотряслись в беззвучных рыданиях.

   Волк отошел в сторонку.

   Мэй... Мэй... Какое знакомое имя!.. Мэй! Мэй!.. Как будто он где-то слышал его... Или читал... Выжженные буквы... Черная обшивка... МЭЙ! МЭЙ! О, МЭЙ!!! Но где?.. Когда?!.. Сухие губы бессвязно бормотали, а в ушах нарастал гул Времени... И на голову обрушилось Прошлое! Оно запахло порохом и кровью, оно загрохотало выстрелами и предсмертными стонами, а перед глазами явились пираты, акулы, охотники, волки, и - Артур Гулль!..

   Волк вспомнил все. Свое имя. Свою жизнь. Свою власть и жестокость. Свою славу! И свое униженье!.. Последняя вспышка памяти взрывом ворвалась в сознанье, вернула Прошлое... Мальчик по кличке Огрызок, который постоянно приходил в его виденья - был он сам!..

   Человековолк застонал. Он увидел себя подростком, юношей, стоящим на корабле под черными парусами... Его воспаленная память вернула ему тот день, когда в стычке пиратов был убит отец. Огрызок не любил его, но в тот миг, когда отца убили на его глазах - в нем проснулся Сын Пирата, и он, победив своих недругов на корабле, с полным правом надел на себя отцовскую треуголку Атамана!

   Убийство, во имя чего бы оно не произошло, - есть убийство. Это прыжок зверя, сидящего в каждом из нас. И как только зверь выпрыгнет наружу - его уже не загонишь обратно. А он, насладившись стонами настигнутой жертвы и вкусив крови, жаждет новых смертей, одной страшнее другой.

   Так месть за отца превратила морского волчонка из Огрызка в Кровавого Джека-Косые Паруса! Сильного, отважного и жестокого. Он, не задумываясь, убивал каждого, кто вставал на его пути. Слыша стоны и мольбы побежденных, он лишь смеялся им в лицо, и каждый раз дерзко бросал вызов Судьбе...

   О, как радовался на том свете Рыжебородый Джон! Своей смертью он передал эстафету сыну! Смоляная душа погибшего Атамана извивалась в Адовом огне, задыхалась под тяжестью грехов, крича от боли, но все равно была довольна: сын Джона стал настоящим Морским Волком!..

   Виденьем этим оглушенный Волк был растерян, смят, сражен... И вспомнив все, что было - он глядел на Тома, потрясенный!..

   Глава десятая.

   "ГРОМ НЕБЕСНЫЙ"

   По серым ветреным волнам из южных мест дорогой длинной плыла к холодным берегам выносливая бригантина. На ней без лени и тоски служили честно моряки.

   Родных стремясь увидеть вскоре, они без устали вели свой парусник на край земли, по краю Северного моря.

   Команда чувствовала себя отлично: уже не в первый раз моряки ходили к Берегу Янтарных Сосен и знали, что в Лесной школе их ждут: у каждого матроса был свой названный сын. Поэтому мальчишек ожидали не только общие подарки, но и личные сюрпризы. Много везли в трюме южных фруктов и сладостей: ведь на севере, где лето всегда холодное, они принимались с особой благодарностью.

   До Абердина оставалось чуть более ста миль, как вдруг впередсмотрящий (он сидел в бочке на грот-мачте) увидел на горизонте со стороны востока быстро приближающуюся к их барку шхуну. Неведомо откуда возникшая - она казалась почти неправдоподобной. Впередсмотрящий - молодой матрос, впервые попавший в столь длительное плаванье - не испугался, хоть голос выдавал его волненье, когда он прокричал в рупор:

   - Неизвестный корабль, капитан!..

   Однако Артур Гулль, тридцативосьмилетний владелец "Санты Мэй", сам уже следил в подзорную трубу за шхуной без опознавательных знаков.

   Флаг черным был и паруса - черным-чернее мглы и ночи! Как будто адская гроза разорвала все небо в клочья. А с флага, обнажив оскал, зловеще череп хохотал. Моряк, почуяв вмиг угрозу, хотел дать знак, но не успел: с корвета выстрел прогремел и сбросил за корму матроса.

   Стая акул тут же бросилась к его телу, и зеленая гладь воды стала бурой.

   Стоял пронзительный июль. Казалось, бой был - невозможен.

   - Все - на защиту! - отдал Гулль приказ. И меч достал из ножен.

   Моряки с тревогой высыпали на палубу. Положение становилось угрожающим. Барк, будучи кораблем торговым, имел на своем борту лишь две маломощные пушки. Но они годились скорее для приветственной пальбы, чем для серьезной схватки.

   Поникшие паруса вспыхнули почти одновременно. Затрещали горящие мачты, и черный дым закоптил белые облака. С черной шхуны уже стали слышны громкие ругательства.

   Впивались крючья в бок кормы, тугие натянув канаты. Подняв ножи и топоры, вломились на корабль пираты.

   Нападавших оказалось куда больше, чем матросов в команде Гулля. Кроме того, морские бандиты, опьяненные близкой победой и ромом, действовали агрессивней. Спрыгнув на палубу горящего барка, они резали, стреляли и рубили ни в чем не повинных людей. Злодейство творилось быстро и привычно. Шкипер был убит одним из первых: ему топором проломили голову. Один за другим уходили из жизни отважные люди.

   На баке, недалеко от фок-мачты, дрался раненый в плечо капитан "Санты Мэй". Он уже сразил трех негодяев, но его окружали ещё с десяток разъяренных пиратов. И лишь когда, потеряв сознание от ран, он упал на свернутые кольцами канаты, злодеи набросились на Гулля и связали его.

   Отец Тома уже не видел, как из трюма растаскивались коробки и мешки с подарками для Лесной школы, как плевались пираты, наткнувшись на бесполезный для них груз: вместо рома - в бочках оказался мед, вместо оружия - игрушки, вместо золота, дорогих тканей и мехов - учебники, тетради и чернила.

   Огонь охватил почти весь барк. Пираты вернулись на шхуну, прихватив с собой капитана Гулля, оттолкнулись железными крюками от горящего корабля и отплыли на безопасное расстояние.

   И вот тогда на палубу вышел атаман пиратов Кровавый Джек-Косые Паруса.

   Курчавые черные волосы и борода обрамляли его смуглое загорелое лицо, все в рубцах и ссадинах, а карие глаза смотрели умно и живо. И если не знать, что это - самый страшный человек во всем Северном море, многим юным леди он пришелся бы по вкусу. Как ни странно, его лицо можно было даже назвать красивым, но это была та грубая красота, за которой скрывались себялюбие и жестокость.

   Сами пираты прозвали Джека "Кровавым". Он мог одним взглядом послать на казнь любого из них. Они страшились атамана и люто его ненавидели. Лишь один человек на шхуне мог говорить с ним на равных: боцман Однорукий Дик.

   Поднесли кресло. Поставив ногу на сиденье, Джек с нескрываемым любопытством смотрел на Артура Гулля, который все ещё не приходил в сознанье. Рана на плече пленного была наспех перевязана разорванным рукавом его собственной рубашки.

   Это самолично сделал Дик: Гуллю ещё предстояло "позабавить" атамана, который часто устраивал жестокие шутки с побежденными, себе - на радость и - на страх своей команде. Несчастных либо вешали по нескольку раз, или, подцепив за ногу, опускали за борт, не давая захлебнуться, а то просто живьем бросали на съеденье акулам.

   Атаман подал знак, и пират, стоявший рядом с привязанным к грот-мачте Гуллем, вылил на того ведро воды. Капитан Артур приоткрыл глаза, с трудом поднял голову. Он увидел, что находится на чужом корабле, тяжелым взглядом окинул свой барк, пылающий недалеко.

   - Ба! Кого я вижу?! - с фальшивым радушием воскликнул атаман.

   Пираты громко захохотали: спектакль начался.

   - Аяяй! - "возмутился" Джек. - Какие негодяи! - Он грозно нахмурился и гневно посмотрел на пиратов. - Как вы посмели?!.. Ведь это - знаменитый сэр Артур!!!

   "Негодяи" давились от смеха, вливая в себя ром прямо из бутылок.

   - Подлые акулы! Морские выродки! - прорычал атаман. - Чтоб вас всех поглотила пучина!

   Каждая его фраза сопровождалась диким ревом восторга команды. Джек вынул из-за пояса пистоль и навел его на пиратов.

   - Вот я вас! Продырявлю и - баста!

   Смех несколько поутих, хотя все знали, что и эта сцена также входит в кровавый спектакль. Лишь один пират прошептал на ухо другому:

   - Когда он так шутит - меня все равно берет оторопь!

   - Еще бы! - согласился второй. - Вспомни, как в тот раз он убил Коротконогого Бочонка. Даже бровью не повел, потом божился, что вышло, дескать, случайно.

   - Как бы не так!.. - с ненавистью прибавил первый. - Он избавляется от всех ему неугодных.

   - Тсс!.. - прервал второй. - На шхуне везде уши...

   Кровавый Джек, между тем, сделал один выстрел и прострелил узел на веревке пленника, которой тот был привязан к грот-мачте. Артур Гулль настолько ослабел, что тут же мешком свалился на палубу.

   - Не ушиблись?! - сострадательно спросил Джек, подойдя к нему.

   Не ответив на издевательство, Гулль нашел в себе силы сесть, затем поднялся и прислонился к мачте. Так и стоял, слегка шатаясь, неотрывно глядя в глаза Джеку. Тот не выдержал его пронзительного взгляда. Он повернулся к Однорукому Дику и велел подать вино. Боцман вынес на подносе два серебряных кубка. Один поднесли атаману, второй - Гуллю. Видимо, представления для пиратов не отличались разнообразием.

   Пленник, как ни странно, принял бокал... и вдруг резко выплеснул вино в лицо Дику.

   Тот заморгал мокрыми ресницами, выпучив глаза, потом бросил поднос на палубу под дружный хохот команды и в ярости набросился на безоружного пленника. Однако властный голос Кровавого Джека остановил его:

   - На место, Дик!.. Сэр - наш гость, и поэтому веди себя прилично. Лучше налей капитану бокал рома. Сам видишь: вино он не переносит.

   Стиснув зубы, Однорукий Дик молча обтер обшлагом пустого рукава лицо и налил Гуллю полный кубок рома. Однако эту порцию выпивки ожидала участь предыдущей. Такого спектакля пираты в жизни ещё не видали!

   Кровавый Джек отхлебнул из своего кубка и, прищурившись, с любопытством наблюдал за странной дуэлью. На этот раз Однорукий Дик, не обтерев лица, сам обратился к Джеку, криво улыбаясь:

   - Ты не прав, Атаман! Ром он не любит тоже. Попробую угостить его джином. Но если и джин придется ему не по вкусу, клянусь Геенной Огненной, я ему мозги продырявлю, чтоб научился уважать законы гостеприимства такой благородной компании!

   Он принес бутылку и налил в кубок Гулля черную огненную жидкость.

   Кровавый Джек, предвосхищая очередное смелое безрассудства капитана, обратился к нему и поднял свой кубок.

   - Простите его за грубость, сэр! Что с него взять? Мужлан, скотина, людоед! Невоспитанный башмак, ваша милость! Мы с вами совсем другие люди. Я хочу выпить за вас до самого дна! - Джек прищурился в хищной улыбке. Пейте и вы - до дна морского!

   Атаман остался доволен своей шуткой и тут же опорожнил бокал. Гулль не проронил ни слова. Стоял молча.

   - Ну, чего же вы?..

   - Я оказался прав, атаман! - взвизгнул Однорукий Дик. - Джин ему тоже не по нраву. Может, угостить вас теплым молочком?!..

   - Ну что ж, я выпью свой бокал, - ответил Гулль почти спокойно, - и, хоть я смерти не искал, её приму от вас достойно.

   Он поднял кубок.

   - За того, кто отомстит!

   Хохот смолк. На палубе наступила зловещая пауза. Лишь невдалеке трещали черные мачты догорающего барка.

   - И кто он, этот храбрец? - холодно поинтересовался Джек.

   - Мой сын, - твердо ответил капитан.

   - О-о-о! Ваш мальчишка?! - Атаман схватился руками за голову. Он обвел безумными глазами команду, вскочил на кресло и заорал что есть мочи: - Все за борт! Спасайся кто может!.. - И, продолжая представленье, бросился на колени перед Артуром Гуллем. - Помилуйте, сэр! Не губите! Я знаю его: он так жесток! - Джек выл и хохотал одновременно.

   Снова послышались шутки и смешки.

   Кто-то завопил ПИРАТСКУЮ ПЕСНЮ:

   Морской простор нам тесен.

   И суша нам тесна.

   С утра горланим песни

   с вином и без вина.

   Мы - парни деловые

   без всяческих затей.

   Нам денежки живые

   важней живых людей!

   Ночные джентельмены

   Удачи и Ножа.

   Мы любим соверены:

   к ним тянется душа!

   Заплатите - и сразу

   назначим делу час:

   злодейство - по приказу,

   убийство - на заказ.

   Лихая ждет нас участь,

   зловещ наш тяжкий грех.

   Но, совестью не мучась,

   мы верим в свой успех!

   Идем весь век по бровке

   меж сушей и водой.

   Пока петля веревки

   не стянет узел свой...

   Джек поднялся. Улыбку - как смыло волной. Он посмотрел на Гулля беспощадными очами и прохрипел:

   - Повесить!..

   Сэра Артура тут же, словно в клешни, схватили крепкие руки пиратов.

   - И знай, герой! - проскрежетал зубами Кровавый Джек. - Еще много лет я буду убивать и грабить таких, как ты! И побогаче тебя! И победней! Мое имя наводит страх на моря и на материки! А кто не со мной, - он обвел тяжелым взглядом команду, - разорву и загрызу! Потому что я - ВОЛК МОРСКОЙ!

   На шею Капитана поспешно набросили канат. И, когда сапог палача уже приготовился выбить из-под его ног пустой бочонок, Артур Гулль промолвил:

   - ТАК БУДЬ ЖЕ ТЫ ИМ ВОВЕКИ!..

   В тот же миг бочонок от сильного удара покатился по палубе и стукнулся о борт шхуны.

   В чистом небе внезапно ударил гром, сверкнула молния, вокруг сделалось темным-темно. День превратился в ночь. На шхуну обрушилась страшная гроза... Молнии раскалывали черный небосвод, а гром ревел так, словно по тучам шло разъяренное стадо слонов. Потоки ледяной воды в один миг залили палубу.

   Это длилось совсем недолго, минуту-другую, - хотя одни из пиратов потом утверждали, что буря швыряла их час или два, а другие клялись и божились, что этот Ад продолжался весь день.

   Но, что бы они ни говорили, очень быстро - и так же внезапно - шторм прекратился. Наступил штиль.

   Море успокоилось, рассеялась тьма, солнце светило на весь Божий мир, вновь освещало и грело моря и Землю.

   - Где он?! - воскликнул Джек, указывая на рею.

   Под ней покачивался лишь обрывок каната. Тело бесследно исчезло.

   - Обыскать палубы и осмотреть все за бортом! - приказал атаман охрипшим вдруг голосом.

   Но матросы словно приросли к полу. Полными ужаса глазами, глядели они на Кровавого Джека. Натерпевшись страху во время неожиданного шторма, пираты, казалось, куда больше были потрясены теперь - когда море успокоилось.

   - В чем дело, болваны?! - рявкнул на них Джек.

   Те продолжали молчать.

   - Испугались, дураки?! - рассмеялся он, не понимая, что творится. Может, вас поразил гром?!..

   Пираты расползались от него в разные стороны.

   - Эй, кто-нибудь мне скажет, наконец, что происходит?!! - теперь он был вне себя от гнева.

   - Ата-ата-ата-а-аман!.. - пролепетал Боцман. Его не слушался язык, а рот свела судорога.

   - Ну, что?! - Джек выхватил пистоль из-за пояса. - Говори быстрее!..

   Однорукий Дик облизал деревянным языком шершавые губы и с трудом выдавил из себя:

   - Тво-во-во-е лицо... - Он пораженно застыл, не в состоянии произнести ни слова.

   - Что - мое лицо?!.. - зарычал в ярости Джек и, повернувшись к надраенному до зеркального блеска судовому колоколу, замер...

   - Морской черт!.. - разнеслось по палубе.

   "Дьявол! - мелькнуло у него в голове. - Неужели... проклятье Гулля?!.."

   - Скорее канат! - бросил кто-то из матросов.

   Джек отскочил в сторону и резко обернулся на шепот:

   - Стоять! Если кто двинется с места - вмиг сосватаю со смертью!

   Но тут сзади навалились двое: один вырвал у него пистоль, другой же здоровяк более шести футов - скрутил руки за спиной. Кровавый Джек, как я уже говорил, был не из слабых, но и прижавшие его к палубе почти двести фунтов были довольно ощутимы! Он попробовал вырваться, однако, меньше чем за минуту, был обвязан канатом, словно личинка коконом.

   Пираты помнили обиды и, пересиливая страх, с жестокой злобой в пух и прах пинали волка!.. Весь избитый лежал ничком живой мертвец... пока живой... почти калека.

   "Скорей убейте, наконец..." - подумал тот, кто звался Джеком...

   Спустя четверть часа Однорукий Дик, надев атаманскую треуголку, которая пришлась как раз впору, приказал спустить на воду судовую шлюпку и бросить туда ещё живого Атамана. Шлюпку отпихнули от борта шхуны, и она по воле волн поплыла в неизвестность...

   Глава одиннадцатая.

   РЫБИЙ БОЙ

   И долго в северных ночах качалась лодка на волнах...

   Два дня и две ночи плыл Джек в полном беспамятстве, не чувствуя ни голода, ни жажды. Лишь на третий день раскрыл глаза. Небесная синева распростерлась над ним. Сверкало солнце.

   Джек сощурился и хотел прикрыть лицо рукой, но почувствовал, что это невозможно. Он приподнял голову и бросил взгляд на свое избитое, связанное канатом тело. Тут же все вспомнил и зарычал от ярости и бессилия. "Гроза всех морей" - он оказался беспомощней щенка, брошенного в воду!

   Попытка вырваться из плена была безуспешной: он сам учил команду вязать крепкие морские узлы.

   Тяжело дыша упав на дно лодки с разодранными в кровь руками, атаман пиратов застонал от унижения и боли, постепенно осознавая кем стал ныне! Он ещё помнил свою власть над людьми, и не мог примириться с её потерей! Не мог и не хотел! Джек уговаривал себя, что все это может оказаться самым жутким на свете сном, самой страшной болезнью, - всем, чем угодно, только не явью!

   Он глядел в сияющее голубое небо, словно искал там звезду своей судьбы. Но если б даже и нашел её - увидел бы, что светит она ему холодно и строго. Высоко проплывали молчаливые белоснежные облака, похожие на паруса далеких кораблей.

   Джек почувствовал жжение в глазах. Это были слезы, горячие и спасительные, которые не приходили к нему со времен детства.

   Он с трудом повернулся на бок, уткнулся в борт шлюпки и опять провалился в забытье...

   ...Когда луны с щербинкой блюдце ссыпало звезды в небеса - Джек, наконец, раскрыл глаза, но вновь не смог пошевельнуться.

   Волны спокойно плескались о борт шлюпки и не было конца звездному и морскому пути...

   Крепко связанное канатами избитое тело начало ныть. С каждой минутой в Джеке все сильнее пробуждались голод и жажда. Не привыкший отказывать себе в еде, страстный любитель вкусно поесть и много выпить - он понимал, что эта слабость его и сломит.

   Внезапно за бортом послышался какой-то странный плеск.

   Джек прислушался и даже попытался приподняться. Скорее нервами, чем глазами, он узнал летевшего к нему по воде пловца. У того был огромный хвост, острые плавники и дышащая бедой пасть. Акула!..

   Почуяв пленника, она ощутила свою над ним власть и закружила вокруг шлюпки смертными кругами, примериваясь, как схватит его за бока, как сомкнет на нем свои челюсти-жернова, и громко точила зуб о зуб в нетерпении.

   Сводит от голода скулы

   на скоростных виражах.

   В черном просторе - Акула,

   челюсти - в острых ножах.

   Кто мне грозит аркебузой?

   Чье гарпуна острие?

   Коль ваша жизнь вам в обузу

   бросьте Акуле ее!

   Что мне напевы сирены

   или русалки любовь?

   Жарко клокочет по венам

   жутко холодная кровь.

   Шваркнется в обморок каждый,

   кто попадется в пути.

   Я, как безумная, жажду

   счеты со всеми свести!

   Если же вы дорожите

   жизнью своей и чужой

   больше ещё задрожите,

   Встретившись в море со мной!

   Эй, вы, двуногие трусы!

   Суши и моря жулье!

   Коль ваша жизнь вам в обузу

   бросьте Акуле ее!

   Он лежал ни жив ни мертв, покорно положась на судьбу или случай. Плеск становился громче, уже то за левым, то за правым бортом шлюпки показывался из воды акулий плавник, разрезая волны, как масло.

   С детства забывший о Боге, Джек начал страстно молиться. Вдруг ясно вспомнилась молитва "Отче наш", которую, пират, казалось, навсегда вычеркнул из своей памяти. Вода возле лодки вдруг забурлила, забила фонтанами брызг...

   Еще вираж! Еще мгновенье, и - мой закончился б рассказ! Но вдруг нежданно, в тот же час у лодки началось сраженье!.. Дралась с Акулой Рыба-Меч, внезапно появившись рядом. Их поединок стоил свеч: одну из них ждала награда.

   И то ли во сне, то ли в забытьи, он услышал их голоса.

   - Он - мой! - ощерилась Акула.

   - Нет, мой! - визжала Рыба-Меч. - Хочу тебя предостеречь, чтобы мозги твои продуло!

   Взлетел до неба хрип и визг. Кровь пролилась фонтаном брызг. Вертелась лодка в волнах боя. А пленник был ни жив, ни мертв, средь разъяренных рыбьих морд, давно простясь с самим собою. Акула в гневе, между тем, впилась в соперницу зубами. И карусель кровавых тел взбивала брызги над волнами. Но тут Меч-Рыбе удалось проткнуть акулий бок. Насквозь!

   Два жутких предсмертных вопля, которые, наверно, услышал сам Дьявол, разнеслись над морем. Рыбы забились в агонии. Вскоре оба чудища навек замерли и, всплыв на поверхность, мирно уплыли в разные стороны.

   Шлюпку отнесло на юг, прибивая волной к берегу, и вскоре в заливе Уош выбросило на песок.

   Что было дальше - вы знаете. Но не всё...

   Глава двенадцатая.

   В СТАЕ

   Когда рыбаки, развязав Джека, в ужасе бежали, атаман пиратов со стоном перелез через борт шлюпки, упал на мокрый песок и стал двигаться дюйм за дюймом к спасительному огоньку костра, покинутого рыбаками, что весело пылал за ветками деревьев.

   ...Так Джек на новый берег вполз, не ведая о расстояньи, то - на пригорок, то - в откос, теряя силы и сознанье.

   К почти погасшему костру с трудом добрался поутру.

   Осмотрелся, глубоко вздохнул, и впервые сказал "спасибо" Господу: он благодарил Создателя за то, что остался жив. Нанизал на прут несколько сельдей, лежавших в рыбьей куче - улов, брошенный рыбаками - и поджарил, скорее, чуть подкоптил на едва тлеющих углях. Еда немного прибавила сил. В бутылях ещё оставалось вино, и он выпил все до последней капли, но не опьянел и не взбодрился в горестном своем положении. Раны от побоев и канатных узлов горели, напоминая лишний раз о том, что произошло две ночи тому назад.

   Где-то вдали послышались человеческие голоса. Джеку пришлось собрать остаток сил, чтобы, прихватив с собой несколько рыбин, двинуться напролом в самую гущу леса. Уже будучи далеко, он услышал где-то позади лай собак и возбужденные мужские восклицанья. Скорее всего, это ночные "храбрецы" вели соседей к лодке.

   С этого часа Джек не смел показываться на глаза людям. Ночами рыскал по лесу в поисках воды и пищи, обходя стороной тропы, днем же хоронился в каком-нибудь овраге или в старом дупле. Он позабыл вкус мяса и хлеба, питаясь лишь грибами и ягодами, которых в лесу в эту пору было в избытке.

   Теперь ему стал понятен язык птиц и зверей, но вскоре эта способность оказалась ни к чему: все живое сбежало, уползло и улетело в соседние леса. Животным тоже был страшен Человековолк!

   Он потерял счет неделям и месяцам. Солнечный свет уходил на убыль. Пошла череда дождей, и яркие теплые дни были теперь кратки и редки.

   Смешалось время в голове. И то, что пролетело лето, Джек вдруг заметил по листве, что озарилась желтым цветом.

   Сапоги его износились, куртка и брюки протерлись. Но Джек гнал от себя всяческую мысль о том, что когда-либо вынужден будет обратиться к людям...

   Однажды утром он наткнулся на двух волков. Они заприметили его давно и наблюдали за ним, скрываясь в кустах.

   Один волк был старым, хромым и облезлым, другой же - молодым, горячим и поджарым.

   - Кто это? - тихо спросил Поджарый. - Волк - не волк, человек - не человек.

   - Скорее всего, - человек, - промолвил, поразмыслив Облезлый. - Ты же видишь, он - двуногий.

   - А шерсть?! - зашептал Поджарый. - А уши! А клыки!

   - Но на нем рубаха, - резонно заметил старый. - И сапоги. И штаны.

   - Так кто же он?! - занервничал Поджарый.

   - Если я не ошибаюсь, - сказал Облезлый, - это тот, о ком так много говорят в округе.

   - Оборотень?! - воскликнул молодой, и глаза его хищно сузились. - Тот, из-за кого опустел наш лес?

   - Тот самый, - согласился хромой и дал знак Поджарому.

   Молодой волк выскочил из-за кустов и отрезал путь Джеку. Тот хотел повернуть назад, но за его спиной уже стоял Облезлый. Волчьи морды ощерились, полные ненависти.

   - Готовься к смерти! - гавкнул молодой с вызовом. - Ты нам ответишь за все!

   - За что? - застыл на месте Джек.

   - За то, что ты - человек! - хрипло зарычал старый волк, выгибая перед прыжком облезлую спину. - За то, что распугал все живое в нашем лесу!

   - Я - не человек, - ответил Оборотень, отступая к деревьям.

   - Но и не волк! - рассмеялся Облезлый. - От тебя за версту разит человечиной!.. А там, где прошел человек, - там псы, пули и капканы!

   - Прощайся с жизнью! - клацнул зубами Поджарый, заходя сбоку.

   - Ах, шакалы! - Джек, сжал кулаки. - Я принимаю ваш вызов!.. - И он достал нож, оброненный одним из рыбаков.

   Как ни странно, но после пережитых мытарств, силы не покинули его. Былое уменье драться почти спасло Джека: Поджарый взвыл, зализывая рану, а Облезлый не досчитался последних зубов. Но волков было двое, и это решило исход драки. Тяжело дыша, они все же подмяли его под себя.

   - Отнесем в стаю, - сказал Хромой.

   - А может, здесь и сожрем? - спросил молодой.

   - Ну, что за нравы!.. - покачал головой Облезлый. - Где былой патриотизм?! Где честь рода?!.. Вы, молодые, печетесь лишь о себе. А как же те старики, что уже не могут выйти на тропу охоты? А наши звереныши-сосунки?..

   - Ладно тебе! - махнул лапой молодой. - Надоели поучения. В стаю - так в стаю.

   Они с трудом, по очереди, понесли его на спинах к Волчьей Поляне и бросили в яму, которая представляла собой глубокую ловушку для самих же волков, вырытую здешними егерями. Звериная тоска охватила Джека. Злой, ужасный, никому не нужный, он лежал на куче опавших листьев и в бессилии скрипел зубами:

   - Ни-чче-ей!..

   Волчата, принюхиваясь и кружа, с любопытством заглядывали к нему. Волчицы же с нетерпеньем ожидали условного знака Вожака, чтобы тут же наброситься на Джека и разорвать его на куски. Они радовались удачной охоте своих собратьев: уже несколько дней стая голодала.

   Однако, Вожак не спешил. Он был в растерянности, ибо не знал точно, кто у него в плену, человек или волк. Морда Оборотня чем-то напоминала ему морду собственного деда, которого когда-то загрызли охотничьи собаки. Немного подумав, он решил пока не трогать Джека. Это решение вызвало неудовольственный вой, но Слово Вожака было непререкаемым. Вскоре все, кто ещё мог ходить, отправились на охоту. Возле ямы остались лишь волчата да пара волков, издыхающих под сосной от голода и старости. Даже волчихи - и те бросились на поиски пищи.

   Джек хорошо слышал, о чем говорили волки. Когда почти все покинули логово, он встал на ноги. Его голова неожиданно высунулась наружу, и волчата отскочили от края ловушки. Они были такие забавные, что вдруг рассмешили Джека. Изогнув спины, как это делали взрослые волки, волчата грозно фырчали и пытались рычать на страшного пленника.

   Внезапно невдалеке раздался треск раздираемых кустов, и на поляну вышел бурый медведь. Он был необычайно худ, клочья рыжей шерсти торчали на нем в разные стороны, голодный безумный взгляд блуждал по поляне. Увидев застывших от страха щенят, медведь со страшный ревом бросился на них и когтистой лапой зацепил одного малыша. Тот громко завопил, но было уже поздно: теплая щенячья плоть в мгновение ока была разорвана и тут же отправлена в клыкастую пасть. Старые волки, лежащие под сосной, мгновенно притворились мертвыми, а остальные волчата, сбившись в кучу, завыли благим матом на весь лес.

   И Джек вдруг решился. Найдя в себе остаток сил, он подтянулся руками за край ямы, подпрыгнул и очутился наверху - один на один с рассвирепевшим зверем, пасть которого была в крови. Тот, завидев Оборотня, от удивления встал на задние лапы. Джек достал из-за голенища рыбацкий нож и, ни секунды не колеблясь, бросился на Медведя. Схватка была быстрой: тот не ожидал своей смерти и поэтому даже не понял, что произошло. Его длинное неуклюжее тело рухнуло на осеннюю землю, и рев издыхающего зверя умчался под небеса. Два старых Волка с трудом разлепили веки и успели только увидеть, как Человековолк тащит медвежье тело к краю ловушки. Еще мгновенье - и оно очутилось в яме, где только что был Обротень.

   Тяжело дыша, Джек присел под деревом, прислонясь к холодному стволу. Голова кружилась от слабости, а тело ныло от медвежьих объятий. Не прошло и минуты, как зашелестели кусты, и на волчьей поляне появилась стая. Волчата бросились навстречу, перебивая друг друга и плача об убитом брате. Почуяв запах крови и увидев Двуногого на свободе, волки вначале решили, что он виновен в смерти волчонка. Но когда Вожак выяснил, что случилось на самом деле, принял решение:

   - Если хочешь, мы берем тебя в свою стаю. С этого часа ты будешь равным среди равных.

   Облезлый и Поджарый перекинулись хмурыми взглядами: им явно это не нравилось, но слово Вожака было так же твердо, как слово Атамана на пиратском корабле.

   С рожденья запрещали нам любить.

   Жестокими волков учили быть.

   Выслеживать врага, точить клыки

   нас этому учили старики.

   Мы верим только в ненависть и злость.

   А жалость нам, волкам, - как в горле кость!

   Вот брюхо мясом ближнего набьем

   и на пиру кровавом запоем.

   Наш вой несется, нагоняя страх

   и на больших дорогах, и в лесах.

   Эй, люди, звери! В полуночный час

   вы бойтесь храбрых, сильных, диких - нас!

   Джек находился в стае уже недели две или три. Он исправно ходил с волками на охоту. Если она оказывалась безрезультатной, - отправлялся по ночам в близлежащую деревню, откуда приносил волкам кур и поросят. Ему было проще жить среди волков, чем среди людей. Правда, до сих пор не ладились отношения с Хромым и Поджарым: все трое помнили первую встречу.

   И вот однажды - в то утро, когда лорд Бигбенский отправился на поиски Чудища - Джек, Хромой и Поджарый отправились на охоту...

   Как только они вышли за пределы волчьего лагеря, Джек сразу же был сбит с ног. Поджарый, не мешкая, прокусил ему голенище, а Хромой мертвой хваткой вцепился в руку, заслонившую горло. Но в тот же миг вдалеке затрубили охотничьи рога и залаяли псы. Джек крикнул, что есть силы, на весь лес:

   - Спасите! Я зде-е-есь!!..

   Волки оторопело отскочили в сторону, облизнулись напоследок и скрылись в кустах. Человековолк остался лежать у холодного ручья, где и нашла его охота лорда Бигбенского...

   Глава тринадцатая.

   ПОТУХШИЙ КАМИН

   Том так и не показал миссис Гулль свою страшную находку. Он знал, что пока мать не потеряла надежду, та поддерживает её. Но с того дня их дом стал ещё тише. Был заброшен игрушечный флот и шумные прогулки к морю. Целыми днями мальчишка сидел, запершись в своей комнате, и никого не хотел видеть. Когда мать уехала по делам в Лондон (в Управление Британского Флота или нанести очередной визит высокопоставленному вельможе - чтобы тот помог в поисках мужа), Том проскользнул в кабинет отца, куда обычно ему было входить запрещено.

   Отделанная мореным дубом большая светлая комната напоминала капитанскую каюту. Широкое окно выходило на море, одну стену закрывал высокий - под самый потолок - шкаф с книгами по мореплаванью. Среди них встречались и романы Вальтера Скотта и томики стихов Роберта Бернса. На других стенах в позолоченных рамках под стеклом висели офорты с изображением парусников. Часы отбивали каждую четверть, напоминая удары корабельного колокола.

   Том снова вспомнил те редкие вечера с отцом, когда тот возвращался из плаванья. Капитан вертел большой, фута три в диаметре, глобус, и крошечный парусник в его руке, показывал морские пути, по которым плавала "Санта Мэй". А потом он усаживал сына в кресло и рассказывал свои удивительные истории. В камине, выложенном из грубых прибрежных валунов, тогда весело трещали поленья, о чем-то выл в дымоходе ветер, огонь освещал лица отца и матери, обнявшихся в полутьме.

   Теперь камин был холоден, за окном стояло жаркое лето, но Тому очень хотелось тепла от того огня, которого больше никогда не зажечь. Да и что ему освещать? Лишь пустоту кабинета. Даже сверчок, который жил за камином, теперь затих...

   С тех пор как молчаливый Том совсем забыл про флот у взморья, вверх дном был поднят графский дом: Не заболел ли мальчик корью? А может быть, упадок сил внезапно мальчика сразил?.. Бромс все познанья в медицине теперь на Тома перенес. Жалел его, порой, до слез и успокаивал Графиню... Однажды, чтоб не слышал Том, вполголоса сказал о том, что-де звериная природа влияет вредно на детей, и было б лучше поскорей отправить Волка на свободу.

   А Джек был в горестном смятеньи: из-за его судьбы лихой остался мальчик сиротой! И нет теперь вовек прощенья!

   Несколько раз Тому привозили приглашения: одно - на день рождения Бетси, дочери шерифа, а два других - просто в гости, но всякий раз он отказывался от поездки, ссылаясь на плохое самочувствие. Хотя, если судить по его настроению, можно было и впрямь подумать, что он болен. Доктор велел миссис Мэй заняться здоровьем сына, кормить его бульонами и фруктовыми пудингами, и давать по утрам стакан сока или морса из свежих ягод.

   Как-то раз Том ночью внезапно проснулся. Сверху, со стороны чердака, доносились завыванья, но это не был голос ветра в дымоходе. Мальчик привстал на локте и прислушался: вой становился все громче. В нем звучала тоска и безысходность. Постель Волк была пуста. Том метнулся по лестнице на чердак. В раскрытой двери, что вела на крышу, мерцали июльские звезды. Том тихо поднялся по шатким ступеням и вдруг увидел Волка, сидящего прямо на печной трубе. Подняв мохнатую морду и обхватив себя руками, он выл на луну, словно прося у неё пощады. Если бы мальчик прислушался, то разобрал бы, среди волчьего плача слова:

   - Боже! Праведный Боже!.. Нет мне покоя! Нет покаянья! Разве можно простить того, кому нет прощенья?!.. Нельзя, Господи! Никогда, Господи! Прости меня, Том!..

   - Эй! - осторожно позвал его мальчик. - Пойдем спать! Ты разбудишь весь дом!..

   Но Волк не слышал. Глаза его были прикрыты, он покачивался из стороны в сторону, словно седой дым над трубой.

   Том, крепко зажав ладонями уши, вбежал в свою комнату, бросился в постель и заплакал в подушку.

   А к небу несся отчаянный вой:

   - Боже! Праведный Боже! Ты наказал меня громом Небесным! Молнией взгляда Твоего! Волчьей личиной!.. Накажи Геенной Огненной!..

   Глава четырнадцатая.

   ВОЛЧЬЯ ЯРМАРКА

   Доктор Бромс приехал из Кингс-Линна с хорошими новостями: он договорился с шерифом, что в начале августа - в день города - и всю неделю потом на ярмарочной площади будет демонстрироваться Человековолк. По этому случаю Бромс пригласил Президента Зоологического Общества и корреспондентов многих газет. А ещё он написал лекцию и сочинил веселые КУПЛЕТЫ. Однако, исполняться они должны были не от его имени, а от имени некоего МАК-КЛЕЯ (ибо доктора знали исключительно как серьезного человека).

   Однажды к лорду Глену в бурю

   явился волк в овечьей шкуре.

   Но шкура та была гнилой.

   И - порвалась! Хоть волком вой!

   Два рыбака: Финдлей и Салли

   кого-то в море там спасали.

   Им оказался Волк Морской.

   О, Боже мой! Хоть волком вой!

   Однажды Ричард, Чарльз и Билли

   грибами волка отравили.

   Но тот, отравленый и злой,

   съел всех троих. Хоть волком вой!

   Старушка Мод из ягод волчьих

   джем для гостей варила ночью.

   Но за кладбищенской стеной

   теперь - одна. Хоть волком вой!

   Закончу я куплет смешной

   все тем же: "Ну, хоть волком вой!"

   И как на этом свете жить?

   С волками быть - по волчьи выть!

   Городскую площадь как раз вовремя - как будто к случаю - заново вымостили, покрыли яркой краской фасады близстоящих домов. На площади возобновились давно забытые гулянья молодых людей и прогулки стариков, все только и говорили о предстоящем празднике. Уже ставили кругом увеселительные балаганы и торговые лавки. Веселый перестук молотков разбудил некогда сонный город. Уже продавались страшные волчьи маски, вместительные копилки в виде волка с раскрытой клыкастой пастью, смешные игрушки-волчата и даже книжки-сказки "Красная Шапочка" и "Три поросенка" с яркими иллюстрациями. Уже шились костюмы и сбивались декорации для кукольного спектакля, в котором будет рассказано, как гласили афиши, "об ужасном, злом и никем не любимом Человековолке"!

   Уже строился в центре площади большой помост. На нем должна была разместиться прочная железная клетка с поднимающимся занавесом.

   Устроителем всех этих зрелищ, как ни странно, стал сэр Ричард Бигбенский. Лорд надеялся таким образом загладить скверный инцидент в Замке, а посему выписал чек на тысячу фунтов и взял на себя решительно все организационные вопросы! Билеты раскупались быстро, хоть и стоили совсем недешево: деньги от выручки должны были пойти семье капитана Гулля - ведь Управление Британского Флота так и не назначило пенсию вдове.

   Итак, город готовился к празднику. Даже Анни Литрс наварила несколько бочек отменного ячменного пива.

   И никто не знал, что грядущая ночь разом перечеркнет все планы главных героев повести и бросит их в новый водоворот страшных событий.

   Глава пятнадцатая.

   СТАРАЯ ПЕСНЯ

   Еще днем дворецкий Чарльз, как всегда чихнув десяток раз кряду, приметил из окна гостиной нищего, долгое время торчавшего у каменной ограды. Вытянув голову над замшелыми камнями и бросая быстрые взгляды на окна особняка, тот что-то высматривал и вынюхивал. Видимо, рассчитывал на подаяние. Дворецкий решил подать милостыню и, нащупав в боковом кармане мелкую монету, вышел к воротам. Но каково же было удивление Чарльза, когда он обнаружил, что за калиткой никого нет: ни слева, ни справа. Не видно было даже облачка пыли!

   - Очень мило! - с возмущением проворчал дворецкий. - Вот и торопись после этого с добрыми намерениями! Нет, недаром я не выношу бродяг!..

   Он вновь крепко запер калитку на засов и направился к дому, хмуря брови, как Шериф Ноттингэмский.

   Впрочем, Чарльз наговаривал на самого себя: добрее человека не было на свете!.. Вернувшись в гостиную, он тут же занялся множеством неотложных домашних дел и, к сожаленью, позабыл о незнакомце.

   ...В эту ночь Джеку не спалось. Он слушал ровное дыхание Тома, в который раз перебирал в памяти всю свою никчемную жизнь и уже не спрашивал у Бога: "За что мне такое?"

   Знал теперь, почему так наказан. На своей шкуре он должен был испытать всю боль и убитых и замученных по его приказу людей. И любую даже самую мучительную смерть был готов принять покорно и безмолвно.

   Но пока, приговоренный к Высшей мере страданий, Джек должен вымолить прощение у Тома.

   С той минуты, как он вспомнил все об Артуре Гулле, - волк поклялся стать верным стражем жизни и покоя его сына. Ночью и днем... Днем и ночью...

   ...Ночь была по-июльски душной. Почти все окна оставались распахнутыми настежь. Внезапно под окном послышался какой-то шорох...

   Когда прохладный лунный свет над домом разлился и садом, уже знакомый силуэт перемахнул через ограду.

   Дождавшись, пока луна на миг скроется за облаками, незванный гость пулей пересек лужайку перед особняком и, обогнув его, остановился...

   Под Томом скрипнула кровать... Джек стал тихонько напевать куплеты старой колыбельной. И - под мотив ветров и скал - Том снова ровно задышал, сжав крестик в кулаке нательный.

   Под кормою спит волна.

   Над кормой плывет луна.

   Всем на свете ночью светит одинаково она.

   Дремлют в шлюпке рыбаки.

   Спят на бриге моряки.

   Альбатросы спят и рыбы, и морские спят коньки.

   Баю-баюшки-баю.

   Хрипло песню я пою.

   Песню корабельную.

   Песню колыбельную...

   Лишь не ходят на постой:

   Подлость, Ненависть, Разбой.

   Ведь для промысла лихого - им полезен мрак ночной.

   Из-за них в ночи не спать,

   глаз бессонных не смыкать,

   Чтоб мальчишку от разбоя мне стеречь-оберегать...

   Незнакомец прислушался, затем достал из-под рваного плаща свернутую в кольцо веревочную лестницу и, размахнувшись ею, набросил загодя связанную петлю на крюк, вбитый рядом с окном (когда-то здесь висел фонарь). Дернув несколько раз за конец веревки и убедившись в её надежности, Незнакомец, словно паук, стал взбираться по отвесной стене, подтягиваясь всего одной рукой. Тем не менее, весь путь от земли до окна был проделан им очень ловко.

   Через минуту, полон сил, на подоконник он вскочил, в проеме черном появился, худой и жуткий, как скелет, неслышно спрыгнул на паркет и в Детской Тома очутился.

   Однако, не успел Незнакомец ступить и шагу, как на него набросился Человековолк и, сбив с ног, навалился всем телом.

   - Джек... это я... - прохрипел незваный гость.

   Волк, весь дрожа от почти забытого ощущения борьбы, разжал запястья. Он всмотрелся в лицо Незнакомца. Фальшивая борода съехала набок...

   - Дик?!! - Джек узнал эту злобную ухмылку.

   Тот осклабился:

   - Так-то ты встречаешь гостя!..

   - Гость входит в дверь, - рассвирепел Волк. - К тому же - не по ночам.

   Однорукий Дик ощупал свою шею и сказал:

   - Срочное дело, Джек! Да и не люблю я званых визитов. - Он повернул голову к спящему Тому, убедился, что того не разбудила короткая и бесшумная схватка, и снова ухмыльнулся.

   - Как ты нашел меня? - спросил его оборотень.

   - Нет ничего проще: все газеты пишут о ярмарке в Кингс-Линне, где главной достопримечательностью будет двуногий волк. Вот я и смекнул, что это ты!..

   Одной рукой Джек тут же прикрыл ему рот, а другой, схватив за шиворот, поволок в дальний угол комнаты и бросил на пол.

   - Что за дело? - холодно поинтересовался он, готовый в любой миг вновь наброситься на врага.

   С трудом отдышавшись, Дик ответил:

   - Надеюсь, ты поймешь меня... Все так плохо, что хоть волком вой!.. Прости... я не имел в виду... Пришлось - не поверишь - затянуть туже ремень.

   - Так бы сразу сказал, - усмехнулся Джек и достал из кармана несколько пенни. - Возьми и дуй отсюда!

   На этот раз Дик не ухмылялся.

   - Другой, может, и взял бы, но мне нужно куда больше. И, желательно, золотом.

   - Так в чем же дело? - продолжал издеваться Джек. - Стань перед Лондонской тюрьмой! Не сомневаюсь, что твой вид любого заставит сунуть тебе в руку не меньше золотого соверена.

   Бывший боцман проглотил и эту насмешку, лишь покачал головой:

   - Вот жалость! А я-то думал, что встречу собрата! Аяяяй! Так и есть: болезнь основательно повыветрила твои мозги... Неужели ты позабыл, как я учил тебя жить?.. - спросил он проникновенно. - Как вместе праздновали победу! Как делили добычу?! Неужели не помнишь?!.. Вот номер-то!.. Забыть наши песни, наши убийственные веселья!..

   Джек мучительно заскрипел зубами:

   - Если бы я мог забыть! Особенно то - последнее...

   Дик понял его по-своему и заторопился оправдаться:

   - Не смотри на меня так... Перед тобой я чист. Я не отправил тебя на тот свет, хотя, поверь, было очень нелегко оставить жить Кровавого Джека. Ты же помнишь нашу команду: одни убийцы и подонки!.. Они и меня заставили бежать с корабля... Как крысу!.. - Он скорчил глупую гримасу. - Подайте бывшему пирату! Приютите бывшего палача!.. - Дик истерично расхохотался. Да, я палач! И не отрицаю этого! Мои руки в крови по локоть! Но ты, Огрызок, куда опасней! Потому что теперь хочешь быть чистеньким! Нет! Не выйдет! Каждого из нас ждет своя участь. Кого - виселица, кого каменоломня, кому вырвут язык, а кому и голову отрежут!.. А все-таки я благодарен (кому вот только - Богу или Дьяволу?), что мы оба с тобой родились в рубашках. Да-да! Оба! И, заметь, - не в смирительных!.. Ну, довольно размолвок!.. К делу! - И он вновь обернулся на спящего Тома. Хороший мальчик!.. Знаешь, Джек, какой толк в таких людях, как твоя Графиня?.. - Дик ухмыльнулся во весь рот: - Ты у него теперь в няньках, что ли? Это очень кстати! - и пристально всмотрелся в лицо Тома. - Ишь, гладкий какой!

   - Что ты задумал? - встревожено спросил Джек.

   - Хочу купить корабль. Мне надоела суша! Так же, как и тебе, Атаман.

   - А деньги?!

   Дик беззвучно рассмеялся и кивнул на Тома.

   - Что?! - Джек внезапно понял. - Похищение?!

   - Точно! - в восторге от собственной затеи прошептал Дик. - Думаю, леди Гулль выложит за единственного сына приличный выкуп. Особенно теперь, когда она потеряла мужа... Помоги мне, Джек. Я обещаю взять тебя в долю. Купим корабль и будем плавать, как раньше. Рядом в роще нас ждет повозка. Соглашайся! Я даже нашел одного лекаря, который вернет тебе человеческий облик. Но... стоить это будет недешево... Так что, видишь: нам обоим выгодна эта сделка. Ну как? По рукам?!

   - По голове! - Джек со всей силы ударил Дика.

   Тот, изрыгая проклятья, нащупал за плащом нож и, молниеносно вскочив, бросился на волка.

   Джек упал. Лунный свет закружился перед ним, под веки вплыл зловещий корвет с воронёными парусами и сознание Джека заволокло дымом...

   Том внезапно проснулся от шума и увидел, как сверкнуло лезвие ножа, а Джек упал. У мальчика перехватило дыхание. Он не успел даже вскрикнуть, когда однорукий убийца схватил его в охапку и засунул в рот кляп. Том отчаянно сопротивлялся, но Однорукий обладал дьявольской силой. Помогая себе культей утраченной руки, он легко связал мальчика и затолкал его в огромный заплечный мешок. Больше Том уже ничего не увидел.

   Чтобы задержать возможных преследователей, Дик изнутри запер дверь Детской. Потом закинул драгоценную поклажу себе на спину, вскочил на подоконник и быстро спустился вниз. Бросив канат на крюке, он перемахнул через ограду и побежал к соседней роще. Еще минута - и застучали подковы, завизжали колеса... Похищение состоялось...

   А дом безмятежно спал. И кучеру Герберту, который потом расскажет об этом, снился странный сон: будто гонится он на своей карете за Черным Дилижансом. И не где-нибудь, а по морю!..

   Глава шестнадцатая.

   ОБОРОТЕНЬ ИДЕТ ПО СЛЕДУ

   Нам сны Природою даны. В них - утешенье и тревога. Те ж кто из нас не видит сны, наверно - под защитой Бога. Зачем им тайна, трепет, страх и пробуждение в слезах?

   Я так любил во сне летать! Хоть может это и нелепо. Но нынче - старая кровать и возраст не пускают в небо. Цветные сны мои, о где вы?! У серой жизни на краю уже давно я не пою стихов душевные напевы.

   Мне Пушкин снился в этот раз. Вовсю дурачась, как мальчишка, нашептывал мне прелесть фраз из ненаписанной им книжки! И, улыбаясь чуть хитро, дарил гусиное перо! Витают духи наших предков свободней мысли, легче птиц.

   А между строк моих страниц - все рукава его жилетки...

   Той ночью, когда похитили Тома, миссис Мэй также увидела странный сон: летят они ночью с сыном над Англией, и вдруг прямо на них с неба срывается звезда. Мать увернулась, сын же не успел этого сделать и, сбитый звездой, камнем упал вниз. Когда Мэй Гулль коснулась ногами земли и подбежала к лежащему без движения сыну, он был уже мертв! Графиня закричала от ужаса и проснулась от собственного крика...

   Приподнялась, свечу зажгла. Прислушалась... Ей было зябко, и ныло сердце... Утра мгла висела за окном, как тряпка.

   Вначале леди Гулль отнесла кошмарное видение на счет духоты. Однако, с каждым мгновеньем, тревога росла, охватывала все больше... Набросив халат, мать побежала в Детскую. Комната оказалась запертой изнутри. Обеспокоенная графиня постучалась. Вначале тихо, затем все громче и громче. Стук наделал много шума. Прибежали Чарльз и кучер Герберт, потом собрались почти все слуги. Сообразив, в чем дело, кучер, не дожидаясь приказа, кинулся за топором. Дверь взломали.

   Постель Тома была пуста. На полу в кровавой луже лежал Человековолк, почти не подавая признаков жизни.

   Все с тревогой смотрели на хозяйку, ожидая обморока или хотя бы крика с заламываньем рук. Но она была сильной - жена капитана Артура Гулля только словно окаменело бледное лицо.

   - За доктором! - отдала она приказ и кучера словно волной смыло.

   Мэй подошла к распахнутому окну, выглянула и тут заметила болтающийся на крюке канат. Чарльз высунулся в окошко вслед за ней.

   - Ты ничего не видел? - спросила она прерывающимся голосом (ей все труднее становилось скрывать свое волнение).

   - Нет, мэм, - ответил дворецкий. - Впрочем, ошивался тут один бродяга. Потом, правда, исчез - как сквозь землю провалился... Боже мой! Неужто он?! Теперь я понимаю: он все что-то высматрывал да вынюхивал!... А я ещё хотел подать ему шиллинг! Он был однорукий, с нечесаной бородой. - Дворецкий повторил: - Никогда не видел столь неприятного бродягу!

   - Займись волком, - сказала графиня. - Он истекает кровью.

   Чарльз, не теряя времени, умело промыл волчью рану и наложил повязку, покуда слуги вполголоса обсуждали ужасное событие. Волк потерял много крови, но рана, по-видимому, не была смертельной. Когда прибыл Бромс, он влил в пасть зверю целебную настойку и похвалил Чарльза за ветеринарное искусство. Затем, всерьез высказав тревогу за здоровье леди Гулль, посоветовал ей немедленно лечь в постель и принять настойку из валериановых капель.

   Графиня возмущенно отказалась:

   - Что вы, доктор! Похитили моего сына, а я буду безмятежно спать?!.. Сию же минуту еду к Шерифу!.. Надо разыскать преступника.

   - Я знаю имя злодея... - раздался слабый голос Волка. С трудом - но он уже стоял на ногах. - К завтраку не обещаю, но к обеду ждите вашего сына, мэм!..

   Доктор Бромс ничем не выказал удивления и лишь воскликнул:

   - Это - благородно! Но как вы отправитесь в таком виде?! Ваша рана опасна.

   - Не опасней меня самого, док! - зверь на мгновенье оскалил клыки от боли. - Никто, кроме меня не спасет Тома. Похититель - дьявольски хитер!.. Не бойтесь, док! На мне все заживет, как на волке! Лучше утешьте леди.

   - Тогда возьмите мой плащ и шляпу, - Бромс помог волку одеться, своими руками возможно лучше прикрыв звериную личину.

   - Благодарю, - сказал Джек, выходя из комнаты.

   Разгоралось утро...

   Силы у Джека прибавились - то ли от целебной настойки, то ли от яростного желания спасти Тома. Чтобы никого не напугать своим видом, он продирался через кусты. Когда дорога пустовала, Джек бежал по ней, опустив голову к земле и втягивая ноздрями воздух.

   Его обоняние давно уже обострилось до волчьего. Сначала все запахи путались, раздражали. Джек лишь недавно стал их распознавать.

   И вдруг - на сбитой мостовой он запах уловил морской. Следы проехавших колес вели вперед, затем - направо, от моря, к морю, под откос, минуя камни, пни, канавы. И на развилке трех дорог Джек тонкий разглядел дымок.

   Дым шел из трубы таверны "Приют под забралом". Джек подбежал поближе. Так и есть! Запах моря усилился.

   Взгляд Волка привлекли плотно занавешенные окна второго этажа, где сдавались комнаты: "Приют под забралом" был ещё и постоялым двором.

   Джек спрятался за деревом и стал ждать удобного момента, чтобы войти внутрь, не привлекая к себе внимания.

   Три петуха кичливый спор вели про знатность их породы. Служанка, выбежав во двор, черпнула из колодца воду. Карета с толстым генералом здесь прокатила. А за ней - владелец беркширских свиней привез бидон с отличным салом. Два знаменитых рыбака наведались гульнуть слегка. Матросы, все в пыли дорожной, зашли, горланя на ходу...

   Решив, что ждать невмоготу, Джек вышел к дому осторожно.

   А что же Том? Мы от него свернули в сторону немного... Звезда тревожная его горит пока что, слава Богу!

   Пока десятка три шагов осталось Волку до порога - среди бродяг и моряков незримо посидим немного. Там хоть и дымно, но тепло. Узнаем, что произошло!

   Глава семнадцатая.

   ПИСЬМО

   Несколько часов назад к таверне подъехал Однорукий Дик.

   Еще в экипаже он сбросил с себя нищенские обноски и теперь выглядел богатым и респектабельным джентельменом.

   Хозяин таверны встретил его с радостью и почтением и был очень доволен щедрой платой постояльца. Однако, насторожился: заплатив за овес для лошадей и за две просторные комнаты, боцман самолично отнес свой мешок на второй этаж. Странная кладь странно шевелилась. Как законопослушный гражданин, Хозяин обязан был сообщить о своих подозрениях властям, да золотые соверены, что опустил в его карман странный однорукий джентельмен, закрыли ему и рот, и глаза.

   Поставив на стол подсвечник с тремя свечами, Хозяин пожелал Дику приятно провести время в "Приюте под забралом" и поинтересовался, будет ли тот завтракать в столь ранний час. На что бывший боцман ответил отказом, зато попросил перо, чернильницу и бумагу.

   - Если вам нужно отправить письмо, - поклонился ему Хозяин таверны, то поторопитесь: почтовая карета вот-вот отправится в путь.

   - Задержите её. Я заплачу! - распорядился Однорукий Дик.

   Спустя минуту служанка принесла чернильницу с пером и стопку листов. Заперев за ней дверь, Дик высвободил из мешка Тома, но не спешил развязывать его. Он лишь отнес мальчишку в другую комнату и бросил на кровать.

   - Будь терпелив, огрызок, - сказал боцман. - Как только твоя мамаша узнает о моей просьбе, она живо освободит тебя. Так что веди себя тихо: к вечеру будешь дома. А пикнешь, - пригрозил он, - задушу, как котенка!

   Том - словно связанный зверек, злым роком взятый под залог. Ни слез не проронил, ни звука (был заткнут рот его платком). Держался он перед врагом, ничем не выказав испуга...

   Том думал о матери и Волке.

   Однорукий боцман сел за стол в большой комнате и, обмакнув перо в чернильницу, стал торопливо писать:

   "Досточтимая Графиня!

   Хочу в первых же строках моего письма порадовать Вас: Ваш сын - Томас Гулль - жив и здоров! Однако, сердце мое разрывается на части, когда я вижу его глаза, полные слез. Поэтому, немедля приезжайте за мальчиком. Вы получите его в целости и сохранности!

   Думаю, что плата за мою неустанную заботу о Вашем ребенке не будет для Вас слишком обременительной: я прошу всего одну тысячу золотых!

   Жду Вас сегодня же с деньгами в таверне "Приют под забралом", однако, предупреждаю: если произойдет какая-нибудь задержка, или Вы, глубокочтимая Графиня, обратитесь в полицию, - Ваш сын уже к вечеру будет для Вас потерян навсегда!..

   Пишу эти строки, обливаясь слезами состраданья к маленькому Томми, и прошу: будьте милосердны! Он ещё так молод!

   Примите заверения в моем совершеннейшем почтении

   Ричард ВАНХЭНД.

   28 июля 1839 года, Бредстон, таверна "Приют под забралом".

   Однорукий Дик заклеил конверт и передал письмо сопроводителю почтовой кареты, который немедленно помчался доставить его по адресу, так как ему была обещана щедрая плата за скорость.

   Заказав себе и Тому завтрак, хитрый боцман уже предвкушал удовольствия, которые сулит ему грядущее в скором времени богатство. Ему мерещился новый фрегат, а шуршание мышей по углам комнаты напоминало шуршанье бумажных денег. На какой-то миг он правда подумал, что запросил меньше, чем следовало, но тут же прикинул, что и на эту сумму можно купить фрегат, и нанять целую команду.

   Когда служанка принесла завтрак, он вначале поел сам, и лишь потом отнес еду Тому. Однако, мальчик ото всего отказался.

   Это разозлило Однорукого Дика.

   - Ну, как знаешь, - бросил он. - В таком случае, не получишь и обеда. Тем более, что ужинать, я надеюсь, все равно будешь дома.

   Потом он плюхнулся на кровать и тут же захрапел, иногда почесываясь во сне от укусов ленивых и жирных клопов...

   Получив письмо из таверны, графиня не потеряла самообладания. Несмотря на угрозы, она немедля собралась к шерифу. Спустя пять минут, кучер Герберт настегивал коней. Шерифа на месте не оказалось, но миссис Гулль, как и все, знала, что делами в городе заправляет его жена.

   Миссис Фанни Гордон не была склонна драматизировать события. Она тут же взяла инициативу в свои крепкие маленькие ручки, и вскоре две полицейские кареты с десятью полисменами и пятью констеблями мчались к таверне.

   Джек в это время, низко опустив голову и прикрываясь полами шляпы, давно уже сидел в "Приюте под забралом" за самым дальним столом.

   В центре зала раздавались восторженные и удивленные восклицания тех, кто впервые слушал рассказ рыбаков о встрече с чудовищем. На этот раз оно было уже высотой под небеса и носило двенадцать огнедышащих голов. Самое удивительное: чем больше рыбаки врали, тем теснее их облепляли любопытные посетители и постояльцы.

   Хозяин заведения только радовался: благодаря их россказням, места за столами почти никогда не пустовали.

   Джек исподлобья осматривался, лихорадочно соображая, где следует искать мальчика.

   Все стены таверны были увешаны мечами и саблями, кинжалами и шпагами.

   Здесь красовались алебарды, бердыши, булавы, боевые молоты и даже дубины. В тесных коридорах висели шлемы и щиты, а также панцири, латы и турнирные доспехи. На втором этаже располагалось стрелковое оружие, начиная со стрел, снабженных каменными или костяными наконечниками: луки, пращи и арбалеты, мушкеты, украшенные чеканкой и эмалью, пистоли и аркебузы.

   Словом, это был настоящий музей.

   Сам лорд Бигбенский дважды предлагал Хозяину таверны хорошую цену за коллекцию, объясняя ему, что Замок - единственное достойное место для такого собрания. Но тот и слушать не хотел.

   Волк вышел из-за стола, поднялся на второй этаж и очутился в коридоре, который расходился от лестницы в две стороны. Джек направился влево, принюхиваясь к каждой двери. Но на этой половине обитали незнакомые запахи... Тогда он заспешил в противоположную сторону. Первая же дверь от лестницы вправо оказалась именно той дверью. Джек снял со стены старинный шлем с забралом и надел его, с трудом втискивая в железный клюв шлема волчью морду. Затем он выбрал шпагу с ажурной гардой и острый кинжал. Экипировавшись таким образом, несколько раз постучался в дверь, за которой находился Том.

   Глава восемнадцатая.

   УЗЕЛ РАЗВЯЗАН

   Однорукий Дик видел чудесный сон: себя на капитанском мостике новенького только что спущенного со стапелей фрегата. И палуба, и штурвал из чистого золота, а на серебряных мачтах туго надувались ветром белоснежные шелковые паруса. Выкрасить паруса в черный цвет Дик во сне отказался: он решил внести изменения в Правила Пиратского Кодекса.

   Сам Кодекс был сочинен, как утверждает легенда, то ли самим Голиафом, то ли Летучим Голландцем. Кто его выдумал на самом деле - неизвестно, но тот, кто это сделал, несомненно обладал пиратским даром стихосложения.

   Я предлагаю лишь небольшой отрывок из Главы их Законов:

   СВОИМ ЗЛОДЕЙСТВАМ СЧЕТ ВЕДИ.

   НАД СЛАБЫМИ ПОБЕДУ ПРАЗДНУЙ.

   БУДЬ ХИТРЫМ. ПЬЯНСТВУЙ. УКРАДИ.

   БЕСЧИНСТВУЙ В ЕРЕСИ, В СОБЛАЗНАХ.

   НЕ ПОЧИТАЙ ОТЦА И МАТЬ.

   ВРАЖДУЙ. ЗАВИДУЙ. С БЛИЖНИМ ССОРЬСЯ.

   ЗНАЙ ТОЛЬКО: МСТИТЬ И УБИВАТЬ.

   НЕВИННЫХ КРОВЬ ПРОЛИТЬ НЕ БОЙСЯ!

   И ГЛАВНЫЙ НЕ ЗАБУДЬ СОВЕТ:

   ВОЗНЕНАВИДЬ ВЕСЬ БЕЛЫЙ СВЕТ!

   В остальных главах говорилось о пиратских обязанностях, о пытках и казнях побежденных, а также о пиратском быте.

   В частности, в пятой главе "О снаряжении" - было запрещено выходить в море под белыми парусами. Однако, сам Кодекс, написанный черт знает в какие времена, явно устарел. Плавать в море под черными парусами было теперь небезопасно.

   Наступала пора, когда Зло стремилось скрыться под благопристойной маской.

   Итак, во сне Однорукий Дик правил собственным фрегатом...

   Как вдруг его боцман, похожий на Джека, выскочил из трюма и с криком: "Свистать всех наверх!", - очутился рядом с ним.

   "Что стряслось?!" - спросил его Дик.

   "Пробоина!" - ответил белый, как паруса, боцман.

   "Ерунда! - грубо одернул его Дик. - Задраить люки и никого не выпускать наружу!"

   "Но, сэр! - удивленно воскликнул боцман. - Там люди, и они захлебнутся."

   "Там не люди, а морские бродяги!" - усмехнулся во сне Дик, задвигая щеколды на люках...

   Запертые матросы стали колотить изнутри.

   Стук был громкий и нескончаемый.

   Дик пробовал закрыть единственной рукой то одно ухо, то другое, но стук не прекращался. Он бил ему в голову, стучал в душу, рвался в сердце, и - Дик проснулся!..

   Стучали наяву - в дверь.

   Он вскочил с постели, вытащил из-за пояса пистолет, осторожно спросил:

   - Кто там?!..

   - Я - бедный Сэм! - ответил странный голос, словно доносящийся из металлического желоба. - Твой старый приятель по службе.

   - Не знаю я никакого Сэма! - Дик недовольно повысил голос.

   За дверью раздался ехидный смешок:

   - Ты стал забывчивым!

   - Вали отсюда! - взорвался Однорукий пират. - Никогда у меня не было таких дружков!!!

   Голос за дверью тяжело вздохнул:

   - Простите, сударь!.. Видно, бес попутал... А может, вы, знаете, где остановился мой приятель?..

   - Не знаю! Вон отсюда! - закричал Дик. - Или я позову хозяина!

   - Ухожу-ухожу, ваша милость! - поспешно сказал голос. - Вот только спрячу кошелек...

   - Что за кошелек?.. - заинтересовался Дик.

   - С деньгами, сэр, - смиренно ответил голос за дверью. - С большими деньгами... Мне было поручено одним нашим знакомым после его смерти разделить их с моим другом.

   - Эй, а как звали того знакомого?! - тон Боцмана тут же стал миролюбивым.

   - Кривой Билл, ваша милость. Мы проплавали с ним на корвете не один год.

   - Постой! - крикнул Дик через дверь и распахнул её настежь. - Я вспомнил тебя, Сэм!

   На пороге стоял неузнанный - благодаря плащу и шлему - Джек.

   - Входи смелее! И прости, что не узнал сразу!.. Как же я рад тебе, приятель!..

   Джек вошел и огляделся: Тома не было видно.

   Тогда он решительно пересек комнату и направился к закрытой двери, ведущей в другую комнату.

   - Эй! Туда нельзя! - встревожено воскликнул Дик.

   Он кинулся следом, чтобы сохранить свою тайну от незваного гостя, но тот уже с силой распахнул дверь ногой и нашел мальчика.

   Одним движением кинжала Джек рассек веревки на теле Тома. Только потом снял с себя шлем.

   - Джек?!.. - прохрипел в изумленьи Однорукий Боцман. - Ты... жив?!..

   - Живехонек! - усмехнулся волк. - Уж прости, что ввел в расход с моими поминками.

   - Все вышло так глупо... - пролепетал Дик. Его глаза трусливо забегали из стороны в сторону.

   - Вставай, - ласково сказал Джек Тому и помог ему подняться.

   - Постой! - стал уговаривать Волка Дик. - С минуты на минуту сюда примчится его родня с большими деньгами... Не будь дураком, Джек! Я... поделюсь с тобой... На черта тебе этот мальчишка?!

   Том, затаив дыханье, смотрел то на одного, то на другого. Джек усмехнулся:

   - Теперь я вижу: ты совсем забыл меня, старый Дик! Ведь если я что-то решил - выполню обязательно!

   У Дика сузились от ненависти глаза и скривился рот:

   - Я помню совсем другого Джека... Сегодня ты уже не тот. Разве передо мной капитан пиратов?! - он громко расхохотался. - Ты приручен, Огрызок! И такого я тебя не боюсь!..

   Джек предупреждающе поднял шпагу.

   - Ну-ну! - опасливо произнес боцман, отходя в сторону. - Нервишки у тебя ни к черту!.. - И тут же выхватив из-за пояса пистоль, прицелился в мальчика. - Но ты его тоже не получишь!

   Все это произошло за одно мгновенье, которое Джек все же успел оценить.

   Молниеносно прикрыв собой Тома, он выбил ногой оружие из руки пирата.

   Но выстрел все же прозвучал и комнату окутал дымом...

   Что было силы Том кричал...

   А Дик сказал:

   - Наверно, мимо! - И - к лестнице...

   Но по ступеням уже гремели сапоги. Матросы, те же рыбаки... Хозяин, слуги... Чьи-то тени... Трусливо отступая вглубь, уткнулся в стену Дик спиною. Лишь черные проклятья с губ табачной брызгали слюною.

   Собираясь выпрыгнуть во двор, он вскочил на подоконник, но перед таверной, задрав головы кверху, стояли молчаливые полисмены... А в комнату вбежали констебли, миссис Гулль, доктор Бромс, дворецкий Чарльз и кучер Герберт с толстенным кнутом в руке. Констебли тут же стащили с подоконника извергающего проклятья Дика, а миссис Гулль подбежала к Тому, который стоял на коленях перед волком, лежащим ничком.

   - Мальчик мой! - запричитала она. - Ты ранен?!..

   - Не я, - ответил сын. - Джек.

   - Я сразу понял: тут что-то не так! - начал оправдываться Хозяин. Ах, если б я тогда знал, что дело касается юного джентельмена! О, негодяй! Держать живого ребенка, как какого-то кота - в мешке!..

   Дик с презрезньем и насмешкой посмотрел на Хозяина постоялого двора:

   - Жаль, что ты забыл правило: молчание - золото!.. Или я заплатил слишком мало?

   - Золота?! - воскликнул Хозяин с благородным негодованием. - Ты? Мне?! Послушайте, что он говорит, господа!!.. Да у меня постоянная цена: одна комната - пять шиллингов за ночь, две - десять!.. Это ж надо так врать!.. Еще скажи, что я был с тобой в сговоре!!!.. О, Господи! Как я рад, что возмездие свершилось!..

   - Возмездие свершилось... - эхом раздался чей-то слабый голос...

   Все замерли, уставившись на Джека.

   Он поднял голову и тут все увидели на полу изможденного, седовласого, умирающего человека. Обличье волка слетело с него...

   - О, Дьявол! - вытаращился Однорукий Дик. - Кровавый Джек!.. Ты снова...

   - Он... И не он! - с сомненьем зашептали матросы. - Мы не раз видели того в портах. Но совсем не такого! А вот этот - вылитый боцман Дик!

   Констебли ещё тесней обступили Дика. Тот запротестовал:

   - Да, но не я был Атаманом пиратов! Кроме того, не я отдавал приказ повесить вашего мужа, миссис Гулль!..

   - Что?!.. - вскрикнула Графиня Мэй и зажала рукой рот... Но болью кричали её глаза...

   - О да, мэм! - Дик со злорадством глядел на поверженного Джека. - Это он приказал казнить его в июле прошлого года.

   Том тихо спросил у Джека:

   - Это... правда?..

   Из последних сил Джек ответил:

   - Да, Томми... я повинен... смерть Капитана и сожженная "Санта Мэй" дело моих рук... - Он задыхался в предсмертных муках.

   Дик попытался найти у окружающих поддержку:

   - Убийца! А ведь это я приказал выбросить его за борт! Но, видно в угодну Сатане, зверь остался в живых!

   - Капитан Артур проклял меня... - уже хрипел умирающий Джек. - Но сегодня проклятье снято... Я... умираю... человеком...

   - Нет! - вскочил на ноги Том и подбежал к Бромсу. - Спасите его, доктор!

   - Том, опомнись! - закричала мать. - Это - убийца твоего отца!.. Пусть поразит его гром!..

   - Нет, нет! - не сдавался мальчик. - Он спас меня, и отец простил его за это!.. Вы же все видите, что он получил прощенье!..

   - Ах, мой добрый Том!.. - прошептал Джек. - К чему мне жить?.. Я... умираю... Ты должен отомстить за своего отца... Возьми... Окажи последнюю услугу: добей меня!.. И так тому и быть!

   - Будь мужчиной! Добей его! Добей! - подал свой хриплый голос Дик. Послушайся мать!

   Том спокойно ответил:

   - Я... прощаю его... как простил мой отец...

   Голова Джека упала набок, глаза закрылись, дыханье остановилось навек. Только на сухих губах продолжала жить благодарная улыбка...

   Вот и вся история о Морском Волке, господа!

   Она ещё долгие годы ходила по Норфолку, обрастая все новыми и новыми подробностями, и в конце концов превратилась почти в легенду.

   Что будет дальше? - Дай мне, Бог, дофантазировать немного. Том вырастет... Средь всех дорог он изберет отца дорогу: на новой бригантине "МЭЙ" он будет плавать средь морей, слывя везде "Грозой пиратства"!

   И обязательно - раз в год - К Янтарным Соснам поплывет с подарками на Праздник Братства.

   Исчезли за углом Истории кэбы. Забываются хорошие манеры. Но пусть никогда не забудутся на земле - Благородство, Верность, Отвага, Любовь и Справедливость, до сих пор летящие по свету!

www.libros.am

Обретённый Путь. — фанфик по фэндому «One Piece»

«Какого чёрта тут произошло?» — именно эта мысль посетила меня в первую очередь, когда я всё же добралась до первой рощи. Изначально в моих планах было догнать Ророноа Зоро, чтобы последовать до нужного нам места вдвоём, но он словно сквозь землю провалился. Вот только что был, а теперь нет. Как так? Возможно, в этом замешаны пролетающие над лесом рыбы, которые принадлежат Наездникам Летучих Рыб. Хотя… неважно. Важно другое. Когда мне всё же удалось явиться в первую рощу, передо мной открылась шокирующая картина: около нескольких сотен дозорных буквально валялись на земле под грудой разбросанного повсюду их собственного оружия. Определённо тут поработал Кид. Также были и такие дозорные, которых разрезали на десятки частей, но они почему-то не погибли. Наоборот, яростно собирали себя по частям, чтобы двинуться обратно в бой. И посреди всего этого хаоса с азартными улыбками стояло три капитана, которых непременно узнал бы каждый, кто хоть изредка читает газеты. Трафальгар Ло, по прозвищу «Хирург Смерти», «Мугивара» Луффи и мой бывший капитан, что находился посередине. Никого не смущала та резня, что они устроили. Наоборот, кажется, их это только забавляло. Не знаю, кто из них, что успел сделать, но вот за оружие дозорных, что разбросано по всей первой роще, уверена, отвечает Кид. Они о чём-то разговаривали. Мне не слышно, но зато прекрасно видно, что флот морского дозора вновь на ногах и собирается с удвоенными силами снова начать атаковать пиратов. Вот только на этот раз бой на себя приняли не сами капитаны, а члены их команды. Кида тут же прикрыл Киллер, который возник из неоткуда и атаковал дозорных своими косами. Крик раненных дозорных заполнил рощу. Трафальгара прикрыл… медведь? Белый медведь, который мало того, что был одет в оранжевый комбинезон, так ещё и владел неплохими навыками ближнего боя. Вот это да! А Луффи прикрыла темноволосая девушка: она каким-то образом приподняла руки перед собой, вызвав небольшие вихри в воздухе, и таким образом оттолкнула всех противников назад. Кажется, я знаю, кто это. Накама пиратов Соломенной Шляпы — Зозо «Лиловый Демон». Чёрт, а она сильна. Что это? Логия воздуха? Кид, рядом с которым был не только Киллер, но и Вайя с Хитом, решили не дожидаться того момента, когда дозорные перегруппируются и побежали в сторону своего корабля. То есть приблизительно в ту область, где укрывалась я. Нужно было что-то делать. Чёрт! А что именно? Бежать? Зачем? — я ведь пришла поговорить с ним. Спрятаться? Тоже глупо. Тогда что? В любом случае, пока я решала, что предпринять, Кид оказался на достаточном расстоянии, чтобы заметить меня. И первым, что я от него услышала, было гневное: — Какого чёрта?! Ох, хотела бы и я знать ответ на этот вопрос. Мысленно я уже составляла слова в предложения и собиралась с духом, чтобы высказать всё и разом, но, не дав мне произнести и звука, пират просто схватил меня за руку и силком потащил в том же направлении, куда и сам бежал. Этим жестом были удивлены все. Включая, кажется, и самого Кида. Его шаги были большими и размашистыми, из-за чего я не поспевала за ним и периодически спотыкалась и падала. Однако соприкоснуться лицом с землёй не дал всё тот же пират: ругаясь на чём свет стоит, он прихватил меня за пояс, да так, словно я — ручная кладь. Бег прекратился только тогда, когда пираты обошли мост, который в дальнейшем разрушили Вайя и Киллер, чтобы морской дозор не смог нас преследовать. — Отпусти меня! — потребовала я, после чего почувствовала, как меня аккуратно поставили на ноги, но до конца не отпустили — руки Кида всё ещё сжимали мои плечи. — Ты не ответила на мой вопрос! — злобно рыкнул Кид. — Интересно, и на какой же? — с сарказмом поинтересовалась я, чем тут же ещё больше разозлила красноволосого пирата. — Какого чёрта ты тут делаешь?! — выкрикнул он. — Я был уверен, что ты ушла со своей сестрой на судне дозорных! — Значит, ты ошибся! — перешла я на крик и в дополнение ко всему больно ударила Кида по рукам, скидывая их со своих плеч. — И вообще, с чего это я должна перед тобой отчитываться? Ты мне больше не капитан! Гуляю, где хочу! Было заметно, что эти слова задели его: Кид прищурил глаза и плотно поджал губы. Он был на грани — словно алая бомба, которая должна вот-вот взорваться. Однако он всё же сдержал себя — в отличие от Киллера, который всё это время стоял позади и пытался осознать, что тут вообще происходит. — Ты должна была уехать, — произнёс он ледяным голосом. — Всё шло к этому. — Тебя забыла спросить! — бросила я Киллеру через плечо. — Уеду, как только построю корабль и наберу команду. — ЧТО?! — хором воскликнули Кид, Киллер, Хит и даже Вайя. Все смотрели на меня так, словно у меня неожиданно появились крылья, клыки или ещё какой-нибудь дефект, выделяющий из толпы. Хотя, возможно, так и есть… Киллер стал ходить из стороны в сторону, стараясь потирать виски через маску, которая неожиданно стала ему мешать. Вайя какое-то время хмурил брови, явно недовольный тем, какой выбор я сделала, но потом, взглянув на капитана и старпома, успокоился и мягко улыбнулся. Хит тоже был удивлён, но потом, пожав плечами и почесав затылок, скорей всего, решил, что это не его дело. Но вот Кид… Красноволосый пират был в шоке. Выражение лица Юстасса невозможно описать в двух словах: оно было бледным, как полотно, алые губы сжались в плотную линию, а в янтарных глазах потихоньку стала накапливаться злоба с примесью азарта. — Может, ты ещё и Ван Пис хочешь найти? — с некой иронией спросил Кид. — А почему нет? — с вызовом воскликнула я. — Должна признать, Кид, твоя интуиция порой творит чудеса, но согласись, из нас двоих я, пожалуй, лучший поисковик. И уж шансов найти то, не зная что, у меня больше. Могу поклясться, что в этот момент услышала некое утробное рычание доносившееся откуда-то из Кида. Он зол, вот только на кого или на что? Может из-за того, что пират привык во всём получать выгоду, но это не тот случай? Хотя… плевать! — Ну что ж, — начала я, отходя в сторону, — вы привлекли слишком много внимания, так что мне лучше тут с вами не задерживаться. Прощайте. Это, пожалуй, всё, что я хотела сказать, однако, на душе всё равно как-то пусто. Даже сейчас смотря на Кида и остальных пиратов, я не до конца верю в то, что происходит. Мы действительно больше никогда не увидимся? Чёрт, а на что я надеялась? Джекит, очнись! Тебе ясно дали понять, что ты не нужна. Балласт, от которого ещё по-божески избавились. Даже сейчас, уходя с поляны, на которой мы разговаривали, я чувствую взгляд Юстасса на своей спине. Вот почему он только смотрит? Почему ничего не скажет? Почему не остановит? Ведь хочет, верно? Неожиданно прямо передо мной на землю упало что-то большое и тяжёлое, из-за чего вся почва содрогнулась, сбив меня с ног. Пыль, что тут же поднялась в воздух, медленно оседала, и мне, наконец, удалось различить то, что стало причиной такой неожиданной тревоги. В метре от меня стоял один из шичибукаев — Кума. Высокий крепкий мужчина около семи метров ростом, чем-то действительно похожий на медведя, особенно учитывая это странную шапочку с ушками на его голове. Образ довольно милый, вот только безразличное выражение лица не сулило ничего хорошего. Да и что, чёрт возьми, здесь понадобилось шичибукаю? — Рэд Джекит, — гулко произнёс Кума, чем ещё больше ввел меня в заблуждение. Он назвал меня не по прозвищу, пестрившему на каждой листовке, а именно по имени. Откуда его знать шичибукаю? Хоть я и пират, но довольно мелкая сошка по сравнению с другими сверхновыми. Да и как? Как он узнал моё настоящее имя? — Откуда тебе известно, кто я? Мой вопрос был вполне логичен и я ожидала ответа, вот только стало происходить нечто странное. Шичибукай медленно приоткрыл рот, словно и в самом деле намеревался что-то сказать, а после у него во рту возник небольшой светло-голубой огонёк. Он был небольшим, но с каждой секундой его размеры увеличивались. Загипнотизированная зрелищем, я даже представить не могла, что произойдет в следующее мгновение. Возникла яркая ослепительная вспышка, что яростной стрелой устремилась в мою сторону. Осознание того, что это, пришло слишком поздно. Мне конец — так я думала. Однако в самый последний момент перед оглушающим взрывом я почувствовала резкий толчок в бок, а после — то, как что-то тяжёлое и громоздкое наваливается на меня сверху, прижимая к земле. В ушах засел раздражающий писк, а глаза не сразу привыкли к окружающему миру. Казалось, мне буквально заново приходилось учиться видеть и слышать. Но в одном была стопроцентная уверенность: мне только что спасли жизнь. И моим спасителем оказался Кид. Запахи гари и пепла смешались с запахом рома и крови. Тело Юстасса, лежавшее на мне, не шевелилось. Неужели он получил весь урон, что предназначался мне? Чёрт! Идиот! — Кид? — позвала я его, еле слыша собственный голос. — Кид?! Пират не приходил в себя, зато шичибукай убедился в том, что я ещё жива и со мной нужно что-то делать. Он был фруктовиком. Определённо. Обычные люди не испускают лазерные лучи изо рта. Повернувшись в нашу сторону, Кума вновь приоткрыл рот, дабы завершить начатое. Убежать и увернуться я не успею, да и Кида бросать не собираюсь. Высвободив руки и подняв их перед собой, я вызвала длинные остроконечные шипы; они пронзили тело шичибукая в десятках мест. Если это его не убьёт, то замедлит определённо. Я так думала и я ошибалась. На моё удивление, оказалось, что деревянные шипы даже не причиняют боли Куме. Он просто взглянул на них и стал один за другим вырывать с корнями, освобождая своё тело из заточения. Он что, ничего не чувствует? Как такое возможно? Неужели моя техника тут бесполезна? — Кид! Я стала тормошить пирата в надежде на то, что он хотя бы придет в себя. Ведь если судить по первоначальному осмотру, пират не ранен. Лишь оглушён. Первые пять секунд ничего не происходило. Только шум сражения доносился откуда-то сбоку. Киллер, Вайя и Хит уже вовсю старались пробиться к нам. Хоть пираты и уничтожили мост, дозорные каким-то образом смогли отыскать дополнительную лазейку и проникнуть на поляну. По моей ноге стало скатываться что-то влажное и теплое. Опустив взгляд, я увидела кровь. Много крови, вот только ни я была ранена, а Кид. Видно, в последний момент его всё же задел луч. Рана глубокая, но не смертельная. Прости, Кид, это ради твоего же блага. Я со всей силы двинула коленкой по раненному бедру Кида. От резкой боли пират взвыл и стал ругаться, приходя в себя. Далее всё пошло довольно быстро. Кид не задавал вопросов и вообще ничего не говорил: он имел ясное представление о том, в какой ситуации мы находились. Не обращая внимания на боль в ноге, пират вскочил в полный рост и одним лёгким движением обезоружил всех дозорных в периметре видимости. Металлическое оружие прикреплялось к рукам Кида, словно к магниту. Юстасс не жалел сил. Он прекрасно понимал, что битва с шичибукаем — непростое занятие. Он или мы, третьего не дано. — Трафальгар Ло, — неожиданно произнёс высвободившийся из моих шипов Кума, посмотрев за наши спины, где как раз стоял шокированный Хирург Смерти со своей командой. — Ты знаешь моё имя? — удивился пират. Если один из сверхновых в шоке, то, что говорить обо мне? Однако, если я не ошибаюсь, после того, как он произносит чьё-то имя, следует… — БЕРЕГИСЬ! — крикнула я со всей силы, отскакивая в сторону и прикрывая голову руками. Мой голос утонул в оглушительном рёве лазерного луча, что Кума испускал изо рта. Успел ли пират и его команда спастись? — Чёрт подери! Как назло, здесь именно он! — услышала я гневный голос Кида. — Трафальгар, ты мне мешаешь! Проваливай! — Юстасс-я, тебе жить надоело? — прозвучал мягкий голос капитана Пиратов Сердца, что сохранял некую иронию и насмешку. — Я же уже говорил: не давай мне указаний. Надо же, а эти двое, оказывается, нашли общий язык. Когда успели? Оба капитана были вооружены и готовы к неминуемому сражению. У меня, конечно, есть шанс сбежать побыстрее, пока окончательно не стало горячо, и я даже уверена, что Кид мне позволит это сделать, не произнеся не одного колкого замечания, но… Я, чёрт возьми, сама решила стать капитаном! Что будет, если я убегу? Даже если это и не отразится на моей пиратской репутации, это буду знать я. Встав в полный рост, я оказалась посреди двух капитанов. У одного — огромный меч и способности дьявольского фрукта, у другого — сотня мечей и огнестрельных оружий и способности дьявольского фрукта. Что же есть у меня? Я не мечник. Единственное оружие, которым я владею — это охотничье ружье, вот только думаю, тут мои навыки стрелка вряд ли помогут. Что-то с этим Кумой не так. Вытянув раскрытую руку перед собой, я приказала земле воссоздать для меня длинную прочную палку. То оружие, которому меня обучал Киллер. — Оу, как интересно, — протянул Трафальгар. — Так значит, слухи не врут. Кровавый Джек действительно обладает редким дьявольским фруктом типа парамеция. — А если и так, что с того? — настороженно спросила я. Уверена, с этим человеком нужно держать ухо востро. Есть в нём что-то… холодное. Словно змея, что улыбается, обвивая всё больше колец вокруг тебя. — Слышал, что вы теперь вольный пират. — Вновь эта странная улыбка, от которой холодок бежит по спине. — Не желаете ли вступить в ряды моей команды? Было бы глупо отказываться от столь ценного кадра. Странный момент. Конечно, я откажусь, но вот только сейчас рядом Юстасс, который всё прекрасно слышит. По его телу ничего не возможно понять. Он сосредоточен на предстоящей битве, но всё равно нет-нет, да следит за нами. — Что же у вас за условия, капитан Трафальгар? — улыбнувшись, спросила я. Мне кажется, или Кид слегка занервничал? — В нашем распоряжении целая субмарина, оборудованная по последнему слову, — с нескрываемой гордостью отметил пират. — Если есть желание, могу провести экскурсию. — Трафальгар… — сквозь зубы пробубнил Кид. — Грёбанный ты ублюдок… — Прошу меня извинить, капитан Трафальгар, но я вынуждена отказать, — всё с той же улыбкой произнесла я, а потом слегка посмотрела на Кида. — Не люблю замкнутые пространства. Субмарина не для меня. — Что ж, очень жаль, — пожал плечами пират, причём, кажется, он изначально рассчитывал на этот ответ, но потом как бы невзначай бросил Киду: — Один — один, Юстасс-я. О чём это он? Что значит «один — один»? Это что, соревнование какое-то? Стоп! Трафальгар знал, кто я, с кем раньше плавала по морям. Возможно ли, что таким способом пират просто напросто в чём-то отомстил Киду? Но если так, то… получается, Кид кого-то пригласил в команду. Причём кого-то, кого трогать не следовало. Замена мне? Вот чёрт! — Оперативно же ты! — тихо со злостью произнесла я, чтобы услышал только Кид. Пират ничего в ответ не сказал; лишь незаметно фыркнул, тем самым дав понять, что это меня не касается. Тем временем, пока мы разговаривали, Кума сам замер. Казалось, словно он обдумывает что-то или подготавливается к чему-то большему. Что происходит? Чего он медлит? За это время мог бы напасть раз десять, если не больше, но его словно ничего не интересовало. Возможно, ли что его основная задача не разгромить нас, а задержать? Но для чего? — Видно, сегодня день встреч с крутыми ребятами… — хмыкнул Трафальгар. — Видеться с адмиралом, впрочем, я не совсем хочу. — Адмирал?! — в шоке воскликнула я. — Чёрт возьми, да что вы успели сделать такого, что натравили на архипелаг одного из адмиралов? И этот вопрос остался без ответа, однако почему-то полубезумные улыбки на лицах капитанов стали только шире, словно они одновременно вспомнили некий общий приятный момент. Трафальгара я плохо знаю, но вот если так улыбается Кид, то лучше мне не вдаваться в подробности. Всё равно история не понравится. — Тебе придётся пропустить нас, Бартоломью Кума! — с вызовом произнёс Трафальгар, создавая некое неоново-синее пространство вокруг нас. Это способность его дьявольского фрукта? Что же он делает? Как бы то ни было, отступать поздно. Значит, дерёмся с шичибукаем, да? Отлично! Именно этого в моём пиратском досье и не хватало.

Всё оказалось намного быстрее, чем я себе ожидала. На самом деле это был даже не человек, хотя красная кровь у него, несомненно, была. Кто он? Киборг? С ума сойти! Был ли это вообще настоящий Кума?При объединении двух пиратских команд и нескольких сил дьявольских фруктов мы быстро разобрались с морскими дозорными, после чего Пиратов Сердца как и не бывало. Каждый пошёл своей дорогой. Способность Трафальгара впечатляла. У него парамеция? Скорей всего, так и есть. Всё, что только попадало в созданное им пространство, в итоге подчинялось лишь его воле. Он мог делать там всё что угодно. Это поражало и пугало.Почему-то мне кажется, что чем сильнее человек, тем безумнее он становится. А капитанов это касается в первую очередь.Мне тоже следовало убежать куда-нибудь в безопасное место. Я так и хотела сделать, но в какой-то момент заметила, что по привычке бегу за Кидом, а когда решила свернуть в сторону, пират неожиданно заявил:— И куда же ты, Кровавый Джек?— Капитан Кровавый Джек! * — поправила я его, с гордостью скрестив руки перед собой. Да, у меня нет пока команды и нет корабля, но я смогу всего этого добиться — уверена!— Что ж, капитан, — с усмешкой произнёс Кид, — предлагаю в таком случае вспомнить былое и попрощаться как следует — по-пиратски!— По-пиратски? — не понимала я.— Устроить шумную гулянку! В последний раз, Джек. Что скажешь?Нутром я чувствовала, что тут кроется какой-то подвох: Кид, конечно, любит шумное веселье, но с чего такая перемена в настроении? Тем более, этот сохранившийся азартный блеск в глазах не сулил ничего хорошего. Однако я действительно хотела со всеми попрощаться, а гулянка — самый лучший способ для этого.Киллер, что-то хотел сказать. Или говорил, не знаю… что-то о том, что Кид опять задумал какую-то глупость, но, ни Юстасс, ни я даже не обращали на него внимания. Перед нами были только мы.— Ну, так что скажешь? — Дьявольский оскал вновь озарил его лицо, а в мою сторону протянулась раскрытая ладонь с крашеными ногтями. Ох, и пожалею я о сделанном выборе!— Согласна! — звонко отозвалась я, схватившись за руку пирата.

Сказать, что команда была рада нашему возвращению, это ничего не сказать. Они буквально кричали так, что слышал скорей всего весь Гранд Лайн. Но узнав, что я здесь чисто для того, чтобы попрощаться, радость пиратов немного по-угасла.Нам надо было немедленно покидать берега архипелага, так как больше чем уверена, что адмирал уже на Сабаоди. Лесная Нимфа была покрыта толстым смоляным слоем — это говорило, что она готова к погружению. А вот крики и шум взрывов, доносящийся из соседних рощ, ясно давал понять, что они там не чаепитием занимаются. Бой шёл нешуточный. Однако первый же приказ, который отдал Кид, звучал не как «немедленно покидаем это место!», а как «тащите на палубу всю выпивку, что у нас есть!»Запасы у нас немаленькие. Даже Киду, чтобы выпить всё, понадобится как минимум месяц. Зачем ему столько? Он что, искупаться в алкоголе решил? Но команда спорить не стала и принялась немедленно исполнять приказ. Особую рьяность проявлял Диего, что сначала при виде меня был счастлив как никогда, а после, узнав о положении событий, сделал для себя кое-какие выводы. Парень был спокоен и сосредоточен. Даже слишком — для его-то возраста. Кажется, этот мелкий что-то задумал.В любом случае чаши наполнили всем. Конечно, я попросила, чтобы мне налили что-то безалкогольное. Сок, чай, кофе… да что угодно, но только не с градусом. Ди согласно кивнул и всучил мне чашу размером с пол-литра, которая до краёв была наполнена самым крепким ромом из личных запасов Кида.— Ты что, с ума сошёл? — воскликнула я, чувствуя, что уже пьянею чисто от одного запаха. — Просила же — чай! Принеси мне чай!— Чай кончился! — взвыл Диего, краснея от того, что ему приходится мне врать. — И кофе тоже, и сок, и…— Тогда просто налей мне воду!!!— Вода тоже кончилась! — даже не задумываясь, выпалил Ди.— Да что ты?! А это что тогда там в бочках, а? — я указала в сторону любимых мест Киллера.— Эм… ну… а… — Диего бегал взглядом из стороны в сторону, выискивая ответы на мои вопросы. Я уже и сама хотела пойти за водой, но на моё плечо неожиданно плюхнулась чья-то тяжёлая мужская рука, увешанная огромными золотыми браслетами.— Джек, какого чёрта ты медлишь? Все уже пропустили по стаканчику, а ты… — Кид забрал из рук чашу с ромом, и крепко обхватив другой рукой за мои плечи, поднёс алкогольный напиток к губам.— Кид, подожди! Это же ро… глыть-глыть-глыть!— Вот так вот, — услышала я лёгкий шепот пирата над своим ухом. — Теперь повеселимся.Мир разом закружился перед глазами, словно я оказалась на каруселях парка Сабаоди, а после всё померкло.

Первое, что я почувствовала, — это невыносимая звенящая боль в голове. Она казалась такой тяжёлой. Словно череп заполнили свинцом и впридачу постучали по нему половником. Как же мне плохо!Желудок явно переполнен. Даже знать не желаю, чем именно, хотя… в любом случае скоро узнаю. На этот раз я помню причину моего состояния. Чёртов Юстасс Кид! Опять он сделал это! Попадись он мне, и…!Боже, как же мне плохо…А где я вообще? По ощущениям я сижу, надеюсь, хотя бы в более человеческом месте. Обычно я прихожу в себя в совершенно непонятных местах. Но мы начинали пить около архипелага, верно? Должно быть, я могла сойти с корабля и затеряться на Сабаоди. Да, это на меня похоже. Однако, если это так, то… почему я чувствую легкую волновую качку? Нет… я же не могла остаться на их корабле?Медленно приподняв голову, я для начала осмотрела себя. Так… сижу в небольшой темной каюте, чему я несказанно благодарна, так как яркий свет причинил бы ещё больше боли. В каюте не было ни одного иллюминатора или лампы. Единственный источник света находился за спиной в виде щели из приоткрытой двери. Ещё в комнате были большой письменный стол, стул, и… на этом всё.Хотелось встать, но в место этого неуклюже повернулась, ударившись локтем о край стола, и звонко ойкнула, хватаясь за ушибленное место. Ну, всё у меня идёт не так как надо. Однако в ответ на мой голос за дверью из коридора тут же послышались шаги, а после в каюту вошло несколько людей. Из-за резкого света я не сразу распознала гостей, но потом, когда дверь вновь была слегка прикрыта, я увидела довольное выражение лица Кида, суровую позу Киллера и некую отрешённость от Хита и Вайи, что остались за моей спиной.— Кид… — злобно, но приглушённо произнесла я. — Что ты устроил вчера? Ты же прекрасно знаешь, что я и выпивка…— Вчера?! Ха-ха-ха! — это почему-то позабавило пирата. — Джек, ты гуляла три дня и три ночи без перерыва!— Ч… что? — От такой информации я даже забыло о головной боли. — Ты, наверное, шутишь! Это… это просто невозможно!— Ага, — кивнул пират. — Хех! Вот только ты, как всегда, доказываешь обратное!— Трое суток… — ахнула я, хватаясь руками за голову. Трое суток просто вычеркнуты из моей жизни. Ладно, решать это буду потом. Сейчас моё сознание не готово к подобным мыслям. — Ясно, — бросила я, вновь попытавшись встать. Ноги какие-то ватные и безумно тяжёлые, но я в любом случае должна встать.— Куда это ты? — с некоей иронией спросил Кид. — Решила уже приступить к работе? Похвально-похвально…— Что ты несёшь? — бросила я ему, взглянув прямо в глаза. Кид даже не шелохнулся — всё так же стоял около стенки, скрестив руки перед собой, и хитро улыбался, словно затеял что-то не очень доброе. — Я ухожу! Договор был об обычной прощальной гулянке, а после…— Да-да, — вновь перебил меня пират, — вот только мы заключили с тобой контракт. И ты не сможешь покинуть команду, пока я тебе не разрешу.— ЧТО?! — Собственный голос причинил невыносимую головную боль, из-за чего я вновь обхватила голову руками и плюхнулась на стул, после чего уже более тихо повторила: — Что?Ко всему прочему боль чувствовалась и в левой ладони. Рука была перемотана, и я не знала, почему. Резко сорвав окровавленные бинты, я увидела глубокий порез на всю ладонь. Что за…? Где это я умудрилась так пораниться? Ладно, это подождёт. Что Кид имел в виду, говоря о договоре? О чём он?Не дожидаясь, когда я озвучу все свои вопросы, Кид подошёл ко мне и, достав из внутреннего кармана шубы бумажный свёрток, раскрыл его, продемонстрировав довольно интересный документ. С первых же строк моё сердце ускакало куда-то вниз, а желудок окаменел. А именно: «Договор о бессрочном приёме пирата в команду Пиратов Кида».Далее шли пункты, которые обязан выполнять каждый пират. Это кодекс, и его я уже успела выучить наизусть — благо жизнь помогла. Следом шёл список фамилий и имён, расписанных рукой каждого члена команды, в том числе там имелись и мои инициалы. Это точно мой почерк! «Кровавый Джек» — написано размашисто, широко и… кровью. Чёрт! Я расписалась в этом договоре своей кровью! Теперь понятно, откуда у меня рана на руке.— Ты что… ДЬЯВОЛ?! — воскликнула я, пытаясь вырвать договор из рук Кида, но тот его вовремя перехватил и свернул обратно в свёрток.— Между прочим, это была твоя идея, — заметил Кид. — Но мне она понравилась. Я оценил.— Это не считается! — крикнула я на пирата, всё ещё надеясь ухватиться за договор. И почему я его раньше не видела? Я же вроде бы клерк! Или Кид его держит только у себя? В любом случае… — Я была пьяна, Кид! И ты это знаешь! Я не помню того, что сделала!— Да что ты?! — Почему-то улыбка Кида стала ещё шире, и теперь он действительно стал напоминать дьявола, пришедшего за моей бессмертной душой. — Тогда почему бы нам не освежить твою память?— Ч…что ты собираешься делать? — Всё тело задрожало, а по спине пробежался ледяной пот.— Вайя, — обратился капитан к пирату, и рядом со мной на стол была выложена небольшая видео ден ден муши.Они что… снимали тот момент, когда я была пьяна? Боже, и почему мне хочется убежать куда глаза глядят? Чувствую, что даже мне сейчас было бы безопаснее посреди морских дозорных, нежели рядом с Юстассом Кидом.Кид спокойно нажал на раковину улитки и отошел в сторону, дав возможность лицезреть видео всем присутствующим. В воздухе появился экран, а улитка звонким озорным голоском, который так напоминал мой собственный, спросила:— Ну что, снимаешь?Появилась картинка, на которой была я, а за моей спиной — остальная команда. Все смеялись, веселились, поднимая полные чаши алкоголя. Праздник шёл полным ходом. Самое забавно, что я не казалась пьяной. Даже наоборот, более трезвой я себя ещё никогда не видела.Отойдя в сторону от снимающего ден ден муши, я ещё раз задала несколько уточняющих вопросов, чтобы убедиться в работоспособности улитки. Кажется, съёмкой занимался Вайя, учитывая ракурс кадра. Корабль был виден практически весь. Прямо посреди палубы стоял огромный деревянный стол, который буквально ломился от закусок к выпивке.Откуда-то доносилась игра музыки. Сэм уже давно вскочил на одну из бочек и начал танцевать, чем несказанно веселил народ. К нему присоединилась и я, причём танцевала так, что любая профессиональная танцовщица померла бы от зависти. Да уж… это объясняет боль в ногах и пояснице. И где я вообще научилась так двигаться?Периодически в кадре появлялся Диего, который в свою очередь не пил, а только и делал, что подливал алкоголь в мою кружку. Она всегда была полной. Причем Ди даже не обращал внимания, что именно льёт. Там вроде ещё оставалась треть рома, а он заполнил её доверху саке. Потом в эту же бурду налил виски, а после ещё и пиво нашлось… Самое удивительно, что я пила и мне это нравилась.— Лей, лей, не жалей! — кричала я с широкой улыбкой. — Давай, Ди! Смелее! Что ты как неродной?!Сколько я выпила? Мне кажется, этот ответ навсегда останется тайной, покрытой мраком. Счёт сбился на шестнадцатой кружке. Просто я больше не могла на это смотреть: мне было стыдно! Причём так сильно, как никогда ранее. Я могла шлёпнуть проходящего мимо пирата по заднице и заржать в голос, услышав, как тот удивлённо ойкнул. Могла услышать что-то, что мне не понравилось, схватить первую же попавшуюся бутылку со стола и вдребезги разбить её о голову высказавшегося. И всех это вполне устраивало! Вот что окончательно меня шокировало. И я всегда себя так веду? Боже милостивый…Но самое ужасное было после. В какой-то момент мне стало скучно, как я поняла, поэтому, взобравшись на огромный деревянный стол, я уселась на нём так, словно села на королевский трон. Вызывающе, нагло и с неким эгоизмом.— Ну что, парни? — гаркнула я не своим голосом. — Айда веселиться дальше, да? — Пираты дружно подняли кружки со спиртным над головами и крикнули «Да!» — Отлично, тогда… — Я перевела взгляд на первых же попавшихся пиратов, которые стояли неподалёку. — Вы! Да-да, вы! Двое! А ну, живо! Целуйтесь!Смех резко прекратился, и на палубе воцарилась мёртвая тишина.— Слышали меня? Живее! Я жду!— Но… но… но… — заикались пираты, краснея и в ужасе озираясь по сторонам. К сожалению, из элиты на палубе были только Вайя и Хит, но Вайя снимал происходящее, а Хит в любом случае не вмешается. Но уверена — с любопытством понаблюдает.— Я сказала — живо! — грозно произнесла я, и тут за моей спиной стало происходить нечто.Стол, на котором я разлеглась, неожиданно задрожал, и из древесины стало вырастать огромное существо — размерами крупнее слона, а внешностью скорее напоминало деревянного волка, вот только имело всего три огромных длинных когтя на каждой лапе и голову в форме человеческого черепа с длинными заостренными клыками. Даже не посмотрев на то существо, что находилось за моей спиной, я плавно приподняла правую ладонь вверх и нежно погладила монстра по черепу, отчего тот скрипяще заурчал, словно домашнее животное. Однако этот звук больше напоминал треск древесины. Уверена, что именно таким образом это существо и издаёт звуки.Команда задрожала от страха. Они видели уже однажды это, и то, что они видели, им очень не понравилось.— Я всё ещё жду, — мягко, но всё еще с неким холодом в голосе произнесла я. — Живо! Иначе мой любимец пойдёт играть.В эту секунду случилось сразу как минимум три поцелуя. Возможно, и больше, просто не все пираты попали под взор ден ден муши. Однако уже после поцелуя монстр вновь исчез, войдя обратно в стол, а далее каждый из пиратов сталь плеваться и чертыхаться на чём свет стоит. Зато я смеялась от души.Боже мой, меня, наверное, за это вся команда ненавидит!— Джек! Что за гей-обряд ты тут устроила? — неожиданно закричал капитан, который вышел вместе с Киллером из каютных отделений.— Заткнись, мудак! — недолго думая фыркнула я, махнув в сторону Кида рукой.— Какого…?! — весь корабль затрясло, а мелкие металлические предметы поползли в воздух.— Ой! Капитан! Это вы? — словно только сейчас заметив Кида, с сияющей улыбкой пропела я, раскрывая объятия. — Давайте же выпьем, капитан?!— Чертовка… — рыкнул тихо Кид, присаживаясь на стул около стола, в то время как я до сих пор сидела на столе. По сути, прямо перед пиратом.— Ох, капитан Кид, неужели вы обиделись? — Кид мне не ответил, лишь посмотрел на команду и сказал, что мне больше не наливаем. — Значит, обиделись? Да? Так давайте я вас развеселю!В эту секунду я спрыгиваю со стола так, что оказываюсь прямо на коленях у Кида, обхватив его руками за шею, и страстно впиваюсь в его губы. От такой неожиданности рука Кида, в которой он держал кружку с ромом, слегка дрогнула, расплескав алкоголь по палубе. У остальных от такого зрелища кружки и вовсе выпали из рук. Только лёгкое высказывание Сэма с его тихим «Я так и знал!» нарушало шокированное молчание. Но это было не всё…После поцелуя с Кидом я соскочила с его колен и быстрой вальяжной походкой направилась в сторону Киллера, который в свою очередь с грустным видом уже давно смотрел куда-то в море и полностью игнорировал веселье. Схватив пирата за локоть, я резко развернула его лицом к себе.— Прошу… — взмолилась я, продолжая смотреть на недавнюю запись. — Не надо…Но как я из прошлого смогу услышать себя из будущего? Никак! Особенно когда мой разум полностью опьянён.Киллер, совершенно не ожидавший такого действия с моей стороны, ничего не стал предпринимать, хотя стоило: ведь уже через секунду я срываю с его головы маску и, прихватив пирата за пояс и шею, наклоняю его в кружащем танце, так же страстно целуя. На видео наши светлые волосы сплелись в единое целое, из-за чего не было видно лица Киллера, но зато прекрасно можно было наблюдать, как он размахивает руками и ногами, пытаясь одновременно и остановиться, и осознать, что вообще происходит.В этот момент вся команда, как и я из настоящего, разучилась правильно дышать. У каждого рот приобрёл вид неестественно длинной буквы «О».— О нет! — ахнула я, хватаясь за волосы, но продолжая смотреть на видео. Остановиться просто было выше моих сил. — Нет! Это не может быть правдой! Нет-нет-нет!— Подожди ещё, — смеётся злобно Кид. — Следующим будет Хит.— О НЕТ!!! — Этого моё сознание просто не выдержит. — Всё! Хватит! Кид!Пират с непониманием посмотрел в мою сторону. Он чего-то ждал. Чёрт! Хорошо, пусть будет по его правилам. Лучше так, чем умирать от стыда, причём сидя с «виновниками» торжества в одном помещении.— Капитан! — Я широко улыбнулась. — Как рада вновь видеть вас, капитан! Позвольте вернуться к своим обязанностям?Что угодно, но только не эта череда моего личного позора, что ещё долго мне будет сниться в кошмарах.Кид секунду смотрел на меня неким оценивающим взглядом, словно обдумывал, стоит ли продолжать игру, но, видно, решил сжалиться над мной и, нажав на раковину ден ден муши, перемотал всё «веселье». Как только рука пирата была убрана, видео вернулось в обычный для себя скоростной режим.На экране вновь появились я и Кид. Трудно было понять, о чём мы говорили, так как в основном спорили и оскорбляли друг друга. Я, в общем-то, даже сути нашего спора не уяснила. Это было что-то вроде игры «кто кого». Естественно, никто уступать не желал, но потом я случайно в момент очередного оскорбления запнулась, неправильно произнеся слово. Почему-то Кид сразу же засмеялся, уверяя, что я проиграла. А расплата за проигрыш теперь красовалась на свёрнутом договоре Кида.Пират стряхнул грязную посуду с праздничного стола, положил передо мной договор с пером и поставил банку с чернилами, которыми я по идее должна была расписаться. Вот только этот жест меня разозлил.— Ты что, забыл, кто я? — с вызовом произнесла я, смотря капитану прямо в глаза. — Я Кровавый Джек, а не какой-то там рядовой юнга! — Кид всё ещё держал в протянутой руке перо и немного не понимал, к чему я веду. — Проклятье! — злобно бросила я, шагнув в сторону пирата, быстрым рывком выхватила из его ножен кинжал и резко полоснула себя по ладони, даже не моргнув и глазом. За кадром послышался командный шёпот. Никто не ожидал от меня подобного, особенно Кид. Ведь далее я наполнила перо своей кровью и расписалась ей как чернилами — «Кровавый Джек».— Держи! — с гордостью вернула я договор и перо теперь уже «своему» капитану.Чёрт возьми! Это была действительно моя идея! Из всего этого можно сделать простой вывод — мне ни в коем случае нельзя пить!Видео закончилось на дружном «Ура!», оставив в моём сознании лишь одно желание: «Пожалуйста, пускай будет так, чтобы всего этого не было!» Однако реальность жестока. Я, конечно, хотела вернуться в команду, но… или не хотела? Я уже решила, что пойду своим путём, тогда как так получилось? Почему моё второе Я творит такое безобразие?— Значит, так, — обратился Кид ко всем одновременно. — Всем вернуться к своим обязанностям. Джек, приведи себя в порядок и зайди ко мне. Есть разговор.— Да, капитан, — отозвалась я уж очень удручённым голосом.Вот только удручён он был по той простой причине, что я сама себя не понимала.

На то, чтобы более-менее привести себя в нормальное состояние, мне понадобилось чуть меньше часа. Благо «чудо-зелье» Вайи ещё ни разу не ведало сбоев. На вид как детская неожиданность, да и на вкус аналогично, но, чёрт, похмелье как рукой сняло. За это время я смогла наконец-то понять, что мы не просто движемся по морю — мы под морем. Кид отдал приказ отправляться прямиком на остров Русалок, и теперь Лесная Нимфа, окруженная плотным смоляным пузырём, погружалось на самое морское дно, где даже обычному человеку не под силу выжить, не говоря уже о фруктовиках.Лазурное свечение окружило судно. Так странно наблюдать за морем изнутри. Рыбы невиданных форм и размеров проплывали около корабля, периодически с любопытством посматривая на нас.В своей каюте я обнаружила все свои вещи, хотя знаю точно, что при уходе из команды забирала их. Видно, кто-то успел вернуть всё, пока я была навеселе. Кстати, Ди… Вот же мелкий. Всю гулянку наливал мне выпивку, хотя ведь тоже прекрасно знает, что пить мне нельзя. Ох, весь мир что, сговорился против меня? Похоже на то.Однако я больше чем уверена: он просто хотел, чтобы я вернулась обратно в команду. Да, тут я его понять могу, но как всё трудно. Зачем Кид прибегнул к такому? Я так больше не могу. Пора нам поговорить откровенно. Тем более, что он сам позвал меня в каюту.Постучавшись в дверь, я по привычке вошла без спроса. Кид стоял около иллюминатора, через который проникал нежно-голубой успокаивающий свет. Было так тихо. Ни шума прибоя, ни криков чаек, ни поскрипывания древесины корабля от каждого ветерка… Покой. Вот только выражение лица Кида не говорило о спокойствии. Его взор был затуманен тысячью мыслями. Что-то произошло?Почему-то сейчас мне кажется, что прошло не три дня, а намного больше. Если три дня я только гуляла, то, сколько же отсыпалась?На столе Кида лежала небольшая стопка недавних газет. На первой же странице большими буквами красовалась надпись: «Начало Новой Эры!»Что бы это значило? Газета свернута, и я не могу узнать содержание статьи, пока не возьму её в руки, одна стоило мне только потянуться к ней, как заговорил Кид:— Не стоит.Пират даже не посмотрел в мою сторону. Просто знал, что я собираюсь сделать — и остановил.— Что там?— То, что должно было произойти, — коротко ответил капитан и наконец-то посмотрел на меня. — Будет желание — узнаешь после, а пока… — Кид достал из внутреннего кармана шубы всё тот же свёрнутый договор и, развернув, продемонстрировал его мне, убеждая в подлинности.— Что ты делаешь? — не понимала я.— Всё это ранее было лишь шуткой, Джек. Как я говорил ранее, ты свободна и вольна делать то, что хочешь. Раз ты и так собиралась в Новый Мир, то я просто решил прихватить тебя с собой. Там, за Рэд Лайном, ты создашь свою команду, станешь капитаном и будешь свободной! А сейчас… — Юстасс сжал бумагу с двух концов, намереваясь её разорвать в клочья, тем самым продемонстрировав своё решение, вот только не это мне было нужно.Не это.— Стой! — подбежав к Киду, я положила свою раненную ладонь на руки Кида. — Не надо…— Что ты делае…? — начал пират, но я закрыла ему рот свободной ладонью, не дав произнести и звука. Кид замер. Непонимание полыхало в янтарных глазах.— Перед тем как ты сделаешь то, что сделаешь, выслушай же наконец! — Теперь к алым губам Кида прикасались лишь мои подушечки пальцев, чтобы запомнить их форму и теплоту. — Кид, обещаю, я скажу всего одну единственную вещь, а после… после я выйду с вашего корабля прямо на острове Русалок, и ты меня больше никогда не увидишь. Обещаю.Пират продолжал молчать, а я тем временем подумала, что мне всё же нужно выпить, перед тем, что я хочу сделать. Вот только будет ли от этого толк? Ладно. Сердце стучит так громко, что заглушает абсолютно все посторонние звуки. Воздуха стало не хватать, и тело бросило в жар. Страшно? Наверное… Однако я решила. Сейчас или никогда!— Кид… я люблю тебя! — Боже, после того, как я это сделала, с души словно валун скатился. Но на этом я останавливаться не собиралась. — Причём люблю уже давно, но… я не знала, что именно чувствую. Не понимала этого, пока не осознала, что могу навсегда потерять тебя. А потом — встреча с родными… и всё стало настолько ясно. Мне всё равно, любишь ли ты меня в ответ или просто испытываешь симпатию. Всё равно, что ты делал раньше и сколько людей убил. Всё равно, что про тебя думают другие. Мне важно только одно, чтобы перед тем как я уйду, ты знал о моих чувствах. А теперь… делай то, что задумал.Я отошла на два шага назад, чувствуя некую дрожь во всем теле. Осмеёт? Обругает? Пошлёт куда подальше? Ну же, Кид, скажи хоть что-то! Тишина меня сейчас убьёт! Но пират молчал. Он словно окаменел. Даже не моргал. Дышит хоть?Всё ясно… видно, ему просто нечего сказать.Мило улыбнувшись, я повернулась к нему спиной и направилась к выходу, стараясь сохранить созданную маску на лице до конца, однако дойти до двери мне не удалось: я почувствовала, что со спины меня кто-то крепко обнял, обхватив руками за талию, и прижал к себе.— Дура… — послышался тихий, слегка рычащий голос пирата прямо над моим ухом. — Я так хотел, чтобы ты обрела спокойную жизнь! Так хотел вернуть то, что отнял! Но теперь же, после услышанного, я никогда тебя не отпущу! Никогда!Развернувшись к Юстассу лицом, я обняла его в ответ, прижавшись щекой к обнажённой груди пирата, которая так и пылала жаром.— Этого и не надо, капитан, — тихо с лёгкой улыбкой произнесла я, чувствуя, как душа наконец-то обрела покой.Медленно приподняв рукой мой подбородок, Кид взглянул в мои глаза. Сейчас я видела: он спокоен. Даже больше — Юстасс испытывал ту же теплоту. Какой бы ужас на нашем пути не возник, каких монстров мы не повстречаем — мне всё равно. Пока рядом со мной капитан — Юстасс Кид, — я ничего не боюсь. Он и есть мой мир.Наши губы соприкоснулись. Они были такие тёплые, мягкие, нежные — словно я целовала алые лепестки роз. Хотелось продлить этот момент навечно. Хотя… куда нам теперь спешить?Нежно-голубое сияние, которое исходило из иллюминатора, перешло в глубинно-синий оттенок. Синий… Какой прекрасный цвет, не так ли? Я люблю этот цвет — он дарует покой. Именно он всегда сопровождал меня всю жизнь, пока не явился тот, что перевернул всю мою реальность верх дном. Бушующий красный цвет теснил синий, стремясь заполнить собой всё — так я думала; но разве эти цвета по-своему не прекрасны?Видно, так должно было произойти.Судьба или выбор? Ох уж этот вечный вопрос… Не уверена, что до конца поверила в Судьбу, но теперь знаю точно: рано или поздно я должна была повстречать этого неудержимого красноволосого пирата. Тот, кто подарил мне «меня» и мой новый обретённый путь.Впереди нас ждут новые приключения, новые встречи и сражения. Новый Мир, где даже природе нельзя доверять. Мир, в котором мне, Киду и всей команде предстоит пройти тысячи нелёгких испытаний.Но это уже совершенно другая история.

Конец

ficbook.net

Читать онлайн "Кровавый Джек-Косые Паруса" автора Фарбажевич Игорь Давыдович - RuLit

Сами пираты прозвали Джека "Кровавым". Он мог одним взглядом послать на казнь любого из них. Они страшились атамана и люто его ненавидели. Лишь один человек на шхуне мог говорить с ним на равных: боцман Однорукий Дик.

Поднесли кресло. Поставив ногу на сиденье, Джек с нескрываемым любопытством смотрел на Артура Гулля, который все ещё не приходил в сознанье. Рана на плече пленного была наспех перевязана разорванным рукавом его собственной рубашки.

Это самолично сделал Дик: Гуллю ещё предстояло "позабавить" атамана, который часто устраивал жестокие шутки с побежденными, себе - на радость и - на страх своей команде. Несчастных либо вешали по нескольку раз, или, подцепив за ногу, опускали за борт, не давая захлебнуться, а то просто живьем бросали на съеденье акулам.

Атаман подал знак, и пират, стоявший рядом с привязанным к грот-мачте Гуллем, вылил на того ведро воды. Капитан Артур приоткрыл глаза, с трудом поднял голову. Он увидел, что находится на чужом корабле, тяжелым взглядом окинул свой барк, пылающий недалеко.

- Ба! Кого я вижу?! - с фальшивым радушием воскликнул атаман.

Пираты громко захохотали: спектакль начался.

- Аяяй! - "возмутился" Джек. - Какие негодяи! - Он грозно нахмурился и гневно посмотрел на пиратов. - Как вы посмели?!.. Ведь это - знаменитый сэр Артур!!!

"Негодяи" давились от смеха, вливая в себя ром прямо из бутылок.

- Подлые акулы! Морские выродки! - прорычал атаман. - Чтоб вас всех поглотила пучина!

Каждая его фраза сопровождалась диким ревом восторга команды. Джек вынул из-за пояса пистоль и навел его на пиратов.

- Вот я вас! Продырявлю и - баста!

Смех несколько поутих, хотя все знали, что и эта сцена также входит в кровавый спектакль. Лишь один пират прошептал на ухо другому:

- Когда он так шутит - меня все равно берет оторопь!

- Еще бы! - согласился второй. - Вспомни, как в тот раз он убил Коротконогого Бочонка. Даже бровью не повел, потом божился, что вышло, дескать, случайно.

- Как бы не так!.. - с ненавистью прибавил первый. - Он избавляется от всех ему неугодных.

- Тсс!.. - прервал второй. - На шхуне везде уши...

Кровавый Джек, между тем, сделал один выстрел и прострелил узел на веревке пленника, которой тот был привязан к грот-мачте. Артур Гулль настолько ослабел, что тут же мешком свалился на палубу.

- Не ушиблись?! - сострадательно спросил Джек, подойдя к нему.

Не ответив на издевательство, Гулль нашел в себе силы сесть, затем поднялся и прислонился к мачте. Так и стоял, слегка шатаясь, неотрывно глядя в глаза Джеку. Тот не выдержал его пронзительного взгляда. Он повернулся к Однорукому Дику и велел подать вино. Боцман вынес на подносе два серебряных кубка. Один поднесли атаману, второй - Гуллю. Видимо, представления для пиратов не отличались разнообразием.

Пленник, как ни странно, принял бокал... и вдруг резко выплеснул вино в лицо Дику.

Тот заморгал мокрыми ресницами, выпучив глаза, потом бросил поднос на палубу под дружный хохот команды и в ярости набросился на безоружного пленника. Однако властный голос Кровавого Джека остановил его:

- На место, Дик!.. Сэр - наш гость, и поэтому веди себя прилично. Лучше налей капитану бокал рома. Сам видишь: вино он не переносит.

Стиснув зубы, Однорукий Дик молча обтер обшлагом пустого рукава лицо и налил Гуллю полный кубок рома. Однако эту порцию выпивки ожидала участь предыдущей. Такого спектакля пираты в жизни ещё не видали!

Кровавый Джек отхлебнул из своего кубка и, прищурившись, с любопытством наблюдал за странной дуэлью. На этот раз Однорукий Дик, не обтерев лица, сам обратился к Джеку, криво улыбаясь:

- Ты не прав, Атаман! Ром он не любит тоже. Попробую угостить его джином. Но если и джин придется ему не по вкусу, клянусь Геенной Огненной, я ему мозги продырявлю, чтоб научился уважать законы гостеприимства такой благородной компании!

Он принес бутылку и налил в кубок Гулля черную огненную жидкость.

Кровавый Джек, предвосхищая очередное смелое безрассудства капитана, обратился к нему и поднял свой кубок.

- Простите его за грубость, сэр! Что с него взять? Мужлан, скотина, людоед! Невоспитанный башмак, ваша милость! Мы с вами совсем другие люди. Я хочу выпить за вас до самого дна! - Джек прищурился в хищной улыбке. Пейте и вы - до дна морского!

Атаман остался доволен своей шуткой и тут же опорожнил бокал. Гулль не проронил ни слова. Стоял молча.

- Ну, чего же вы?..

- Я оказался прав, атаман! - взвизгнул Однорукий Дик. - Джин ему тоже не по нраву. Может, угостить вас теплым молочком?!..

- Ну что ж, я выпью свой бокал, - ответил Гулль почти спокойно, - и, хоть я смерти не искал, её приму от вас достойно.

Он поднял кубок.

- За того, кто отомстит!

Хохот смолк. На палубе наступила зловещая пауза. Лишь невдалеке трещали черные мачты догорающего барка.

- И кто он, этот храбрец? - холодно поинтересовался Джек.

- Мой сын, - твердо ответил капитан.

- О-о-о! Ваш мальчишка?! - Атаман схватился руками за голову. Он обвел безумными глазами команду, вскочил на кресло и заорал что есть мочи: - Все за борт! Спасайся кто может!.. - И, продолжая представленье, бросился на колени перед Артуром Гуллем. - Помилуйте, сэр! Не губите! Я знаю его: он так жесток! - Джек выл и хохотал одновременно.

Снова послышались шутки и смешки.

Кто-то завопил ПИРАТСКУЮ ПЕСНЮ:

Морской простор нам тесен.

И суша нам тесна.

С утра горланим песни

с вином и без вина.

Мы - парни деловые

без всяческих затей.

Нам денежки живые

важней живых людей!

Ночные джентельмены

Удачи и Ножа.

Мы любим соверены:

к ним тянется душа!

Заплатите - и сразу

назначим делу час:

злодейство - по приказу,

убийство - на заказ.

Лихая ждет нас участь,

зловещ наш тяжкий грех.

Но, совестью не мучась,

мы верим в свой успех!

Идем весь век по бровке

меж сушей и водой.

Пока петля веревки

не стянет узел свой...

Джек поднялся. Улыбку - как смыло волной. Он посмотрел на Гулля беспощадными очами и прохрипел:

- Повесить!..

Сэра Артура тут же, словно в клешни, схватили крепкие руки пиратов.

- И знай, герой! - проскрежетал зубами Кровавый Джек. - Еще много лет я буду убивать и грабить таких, как ты! И побогаче тебя! И победней! Мое имя наводит страх на моря и на материки! А кто не со мной, - он обвел тяжелым взглядом команду, - разорву и загрызу! Потому что я - ВОЛК МОРСКОЙ!

На шею Капитана поспешно набросили канат. И, когда сапог палача уже приготовился выбить из-под его ног пустой бочонок, Артур Гулль промолвил:

- ТАК БУДЬ ЖЕ ТЫ ИМ ВОВЕКИ!..

В тот же миг бочонок от сильного удара покатился по палубе и стукнулся о борт шхуны.

В чистом небе внезапно ударил гром, сверкнула молния, вокруг сделалось темным-темно. День превратился в ночь. На шхуну обрушилась страшная гроза... Молнии раскалывали черный небосвод, а гром ревел так, словно по тучам шло разъяренное стадо слонов. Потоки ледяной воды в один миг залили палубу.

Это длилось совсем недолго, минуту-другую, - хотя одни из пиратов потом утверждали, что буря швыряла их час или два, а другие клялись и божились, что этот Ад продолжался весь день.

Но, что бы они ни говорили, очень быстро - и так же внезапно - шторм прекратился. Наступил штиль.

Море успокоилось, рассеялась тьма, солнце светило на весь Божий мир, вновь освещало и грело моря и Землю.

- Где он?! - воскликнул Джек, указывая на рею.

Под ней покачивался лишь обрывок каната. Тело бесследно исчезло.

www.rulit.me

Обретённый Путь. — фанфик по фэндому «One Piece»

— Капитан? — произнесла улитка голосом Киллера. В одном коротком слове чувствовалось и напряжение, и неверие в происходящее. Похоже, Киллер сам не до конца уверен в том, что ему наконец-то удалось дозвониться до нашего ден ден муши. — Да, Киллер, это я, — спокойно произнёс Кид, хотя, наблюдая за тем, как напряглись вены на его шее, я поняла, что пират взволнован не меньше моего, однако ему удалось сохранить самообладание. Прозвучал тихий и протяжный выдох. Даже тот факт, что старпом все время носит маску, скрывая лицо, не смог скрыть эмоции и переживания за своего капитана. Наверное, вся команда терялась в догадках насчёт сохранности их командира. Но проявить слабину Киллер себе позволил лишь на секунду, после чего в голосе пирата уже звучали стальная уверенность и бесстрашие. — Выяснилось, кто напал на нас? — спросил старпом. Видно, они так и не до конца осознали, кто был противником. — Это была Миледи, — коротко ответил Кид. — Она подослала к нам Саула со своей командой. — Миледи?! — Похоже, Киллеру уже доводилось слышать это имя. На минуту пират замолчал, явно осмысливая всю серьёзность ситуации. — Кид, получается, Джек… — Да со мной она! — рыкнул тут же капитан, не дав закончить Киллеру свое предложение. — Со мной! — Понятно, — как ни в чём не бывало произнёс Киллер, однако мне показалось, или улитка вновь коротко выдохнула? Пират радуется или расстроен тем, что я ещё жива? — Ладно, — строго начал Кид, переходя на капитанский тон. — Подробности нашего спасения оставим на потом. Сейчас меня интересует ваше положение. Потери есть? — Нет, — тут же отозвался Киллер. — Раненые? — Серьёзно ранены трое, — начал старпом; Кид после его слов недовольно скривил губы и нахмурил лоб. Чем он недоволен? Я вообще удивлена тому, что все живы остались. Пираты Саула превосходили нас и в численности, и по вооружению. — Остальных тоже задело, но через пару недель все они будут вновь в строю. — Где вы сейчас? — продолжал опрос Кид. — На острове Сан Фалдо, — ответил первый помощник, и тут уже я не смогла молчать. — Город-карнавал?! Моему удивлению не было предела, и капитан тут же заметил это. — Ты знаешь это место? — поинтересовался он, на что я неуверенно кивнула головой. Знать-то знала. Каждый год в газетах писали о великолепных праздниках и вечеринках этого острова. По сути, весь город посвящен лишь одному занятию — празднованию. Туристы круглый год навещают этот летний остров, чтобы отдохнуть, посмотреть на веселящихся и танцующих местных жителей, а также на костюмы. На огромное разнообразие карнавальных костюмов. В детстве мы с Розой даже вырезали некоторые картинки с костюмами из газет и журналов и вклеивали их в свои тетради. Любой человек хотя бы раз мечтал посетить это место, вот только моя мечта всегда оставалась мечтой. Этот город для «элитных персон», у которых есть не только деньги в карманах, но и связи. Однако известно, что Сан Фалдо не всегда был таким. Больше десяти лет назад это был самый обычный остров, ничем не выделяющийся среди остальных. Наоборот, численность населения с каждым годом всё убывала, а пиратские покушения на местных жителей становились всё чаще. Голод, нищета и разорение — вот что царило на острове Сан Фалдо. Подробности того, что произошло после, мне неизвестны, однако появился тот, кто смог объединить сеть близлежащих островов морским поездом. Это была поистине гениальная идея! Такое объединение даровало каждому острову надежду и возможность на дальнейшее существование. Морской поезд смог объединить и связать пять островов. Таких, как Путти, Сент Поплар, Сан Фалдо, Ватер 7 и… — Оу! — Теперь до меня дошла настороженность Киллера. — Да, — подтвердил догадку старпом, услышавший моё восклицание. — Мы в тяжелой ситуации. — Да объяснит мне кто-нибудь, что тут творится, чёрт возьми? — начинал кричать Кид, не на шутку злясь. — Что это за остров такой? Пятый остров, Эниес Лобби, также известный как остров Правосудия, по совместительству является штаб-квартирой морского дозора. Из этого следует, что все острова могут быть густо населены дозорными, а таким ярким личностям, как Кид, у которого листовка на каждом шагу, лучше не светить своим лицом. — Вас обнаружили? — спросила я, игнорируя злость Кида. Сколько ещё продержится наша связь — неизвестно, а объяснить всё Киду можно и позже. — Нет, — тут же ответил Киллер, который, похоже был того же мнения. — Благодаря местным костюмам мы маскируемся. Понятно. Город-Карнавал как нельзя кстати открывает пиратам свои возможности. Если не привлекать к себе сильного внимания, то команда Кида может спокойно переждать последствия недавнего сражения. Для пиратов это плюс. Но что делать нам самим? Из-за территориальной близости Эниес Лобби мы не можем послать сигнал бедствия. По этой же причине помощи со стороны старпома нам не ждать. Однако из полученной информации можно сделать небольшие выводы в нашу пользу. Во-первых, сеть островов объединена морским поездом, а это значит, что рано или поздно мы наткнёмся на морские рельсы, по которым и сможем добраться до цивилизованного острова. Во-вторых, учитывая то, что связь с Киллером с каждой секундой становится всё отчётливее, о правильности нашего направления можно не беспокоиться. Остаётся только периодически выглядывать наружу, чтобы не пропустить морские рельсы. Хотя такое зрелище вряд ли пропустишь. Нам бы только добраться до суши. Меня и Кида знатно потрепало. Конечно, Юстасс отлежится сутки и будет вновь здоров и крепок, но я-то обычный человек. На физическое восстановление мне потребуется не меньше недели. Я задала ещё пару вопросов касаемо месторасположения Киллера и команды, украдкой наблюдая за Кидом; он, на удивление, больше не злился, а молча наблюдал за мной, вслушиваясь в разговор. Наверное, это было сверхнаглостью: ведь капитан пиратов всё-таки Юстасс Кид, а я обычный клерк, но Киллер отвечал на все мои вопросы, и это только прибавляло уверенности. Наконец-то ден ден муши отключился, и капитан, выжидающе скрестив руки перед собой, посмотрел на меня, всем видом показывая, что он ожидает подробных объяснений. Да уж, видно, всё же без «сказки» этим вечером не обойтись.

Приближалась ночь.Выслушав весь предоставленный мной отчет, Кид решил, что этой ночью нам нужно дежурить посменно и по очереди высматривать в море рельсы. Первым на дежурство вышел сам же капитан, я, в свою очередь, осталась в домике и прилагала немало усилий для того, чтобы уснуть.Тот факт, что Кид так спокойно и быстро всё понял, меня уже не в первый раз удивлял. Я описала ему в красках наше положение: и то, что морской дозор на носу, и то, что мы можем затеряться в море Гранд Лайна, и то, что просто дрейфовать на волнах можем больше недели, а питьевой воды как не было, так и нет. Я старалась не упустить не одной удручающей детали, но пирата это словно не заботило. Откуда у Кида столько уверенности? Он словно знал наперёд, что всё будет хорошо и переживать пока что нет смысла.На любой мой вопрос о его нерушимой уверенности Кид лишь широко улыбался, заставляя меня ещё больше теряться в догадках, и говорил что-то про свою интуицию, к которой стоит прислушиваться. Об этой его «интуиции» я уже наслышана. Да что там, я сама была свидетелем того, как она не раз нас выручала. Но как она действует? Как возникает эта интуиция? Что при этом Кид чувствует? Столько вопросов.Хотя, может быть, это чем-то похоже на моё чувство внутреннего поисковика? Благодаря этому чувству я никогда не терялась в лесу. Всегда знала, куда надо идти. Но это не интуиция. Это инстинкт, и он есть у всех — у зверей, птиц и даже рыб. У людей подобный ориентир тоже есть, просто не каждый знает, как им пользоваться. Например, Кид не понимает, как я безошибочно могу определить центр острова. Не понимает, как только по одному взгляду на окружающее меня пространство я с уверенностью могу сказать, в каком именно месте леса я оказалась.Даже сейчас, посреди моря, все мои инстинкты подсказывали мне, что судно движется в верном направлении. Хотя, по правде говоря, в том, что в открытом море мой внутренний ориентир будет работать точно так же, как и в лесу, я не уверена. Тут уж лучше довериться опыту пирата и действительно дежурить по очереди, сменяя друг друга каждые четыре часа.Мысли одолевали моё сознание. В мозгу всё время всплывал этот отпечаток руки у Кида на плече. Пират, конечно, сказал, что это пройдёт. Так как он остался жив, Миледи не может отнять у него его же время, и оно обязательно вернётся. Я это понимаю. Отпечаток руки уже ближе к вечеру стал бледнеть и скорей всего через пару суток исчезнет навсегда, но… меня это пугало.В какой-то момент я заснула, и мне снился сон, где я находилась в непонятном мне чёрном месте. У него не было ни конца, ни края. Тьма казалось материальной и холодной на ощупь, но чем больше я пыталась выбраться оттуда и убежать, тем больше увязала в леденящей душу тьме.Казалось, что я тону в трясине: чем больше сопротивляешься, тем быстрее погружаешься на дно. Спасенья нет. И только скрипучий и хрипловатый смех Миледи оглушал со всех сторон. Перед глазами всплыл образ Кида. Он был зол и встревожен, но даже в таком состоянии отдавал мне приказ: «Строй плот!» Он повторял это вновь и вновь, пока до меня не дошёл смысл его слов.Самым ужасным было то, что он тоже тонул и тоже продолжал сопротивляться. Из чёрной трясины вынырнула длинная бледная костлявая рука, схватила пирата за плечо и потащила ко дну. Тьма тлена пожирала нас.Образ Кида исчез, но появился другой. Я видела судно, напоминающее огромное деревянное корыто с домиком моего детства посередине. Вот, он уже на воде. Нужно только добраться и мы спасены, но как это сделать? Костлявые руки Смерти теперь уже держали не только пирата за плечо, но и меня за спину. Я чувствовала этот мертвый холод, а так же то, как Миледи вытягивала из меня всю жизнь. Чувствовала, как отпечаток руки сохранился на моей спине. Но худшим было не это, а то, какие слова прозвучали в последнюю секунду над моим ухом."Ты такая же, как и я, хотя ещё не до конца осознаёшь это".Голос изменялся и одновременно принадлежал то юной девушке, то дряхлой старухе."Думаешь, я зло? Тогда чем ты лучше меня? Я старше и многое повидала, поэтому с уверенностью могу сказать, что ты — это и есть я! Мы похожи, Красная Джекит".Теперь вместо корабля передо мной стояла юная бледная девушка в длинном чёрном платье. Миледи? Она улыбалась и смеялась, как безумная. Люди, что окружали её, замертво падали у её ног. И только через мгновение, присмотревшись, я поняла, что передо мной не Миледи, а я сама. Это я смеялась как безумная и убивала одним своим прикосновением. Я сеяла хаос и разрушения.Неужели она права? Неужели я и есть Миледи?Нет. Нет. НЕТ!!!

— Джек! Джек, очнись! — доносился откуда-то издалека чей-то голос.— Нет! Не надо! Нет! — умоляла я, но тьма никак не отпускала меня.— Джек, чёрт бы тебя побрал! — Этот голос стал более разборчивым и словно оказался верёвочной лестницей, вырвавшей меня из бескрайнего кошмара. — Да приди же ты в себя, наконец!И я, резко распахнув глаза, приняла сидячее положение, тут же уткнувшись лицом в плечо Кида, который, оказывается, сидел на моих ногах и тряс меня за плечи. Боже мой, так это был всего лишь кошмар? Всего лишь сон? Хотя… столько вещей. Эти слова Миледи… это точно был сон? Или это было своего рода воспоминание опьяневшего разума? Я помню, как костлявая рука схватила Кида. Это не сон — это реальность. Так, может, и всё остальное тоже правда?Моё дыхание было тяжёлым. Всё тело дрожало, покрывшись ледяным потом. Не сразу до меня дошло, что уже какое-то время я просто держусь за Кида, обхватив его за пояс обеими руками, и прислушивалась к ритмичному стуку его сердца. Правильно ли это? Не знаю, но вот он передо мной — настоящий и материальный, а всё остальное — всего лишь сон.Тёплые руки Кида до сих пор сжимали мои плечи. Пират не прижимал меня к себе, но и не отталкивал. Ничего не спрашивал и не говорил сам. Это было странно. Кид, скорей всего, позволял мне обнимать его, нежели обнимал сам. Думаю, он позволил бы мне и большее, вот только сейчас меня интересовал лишь один вопрос: что было сном, а что — воспоминанием?Отстранившись от пирата, который, как только разжались мои объятья, сделал небольшой шаг в сторону, я повернулась к Киду спиной и слегка приспустила платье, оголив плечи. Юстасс молча следил за мной. Я же убрала волосы со спины и, набравшись мужества, спросила:— Оно ведь там, правда?Пират ничего не сказал.— Кид, ответь мне! Что ты видишь? Там есть отпечаток руки Миледи?Ответа вновь не последовало, из-за чего я повернулась к пирату боком, чтобы видеть его лицо. Губы плотно сжаты, глаза сосредоточены, мышцы шеи напряжены. Чтобы не было, Юстасс не хотел отвечать на мой вопрос, но я должна услышать это. Должна!— Кид, прошу! — мой голос предательски срывался, показывая, что мне не на шутку страшно, хотя я всеми силами стараюсь укротить свои эмоции и давать им воли. — Просто скажи, оно там? Ведь там, так?!— Оно пройдёт... — осторожно начал пират, но я поняла другое — отпечаток руки Миледи и правда на моей спине.— О боже… — прошептала я, чувствуя, как мой разум поглощает отчаяние.Нет, меня не пугало то, что Миледи смогла вытянуть из меня всю молодость. Меня не пугала смерть. Меня пугало то, что эта женщина окажется права насчёт того, что каким-то непонятным мне образом мы похожи. Почему-то сейчас, когда я очнулась ото сна, мне казалось, что это более чем возможно. Это реальность. Её слова так глубоко проникли в моё сознание, что даже пьяной мне удалось вспомнить их в процессе сна.Похоже, сон на этом отменяется. Встав в полный рост, я направилась на палубу.— Ладно, — бросила я через плечо Киду. — Теперь моя очередь дежурить.

Ночной воздух действовал отрезвляюще. Мысли прояснялись, и сон уже не был настолько ужасным, каким казался в самом начале. Скорей всего, я действительно увидела воспоминания, но под воздействием того, что это всё же сон, мозг сыграл злую шутку и приукрасил всевозможные сцены. Во всяком случае, я на это надеюсь.Интересно, я кричала во сне? Наверное, да, раз Кид пытался разбудить меня. Так, всё. Джекит, успокойся. Это всего лишь сон! Никто не смеет указывать тебе, кем быть, а кем не быть. Ты — это ты и все тут. Миледи может думать все, что ей угодно. Да, моя жизнь довольно сложна и извилиста, но я не собираюсь следовать её примеру. Я не убийца!— Скоро будет дождь. Скоро будет дождь. Скоро будет дождь, — зашептали детские голоса древесины.— Дождь? — переспросила я, посмотрев на ночное небо, на котором сияли тысячи ярчайших звезд, но не было ни единой грозовой тучки.— Скоро будет дождь. Скоро будет дождь, — повторили голоса отовсюду.— Как скоро? — спросила я.— Мы не понимаем вопроса, — тут же ответили они, слегка расстроенным голосом.— По времени, как скоро? — уточнила я, немного озадачившись тем, что голоса не смогли ответить на такой простой вопрос.— Мы не понимаем, — вновь запели детские голоса. — У нас нет времени.Ну конечно! Это же голос дерева. Дерево никогда не следит за временем. Однако оно всё же отчётливо чувствует надвигающийся дождь. Думаю, он пойдёт ещё до того, как наступит рассвет. Нужно подготовиться. Вроде в домике были некие деревянные вёдра и тазики.Хромая на одну ногу, я вернулась в хижину. Странно, Кид как сидел, облокотившись спиной на стенку и поджав к себе колени, так и сидит. Или он так спит? Да вроде бы нет. Кстати, из нас двоих так никто на деревянную кровать и не прилёг. Интересно, о чем это говорит?Опять у пирата этот странный отстраненный взгляд. Смотрит куда-то в пустоту, но видно, что мысленно он далеко не здесь. Хотя это уже не моё дело. Моя основная задача — найти ёмкости для воды. Забавно, что когда занимаешь себя какой-то работой, то все остальные проблемы уходят на задний план. Словно это тебя вообще не касается. Многие люди с таким планом действий не согласятся, обосновывая всё тем, что проблемы нужно решать сейчас, по мере поступления, а не откладывать их в долгий ящик. Но что делать, если именно сейчас эта проблема нерешаема? Правильно, посмотреть в другую сторону. Проблема никуда не уйдет. Подождёт своего часа. А если и уйдёт, то… ну и пусть.— Что ты делаешь? — недовольно зарычал Кид, наблюдая за тем, как я прыгаю из угла в угол, выискивая ёмкости побольше.— Ты случайно тут ведро деревянное не видел? — спросила я, продолжая осматривать помещение. — Уверена, что оно тут было.— Было, — согласно кивнул пират, усмехнувшись. — Мы его на дрова разобрали, когда змею готовили.— А?! — Вот этого я никак не ожидала. — Чёрт.Что ж, придётся использовать то, что есть. Собрав в кучу небольшие ёмкости, я вновь направилась на палубу. Кид не задавал вопросов, однако по его взгляду было понятно: пирату любопытно. Проследовав за мной, Юстасс молча скрестил руки на груди и облокотился плечом об дверной косяк.Небо всё ещё было звёздным, однако я чувствовала, что ветер слегка переменился. Он стал прохладнее и сильнее. Вероятность того, что дождь пойдет в ближайший час-полтора, очень высока. Расставив ёмкости в разных открытых уголках судна, я сама подошла к ближайшему борту и стала ждать.— Ты мне скажешь, наконец, что ты тут устроила? — По голосу Кида стало ясно, что он еле сдерживает своё раздражение.— Будет дождь, — коротко бросила я, неотрывно следя за небом. — В ближайший час будет дождь.— Дождь?! — Пират усмехнулся. — Да на небе ни тучки! Откуда тут дождь?— Кид, это Гранд Лайн, — устало отметила я, не имея никакого желания вдаваться в подробности своих способностей. — Тут погода может измениться пять раз за пять минут. Нам просто везёт, что мы плывём от острова к острову с идентичными полюсами и сезонами. Если бы мы сейчас направлялись к зимнему острову, то столько бы приключений заполучили на наши головы...— Пф! — фыркнул Кид, явно не желавший продолжать этот разговор. Ну что ж, хоть тут у нас желания совпадают.Проходила минута, за ней другая, но пират всё стоял рядом и так же, как и я, смотрел на звёздное небо. Мне всё время казалось, что он что-нибудь скажет в своём надменном тоне. Например, что я ошиблась, а вот он был прав, или вообще обсмеёт. В лучшем случае просто развернётся и пойдет спать; ведь моя очередь дежурить, верно? Но ничего подобного не было. Кид просто стоял в дверях и любовался небом.Ветер с каждой секундой усиливался, подгоняя наш плот. Становилось не на шутку прохладно, но я практически не обращала на это внимания. Я ждала дождя.По своей натуре я очень люблю дождь. Мне нравится шум падающих капель и тот аромат, что остается после него. Словно сама природа умывается, счищая с себя всю въевшуюся грязь. Особую страсть к дождю я испытывала с детства: всегда любила после него бегать в лесу и собирать появившиеся грибы. Зелень в эти моменты преображалась и становилась настолько яркой, что мало какой художник смог бы передать всю палитру красок. Но после того, как я стала фруктовиком парамеции дерева, моя страсть только усилилась. Хотя, может, мне так только кажется?Сколько я уже не видела дождя? Как по мне, довольно давно.— Раздери меня гром… — неожиданно тихо произнёс Кид, проводя ладонью по щеке. Секунд пять он вглядывался в свою раскрытую ладонь, а я не могла понять, к чему такая буря эмоций, но уже в следующее мгновение ответ настиг и меня. Прямо на кончик носа упала небольшая капля пресной воды. Дождь дал о себе знать. — Молодец, Джек!Вначале капли были одиночными и падали то тут, то там, но через минуту дождь усилился, стремительно становясь ливнем. Я не смогла сдержать улыбку и смех. Вода была ледяной, но казалось, что она смывает с меня всю накопившуюся грязь, прикосновения Миледи и её тлен, что превращает все в прах. Я словно заново рождалась, полностью освобождаясь. Разве это не может не радовать?По-детски я высунула язык, ловя крупные капли дождя и тут же проглатывая их. Пить всё-таки хотелось весь день. Рядом слышался громогласный смех Кида. Оказывается, он делал то же самое. Надо же, а этому пирату действительно везёт. И еда, и вода, и, самое главное — уверенность, что всё это будет. А может, это мне везет?Хм, сейчас, кружась на палубе под дождем и ловя со смехом капли дождя, я поймала себя на довольно забавной мысли: а может ли быть так, что Юстасс Кид приносит мне удачу? Может ли быть, что он — именно тот самый красный цвет, о котором говорил мне отец?Хотя о чём это я? Лучше попью водички, пройдёт.

Ближе к полудню нам снова улыбнулась удача, и мы наткнулись не просто на рельсы морского поезда, а на целую станцию, связывавшую все пять островов воедино. Внешне это напоминало небольшой светло-голубой домик посреди моря, который служит своего рода маяком для проплывающих мимо судов.Кид первым прыгнул на каменный пирс и занялся тем, что закрепил наш плот к выступающему небольшому столбу. Следом на пирс вышла я в надежде отыскать хоть каких-то людей. Всё равно каких, лишь бы они были живыми и адекватными. Безумцев на этой неделе я повстречала предостаточно.Из домика выбежала невысокая светловолосая девочка с двумя растопыренными в разные стороны косичками, в ярком цветастом летнем платьице и бежевых сандалиях. При виде нас девочка широко заулыбалась, радуясь встрече, как мне показалось. Но не прошло и пяти секунд, как она с криком вернулась обратно в домик.— Ба! Ба-а-а! Тут люди! Ба!— На-га-га-га! — Из станции послышался тяжёлый скрипучий смех. — Люди, говоришь? — Девочка вновь выбежала наружу, а за ней следом, перекатываясь с ноги на ногу, вышла пожилая полная женщина со светло-зелёными волосами, от которой сильно пахло ромом. Да она и не скрываясь пила его прямо из горла бутылки, которую держала в правой руке. — О! И правда люди! На-га-га-га!На первый взгляд это были вполне милая бабуля и просто гиперактивная девочка, которая каким-то образом уже умудрилась забежать к нам на судно и осмотреть его со всех углов. И, кстати, за ней всё время следовал синий заяц, который при каждом удобном случае някал. Ладно, выбирать не приходится. Нам нужна помощь, так что будем надеяться, что бабушка достаточно для этого трезва.— Прошу прощения, — начала я, но меня перебили.— Ба! Ба! У них какой-то странный корабль! Тут парусов нет, вёсел нет, да и самой примитивной навигации тоже нет! Все странно, ба! — кричала девочка с нашего судна. Кид на этот детский вопль раздражённо зарычал. Так, мне лучше побыстрее начать исполнять обязанности клерка, иначе жди беды.— Ня! Ня! — вторил заяц девочке.— Чимни, слезай оттуда, — с усмешкой произнесла женщина, делая очередной глоток рома. Боже, разве можно столько пить? — Так, чем могу помочь, молодые люди? — обратилась она к нам.— Понимаете, мы… мы… — я посмотрела на Кида. Нужна правдоподобная легенда, к которой не придерёшься и не подкопаешься. Но какая тут может быть легенда, когда один только взгляд Кида говорит о том, что он будет убивать медленно и мучительно. — Нас постигло кораблекрушение! — Отлично! — начало положено. В конце концов, это более-менее правда. — Мы чудом добрались до станции. Не подскажите, на какой морской поезд сесть, чтобы добраться до Сан Фалдо?— О! — воскликнула бабуля. — Так вы направляетесь в Город-Карнавал? Ну, там сейчас не совсем сезон, хотя, может, вы сами танцоры или циркачи?— Ну, конечно! Циркачи! — с нескрываемой злобой произнес Кид, улыбаясь так широко, что сам дьявол бы ему позавидовал, но женщину, похоже, это вообще не затронуло. Словно с подобными вещами она каждый божий день сталкивается.— Да ну? На-га-га-га! — смеялась женщина, чем ещё больше раздражала пирата. Я молилась о том, чтобы он не сорвался на пустом месте. Всё же Кид не спал больше суток. Сейчас ему просто палец покажи, и он воспримет это как личную сердечную обиду — с таким-то взрывным характером.— Ба! Ба! Они пираты! — крикнула девочка, выбегая из станции и держа в руках розыскную листовку Кида.— О нет… — ахнула я, пряча лицо в ладонях.— Отлично! — В глазах Юстасса загорелся азартный блеск. — Можно не валять дурака, а просто избавиться от свидетелей. — Пират достал из ножен кинжал и сделал небольшой шаг в сторону девочки, державшей листовку.— Кид, стой! — Я схватила пирата за руку и, развернув его к себе лицом, тихонько зашептала, чтобы меня слышал только он: — Ты что удумал? Это же просто маленькая девочка и пожилая женщина.— Они представляют угрозу, Джек, — так же зашептал Кид, явно недовольный тем, что я его остановила. — Сама говорила, что штаб-квартира дозорных совсем близко.— Да какая угроза может исходить от них? — спросила я, указав рукой на бабушку… которая тем временем уже звонила по ден ден муши в штаб-квартиру морского дозора, и… кажется, она заказывала новую партию рома. — Вот видишь? — уже теряя уверенность в своих словах, спросила я у пирата.Кид выжидающе посмотрел на меня, потом в сторону потенциальной угрозы и снова на меня. Кинжал так и не был убран, значит, он не до конца убедился в том, что маленькая девочка и бабушка не опасны для нас. Я понимаю, что Кид привык решать все надвигающиеся проблемы грубой силой. В какой-то мере это и правда решит все проблемы, но надолго ли?Послышался сигнал морского поезда, а с горизонта в нашу сторону приближалась небольшая точка, при увеличении принявшая очертания поезда.— На-га-га-га! — смеялась женщина. — А вам везёт! Если вы сядете на этот поезд, то он как раз довезёт вас до Сан Фалдо. Через один час и десять минут выйдете на нужной вам станции. Правда, ваш корабль придётся оставить тут, на-га-га-га.— Вот видишь! — всё ещё шептала я, не отпуская руку пирата. Самое забавное, что я только сейчас это заметила. — Давай просто сядем в свободный вагон и не будем никого убивать.На лице Кида сменилась гамма эмоций. Сначала ярость от того, что я посмела его остановить. Потом подозрение и недоверие. Дальше он призадумался, явно взвешивая все «за» и «против». И вот, наконец, последняя эмоция заставила ледяной пот пробежаться по моей спине. Кид улыбался. Улыбался, как дьявол, и это улыбка была адресована именно мне. Он что-то задумал. Определённо что-то задумал, и мне это не понравится.— Ты же знаешь, Джек, я от своих принципов не отказываюсь, — начал он издалека, от чего мне стало ещё страшнее. — Что я получу от того, что пойду к тебе навстречу и исполню твою прихоть?— А… а что ты хочешь? — Улыбка пирата стала ещё шире, хотя, казалось бы, куда уже?— Ну… — Кид сделал вид, что раздумывает. — Допустим, хочу продвинуться на шаг ближе к выигрышу в нашем пари.— Что?! — Мысли лихорадочно сменяли друг друга. Чего он хочет? Что этот дьявол затребует на этот раз? Меня бросало то в жар, то в холод.— Поцелуй! — тут же ответил Кид, указывая на конкретику. — Я хочу один твой поцелуй. Разве это высокая цена за чужие жизни?Я посмотрела на женщину и девочку. Странное дело, но эти двое смотрели на нас, разинув от предвкушения рты, и улыбались. Им что, всё это нравится? Женщина даже пить перестала, а девочка замерла на месте как вкопанная, ожидая того, что я скажу.— Это нечестно! — с вызовом произнесла я Киду в лицо. — Ты нарушаешь условия пари!— Я пират! — с громогласным смехом ответил Юстасс. — Однако условия все соблюдены, так что всё честно. У тебя есть выбор. Так что скажешь?Что я скажу? Мне хотелось очень много чего сказать. Например, то, как я его ненавижу. Или то, что меня раздражает эта его самодовольная улыбка. Почему он ставит условия так, что я в итоге по-любому не в выигрыше?— Хорошо, — согласилась я и тут же добавила: — Но в щеку.— Пф! — Кид недовольно вырвал свою руку и сделал шаг в сторону незнакомой нам троицы. — А начну-ка я, пожалуй, с зайца.— Стой! Хорошо! Хорошо! — Я вновь схватила Кида за руку. — Всё будет так, как ты хочешь!Это удовлетворило пирата. Кинжал был убран, а бабуля с девочкой смущенно захихикали в ладошки. Что происходит с этими двумя? Я им жизнь спасла, а они ведут себя так, словно на шоу попали.В этот момент морской поезд прибыл на станцию, что позволило мне и Киду спокойно забраться в ближайший вагон и отправиться в путь на остров Сан Фалдо. Город-Карнавал.

ficbook.net

Читать онлайн "Кровавый Джек-Косые Паруса" автора Фарбаржевич Игорь Давыдович - RuLit

- О-о-о! Ваш мальчишка?! - Атаман схватился руками за голову. Он обвел безумными глазами команду, вскочил на кресло и заорал что есть мочи: - Все за борт! Спасайся кто может!.. - И, продолжая представленье, бросился на колени перед Артуром Гуллем. - Помилуйте, сэр! Не губите! Я знаю его: он так жесток! - Джек выл и хохотал одновременно.

Снова послышались шутки и смешки.

Кто-то завопил ПИРАТСКУЮ ПЕСНЮ:

Морской простор нам тесен.

И суша нам тесна.

С утра горланим песни

с вином и без вина.

Мы - парни деловые

без всяческих затей.

Нам денежки живые

важней живых людей!

Ночные джентельмены

Удачи и Ножа.

Мы любим соверены:

к ним тянется душа!

Заплатите - и сразу

назначим делу час:

злодейство - по приказу,

убийство - на заказ.

Лихая ждет нас участь,

зловещ наш тяжкий грех.

Но, совестью не мучась,

мы верим в свой успех!

Идем весь век по бровке

меж сушей и водой.

Пока петля веревки

не стянет узел свой...

Джек поднялся. Улыбку - как смыло волной. Он посмотрел на Гулля беспощадными очами и прохрипел:

- Повесить!..

Сэра Артура тут же, словно в клешни, схватили крепкие руки пиратов.

- И знай, герой! - проскрежетал зубами Кровавый Джек. - Еще много лет я буду убивать и грабить таких, как ты! И побогаче тебя! И победней! Мое имя наводит страх на моря и на материки! А кто не со мной, - он обвел тяжелым взглядом команду, - разорву и загрызу! Потому что я - ВОЛК МОРСКОЙ!

На шею Капитана поспешно набросили канат. И, когда сапог палача уже приготовился выбить из-под его ног пустой бочонок, Артур Гулль промолвил:

- ТАК БУДЬ ЖЕ ТЫ ИМ ВОВЕКИ!..

В тот же миг бочонок от сильного удара покатился по палубе и стукнулся о борт шхуны.

В чистом небе внезапно ударил гром, сверкнула молния, вокруг сделалось темным-темно. День превратился в ночь. На шхуну обрушилась страшная гроза... Молнии раскалывали черный небосвод, а гром ревел так, словно по тучам шло разъяренное стадо слонов. Потоки ледяной воды в один миг залили палубу.

Это длилось совсем недолго, минуту-другую, - хотя одни из пиратов потом утверждали, что буря швыряла их час или два, а другие клялись и божились, что этот Ад продолжался весь день.

Но, что бы они ни говорили, очень быстро - и так же внезапно - шторм прекратился. Наступил штиль.

Море успокоилось, рассеялась тьма, солнце светило на весь Божий мир, вновь освещало и грело моря и Землю.

- Где он?! - воскликнул Джек, указывая на рею.

Под ней покачивался лишь обрывок каната. Тело бесследно исчезло.

- Обыскать палубы и осмотреть все за бортом! - приказал атаман охрипшим вдруг голосом.

Но матросы словно приросли к полу. Полными ужаса глазами, глядели они на Кровавого Джека. Натерпевшись страху во время неожиданного шторма, пираты, казалось, куда больше были потрясены теперь - когда море успокоилось.

- В чем дело, болваны?! - рявкнул на них Джек.

Те продолжали молчать.

- Испугались, дураки?! - рассмеялся он, не понимая, что творится. Может, вас поразил гром?!..

Пираты расползались от него в разные стороны.

- Эй, кто-нибудь мне скажет, наконец, что происходит?!! - теперь он был вне себя от гнева.

- Ата-ата-ата-а-аман!.. - пролепетал Боцман. Его не слушался язык, а рот свела судорога.

- Ну, что?! - Джек выхватил пистоль из-за пояса. - Говори быстрее!..

Однорукий Дик облизал деревянным языком шершавые губы и с трудом выдавил из себя:

- Тво-во-во-е лицо... - Он пораженно застыл, не в состоянии произнести ни слова.

- Что - мое лицо?!.. - зарычал в ярости Джек и, повернувшись к надраенному до зеркального блеска судовому колоколу, замер...

- Морской черт!.. - разнеслось по палубе.

"Дьявол! - мелькнуло у него в голове. - Неужели... проклятье Гулля?!.."

- Скорее канат! - бросил кто-то из матросов.

Джек отскочил в сторону и резко обернулся на шепот:

- Стоять! Если кто двинется с места - вмиг сосватаю со смертью!

Но тут сзади навалились двое: один вырвал у него пистоль, другой же здоровяк более шести футов - скрутил руки за спиной. Кровавый Джек, как я уже говорил, был не из слабых, но и прижавшие его к палубе почти двести фунтов были довольно ощутимы! Он попробовал вырваться, однако, меньше чем за минуту, был обвязан канатом, словно личинка коконом.

Пираты помнили обиды и, пересиливая страх, с жестокой злобой в пух и прах пинали волка!.. Весь избитый лежал ничком живой мертвец... пока живой... почти калека.

"Скорей убейте, наконец..." - подумал тот, кто звался Джеком...

Спустя четверть часа Однорукий Дик, надев атаманскую треуголку, которая пришлась как раз впору, приказал спустить на воду судовую шлюпку и бросить туда ещё живого Атамана. Шлюпку отпихнули от борта шхуны, и она по воле волн поплыла в неизвестность...

Глава одиннадцатая.

РЫБИЙ БОЙ

И долго в северных ночах качалась лодка на волнах...

Два дня и две ночи плыл Джек в полном беспамятстве, не чувствуя ни голода, ни жажды. Лишь на третий день раскрыл глаза. Небесная синева распростерлась над ним. Сверкало солнце.

Джек сощурился и хотел прикрыть лицо рукой, но почувствовал, что это невозможно. Он приподнял голову и бросил взгляд на свое избитое, связанное канатом тело. Тут же все вспомнил и зарычал от ярости и бессилия. "Гроза всех морей" - он оказался беспомощней щенка, брошенного в воду!

Попытка вырваться из плена была безуспешной: он сам учил команду вязать крепкие морские узлы.

Тяжело дыша упав на дно лодки с разодранными в кровь руками, атаман пиратов застонал от унижения и боли, постепенно осознавая кем стал ныне! Он ещё помнил свою власть над людьми, и не мог примириться с её потерей! Не мог и не хотел! Джек уговаривал себя, что все это может оказаться самым жутким на свете сном, самой страшной болезнью, - всем, чем угодно, только не явью!

Он глядел в сияющее голубое небо, словно искал там звезду своей судьбы. Но если б даже и нашел её - увидел бы, что светит она ему холодно и строго. Высоко проплывали молчаливые белоснежные облака, похожие на паруса далеких кораблей.

Джек почувствовал жжение в глазах. Это были слезы, горячие и спасительные, которые не приходили к нему со времен детства.

Он с трудом повернулся на бок, уткнулся в борт шлюпки и опять провалился в забытье...

...Когда луны с щербинкой блюдце ссыпало звезды в небеса - Джек, наконец, раскрыл глаза, но вновь не смог пошевельнуться.

Волны спокойно плескались о борт шлюпки и не было конца звездному и морскому пути...

Крепко связанное канатами избитое тело начало ныть. С каждой минутой в Джеке все сильнее пробуждались голод и жажда. Не привыкший отказывать себе в еде, страстный любитель вкусно поесть и много выпить - он понимал, что эта слабость его и сломит.

Внезапно за бортом послышался какой-то странный плеск.

Джек прислушался и даже попытался приподняться. Скорее нервами, чем глазами, он узнал летевшего к нему по воде пловца. У того был огромный хвост, острые плавники и дышащая бедой пасть. Акула!..

Почуяв пленника, она ощутила свою над ним власть и закружила вокруг шлюпки смертными кругами, примериваясь, как схватит его за бока, как сомкнет на нем свои челюсти-жернова, и громко точила зуб о зуб в нетерпении.

Сводит от голода скулы

на скоростных виражах.

В черном просторе - Акула,

челюсти - в острых ножах.

Кто мне грозит аркебузой?

Чье гарпуна острие?

Коль ваша жизнь вам в обузу

бросьте Акуле ее!

Что мне напевы сирены

или русалки любовь?

Жарко клокочет по венам

жутко холодная кровь.

Шваркнется в обморок каждый,

кто попадется в пути.

Я, как безумная, жажду

счеты со всеми свести!

Если же вы дорожите

жизнью своей и чужой

больше ещё задрожите,

Встретившись в море со мной!

Эй, вы, двуногие трусы!

Суши и моря жулье!

Коль ваша жизнь вам в обузу

бросьте Акуле ее!

www.rulit.me

Фарбажевич Игорь. Кровавый Джек-Косые Паруса

   Игорь Фарбаржевич   ДОКТОР БРОМС   Кровавый Джек   Косые Паруса   Предисловие переводчика.   Летом 1990 года в мебельном антикварном магазине на Фрунзенской набережной я купил небольшой письменный стол. Стол был облезлый, без задних ножек, поеденный жучками вероятно XVIII века. Но - гнутые передние ножки и дверцы, узорчатые бронзовые ручки, вобщем, - настоящее чудо! К тому же и стоил почти ничего, так как требовалась серьезная реставрационная работа.   Я перевёз его домой и в тот же вечер стал реставрировать своими силами. Только представьте, что я почувствовал, когда, приподняв высокую столешницу, обнаружил с внутренней стороны потайную крышку без ручек и замков. Она словно вросла в толщину дубовой столешницы. Какие только мысли ни лезли мне в голову, пока я с ней возился!   Конечно, вначале я примитивно вообразил себе поток золотых монет, которые вывалятся из открытого тайника (и в этот самый момент занозил себе палец). Тогда я стал действовать и думать более изобретательно. Видимо, надо было искать скрытую пружину. Не стану утомлять читателей подробностями решения головоломки, а тем более, открывать её секрет. Теперь это - моя тайна! Вобщем, я справился с задачей!   "И что же там было?" - спросите вы.   "Настоящее богатство!" - отвечу вам я.   В небольшом квадратном углублении столешницы лежала пожелтевшая, почти истлевшая рукопись, написанная на английском языке. Во многих местах чернила превратились в желто-лиловые пятна и что-то разобрать было почти невозможно. Я рассортировал листы, запрятал каждый - в отдельный полиэтиленовый вкладыш и принялся за перевод этого неизвестного никому литературного труда.   И вот теперь, спустя почти девять лет, перед вами - повесть некоего доктора Бромса.   Она была написана в 1896 году в виде дневников, стихов и заметок о реальных событиях Англии первой трети XIX века. Мне пришлось изрядно её подработать, так как ясно, что мистер Бромс не был литератором. Каким образом она попала в тайник стола, а сам стол оказался у нас в России боюсь, этого уже ни вы, ни я не узнаем. И тем более я с удовольствием публикую этот труд в России, хотя повесть заинтересовала Британское "Общество Морских Приключений".   С уважением - переводчик-реставратор и публикатор   Сказочник ЕГОРИЙ   ПРОЛОГ   На берегу Северного моря, в заливе Уош, где старые дубы, смоляные сосны, березы и осины смело подошли прямо к морю, два рыбака грелись у ночного костра. Сочные травы заливных лугов росли здесь буйно и свободно. На склоне холма, виднелись величественные стены древнего замка, в котором жил и правил этой местностью лорд Бигбенский.   Кроме огня рыбакам помогали в ту ночь согреться две пузатые бутыли из таверны "Приют под забралом". Улов был ничтожен, зато разговоры с каждым новым стаканом становились все разнообразнее. Начав с обсуждения Осеннего Бала, который ежегодно устраивал лорд Ричард Бигбенский, рыбаки перешли к привычным для англичан темам: о привидениях, утопленниках и вурдалаках. Как известно, поздний вечер и заполночь - самые пригодные часы для таких разговоров: днем не хватает ни времени, ни страха.   Часы на башне замка пробили полночь...   Внезапно со стороны моря донесся чей-то слабый стон. Сначала занятые разговором рыбаки не обратили на него внимания, но стон повторился... Они замерли, оборвав разговор на полуслове и вслушиваясь в темноту.   - Там кто-то есть... - прошептал один.   - Да нет!.. - испуганно замахал руками второй. - Это, наверное, чайка...   - А мне показалось, что завыл волк, - возразил первый срывающимся голосом. Он предложил посмотреть, что там. Сам, впрочем, не двинулся с места.   Стон повторился вновь и вновь.   - Боишься?.. - спросил первый рыбак, дрожа всем телом.   - Ни капельки, - ответил второй, стуча зубами.   - А мне страшно... - признался первый. - Ты же знаешь, что я не трус, но, видно, все дело в этих историях. Такого страху нагнали!..   - А может, дело в вине, - поразмыслил второй. - Кому-кому, а нам оно храбрости не прибавило.   - Верно, - согласился первый. - Что будем делать?..   - Надо идти, - вздохнул второй, - не то хуже будет!   Он вытащил из костра ярко пылавший березовый сук и нехотя поднялся на ноги. Медленно, держась один за другого, они двинулись к морю.   - Погляди туда, - зашептал второй. - Там что-то чернеет...   Рыбаки направились к большому темному предмету. Но чем меньше оставалось до него, тем труднее им давались последние шаги.   - Да это же лодка! - разглядел вдруг первый.   - Точно, шлюпка! - с облегченьем добавил второй.   Высокие сапоги уже смелее зашлепали по мокрому песку. Заглянув в лодку, рыбаки увидели связанного человека в треуголке. Он лежал ничком и тихо стонал.   - Сэр! - осторожно дотронулся до его плеча второй рыбак. - Что с вами?..   Но человек не ответил, стоны его становились все слабее.   - Давай нож! - решился первый рыбак. Передал второму свой факел, перелез с ножом в шлюпку и быстро разрезал веревочные путы. - Все в порядке, сэр, вы свободны!.. - Он взял незнакомца за плечи и осторожно перевернул его на спину.   То, что они увидели, заставило их тут же бросить на землю и нож, и факелы и помчаться от страшного места, не оглядываясь...   В лодке лежал человек с волчьей мордой...   Глава первая.   УДАЧНАЯ ОХОТА   Крикстон стоял почти на берегу залива Уош. Это был небольшой городишко: одна церковь, одна школа, здание муниципалитета, полицейский участок, пожарная часть, небольшая тюрьма, музей, больница, несколько магазинов и даже любительский театр на сто мест - словом, образец английской провинции!   Сообщение рыбаков произвело эффект разорвавшегося снаряда. На рынке, в таверне, в любом дворе и любом углу нищие и скупцы, ремесленники и ротозеи, глухие и калеки, - все щекотали друг другу нервы, передавая из уст в уста рыбацкую историю.   С каждым новым рассказом события той ночи обрастали все более полными и страшными подробностями. Вскоре Человековолк стал высотой с церковную колокольню, а вместо одной головы у него их стало целых три. Шлюпку, на которой приплыло чудище, перенесли в Городской музей. Рыбаки перестали выходить в море: они теперь ежедневно вели платные экскурсии для ротозеев и гостей Крикстона, от которых не было отбоя.   Слух про чудовище наконец-то достиг стен Бигбенского замка, живописно расположившего свои древние стены и башни на склоне холма, неподалеку от города.   Владельцем замка был Сэр Ричард - лорд Бигбенский.   В отличие от своих предков, лорд не верил ни в привидения - которых, как ни странно, в его замке действительно не было - ни в другие потусторонние ужасы. Не поверил и в сверхъестественного человековолка, о котором твердил весь Крикстон. Он решил поймать странного зверя и доказать всем, что никаких чертовых штучек в этом деле нет, а если что и есть - так это, скорее, игра природы.   Кроме того, у лорда был прекрасный зверинец, (о котором я расскажу чуть попозже), и его светлость задумал поймать необычный экземпляр.   В замке была отличная псарня, конюшня с сильными, выносливыми лошадьми, команда опытных егерей, словом, весь тот особый ловчий мир, без которого не может быть охоты. Страсть эта была фамильной чертой рода Бигбенских.   Охотился лорд Бигбенский всегда в одно и то же время - осенью, когда лес полон сытым зверьем, отъевшимся за лето, грибным запахом, хрустящими сучьями, таинственным шуршанием листьев под копытами лошадей...   Вместе с егерями и сворой лучших охотничьих собак лорд выехал из замка в весьма хорошем настроении. Стояла золотая осень. День обещал быть солнечным и теплым. Сэр Ричард, покачиваясь в дорогом седле, думал о торжестве, которое устраивал в ближайшее воскресенье.   Особенность этого праздника состояла в том, что Осенний Бал проводился не в душных залах, а в старинном парке с прекрасным прудами, где плавали белоснежные лебеди. На ухоженные лужайки выносились столы с разнообразными кушаньями и напитками. Бал начинался ровно в полдень и длился двенадцать часов, заканчиваясь в полночь многоцветным восхитительным фейерверком.   Но все это должно было произойти лишь через несколько дней. А пока сэр Ричард направлялся к своим обширным лесным угодьям.   Охотничий кортеж весело въехал в лес.   - Думаю, все разговоры про чудище - выдумки, сэр, - сказал лорду старший егерь Хуго, подъехавший на вороном коне. - Этих двух болтунов знает весь Крикстон. Бездельники и пьяницы! Ну, виданное ли дело: иметь сразу три головы?!.. А рост?.. Да будь это чудище с церковную колокольню - мы бы его сразу приметили! Пустое дело, сэр!   - Поглядим, Хуго! - сдержанно ответил сэр Ричард. - Чего зря голову ломать? Зато поохотимся на славу! Гляди, сколько сломанных кустов, не кабанья ли работа?   Не теряя времени, охотники разбили на первой же поляне большой лагерь и поскакали в чащу. Однако, несколько часов круженья по лесу оказались тщетными - ни хромого зайца, ни завалящей куропатки.   Но вдруг собаки начали рвать поводки. Лорд со старшим егерем и ещё несколькими охотниками устремился за ними к большому ручью. Не успели проскакать и полмили, как Хуго вскричал:   - Я видел его! Там! У ручья!..   Кони резко остановились, взвились на дыбы. Их гривы взметнулись от ужаса, как от порыва ветра. Разъяренные псы окружили двуногое существо с волчьей мордой, которое на человеческом языке взывало о помощи.   Охотники растерянно остановились поодаль.   - О, Боже! - вымолвил Хуго. - Исчадие Ада!..   Покосившись на хозяина, он убедился, что внимание лорда поглощено невиданным зверем, и украдкой приложился к серебряной узорчатой фляге с вишневой настойкой.   Сэр Ричард смотрел на человековолка с любопытством и опаской.   - Взять! - приказал он псарям. - Ату его!   Те спустили с поводков захлебнувшихся в лае собак.   Затравленный, безоружный - двуногий зверь не смог продержаться и трех минут. Его прикрутили к седлу...   Пришла вечерняя заря. В обратный путь рога трубили. Шутили тихо егеря и псов из ягдташей кормили. Лишь нарушал лесной покой проклятий волчьих стон и вой.   Человековолк лежал поперек седла, изрыгая хулу на целый свет. Лорд только посмеивался. Но в конце концов ему это надоело, он приказал охотникам стянуть веревкой звериную пасть.   - Ну, что я говорил, сэр? - нагнал его старший егерь. - Два лгуна!.. Нет у него трех голов!   - А может, были, - насмешливо прищурился лорд Бигбенский. - Теряют ведь от страха голову. А при виде тебя можно потерять и две.   Охотники одобрительно рассмеялись шутке лорда, ибо недолюбливали Хуго.   - А росту-то, росту! - не унимался старший егерь. - Футов шесть есть, конечно. Но уж никак не с колокольню!   - Да просто он скукожился от страха, завидев тебя. - усмехнулся сэр Ричард.   Старший егерь обиженно отъехал в сторону и уже до самого лагеря не проронил ни звука. Лишь посматривал на пленника исподлобья.   Когда они приехали в лагерь, все, побросав дела, окружили невиданное чудище. Кто-то сказал:   - Такая морда не привидится даже в бреду!   Зверь отвернулся. Лишь клыки губами обнажил сухими. Он - в западне! Кругом - враги! Не раз, не два встречался с ними...   - А может, на нем - маска? - спросил Хуго все ещё обиженным тоном.   - Проверь! - предложил ему один из псарей.   Хуго потянулся к волчьей морде, чтобы дернуть за щетину, но чудище внезапно впилось зубами в его руку. Старший егерь заорал на весь лес и выдернул окровавленную кисть под новый взрыв хохота уже всего лагеря.   Перевязывая платком пораненную руку, он уже строил планы мести.   Глава вторая.   ЗВЕРИНЕЦ В ЗАМКЕ   Бигбенский Замок, куда привезли человековолка, оказался старинным сооружением XVII-го века.   Бигбенский Замок был хорош! Старинным парком окруженный, он был издалека похож на город сказочный и сонный. Вокруг него - глубокий ров служил защитой от врагов.   Мхом стены замка зеленели, прикрыв следы былых боев; в прохладном зеркале прудов плескались карпы и форели.   Мало кто знает, что Бигбенский замок послужил прообразом столичной башни английского Парламента. А ведь в конце 30-х годов у лорда Билла Четвертого гостил известный архитектор Чарлз Бэрри. Величественная готика провинциального замка настолько поразила его, что это отразилось на проекте. Впрочем, произошло это, когда чертежи нового здания Парламента уже направились на утверждение королеве Виктории. Оттого-то столичный "Биг-Бен" стоит как бы сбоку всего Вестминстерского комплекса. (Кто был в Англии видел.)   Отец сэра Ричарда понимал толк в красоте. Лучшие садовники Королевства работали в его парке. Он очень им гордился! Даже выписал из Франции известного мастера садово-парковой архитектуры, который так искусно расположил на аллеях и лужайках четырехгранные и круглые кусты и так живописно расставил мраморные белоснежные статуи, что Бигбенский парк стал напоминать гостям маленький Лувр. (Правда лишь тем - кто бывал в Париже.)   Теперь - о Зверинце.   Лорд был известен всей стране (пожалуй, что и всей Европе), но знаменит он был вдвойне своим необычайным хобби (я это слово не люблю, но раз уж есть оно - терплю...): облек он страсть и увлеченье в собранье редкостных зверей, и выстроил среди аллей Зверинец, должный удивленья!   Как-то раз, возвратясь из путешествия по Австралии, он привез кенгуру и утконоса. Эти диковинные звери были в то время почти неизвестны в Европе, а потому по воскресеньям, на площади Крикстона, он выставлял их на всеобщее обозрение, чтобы порадовать детвору и удивить жителей.   Однажды учитель естествознания завел с ним разговор о разнообразии Божьего Мира, и сэр Ричард всякий раз из очередного путешествия стал привозить какое-нибудь экзотичное животное, даже не предполагая что из этого выйдет!..   Слава о зверинце не поленилась облететь всю Англию и даже Европу. Бигбенский замок посетили члены Британского Клуба защиты животных, и после их восторженных отзывов лорда выбрали в Правление Клуба. Ведь за очень короткое время он создал живую коллекцию птиц, рыб, зверей! По тем временам - это было огромным зоологическим собранием.   Питон, тапир и крокодил, гепард, ехидна, анаконда, лев, лама, кенгуру, мандрил - любой из них был дорог Лорду. Фламинго, зебра, дикобраз для приглашенных - напоказ! Никто зверями не удавлен. Порядок в клетках, и во всем. И даже слух ходил о том, что здесь не раз бывал и Дарвин!..   Животные гордились своими клетками и охраной, воспринимая это, как дань уважения их заморскому происхождению.   Сторожа частенько развлекались, подражая звериным крикам, когда прирученные к теплу и дармовому мясу звери пели на разные голоса. Судите сами:   Мы - избранные звери:   Мы - редкостных семейств!   Из джунглей, с гор, из прерий,   из самых разных мест!   Скуля вчера на ветках,   зверея средь песков,   живем сегодня в клетках   под крепостью замков.   Нас кормят, холят, поят   и зорко сторожат.   А зрители толпою   восторженно кружат.   И пусть родные страны   навеки далеки,   здесь не страшны капканы,   патроны и силки.   Раскройте настежь клетки   для нас однажды днем   в леса, в пески, на ветки   Уже не улизнем.   Живем - не вымираем   средь лета и зимы.   То, что зовется РАЕМ,   при жизни знаем мы.   Вот в этот "рай для зверей" и привезли человековолка. Никто не знал: кто он и откуда, как его имя или кличка, как оказался в лодке и что делал потом...   Его поместили в просторную клетку между мандрилом и ехидной. Веревку заменили длинной цепью, чтобы он мог спокойно передвигаться от одной решетчатой стены к другой, пока не привыкнет и перестанет бросаться на решетку. Вместо постели сторожа бросили волку тряпье и дали две миски: одну для костей, другую - для воды.   Первые дни Волк не принимал пищу. Лишь стонал и выл по ночам. Его речь была бессвязной, он то впадал в меланхолию, то с дикой яростю лупил кулаками по решетке, сбивая их до крови.   Его нельзя было назвать человеком, но и волком он не был тоже. Во избежание всяческих бед и кривотолков и чтобы выяснить, не связано ли это с нечистым, лорд решил пригласить пастора. Лишь когда сэр Ричард посулил щедрые пожертвования церкви, он с большим трудом согласился приехать в замок.   Осеняя себя крестом, пастор осторожно приблизился к клетке и произнес:   - Если ты - нечистое отродье, - вернись в Ад!..   Ничего не произошло.   Тогда, сунув серебряный крест под нос двуногому существу, он повелительно повторил:   - Провались в Преисподнюю!   Однако, Человековолк и не думал исчезать.   Пастор облегченно перевел дух и разъяснил лорду, что никакой это не дьявол, а волкодлак, то есть - проклятый человек, обращенный в волка.   Как только городской священник уехал в город, получив обещанное пожертвование для храма, лорд велел управляющему зверинцем утеплить клетку. Затем распорядился внести туда кровать, стол и табурет, принести чашку и тарелку и дать Волкодлаку новую одежду, чтобы не было стыдно показать его гостям.   И всё было бы ничего...   Но на беду человековолка, управлял зверинцем ни кто иной, как Хуго... Он не забыл о прокушеной ладони и теперь с нетерпением ждал момента, чтобы отомстить.   Распорядок дня в Зверинце был строг, и когда в девять часов вечера медный колокол бил отбой - даже ночные совы вынуждены были засыпать, наперекор своему многотысячелетнему образу жизни.   Но подумайте сами: разве возможно сузить пространство и время для вольнолюбивого существа? Что для него девять ударов колокола? Пустой звук... Ветер можно поймать в мешок?.. Или луну - в сети?.. Это - как дыхание: вот он вдохнул, а выдохнуть не дают...   После отбоя человековолк продолжал буянить.   И тут Хуго дал команду как следует проучить чудовище...   Били его долго. Били и отдыхали, а отдохнув, били снова и снова. Глаза сторожей с каждым новым ударом наливались кровью, злоба ослепляла, туманила разум. Уже ничего не соображая, они готовы были его забить насмерть.   Когда Волкодлак, хрипя, рухнул на кровавые доски, Хуго приостановил прыть сторожей:   - Эй, вы! Дайте ему прийти в себя. Без сознания - какой же это урок?!   Звери в клетках приутихли. Они вдруг остро ощутили боль и страдания того, кого ненавидели ещё утром. От этого онемевало тело, звериная душа уходила в пятки. В каждом из них пробудился страх перед людьми - страх, которого они раньше не знали, а может просто успели забыть...   Истязатели, тяжело дыша, вышли из клетки. Земля ходила у них под ногами и болели руки от "усердия".   - Продолжите завтра, - приказал им Хуго. - И так - каждый день. - Он взглянул на свою забинтованную руку. - Пока не заживет...   С этого вечера, ежедневно, Волка учили быть зверем. Забитым зверем. Покорным зверем.   Сэр Ричард волновался: почему Волкодлак целыми днями спит, и не впал ли он в зимнюю спячку. А вдруг проспит Осенний Бал, во время которого лорд хотел поразить своих гостей?..   Сторожа отвечали, что, видно, климат ему не по нутру, но как только Волк привыкнет - придет в себя.   Лорд доверял своим слугам...   Так прошло несколько дней. Наступило праздничное утро.   В очередной раз избив человековолка под полное молчание Зверинца, сторожа пригрозили ему, что продолжат наказание днем, и что их не остановит не только присутствие в Замке высоких гостей, но даже вмешательство самого сэра Ричарда.   Выводил из себя не только его вольнолюбивый нрав: больше всего их злило, что этот урод считал себя человеком. Он - непонятно кто на самом-то деле - не позволял ни согнуть себя, ни поставить на звериное место.   Глава третья.   РАССТРОИВШИЙСЯ БАЛ   Теплые сентябрьские дни звались в народе "ladys summer" и были полны солнца, лазури и багрянца. Во дворе замка собралось множество карет, экипажей и кэбов. Разнаряженные лошади всех мастей хрустели овсом, а кучера играли в кости и пили ячменное пиво.   Господа после сытного обеда разбрелись по парку. Дамы, собравшись в ротонде и позабыв на время о приличиях, смеялись чуть громче обычного: они спорили о декоративных мушках на лице, которые так быстро вошли в моду. Этот всеобщий дамский смех даже вызвал недоуменные взгляды чопорных джентльменов, обсуждавших с сэром Ричардом Ост-Индийскую компанию, которую уже много лет вела Англия. А дети помчались в замок - когда ещё представится возможность попасть внутрь?!   Ковчеги дивной старины! Вас, на холмах, в лесах, долинах - люблю я в отсветах луны и в летний день, от солнца длинный. Ах, как мечтал я с детских лет раскрыть ваш вековой секрет! Там скрип заржавленных дверей, пустые дворики и залы, где шкуры пыльные зверей пробиты пулей иль кинжалом. Подвалов стертые ступени, мышей летучих чердаки, таинственные сундуки, хранят хозяев прошлых тени. Все, что пришло мне на язык, я почерпнул из старых книг.   Тем временем в белоснежной беседке восточной части парка девицы из Пансиона святой Аглаиды, разодетые в кружевные чепчики и фартучки, пели хоралы, как бы приоткрывая гостям двери в Рай. В западной части камерный оркестр наигрывал веселую танцевальную музыку: гавоты, менуэты и ригодоны. Слуги предлагали кремовые пирожные и прохладный крюшон. На сцене Летнего театра, увитого виноградом, уже начался балет.   Снова на аллеях зазвучали звонкие голоса детей. Теперь их уже увлекли только-только вошедшие в моду бадминтон и футбол и они носились, вызывая недовольство своих родителей:   - Бетси, милая! Ты разорвешь ажурные кружева!..   - Протрите платком лоб, Чарльз! Наверно, вы мало проболели!..   - Ах, Томми, ты вновь испачкал костюм!..   К матери Тома обратилась жена шерифа:   - А где ваш супруг, дорогая графиня? Неужели ещё не вернулся?   Миссис Гулль грустно улыбнулась в ответ:   - Сама не знаю, что и думать, миссис Гордон. Его корабль должен был прибыть в середине августа... Я уже послала запрос в Управление Британского Флота.   - Будем надеяться, мистер Артур не сделает из вас Пенелопу, - пошутила в ответ жена шерифа. - Приезжайте с Томми к нам в следующее воскресенье. Я сама испеку яблочный пудинг, который так любят наши дети.   Миссис Гордон огляделась и увидела в группе спорящих сэра Ричарда.   - Вероятно, наш хозяин забыл про обещанье! - довольно громко заметила она вслух и, взяв под руку графиню Гулль, с решительным видом направилась к ретивым "политикам". - Милорд! - обратилась она к сэру Ричарду. - Где же ваш сюрприз?.. Ну-ка, предъявите нам, что вы до сих пор скрывали от наших глаз?   Лорд Бигбенский кивком головы и еле заметной улыбкой поблагодарил миссис Гордон за вызволение его из плена жаркого спора.   Извинившись перед мужчинами, он вышел на середину лужайки.   - Леди и джентельмены! Пришло время показать вам последнее приобретение моего Зверинца. Я не буду расписывать его заранее: хочу, чтобы вы своими глазами убедились в том, что это - уникальнейший экземпляр!   О "сюрпризе" говорилось в Именном Приглашении. Все сгорали от любопытства. Но благородное воспитание собравшихся не позволяло раньше времени открыто проявлять интерес.   - Прошу за мной! - важно пригласил лорд гостей и возглавил процессию из детей и взрослых. На его лицо явилась таинственная улыбка, которую он за весь путь ни разу не обронил.   Зверинец размещался в южной - самой удаленной от замка стороне. Смеркалось. Слуги зажгли газовые фонари. Их огни делали парк более таинственным. На дорожках то и дело возникали колеблющиеся длинные тени. Гости возбужденно, словно на скачках, делали предположения: что это за животное, откуда, каков в нем рост, вес, пол, длина. Кое-кто даже успел заключить пари! Словом, нетерпение нарастало с каждым мгновеньем, с каждым шагом. Поэтому последние ярды все проделали почти бегом.   Уже подходя к Зверинцу, лорд почуял что-то неладное. Он услышал щелканье бичей, протяжный вой и возбужденный звериный ропот, доносившийся из клеток. Но то, что он увидел, заставило его - члена Правления Британского Клуба Защиты животных - содрогнуться! Улыбка вмиг слетела с потемневшего лица. Он оглянулся на гостей и к своему ужасу понял, что десятки ошеломленных глаз уже увидели обещанный "сюрприз": они застали жестокое, постыдное истязание зверя.   Двое сторожей, от ярости ничего не видя вокруг, хлестали Оборотня плеткой со свинцовыми пулями и кололи его пиками... Он лежал на полу, загораживая руками окровавленную морду, и уже не надеялся на спасение, в то время, как два негодяя вдобавок злобно пинали его под ребра носками тяжелых сапог.   Потрясенные гости не могли проронить ни слова: они остолбенели и только смотрели на сэра Ричарда, а тот - на них. Особенно поразило всех сходство лежащего с человеком.   Молчание взорвал возмущенный мальчишеский крик:   - Не бейте его! Он - живой!   Никто ещё толком не успел ничего понять, как в клетку Оборотня влетел Том и выхватил из могучих рук изумленных сторожей плеть и пику. Негодование придало ему силы и мальчик с легкостью сломал деревянную палку о свое колено!   Лоб сэра Ричарда покрылся холодной испариной. Лорд, как и все, был потрясен, подавлен случившимся. Как?! В то время, как сам он печется о защите животных, в его замке, в его зверинце происходит подобное зверство?!   - Во-он!!! - закричал он что есть силы тонким дрожащим от волнения голосом. - Немедленный рассчет!   Угрюмые малые только теперь опомнились и со страхом в глазах покинули клетку. Их тут же схватили полисмены, которые несли специальную службу по охране праздника.   Том присел на грязный пол, положил голову Оборотня себе на колени и гладил его, приговаривая:   - Не бойся, волк! Я никому не дам тебя в обиду...

thelib.ru

KlanZ - Кровавый Джек

Стихотворение Кровавого Джека о дедушке Морозе

**********************

Весь Город был усыпан снегом, На холоде щипало нос, В тот день мы повстречались с дедом, Которого зовут Мороз.

Хоть он мужчина и в годах, А волосы его седы, Умеет он зажечь в сердцах Победы яркие следы.

Все поздравлять его пришли С зимой и первым снегом, И вместе весело зажгли С еще не старым дедом.

Желали все ему добра, Здоровья, счастья и успеха, Побольше злата, серебра, Не уставать от смеха.

Его я видеть очень рад, От радости дрожат коленки. Мне нравится его наряд, И глаз его красивые оттенки.

Надеюсь с ним я подружусь, Постигну все его загадки. Я в мир волшебный окунусь, Идем со мной, ребятки!

*********************** Задорные новогодние частушки от Кровавого Джека

******************************* Данди – умный крокодил В праздник елку нарядил, Пригласил к себе гостей - Не собрать теперь костей.

У змеи то чешуя Вся зеленая была. К нам на Новый год пришла - Много счастья принесла.

Вместо носа помидор? Вы не верьте – это вздор! Это наш Адольф напился - В праздник черт ему явился!

А у Лоры в Новый год Собирается народ. Мини юбочку надела - Остальное не успела!

В Новый год я как тюлень, Что то делать очень лень. На диване все лежу - Никуда я не спешу!

***************************

О CrazyCat

------------------------------------------------------- Кто всех прекрасней в нашем замке? Чье фото повсюду в золоченной рамке? Позвольте дам я вам ответ, Конечно же это CrazyCat. Ее улыбка сердце согревает, Лишь только путник попадет в беду, Она тотчас же бедолаге помогает, Дает ему одежду и еду. В свой чудный замок приглашает, Счастливчик горя здесь не знает. Теперь спокоен и расслаблен он, Не жизнь здесь, а прекрасный сон! ------------------------------------------------------

HARD BASS - отважный наш Андрей, Друг беззащитных и зверей. Он каждому всегда не прочь, От всей души своей помочь.

=======================================

Гимн группы поддержки команды гильдийных войн Мистического Замка

=======================================

Команда МС на ГВ идет. Сегодня она всех врагов порвет. Соперники струсят, на дно пойдут, А нас победителей лавры ждут!

Наташа – наш доблестный капитан. Ей в руки ключ от победы дан. Не сдастся врагам - она наш герой. А кто не с ней – тот полный отстой!

Подарит надежду и доброе слово, Немного улыбки, команда готова. Вести нас к победе – вот ее цель. Так будем грозны как нежданная сель!

Все защитники замка очень хороши. Стремятся к победе от всей души. Пусть все идет гладко, мы должны победить. Кроме нас в победителях некому быть!

Жители замка, скорей просыпайтесь. А ну-ка подъем! На войну собирайтесь. Нужны нам солдаты, горячая кровь. Защитите свой замок, проявите любовь!

=======================================

ЗАСКОРУЗЛЫЙ

=======================================

Есть в гильдии нашей один человек, Хотя он таким себя не считает. Пусть думает он, что живет уже век, На самом же деле он мало что знает.

Себя возомнил он равным Богам, Гордыни его нет предела. Относится к нам как к ничтожным рабам, До наших забот ему нету и дела.

Забавы его разбивают сердца, Слова его ранят как жало. Хоть многих он жизни довел до конца, Ему все равно всегда мало.

Но больше всего он меня не взлюбил, И всячески имя мое унижает. Как я не старался, ему все не мил, В жестокости равных не знает.

-----------------------------------------

==========Ария Джека Потрошителя========

Нет! Я не нарушал закон, Я вовсе ничего не сделал! Я был таким пушисто-белым, Как снег на завязи окон.

Нет! Я психически здоров, Я только сделал их счастливей, Я чист, как светло-синий иней На тонких ветках проводов.

Я - потрошил?! Да полно, чушь, Их красоту явил я миру, Кто право дал клеймить вампиром Меня, творца прекрасных душ?

Я - невиновен. Я - творил, Я отсекал все их излишки, Грешки, секреты и интрижки Я просто вынул изнутри.

Не страшен мне Господень гнев, Я сам Господь, притом похлеще: Я украшаю, он - калечит. Господень гнев не страшен мне.

Нет, женщин я не убивал. Я девок превращал гулящих, Без отлагательств в долгий ящик, В таких красавиц - хоть на бал!

Что я не понят - не беда, Пусть современники злословят, Я отрешен. Творца по крови Поймут грядущие года...

------------------------------------------------------------------

Смерть обхватит за горло багровым рубцом, Вмиг застынут глаза с перепуганным взглядом. Или гулко ворвется под сердце свинцом, Или крепким вином, перемешанным с ядом.

Нож кровавый сверкнет, лунный отблеск ловя, Молодое лицо перекосится в страхе. Ты еще не мертва, только, шея твоя Уже плотно прижата к невидимой плахе.

Смерть совсем не старуха, ведь, я ж - не старик! Бесполезно рыдать, я пощаде не внемлю. Пальцы глотку сомкнут и оборванный крик Упадет на бездушную, грешную землю.

Трепещите, богини любовных утех, Я найду вашим душам Святую Обитель. И пусть будет кровавым кошмаром у всех На устах мое прозвище: "Джек - Потрошитель".

________u$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$u_________ ________u$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$u________ _______u$$$$ $$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$u_______ _______u$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$$u_______ _______u$$$$$$»___»$$$»___»$$$$$$u________ _______»$$$$»______u$u _______$$$$»________ ________$$$u_______u$u_______u$$$________ ________$$$u______u$$$u______u$$$________ _________»$$$$uu$$$___$$$uu$$$$» _________ __________»$$$$$$$»___»$$$$$$$»__________ ____________u$$$$$$$u$$$$$$$u____________ _____________u$»$»$»$»$»$»$u______________ _ _uuu________$$u$_$_$_$_$u$$_______uuu__ _u$$$$________$$$$$u$u$u$$$_______u$$$$_ __$$$$$uu______»$$$$$$$$$»_____uu$$$$$$__ u$$$$$$$$$$$uu ____»"»"»____uuuu$$$$$$$$$$ $$$$»"»$$$$$$$$$$uuu___uu$$$$$$$$$»"»$$$» _»"»______»"$$$$$$$$$$$uu_»"$»"»_ ___________uuuu_»"$$$$$$$$$$uuu__ _________ __u$$$uuu$$$$$$$$$uu_»"$$$$$$$$$$$uuu$$$__ __$$$$$$$$$$»"»"___________»"$$$$$$$$$$$»__ ___»$$$$$»______________________»"$$$$»" _

.................................Пиратская песня.................................

пятнадцать человек на сундук мертвеца, йо-хо-хо, и бутылка рому! пей, и дьявол тебя доведёт до конца. йо-хо-хо, и бутылка рому!

их мучила жажда, в конце концов, йо-хо-хо, и бутылка рому! им стало казаться, что едят мертвецов. йо-хо-хо, и бутылка рому!

что пьют их кровь и мослы их жуют. йо-хо-хо, и бутылка рому! вот тут-то и вынырнул чёрт дэви джонс. йо-хо-хо, и бутылка рому!

он вынырнул с чёрным большим ключом, йо-хо-хо, и бутылка рому! с ключом от каморки на дне морском. йо-хо-хо, и бутылка рому!

таращил глаза, как лесная сова, йо-хо-хо, и бутылка рому! и в хохоте жутком тряслась голова. йо-хо-хо, и бутылка рому!

сказал он: «теперь вы пойдёте со мной, йо-хо-хо, и бутылка рому! вас всех схороню я в пучине морской». йо-хо-хо, и бутылка рому!

и он потащил их в подводный свой дом, йо-хо-хо, и бутылка рому! и запер в нём двери тем чёрным ключом. йо-хо-хо, и бутылка рому!

============================

Вот дом, Который построил Джек.

А это пшеница, Которая в темном чулане хранится В доме, Который построил Джек.

А это веселая птица-синица, Которая часто ворует пшеницу, Которая в темном чулане хранится В доме, Который построил Джек.

Вот кот, Который пугает и ловит синицу, Которая часто ворует пшеницу, Которая в темном чулане хранится В доме, Который построил Джек.

Вот пес без хвоста, Который за шиворот треплет кота, Который пугает и ловит синицу, Которая часто ворует пшеницу, Которая в темном чулане хранится В доме, Который построил Джек.

А это корова безрогая, Лягнувшая старого пса без хвоста, Который за шиворот треплет кота, Который пугает и ловит синицу, Которая часто ворует пшеницу, Которая в темном чулане хранится В доме, Который построил Джек.

А это старушка, седая и строгая, Которая доит корову безрогую, Лягнувшую старого пса без хвоста, Который за шиворот треплет кота, Который пугает и ловит синицу, Которая часто ворует пшеницу, Которая в темном чулане хранится В доме, Который построил Джек.

А это ленивый и толстый пастух, Который бранится с коровницей строгою, Которая доит корову безрогую, Лягнувшую старого пса без хвоста, Который за шиворот треплет кота, Который пугает и ловит синицу, Которая часто ворует пшеницу, Которая в темном чулане хранится В доме, Который построил Джек.

Вот два петуха, Которые будят того пастуха, Который бранится с коровницей строгою, Которая доит корову безрогую, Лягнувшую старого пса без хвоста, Который за шиворот треплет кота, Который пугает и ловит синицу, Которая часто ворует пшеницу, Которая в темном чулане хранится В доме, Который построил Джек.

====================================================

[13:15] ShadeIn (i) -> Кровавый Джек (i): я в исетрике [13:15] ShadeIn (i) -> Кровавый Джек (i): и вот как такое рачье гадать? [13:15] ShadeIn (i) -> Кровавый Джек (i): у тебя же приступ епилепсии во время ходов [13:16] Кровавый Джек (i) -> ShadeIn (i): не замечал такого за собой.. [13:16] ShadeIn (i) -> Кровавый Джек (i): а ты последи [13:16] ShadeIn (i) -> Кровавый Джек (i): я просто в шоке [13:17] Кровавый Джек (i) -> ShadeIn (i): спасибо за совет)

[16:13] CrazyCat (i): Кровавый Джек, в последнее время надоедают с банка (все услуги предлагают и кредитами соблазняют) и с кабельного телеведения (тоже достали, все ищут глупых, у кого можно больше денег выудить) [16:14] CrazyCat (i): Кровавый Джек, вот я и игнорю такие номера [16:16] Кровавый Джек (i): CrazyCat, так свое счастье проигноришь) [16:35] CrazyCat (i): Кровавый Джек, счастье? по телефону?.. мда.. это уже серьезно) [16:36] Кровавый Джек (i): CrazyCat, конечно серьезно) [16:36] Кровавый Джек (i): CrazyCat, подцепила бы себе какого то нибудь кабельщика) [16:36] Кровавый Джек (i): CrazyCat, главное не перепутать с кабелем) ___________Oooo_ ____oooO___(___)__ ___(___)_____)_/___ ____\_(_____(_/____ _____\_)__________

old.klanz.ru


Смотрите также